Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Пустыня » Пустыня


Пустыня

Сообщений 41 страница 48 из 48

41

Похоже у темноволосых было все плохо с чувством юмора, потому как в ее веселью никто присоединяться не торопился. Те наоборот с серьезными лицами решили забросать ее своими серо, как недовольная публика кидается гниными овощами. И как же ладно у тех получалось. Вместо того, чтобы взорвать самих себя, луч получившийся из их духовной силы сорвался в ее сторону. Джаггерджак вздохнула, собираясь уйти в сторону на сонидо, но осталась стоять на месте. Дыхание сперло, а в груди кололо. Кажется, кто-то нехило ошибся, когда решил, что вход в ресуррексион излечил ее полностью от действия той хрени, что испускала вокруг себя Койот. Затем вражеская энергия отнюдь не нежно дотронулась до ее тела, пытаясь пробуравить в каждой частичке тела по дыре. Девушка сжимала зубы, готовая стереть их в пыль, но не закричать. Большая часть пришлась на левую руку, раздирая ту в мясо. Она чувствовала, как не может ею пошевелить и попытки вырваться из тянущего ее назад луча были не самыми удачными. Когда энергия прекратила литься в ее сторону, боль не ушла, но можно было оценить повреждения, нанесенные ей. Кисть унесло так, что той не было нигде поблизости от ее руки, вместо этого из ее локтя торчала с мясными ошметками. С того же бока тянулась паутина из трещин, образовавшаяся на белом костяном покрове, защищавшем ее тело.

- Подруга? "Не хочу отправлять тебя на верную погибель", "я с тобой", "Примеро сосет", да, Росарио? - она попыталась изобразить голос фрасьона, чуть кривясь от боли, но выходило из рук вон плохо, что неудивительно, учитывая что из рабочих верхних конечностей у нее осталась только одна. Да и последнее она уже придумывала, будучи не в состоянии вспомнить что там еще говорила или могла говорить Джируга. Но даже несмотря на все то, что происходило с ее телом, Рейна контролировала себя настолько, что даже сейчас тянула слова, пытаясь этим вывести Росарио для того, чтобы та совершила ошибку. - Давно ты вместо того, чтобы узнавать что Примеро замышляет таскаешь информацию им?
Джаггерджак кивнула в сторону Койот.

- Устроили здесь "семейный бизнес". Проталкивают своих изменников обратно в замок. Ссылают неугодных в леса, где их точно поймают лесные, наверняка еще и самим лесным сливают, что "неугодные сейчас подойдут, готовьтесь принимать", - губы ее скривились уже непонятно в чем. - Весь день только и слышу "Рейна будь лапушкой, сдавайся", "Рейна прогнись", "Рейна ты насекомое, боль которого нас не интересует", "Рейна, почему бы не дать лесному отродью творить здесь все, что они захотят?", "Рейна вернись в свои покои и жуй свой шоколад молча". Сволочи. А я-то тебе доверяла, думала, что нахуй фамилию твоего бати, ты не станешь ему помогать. Но погляди на себя, дерешься бок об бок с лесной, как будто всю жизнь ей служила.

Самой большой проблемой в их войне с лесными был сам факт того, что было трудно понять кто на твоей стороне, а кто против. Она состояли из похожих духовных частиц, обитали в одном мире, внешне мало чем друг от друга отличались, а форму замка натащить на свое тело не так-то трудно. Единственное, что и вызывало все эти стычки, были расхождения во взглядах и жадность, говорившая о том, что если примкнуть к тем-то, то можешь добиться у них большего.

Рейна выставила правую руку, формируя половину двойного серо гиены, ведь вторая половина ей недоступна до тех пор, пока она не загнянет в медицинский и не обзаведется новой левой рукой, которое направлено было в сторону Джируги. Секста решила, что лучше и проще будет расправиться сначала с фрасьоном, чтобы количество противников уменьшилось и та больше не мешалась. Вывести из строя Шерриган первой будет труднее, так что выбор очевиден.

- Предателей здесь двое и смешно, что вы пытаетесь клеймить тем же и меня. И обращаюсь я с вами так, как и положено, - она холодно взглянула на Шерриган, которая глотку надрывала, лишь бы выгородить фрасьона.

+2

42

Глаза Шерриган расширились от удивления, когда Росарио положила свою руку поверх ее и начала концентрировать своё серо. Им чертовски повезло, что вся эта конструкция не рванула. Холодный тон, коим Джируга произносила свои последние слова в сторону подруги, заставили Койот остудить свой пыл. Она была рада, конечно, что Ро не стала сражаться на стороне врага, прибавляя проблем, но, если честно, сейчас экс Сегундо думала, что в таком бою франсьон будет только мешаться под ногами.
- Послушай себя, Джаггерджак - уже холодным тоном, вновь взяв себя в руки, отвечала ей Шерри, - наша встреча и этот бой заставили тебя обезуметь, раз ты начинаешь видеть врагов там, где их нет. Никто не плюёт на твою боль. Но хватит уже глядеть на всю эту ситуацию сквозь пальцы!
Последнюю фразу Шерриган произнесла заметно громче, не скрывая своего раздражения. Чёрт подери, Рейна, действительно, была дочерью своего отца, и это не могло не пугать. Она явно видела завершением боя только смерть одной из них. Койот не собиралась проигрывать, но кто же одобрит ее возвращение в замке, если ей придется убить Сексту?
- Мне был отдан приказ, и я выполняла его. Да, мои глаза затмевала жажда крови, когда я делала это с тобой, но чёрт возьми, сейчас ты ведешь себя еще хуже!
Было глупо надеяться, что все эти слова исправят ситуацию. А что еще оставалось делать Шерриган? Извиниться? Как бы нелепо это прозвучало именно сейчас! И как же экс Сегундо все-таки жалела, что согласилась на эту схватку, будь она неладна.
Ответом на всё это стала выдвинутая вперед рука и серо, что начала формировать Рейна. Койот тут же взглянула на Росарио, хватая ту за руку, что легла сейчас на занпакто, те самым всем своим видом намекая, чтобы она не делала глупостей. В каком бы состоянии Рейна сейчас не была, и как бы она не нарушала приказ Примеро, франсьон, выступивший против своего господина, будет наказан даже в такой дерьмовой ситуации, в этом экс Сегундо не сомневалась. Как только серо было выпущено, мучительница вновь использовала сонидо, уходя от него, и забирая Ро с собой, понимая, что та вряд ли сможет уйти сама. Они появились более чем в пятидесяти метров от Рейны, и Койот, не теряя времени, тут же заговорила:
- Открывай гарганту и уходи немедленно. Я больше не смогу защищать тебя в этом бою, а ты не сможешь помочь мне и будешь только мешаться. В конце концов, перейдя на мою сторону, ты только вредишь моей репутации в этом деле и ставишь себя под удар. Если правда хочешь помочь мне и своей подруге, доложи Примеро об этой бойне. Если Джаггерджак не остановить, она будет драться до последнего вздоха, а я не хочу запятнать себя убийством, не сегодня.
Все это время взгляд Шерри был направлен на Королеву, дабы в любой момент иметь возможность ответить на ее действия. Раз та не успела уйти от серо, значит яд все же подействовал на ее тело. Однако подобный эффект при принятом противоядие продлиться явно не долго:
- Уходи, - выкрикнула Койот и тут же, поднимая оружие, ринулась в бой, с огромной скоростью сокращая расстояние между ею и Рейной.
Возможно, в этот момент Королева делала то же самое или собирала реацу для атаки с растояния, что же, хорошо. В любом случае, в конце концов бывшая Эспада атаковала Джаггерджак со стороны поврежденной руки, где по ее броне пошли трещины, т.е. даже в случае выпущенной в нее балы или чего прочего, ушла бы от той в бок. Она не собиралась давать дочери Грима возможность перейти снова в рукопашный бой, потому что понимала, что в этой области Рейна может навалять ей и тремя конечностями. Своим занпакто она принялась атаковать, желая нанести серию режущих ударов по левому боку оппонентки, которые, по-хорошему, должны были окончательно раскроить защитный панцырь и дойти непосредственно до плоти. При этом из второй руки ее вырос все тот же штык из реацу, которым арранкарша планировала защищаться в случае ответного удара. Шерриган не просто атаковала, она снова и снова использовала свое сонидо, чтобы перемещаться по кругу от противницы и производить повторный прием уже в другую область. Приемущественно Шерри била выше таза и как только удавалось, наносила удар по левому боку. Сонидо ее было столь быстрым, что при передвижении казалось, что вокруг противницы появляются клоны, окружающие ее.
Пора было навязывать свои козыри, а скорость, с учетом того, Рейна и так была медленнее, так еще и находилась под действием яда, явно была приемуществом для Койот. По сути, даже если бы та захотела переходить в наступление, то просто бы не поспевала за движениями своей соперницы. Ведь в любой момент при нападении, Шерриган могла оказаться уже за спиной Джаггерджак и нанести удар оттуда.
Если же Королева попыталась в какой-то момент переключиться на Росарио, экс Сегундо просто не дала бы ей возможности это сделать, продолжая атаковать свои занпакто, коим владела в совершенстве.

Отредактировано Sherrigan Coyote (04-05-2018 23:08:27)

+2

43

Конечно же Койот не знала всего, это даже не так словно Росарио этого от нее ожидала. Тем ни менее, она неосознанно сжала руку той, когда услышала их. У Рейны подозрения были еще с момента ее возвращения, та не придумала это здесь и сейчас и фрасьон прекрасно понимала, что своим поведением все лишь ухудшает, но как сказала чуть позже та, что пыталась убедить Сексту, голубоволосая вела себя "еще хуже". Во всему остальному, что было произнесено, становилось совершенно очевидно что именно и только вернувшаяся из леса отвечала за причинение боли неугомонной дочке Гриммджоу. Зная свою подруженьку, та не простит обидчицу даже если она произнесет извинения на всех известных языках мира, потому что среди них нет того, который бы понимали Джаггерджаки, они вообще чем-чем, а чуткостью не отличаются.
Пусть Джируга и не могла сравниться ни силой, ни скоростью с бывшими и действующими представительницами Эспады, это вовсе не значило, что та совершенно бесполезна. Даже если Рейна охотилась бы за ней на протяжении всего боя, это все равно до поры до времени создавало бы той неудобства в виде двух вражеских клинков, а не одного, не говоря уже о том, что тридцать третью можно было бы использовать как приманку. Но, что самое главное, Росарио знала не один прием Сексты и могла нехило этим помочь Шерриган.
Так или иначе, но просьба экс Сегундо - а она ее расценивала именно как таковую, а не приказ - звучала очень и очень мило. Дочь Койота, кажется, искренне беспокоилась о ее безопасности. Да, та при этом говорила о том, что не хочет совершать убийство, находясь в шатком положении, что это все следует остановить, но фрасьон успела поверить в то, что еще вчерашняя лесная сейчас заботилась о ее сохранности больше собственной подруги. Пусть даже действия по ее спасению можно было бы расценить как холодный расчет ради того, чтобы остался свидетель, который подтвердит что агрессия в их ситуации была со стороны Шестой, а все слова, которые Шерриган произносила были для того, чтобы убедить того, кто будет рассказывать их историю, в том, что очень даже неплохо занять одну сторону со своей спасительницей, но Ро уже верила в то, что актерская игра на подобном уровне несколько не то, чем владела эта особа. По тому, что она слышала о прошлом беглянки, о котором навела справки еще после самого первого визита к Рейне три дня назад, когда она сказала придти потом, потому что Джаггерджак была "занята".
Еще до того как прозвучало заключительное "уходи" от Койот, как Джируга прикоснулась губами к ее щеке, после чего уже разворачивалась для того, чтобы открыть гарганту в замок. Чем быстрее, тем лучше. Самокоронованная не просто так угрожала бывшей Сегундо тем, что может поверх ее проходов открывать свои собственные на территорию врага. Это так же значило, что подобный трюк она может провернуть и против любого другого своего противника, которым сейчас являлась и фрасьон. А уж познакомиться с собственным отцом Росарио никак не торопилась.
"Ох, как же Корво не понравятся новости," - у нынешнего Сегундо и без буянящих без повода и хватающихся за оружие хватало дел. Все же объявление войны шинигами это вам не хухры-мухры, а докладываться она собиралась первым делом тому, а не Примеро.
?

Отредактировано Rosario Jiruga (04-05-2018 12:28:39)

+2

44

"Наша встреча и этот бой". Неужели Шерриган думает, что вся их тайная операция с ее братишкой выдала себя с головой только сегодня? Да и перед кем сейчас она пытается скрыть правду? Похоже, что у нее в планах нет убивать ее, поэтому та и не позволяет быть себе до конца откровенной. Все же стоит покончить с Секстой, как другие номера в замке зашевелятся, а у нее же такое важное собрание впереди! Рейна сплюнула на песок, не собираясь уже оглашать все, что думает вслух. Не хватает только терять время на тирады, когда его становится все меньше и меньше и Койот сама должна знать что делала. Тем временем те двое явно планировали план отступления для Росарио, для этого предательнице не нужно было даже орать во всю глотку "беги, спасайся", то, как она повернулась к фрасьону уже по языку ее тела говорило о том, что она дает инструкции о том, что делать. Ждать вечно Джаггерджак не собиралась и когда она уже собиралась скакнуть к этим двоим и покончить с тактическими планами, Джируга поцеловала ее противницу.

Это чуть не выбило землю из-под ее ног, но точно заехало по ее гордости в самое уязвимое место.
"Что. ЗА." - была единственная мысль голубоволосой, которая от увиденного готова была грызть ногти на собственных ногах. - "Палева с того, что они внаглую пытаются протолкнуть лживую задницу изменницы в замок им было мало, они откровенно готовы прямо тут на песке устроить потрахушки".

Хотелось разорвать на мелкие кусочки идеальное тело Росарио, а потом проделать то же самое с ее любовницей. И Секста уже видела как фрасьон поворачивается к ней спиной, бросая последний взгляд через плечо и собирается открывать гарганту, а единственное что слышала это шум собственной крови в ушах, ощущала свое горящее от ярости лицо (и это при том, что она потеряла немало крови!) и уже собиралась бросаться той на плечи и вгрызаться в них зубами или вцепляться в них ногтями или что угодно, лишь бы прицепиться и не отпускать пока она не превратится в фарш. Но более сильный враг уже летел ей на встречу, явно не собираясь допустить воплощения в жизнь всего того, что дочь Гримма успела себе напредставлять.

Поддерживать одну скорость с той было нелегко, особенное при ее самочувствии. Джаггерджак не боялась использовать покалеченную руку для того чтобы защищать тот же бок, принимая удары то на клочки кожи и мяса, что там все еще остались, то на кость, пару раз блокировав и при помощи своего клинка, но все равно принимая порез за порезом. Если смотреть на это со стороны, то увидеть Шерриган было бы трудно, а вот кровавое облако вокруг Шестерки - без проблем. Вот только какой бы быстрой ни была бывшая Сегундо, но даже если она и могла увернуться от крови, пущенной с первых блоков больной рукой, то когда вокруг Рейны чуть ли не сам воздух обратился в одно сплошное мессиво, та уже должна была вынуждена передвигаться в нем. И вот тогда Джаггерджак активировала fiesta de sangre, веря в то, что теперь очередь Койот сдерживать собственные крики.

Джируга должна была пойти в замок для того чтобы поднять тревогу и привести блондинчика чтобы он опять принялся выгораживать свою родственницу. Времени было мало, а оттого стоило покончить с Шерриган как можно быстрее.

Отредактировано Reina Jaggerjack (05-05-2018 10:53:06)

+2

45

Когда губы Росарио коснулись щеки Шерриган, она не успела как либо среагировать, разве что глаза ее расширились от удивления.
"ДАЖЕ НЕ ДУМАЙ!", - послышался полный негодования шипящий голос в голове экс Сегундо, - "ты просто притягиваешь к себе эту ублюдочную фамилию!"
Серпьенте редко когда злилась. Это выглядело так комично, что мучительница не смогла сдержать смешка, прежде чем рвануть на встречу дорогой Сексте. И все же дитя Джируги было столь же притягательным, как ее, казалось бы, отвратительный папашка, когда Шерри впервые опробовала на вкус его тело.


Как только Койот почувствовала адскую боль по всему телу, ведь на нее в какой-то момент словно вылили литры кислоты, она не сдержала приглушенного крика. Это было больше похоже на рык сильно раненного животного, которое не хочет показывать свою слабость перед противником. Ей пришлось отступить. Тело горело, болело, натурально сжигалось.
"Больно, чёрт подери", - мысленно кричала арранкарша.
Снаружи она просто до скрежета сжала зубы, дабы не дать Рейне насладиться ее болью. Койот ушла от Джаггерджак довольно далеко, метров этак на 60. Дабы успеть среагировать, если она вдруг ринется в бой. Впрочем, состояние противницы тоже явно оставляло желать лучшего. Вот только...
- Piel de serpiente, - совсем шепотом вымолвила Шерриган, и буквально все ее тело начало чернеть, покрываться чешуйками, что затем отваливались и превращались в прах.
Так как это была именно смена верхнего покрова, вся вражеская и собственная кровь, которая предоставила так много хлопот, спадала с тела вместе с чешуйками. Ох, и неприятное же зрелище, скажу я вам! Но, благо, единственное, что мешало арранкарше двигаться при этом - боль. Но уж поверьте, с ней она вполне могла справиться, если вдруг Рейна все же решит ее атаковать, пока змея меняла кожный покров. Времени ей на это нужно было совсем немного, буквально полминуты. Ведь никакие жизненно важные органы подобным образом задеты не были. А регенерация кожного и мышечного покрова - это был пустяк для экс Сегундо.
Наблюдая все тем же холодным взглядом на дите Грима и видя, в каком состоянии она сейчас находится не только физически, но теперь и морально. Мучительница решила все же сделать еще один шаг навстречу для того, чтобы добиться толики примирения или хотя бы понимания. Быть может, хотя бы боль остудила пыл Королевы:
- Я никогда не задаю вопросов, слыша приказ, - пока она говорила, черный пепел развевался по ветру, создавая вокруг нее легкую завесу, - почему, зачем и кто. Убить, сожрать, пытать. Это отвратительная черта моего характера, но... я считаю, что она необходима в лесном мире. Нет. В мире пустых. Ты платишь чем-то за то, чтобы тебе давали жить спокойно так, как ты сам этого хочешь. В своем случае я плачу слепой преданностью. До тех пор, пока вся эта грязь не касается моих близких и меня - мне абсолютно все равно, чье сердце будет мною съедено. Если у меня есть возможность - я дам своей жертве шанс противиться мне. Если она оказывается слабее - я ее сожру с чистой совестью. В твоем случае у меня не было возможности предоставить тебе такой шанс, но даже это была не моя вина.
Она говорила спокойным и безразличным тоном, словно стараясь таким образом загипнотизировать Сексту или хотя бы не дать ей лишнего повода для агрессии. Ни единой нотки иронии. Противница могла вновь вспыхнуть буквально от любой искорки в голосе бывшей эспады.
- Прости меня, Джаггерджак, - прозвучали, наконец, слова, с которых стоило начать эту встречу. И тогда, быть может, все пошло совершенно иначе. Вот только изменят ли они хоть что-то сейчас?

+1

46

Корво, как и обещал, следил за Шерриган в течение всего ее пребывания в замке. Стоило ей моргнуть чаще чем с интервалом от 2 до 10 секунд, как он уже об этом знал. Он видел как Койот пыталась получить возможность встретиться с Секстой, но в итоге это отложилось. Самой собой разумеется, что, он видел и второй визит той, которым и начались эти терки и ходьба по кругу с клинками в зубах. Единственно что ему пришлось покинуть свою комнату когда действие перенеслось с находящейся под полным его контролем территории на пустынную.
Грантц разминулся с Росарио, буквально наблюдая то, как та исчезает с поля боя, но ему вовсе не нужно было встречаться с той, чтобы понимать что здесь произошло. Еще когда бывшая Сегундо только вернулась из леса у них был диалог относительно того, что она за свое пребывание на территории противника Лас Ночеса успела насладиться картинами того, как причиняется вред замковым. Речь в данном случае не просто о каких-то побоях и кровопускании, но и о поглощении собратьев. Учитывая недавнюю прогулку Джаггерджак до леса можно было сложить пару однозначных чисел и получить незатейливый ответ. Что уж говорить, ребята, не нужно быть гением вроде Корво для того чтобы совершать такую простую математику.
Эта же "алгебра для самых маленьких" так же намекала на то, что маленькая принцесса папочки Гриммджоу решила примерить на себя роль большой и страшной голубой пантеры, да показать коготки, идя вразрез с приказом Примеро. Еще стоя в тронном зале он думал о том, насколько ей может не понравится идея "лесного арранкара в замке". Пока та корчила грозные рожи и плевалась не хуже любого мужика, он скользил взглядом по спине Койот. Стоило гарганте закрыться и сестрице Лофта рвануть в атаку, как он продолжал еще наблюдать какое-то время, прежде чем девочки были раскиданы по разные стороны ринга и одна из них не открыла рот для того, чтобы нарушить тишину.
- Прости меня, Джаггерджак. - Что-что, а это вряд ли должно было входить в программу того шоу, что он ожидал увидеть среди песков. Извиняшки среди кошачьих боев такие лишние и невозбуждающие, равно как и тот факт, что бывшая Сегундо не расправилась до сих пор с Секстой и вместо того, чтобы закончить работу начинает растирать сопли и слезы по лицу.
Оба танто в легли в каждую из рук. Грантц дашнулся на сонидо вперед, проносясь между Шерриган и Рейной, устремляясь к последней и почти что ласково распарывая правым шею голубоволосой, иерро которой была до него пробита ударами. Шаг с разворотом и он за спиной дурехи, что все это время представляла себя с короной на голове. Неудивительно что у зарвавшейся Шестерки были с проблемы с пониманием того, что правила Лас Ночеса и для нее писаны, что если Корво, даже и от лица Лофта, что-то решил, а кто-то решит противится, то его ждут последствия. Потому что, сука, прогнулась или сдохла от того, как он поставит сапог ей на спину, ломая позвоночник.
- Тебе не нужно ее прощение, милая Шерриган. - Осклабился Корво. Танто в левой руке скользнуло еще раз по шее Джаггерджак справа налево, рисуя ей вторую улыбку. Во время поворота арранкар успел спрятать второй кинжал в ножны, в настоящий момент удерживая свободной рукой единственную кисть голубоволосой.
"На целую руку меньше на блюде, не умеют эти лесные обращаться с едой." Он оценивающе осматривал то, что осталось от Рейны, уже пытаясь определиться с тем, какой рецепт из его поваренной книги больше подойдет. "С другой стороны, малышка Шерри наверняка проголодалась, а дикари Джируги вряд ли знают хоть что-то о ритуале приготовления пищи".
- Дорогая моя Шерриган, не желаете отведать свежайшего мясца? - Щедро предложил беловолосый, перемещаясь к ней с Секстой в объятьях и кладя на плечо брюнетке руку заваленной гиены, прямо как если бы обращался с огромной куклой. После его вопроса в воздухе повисло на мгновение тишина, но помимо нее в нем витало еще много чего. Ответ Джаггерджак на просьбу Койот, так и не успевший сорваться с ее губ. Реяцу обеих девушек, так старательно пытавшихся доказать правоту своей точки зрения при помощи оружия. Отваливающиеся чешуйки от тела зализывающей раны беглянки. Воздух был просто наэлектризован этим всем.

+2

47

Oh how shall a sparrow fly,
Or have the heart to sing,
If all she can do is cry,
About her broken wings.

Койот зарычала, вместе с этим отступая. Не успела Рейна восторжествовать, как противница принялась залечивать раны, избавляясь от поврежденного кожного покрова. И Джаггерджак собиралась напасть на нее, потому как Шерриган не двигалась во время всей этой процедуры и лучшего момента для того, чтобы нанести ей новые повреждения могло уже не выпасть. Королева уже напрягла ноги, собираясь совершить прыжок в ее сторону, но предательница нарушила тишину, начиная опять объяснять ей почему она делала все это. Несмотря на то, что Секста понимала, что это могло быть отвлекающим манером для того, чтобы потянуть время, необходимое сестре Примеро для излечения, девушка все же замерла, зачем-то это слушая. Речи Шерриган не доходили ни до ее мозга, ни до ее сердца, словно бы отскакивая от разодранной кожи дочери Гриммджоу. Но эффект имели извинения той.

- Я... - она успела лишь набрать воздуха в легкие и произнести всего один звук, как перед глазами мелькнуло нечто белое, а ее губы беззвучно сомкнулись и разомкнулись, но скорее от шока, нежели от невозможности говорить. Боли за всеми теми порезами, нанесенными экс Сегундо она уже не чувствовала. Она дернула здоровой рукой, тут же встречая сопротивление. Нынешний Второй же не медлил с тем, чтобы завершить дело, начатое Шерриган и избавить голубоволосую от возможности все же дать ответ противнице.

"Как бы мне хотелось дать ей ответ. Я не думаю, что напала на нее ради того, чтобы услышать извинения за произошедшее. И уж точно не думала, что Койот произнесет подобное. Може ли исправить обычное "Прости меня" все то, что произошло в лесу между нами. Ох, как бы я хотела это выяснить. Но на это уже нет времени, не так ли, Сегундо?" - трудно было сказать в адрес какого из Сегундо был последний вопрос, но стеклянеющие глаза были устремлены на Шерриган. - "Для той, что всегда верила в то, что слова ничего не исправят, что извинения не залечат ран, я слишком близко воспринимаю сказанное ею. Что заставляет меня в этом сомневаться? Несмотря на то, что в замке происходит что-то, чего я уже не понимаю, я думаю, что извинения были искренними".

Дальше была лишь темнота. Рейна никогда не задумывалась толком о том дне, когда ей придется умереть. Она не размышляла о том, какая фраза должна стать ее последней. Наверняка, это должно было быть что-то остроумное, но при этом еще и запоминающееся, чтобы после другие могли рассказывать о том самом дне, пусть и перевирая какие-то мелочи, но цитируя ее в точности так, как это было произнесено Рейной. Сейчас ей уже ничего не приходило в умирающий мозг, никакие слова ее бы все равно не спасли. Но будь у нее возможность, последнее что услышала от нее Шерриган было бы "я тебя прощаю".

Отредактировано Reina Jaggerjack (21-05-2018 07:48:22)

+2

48

Появление Корво было явно неожиданной концовкой этого затянувшегося представления. В любой другой ситуации, Койот, усмехнувшись, сказала бы, что Сегундо плохо выполняет своё обещание присматривать за ней. Но эффектность его действий заставили Шерр позабыть о подобном. Впрочем, наблюдая за тем, как его орудие врезается в потрепанную плоть Рейны, дочь Старка оставалась спокойна. Абсолютно. Словно перед ней сейчас не глотку вскрывали, а разливали чай перед обедом. Хотя нет, на последнее она отреагировала бы более "живо". Как минимум сказала бы, что не любит сахар.
— Вот как… – только и произнесла она совсем шепотом, когда Корво был еще далеко и вряд ли смог бы ее услышать.
Что она чувствовала, смотря сейчас на Грантца? Это было чем-то вроде странного привкуса схожести. Словно вы пробуете новую пищу на вкус, а потом понимаете, что это что-то знакомое. Здесь же все было еще более очевидно. Запахло кровью. Запахло старой работой. Запахло Королем.  Приятно. Впрочем, на его месте Палач не стала бы наблюдать со стороны и секунды. Она не любила, когда кто-то играется с ее едой. Испортят еще. Раз приказ был нарушен – можно сожрать. Нужно сожрать. Нужно на-ка-зать. А наказывали в Лесу жестоко. Не ходить же с каждым таким выскочкой к Камарилье.
Скажем так, столкновенье сегодня стало куда более приятной встречей, нежели пару дней назад в Тронном зале. Сколько не было бы сказано красивых слов о лояльности и человечности жителей Лас Ночес, а за непослушание здесь наказывали кроваво. Опять же, приятно.
Однако, одобрения на ее лице тоже не было. Не было вообще ничего. Когда Корво появился рядом, кладя ей на плечо руку мясной куколки, Койот лишь краем глаза взглянула на израненную конечность. Что за привычка у Грантца, трогать ее руками? Своими. Чужими. Мертвыми.
В этот момент действие восстанавливающей способности было окончено. Шерриган вышла из формы ресуррексиона. На ней не было и царапины, да и следы крови были стерты вместе со старым покровом кожи. Словно ничего, собственно, и не произошло. Впрочем, одежда была изрядно потрепана. Но ее хватало, чтобы не демонстрировать Сегундо излишнюю наготу. Однако старый максимально строгий образ был изрядно испорчен.
— Дорогая моя Шерриган, не желаете отведать свежайшего мясца?
В воздухе и правда повисла тишина. Отрешенный взгляд голубых глаз скользнул по телу убитой, выискивая на ней «живое место». Все было в крови, мясе и прочих ошметках. Палач вздохнула. Громко и глубоко, где-то может даже наиграно.
— После яда Серпьенте мясо начинает горчить, – держала она перед ним ответ, словно, опять же, рассуждая об абсолютно бытовом вопросе.
Одновременно с этими словами Койот махнула упомянутым занпакто в сторону, дабы остатки крови с лезвия были сброшены на песок, а затем поспешила убрать то в ножны.
— В горле появляется неприятное ощущение, – для наглядность она положила свободную руку на свою шею, потирая ту, – словно жжется. Поэтому, если вы желаете трапезничать моими врагами, предупреждайте заранее, дабы я была аккуратнее. На будущее.
Последние слова были сказаны, выдержав легкую паузу. А уголки губ еле заметно приподнялись.
— Впрочем, – продолжала говорить она, уже вновь смотря на тело Рейны.
Вместе с этим незамысловатым словцом правая рука резким движением поднялась. В продолжение когтей на указательном и среднем пальце появились сгустки рейши, формирующиеся в длинное острое лезвие. Одно выточенное движение и Койот пронзила грудную клетку своей соперницы точно в области сердца. Не медля и не сомневаясь ни секунды, смотря ровно и хладнокровно перед собой. Делая все так четко и вымерено, словно проделывала подобное сотни, а то и тысячи раз. Сродни тому, как быстро и скоро люди ставят на каких-то бумажках свои автографы, тренируясь в их написании со времен детства.
Сжала. Дернула. Хруст кости. Упс, кажется что-то сломалось. Хотя Джаггерджак было уже все равно. А жаль, Шерриган была любительницей чувствовать в своей ладони сердцебиение. Секунда и в ее правой руке уже находилось мертвое сердце. Тем временем лицо, шею, грудь, – все окропило кровью, подобно водой в душе. Душ. Да. Теперь бы неплохо было его принять. Черт, кажется что-то попало на волосы…
Койот с пару секунд смотрела на сердце Рейны. Еще теплое. Манящее. В ней говорил не столько голод, сколько ее чревоугодное желание  вновь ощутить вкус. Органы она любила поедать больше всего. Начинала всегда именно с сердца, потому что не умела сдерживаться в желаниях. Никогда, на самом деле, не умела. Заглатывала его практически не жуя, приловчившись за многие годы. Сильно вытягивая шею вверх, а затем захватывая его, словно змея, что откусывает больше, чем может себе позволить, а после долго и с наслаждением переваривает.
Однако было приказано. Было нельзя. И хоть Корво всем своим видом демонстрировал, что совсем не против, Лофт бы вряд ли оценил известие, что его сестра по прибытии в замок отведала сердце кого-то из эспады. Пока она оставалась во всей этой кровавой постановке на роли скорее нейтральной, нежели играя за отрицательного персонажа, стоило остановиться. О чем должна была напомнить ей Серпьенте, но почему-то молчала, все еще себя не показывая, словно ее здесь и не было вовсе. Странно.
Проглатывая накопившуюся от мысли о вкусе слюну, Койот прикусила нижнюю губу и не без труда протянула безжизненный орган Корво, отводя от него взгляд. С глаз долой, из сердца… ой, подождите, плохая метафора в такое-то время.
— Хотите? – выдавила она из себя, смотря теперь точно ему в глаза, не желая более терзать себя видом желаемого, но недоступного деликатеса.
Увы, это было единственной частью «свежего мяска» Джаггерджак, во вкусе которого Шерр могла оставаться уверенной. Ведь доберись яд до него, никакое противоядие той бы уже не помогло. Впрочем, какая уже была разница. Разве что планы Корво на ужин были испорчены. Хотя... вдруг он решит попробовать избавиться от горечи путем готовки. С подобным Палач у себя-то в лесу ни разу не экспериментировала.
Что Койот думала о Рейне? Она не испытывала какой-либо грусти. Если честно, до того, как дочь Грима сама бы не сказала, что прощает ее, а затем бы повторила еще раза два-три, мучительница никогда бы не поверила, что та на подобное способна. Тем более в такой-то ситуации. Как печально. Но не на пустой душе Койот. Там сейчас было что-то другое. Интерес? Пожалуй. Корво ей был описан фигурой властной и опасной. Теперь чужие слова приобрели подтверждение в действии. Это даже немного возбуждало…

Отредактировано Sherrigan Coyote (21-05-2018 15:10:23)

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » Пустыня » Пустыня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC