Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Завершенные эпизоды » Наблюдатель. Пустыня. Часть 1.2


Наблюдатель. Пустыня. Часть 1.2

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Описание: Судьбоносная встреча с братцем Лисом
Действующие лица: Raynland Higayami, Rigard
Место действия: Пустыня Уэко
Статус: завершен

0

2

Лес Меносов, Эпизод "Запретен плод, да не уйдут привычки". ---->

Два дня спустя, после расставания.

Песчаный бархан с шелестением вздулся и лопнул, выпуская с одной из сторон большое, ревущее, вытянутое существо в белой маске, что металось в этой части пустыни уже не одну неделю. Оно было изуродовано: следы многочисленных битв (или одной, но самой тяжёлой) зияли на её панцире, пока создание без всякой задней мысли изгибалось и корчилось, ныряя обратно в дюны.
Этим существом был адьюкас-пустой, - большая сороконожка, которая проиграла битву за свою жизнь. Очередная вылазка за едой для этого существа обернулась катастрофой: еда её оказалась сильнее ожиданий и теперь у сороконожки был откушен кусок туловища, оторвано пару ножек, и то тут, то там, в хитине мелькали трещины. Но худшее за всё было то, что её маска была надломлена. Её собственная жертва, - о, непростительная наглость!, - перед смертью отгрызла кусок от её "лица", и теперь адьюкаса снедало агонией; его тело разваливалось, не желая регенерировать, а из сочащихся трещин наружу выпадала чёрная подобная дёгтю масса.

...Адьюкас-лис наблюдал за этим существом уже около шестого часа, прильнув к песку. За это время оно успело несколько раз сменить дислокацию, - и Рэй попросту за ней следовал. Иногда он позволял себе расположиться достаточно близко чтобы наблюдать воочию. Присутствие своё он скрывал; немногочисленная отдача реацу, что от него следовала, была заметно приглушена, - как если-бы он лежал, задержав дыхание. За время своего наблюдения адьюкас-лис понял две вещи. Первая: существо ослеплено, или почти ничего не видит. Несколько раз он допускал прокол из-за которого, вынырнув, сороконожка оказывалась почти лицом к лицу с ним, но почему-то его не замечала. Второе: голоса внутри этого пустого кричат.
«Двадцать семь голосов», - по его подсчётам. Это был-бы опасный противник, если-бы его голоса подчинялись ему; они орали, голосили вразнобой, тем самым причиняя телу невообразимый ущерб. Рэйнланд понимал, что при таком диссонансе сосредоточиться было совершенно невозможно, - что-уж говорить о представленной им боли, когда тебя самого разрывают твои голоса на куски. Сейчас, собственными глазами адьюкас наблюдал картину подвергающегося дегенерации пустого, которого лишили куска собственной маски, и тем самым - целостности.
«Как арранкары остаются сильны, потеряв так много от своего лица?» - Пока он наблюдал за бьющимся в песках существом, эта мысль не покидала его разум. Он вспоминал о Шерриган. - «Почему их собственные голоса не жрали... её изнутри? Почему она, имея столь мало, была сильнее чем сорок семь голосов?»
Загадка, разгадывание которой займёт время. Адьюкас беззвучно потянул носом воздух, глубоко вздохнул - отпуская мысли - и ненадолго прикрыл глаза. Открыв их, он в очередной раз сосредоточился на показавшейся из-под песков сороконожке... «Охота.» У него зрел план, как он должен действовать. Голод подгонял его, зудом изнутри вынуждал торопиться, но Рэйнланд пока держал себя в руках.

***

Воздух вокруг них был затхлым и ленивым. В безоблачных небесах над головой светила мёртвая серая луна, окутанная беззвёздной мглой, а пустыня хранила молчание, не считая издаваемого сороконожкой звука. На всю округу это был единственный источник шума, который было слышно издалека. На фоне, далеко, виднелась громада Белого Замка, - всё это зрелище располагалось не так-уж и далеко от территории Лас Ночеса, но любому-бы пришлось преодолеть множество километров для того чтоб оказаться здесь, из замка, к представлению вовремя.

Отредактировано Raynland Higayami (04-07-2018 20:02:10)

+3

3

Темные небеса Уэко Мундо. Странное они явление. Если верить науке и здравому смыслу, в мире, где всегда ночь, а все его просторы занимают пески и мертвая растительность, не может быть облаков. И все же, в небесах измерения Пустых, они были. Такие же, как и в Мире Живых, и в обители Жнецов. И глядя на них, беззаботно расположившись на бархане и давая отдых телу, что уже три дня двигалось в сторону Лас Ночес, Риград не мог не удивиться тому, что никогда не задумывался над столь непростым вопросом. Ему не давала покоя мысль о том, что живя в этом ночном пространстве, оскверненные души так и не познали и толики секретов Уэко Мундо. Во многом, потому, что, как и он сам в прошлом, не о том думали, и не те цели преследовали.  Пусть, у этого прискорбного факта, было достойное оправдание, в виде воли Рока. Силы, что толкала Пустых к развитию и эволюции, в обход тысячелетий, что требовались живым существам. И у этого темпа был свой подобный эффект, в виде узкого мышления собратьев беловолосого. И все же, некоторые сожаление, это упущение в науке Лас Ночес, вызывало. Как и интерес, узнать ответ. Жаль, что и Риград не мог потратить время на его поиски, ведь и его роль, была уже определена, и планы на будущее, неизбежны.
Невольно взгляд передвинулся в сторону далекого силуэта величественного замка, столь же белого, как и одежды тех, кто в нем жил. Некогда бывшего арранкару домом, и тогда же, ставшего его неосознанной тюрьмой, выход из которой, нашелся лишь по воле Судьбы. Невольно по губам пробежала насмешливая улыбка, от предвкушения перемен, что него ждали по возвращении. Но, тут же она пропала, от мысли, что, вполне возможно, лично его персону, могут и попросить уйти, как неугодного для нового режима. Что не сильно бы волновало свободолюбивого сына Баррагана, но шло против тех образов и мыслей, что вертелись в его голове, требуя как можно скорее ступить за порог Ночного Замка. И вмешаться в ту неприятную ситуацию, о которой сигнализировали те ощущения, что сам одноглазый слуга Фортуны, привык считать отзвуками воли госпожи. И все же, от чего-то, они не гнали его вперед, дав возможность отдохнуть и перевести дух, перед новым рывком.
Впрочем, как всегда, это было не просто так. О чем Ригард догадался, когда в поле его слуха и чувства рейацу, вторглись два неопознанных объекта. После осторожного, и от того не быстрого импульса пескиссы, были определены как два адьюкаса. Причем один из них, старательно скрывался, преследуя второго, уступающего ему в силе.
«Очередной эпизод из жизни Пустыни. Суровой, и полной лишь боли и отчаяния для слабых. Впрочем, жестокий Рок для одних, улыбка Фортуны для других. Вопрос только в том, когда удачливый охотник, станет обреченной жертвой. И долго ли инстинкты будут для него ценнее, разума? Сменяя звериный голод, на жажду саморазвития.»
Невольно, глядя на эту сцену, при этом скрывая свою рейацу и стараясь слиться с ландшафтом, дабы не нарушить естественный ход событий, беловолосый ощутил, как начинает улыбаться куда шире, испытывая возбуждение от мысли, что даже в этой безвыходной ситуации, менос-насекомое, мог выжить, будь на то воля высших сил. Или самого Ригарда. Но, Судьба не выражала своей благосклонности, а бывший Примера, не чувствовал желания, предпочитая роль наблюдателя.

+3

4

И вот, в очередной раз сороконожка вынырнула из-за своего песчаного укрытия. Безумный рёв снова пронёсся по пустоши. На сей раз она отвернулась от Рэйнланда, - то-ли заметила что-то, то-ли по воле мимолётных конвульсий, - и для сидевшего в засаде лиса это стало знаком. Ноги адьюкаса медленно подобрались и напружинились, спина изогнулась лёгкой дугой... он примерился. И, наконец, откинув в сторону страх и мысли, Рэйнланд исчез, оставив после себя взвинченный столб из песка и пыли. Сонидо. Сороконожка отреагировала мгновенно, как если-бы всполох реацу резанул по её нервам: она моментально прекратила реветь и обернулась на свист воздуха, но застанная врасплох не успевала отреагировать.
Дальнейшая цепь событий была проста. Адьюкас, оказавшись рядом с лишённым защиты боком (в котором зияла рана), с рыком разверз пасть и собрал на кончике морды сияющий оранжево-жёлтый сгусток. Серо. Эффект был, как от удара горящим паяльником по незащищённой коже: широкий и густой, но сильно разряженный луч впился в оголённую чёрную массу, заставляя её покрыться корочкой и взбурлить. Пустой заверещал и резко подался в сторону от палящей силы, высвобождая из-под песка свой хвост. Замах... удар! Грохот! Реакция подвела Рэйнланда, - он не успел отпрыгнуть. Крупное жало настигло его снизу-вверх, схватив за торс, после чего припечатало лиса к ближайшему бархану. Поднятая вверх пыль ненадолго застелила глаза, но адьюкас, хоть и был оглушён, оставался невредим: его собственное иерро сработало хоть и бессознательно, но вовремя. Сороконожке, впрочем, в отличие от него времени на передышку было ненужно: она действительно была слепа. Ей было больно. И теперь она отчётливо чувствовала своего обидчика.

Находясь в роли наблюдателя, Ригард видел, что между этими двумя началась потасовка. Лис явно делал акцент на первый и единственный выстрел, - возможно, считал, что одного Серо ему должно было хватить чтоб справиться, - но сколопендра оказалась явно крепче его ожиданий. Истерзанное и деградирующее, но всё ещё опасное существо с неистовством цеплялось за свою жизнь. В ход пошло всё: полу-менос плевался в ответ вспышками жёлтого серо и плохо сформированными шариками балы. Лис уворачивался; Опустившись на четыре лапы, он наматывал круги вокруг и под телом сколопендры, тем самым ещё более зля её, заставляя пронзать песок всеми конечностями и всячески изгибаться, стараясь утихомирить непозволительно прыткого наглеца.
Спустя некоторое время арранкар начал подмечать следы тактики. Это был не просто бой, не кровожадная резня, свойственная их миру, - Ригард воочию наблюдал как с каждой минутой активных действий сочащиеся раны сколопендры становились шире. С каждым рывком её броня трескалась. С каждым не дошедшим до цели укусом из её панциря хлестало всё больше чёрного месива. Наполовину-менос ярился; оно не понимало, уже будучи почти животным, как остановить бушующую вокруг него мелочь, которая нет-нет - да запрыгивала на тело, царапала её ножки и жалила собственным хвостом её тело.
В конце концов, сороконожка не нашла ничего лучше чем закопаться назад под землю. На некоторое время лис остался один: измазанный в чужой гадости, громко дышащий, он стоял посреди кратера, что естественным образом сформировался вокруг места их битвы. Ригард видел, как взбудораженно оглядывался во сторонам адьюкас, как шевелил ушами в попытках уловить какие-то звуки... а потом он закрыл глаза, опустившись на четыре конечности, ближе к земле, и усилием воли заставил себя прислушаться.
«Двадцать семь голосов! Двадцать... семь! Двадцать... Тридцать... Сорок..?»
Сперва озадаченность, а затем - неподдельный ужас отражались в его глазах, когда вдруг он оторвал голову от земли, повернул морду вверх и сфокусировал глаза прямёхонько на Ригарде, что всё это время так удачно маскировал своё присутствие. Но эта секунда отвлечения сыграла свою роль: песок под телом лиса задрожал и резко взвился, выпуская моментально сжавшиеся в резком укусе хелицеры. Рэйнланд успел отпрыгнуть, но продолжающая движение сколопендра заскрежетала и взвилась вверх, бросаясь на не успевшего коснуться земли адьюкаса.

Мир замер на небольшой сцене: Ригард, находящийся на песке у кратера. Адьюкас-лис, застывший перед его лицом - спиной, в наполовину защитной позе, - пытающийся оградить себя от грядущего удара. И сколопендра, раскрывшая пасть и кидающаяся на лиса.
Если Ригард ничего не предпримет, то сколопендра впечатает лиса прямо в него, что в дальнейшем приведёт к куче-мале и множеству других неприятных последствий.

Отредактировано Raynland Higayami (04-07-2018 21:50:40)

+2

5

Казалось бы, чего интересного в битве двух адьюкасов? Двух полу разумных меносов, одержимых лишь жаждой крови и плоти. И в самом деле, в плане обычных обстоятельств, это было так. Даже ставший довольно терпимым к своим менее разумным собратьям Ригард, не стал бы тратить много времени на зрелище битвы двух животных. Но, не в этот раз. Единственный глаз арранкара невольно расширился, когда в ход пошли техники свойственные лишь человекоподобным Пустым. Сонидо, а позднее и бала. Поверить этому было сложно. Эти два существа, что должны, максимум, уметь использовать серо, и иметь задатки иерро, только что показали бывшему Примере нечто удивительное.
"Объяснение может быть только одно. Эти двое на грани прорыва. Вот так вот, на одном клочке пустыни встретились два меноса на грани снятия маски. В одно время, и в одном месте. Воистину, воля Фортуны вершит невероятные дела."
Будь беловолосый, более подкован в вопросах человеческой веры, он явно стал бы сейчас бить лоб об песок и читать священные тексты, восславляя свою благодетельницу. А так, он только и мог, что сдерживать восторженные вскрики, когда очередной участник противостояния, показывал пример более разумного боя, чем следовало бы. Впрочем, постепенно возбуждение начало идти на спад, так как доминирование Пустого в обличии не то шакала, то ли лисы, стало максимально очевидным. И даже то, что гигантское тело сколопендры скрылось под землей, вряд ли дало бы преимущество израненному меносу. Судя по всему, его враг вполне успешно считывал его движения, старательно вынюхивая и выслушивая что-то воздухе.
"Проклятье!"
Только в этот момент, арранкар понял, что поле боя слишком близко сдвинулось в его сторону, и того уровня скрытия рейацу, явно было не достаточно, для сохранения статуса кво. И делать что-то теперь, было поздно, так как удивленный взгляд "пасаобразного" уже остановился на месте расположения Ригарда. Может быть адьюкас ощутили лишь слабый след, и не заметил бывшего Эспаду. Но даже на это надеяться, было бессмысленно. Ведь используя свой шанс, "насекомообразный" атаковал, пружиной вырвавшись из земли, направляя острия своих жвал, в тело недруга, тем самым направляя двухметровую тушу в арранкара.
Все что произошло дальше, случилось лишь потому, что в тот же самый миг, как спина четырехлапого пустого оказалась на уровне с беловолосым, тот внезапно уловил одну простую мысль. Скорее даже проблеск одного старого размышления на тему особенностей физиологии своего вида. Где, скучающий в одиночестве, бывший Примера, пришел к выводу, что из адьюкасов млекопитающего типа, выходят куда более удачные и сильные арранкары, чем из тех же насекомых, теряющих часть возможностей исконного тела, при запечатывании в оружии. Так что, ушедший в сонидо, из положения лежа, Ригард, пепельной молнией обрушил удар своей ноги, на оскалившуюся жвалами голову насекомого, несмотря на разницу в размерах, легко раскалывая броню собрата, и посылая ударную волну по всему его телу, уничтожая любые шансы на выживание. Конечно, серо было бы эффективнее, но Риград так отвык его использовать, что осознал промах лишь когда массивное тело адьюкаса рухнуло на песок, поднимая стену пыли. А уж о том, что снаряд энергии лишь создал импульс, а не прошил цель насквозь, можно было только грустить, понимая всю потерю былой формы.
- Эх, а ты везунчик, дружище, - изображая на лице легкое недовольство, сказал беловолосый, проводя ладонью по затылку, стряхивая залетевшие под серую мешковину плаща, песчинки - Впрочем, везение, тоже признак силы. Так что гордись, в этом бою ты победил, - тут на лице мелькнуло секундное сомнение - Или победила?
Внезапно, в половой принадлежности, как теперь стало окончательно, лисы-адьюкаса, появилось сомнение. Кто их, этих масочных меносов знает, под броню так просто не заглянешь, а у Ригарда была знакомая, что в качестве зверя прообраза, имела кашалота. Не самого женственного зверя.

Отредактировано Rigard (06-07-2018 13:50:42)

+3

6

Шум и грохот эскалировал в момент удара Ригарда. Верещание, переходящее в предсмертную агонию; шум и треск раскалывающихся хелицер и маски... Крещендо! И в порыве последних конвульсий, затихая, тело сколопендры обмякает в глубине кратера, а не получивший удара лис кубарём приземляется на вершине.
- Эх, а ты везунчик, дружище.
Взбудораженный, выживший адьюкас резко отшатнулся от арранкара, как от огня, немигаючи не отводя от него взгляда. В этих глазах Ригард угадывал множество эмоций: страх, непонимание, напряжённость... Он выглядел искренне, совсем растерянным!
- Впрочем, везение тоже признак силы.
И пугало его вовсе не то, что рядом с ним неожиданно оказался один из "сильных", нет; шанс собственной кончины ни разу не являлся для него причиной сознательного страха.
- Так что гордись, в этом бою ты победил...
Он не мог подсчитать, сколько голосов внутри фигуры пред ним. И это вводило его в ужас.
«Десять?.. Нет... Больше тридцати! Или?.. Нет?.. Почему я... не слышу?» - Бывший столь собранным, столь самоуверенным в битве с сколопендрой, он вдруг выглядел жалко и потерянно. - «Сколько?.. Что они..? Они кричат?! Шепчут?..»
Не понимая, адьюкас зажмурился и замотал головой. Это неправильно! Почему он... они..?

...Как вдруг какая-то неведомая перемена прокатилась по воздуху. Ни песок, ни ветер не шелохнулся; это почувствовали лишь двое: Ригард и адьюкас. Ригарда в это мгновение посетило резкое и острое чувство беспокойства. Что-то не так! Что-то идёт неправильно, и его вмешательство в цепь событий с этим как-то связано. Но что?
Что до Рэйнланда... Вот, в течение десятка секунд адьюкас выказывал абсолютный страх, панику, глядя на мужчину перед ним. Его взгляд дрожал, хвост стоял дыбом, и уши активно подрагивали, пытаясь выследить что-то в воздухе... а потом он замер. Казалось, он даже забыл дышать на несколько секунд. Всё его естество прекратило движение.
«Один.» Ну конечно, только один. Там всегда был только один голос. Никогда внутри этого арранкара не было других голосов, и услышать их адьюкас не мог. Что за глупости?
- Победил... Я мужчина.
Пустой медленно оторвал передние лапы от земли и выпрямился, в непонятках осматривая Ригарда и собственное тело. Почему его лапы дрожат, а в груди колотится? Ему что, только что было страшно? Как странно. Чего он только что боялся? Это же был голос... только один голос. Может, он испугался удара? Да, наверное, удара. Побоялся, что сейчас "тот кто сильнее" нанесёт удар по нему. Это была опасная атака...
- Но победил в этом бою не я, а более сильный охотник, - отвлекшись от своих мыслей, адьюкас вновь воззрился на арранкара. Боязнь постепенно исчезала из его глаз, сменившись выражением отрешённости и задумчивости, - будто он ненадолго забыл, кто он. - Скажи, ты из леса, или из Лас Ночеса?

Отредактировано Raynland Higayami (06-07-2018 18:28:35)

+2

7

На секунду Ригард потерял свою беззаботность, ощутив, как по телу проходит незнакомое чувство. Будто что-то или кто-то, очень недоволен, или обижен. Нет, это было не обычное осознание совершенной ошибки, что приходило после очередного вызова воле Фортуны. Нет, это было, как будто кто-то еще выражал свое надменное «фи», и высокомерно отворачивался. Нет, это не могла быть Госпожа, она всегда бдит и следит, и всегда в его голове, даже когда не приказывает, внимательно следит за жизненным путем слуги. А значит, в судьбе этого адьюкаса куда больше интересного, чем могло бы показаться по началу. И от этой мысли, улыбка опять рассекла бледное лицо беловолосого меноса.
- Вот как. Ну и замечательно. По моему опыту, с женщинами всегда сложнее. Никогда их не понимал по-настоящему. Впрочем, как то читал одну книгу в Генсее, и там писалось, что они созданы для того, чтобы их любить, а не для того, чтобы их понимать. Бред человека для людей, конечно, но, кто знает, может крупица истины, в этом есть.
Да уж, литература мира Живых, сколько безумного и странного он в ней находил. Но с другой стороны, именно в ней он нашел подсказки для спасения из той тюрьмы. Именно через сказки и истории тех, кого большинство арранкар считало лишь пищей, Фортуна дала ответы на многие вопросы. Кто мог знать, что лишенные истинного осознания сути миров, мечтая заглянуть за завесу мира Духов, они могут так точно описывать вещи, происходящие с теми, кого даже не видят. Хотя, бессмысленного бреда, было куда больше. Забавного, но лишенного истинной ценности.
- Вот только не надо тут этой глупой лести, - Махнул он рукой и поморщившись раздраженно, будто отмахиваясь от назойливой мухи – Сказано же, ты меня вынудил это сделать. Намеренно или нет, но твои действия привели к смерти врага. Твоя и слава с добычей. Впрочем...
Переводя взгляд от туши насекомого на лиса и назад, мысленно борясь с неприятными ощущениями и воспоминаниями из времен без времени, Ригард не удержался от выражения искреннего отвращения, хоть и куда менее выраженного, чем то охватывало его на самом деле. Все же не хотелось слишком уж обидеть нового знакомого.
- ... если будешь его есть, чего я все же не советовал, дрянь же редкостная, сделай это потом, когда я уйду. А что до того, каких я, хм, - Он изобразил глубокую задумчивость – Думаю правильнее будет сказать, что из Уэко Мундо. Лес меня не любит, Замок, скорее всего, уже не тот, что я знал. Так что, предпочту быть посередине. Тем более, что мы все Пустые, так что какая разница кто где живет, - Он еще раз глянул на труп адьюкаса – По крайней мере, пока одни не навязывают свои извращения другим.
И лишь теперь осознав, что за вопрос задал дикий менос, одноглазый изобразил удивление.
- Но, куда интереснее то, что простой адьюкас знает о внутренней грызне «Снявших Маски». Думаю, это неспроста. И мне, очень хотелось бы узнать подробности такой просвещенности.
Улыбка во все 32 зуба, полная дружелюбия и готовности слушать, озарила лицо бывшего Первого, давая понять Пустому лисьей наружности, что теперь с него не слезут, пока не узнают ответ на поставленный вопрос. Особенно отчетливо, это должно было стать понятно, когда беловолосый арранкар уселся на тело поверженного противника, весь в ожидании интересной истории.

+3

8

- Несколько дней назад, на охоте, в лесу, на меня напала одна из арранкар и пощадила. - Таков был ответ на удивление собеседника, сказанный прямо и сухо. Так обычно говорят люди на рутинной работе, о вещах что не приносят удовольствия. - Я был транспортирован сюда по её требованию и оставлен обживаться в пустыне.
Некоторое время адьюкас размышлял, но всё же добавил, не меняя тона:
- Шерриган её имя. Она ввела меня в курс дела, с целью, видимо, для чего-то использовать, - пустой выдержал ещё одну паузу, после чего с недовольством обронил: - Не смотри на меня так; я не знаю, для "чего". Это только мои догадки. - Тут он позволил язвительной нотке просочиться в речь, - и тебе, по всей видимости, я тоже для "чего-то" нужен.
Подойдя, он настороженно приспустился к краю кратера, не сводя с арранкара взгляд.
- Для чего?

По правде, несмотря на оперативно сделанный вид собранного и готового к разговору, Рэйнланд всё ещё блуждал на грани острого когнитивного диссонанса. Его не покидало сводящее скулы ощущение чего-то неправильного, - чего-то противоестественного, как будто только что некий кусок жизни пустого оторвали из его собственной памяти и заменили искусственным. «Один голос.» Всего один. Нонсенс. Как существо обладающее всего одним голосом способно быть одновременно таким сильным? Ложь! Его чувства должны обманывать его! - Но любая попытка усомниться в собственных выводах наводила его на нестерпимую звенящую какофонию. Как будто, подходя к этому выводу, незримая стена отбрасывала его назад, вынуждая попасть в петлю.
«У арранкара всегда был только один голос. Начиная с момента, как я почувствовал его, и сейчас...»
Но почему внутри всё зудит?!
«Только один голос.»
Это неправильно!
«Только. Один.»

Это был первый раз, первый случай, когда он встречал таких за границей самых глубинных низин Воющего Леса, - и эта встреча лишь больше укрепляла его веру в опасность рождённых Арранкарами пустых. И в этот раз что-то говорило адьюкасу о том, как думать о что говорить... Мириады голосов внутри него в унисон твердили: «Один голос.» И лишь его естество, его нутро что-то смущало, но оно оставалось немо, не имея возможности понять волнения, или обратиться за помощью.

Отредактировано Raynland Higayami (10-07-2018 07:37:20)

+2

9

"Шерриган, о Шерриган, ах Шерригнан..."
Имя бывшей подруги, невольно заел в голове, когда адьюкас решил поделиться подробностями о своей информированности и в вопросах геополитики Уэко Мундо. И, если честно, ее имя не так уж сильно тревожило внутренние фибры пустой души арранкара. Похоже то зрелище ревущей и воющей над трупом отца девушки, окончательно отбило у Ригарда желание ее ненавидеть. Ну а что до теплых чувств, то как можно испытывать к той кого ты уже не знаешь. Прошли годы, и от нее прошлой, той что из раза в раз, ему встречалась в коридорах Лас Ночес, дружески приветствуя, не было даже дольше чем могло бы показаться. А каких вредных привычек и черт характера, она нахваталась от Нойторы и его прихлебателей, так вообще нельзя было предсказать. И все же, было бы ложью сказать, что знать что она жива, спустя годы, не было приятно. Впрочем, узнай он, что и Кичарт жив здоров, радости было бы не меньше.
- О нет, дело не в тебе, - оживленно замахал руками Ригард в ответ на слова лиса, явно принявшего задумчивый взгляд за укор в свой адрес - Просто, твой благодетельница, моя знакомая. И так уж вышло, что расстались мы давно, и не сильно то позитивной.
Бывший Примера невольно рассмеялся, вспоминая как глупо вышло их расставание, и каким пророческим стал ее, ему, подарок в виде потерянного глаза. Впрочем, веселье было недолгим, и с толикой ностальгической печали, о том, что даже вернувшись в прошлое, воли Судьбы не изменить. С некоторыми выборами и исходами, нужно было просто жить.
- И, как я вижу, она и на тебя произвела не самое хорошее впечатление, раз ты решил, что все арранкары корыстны и расчетливы. Точнее ты конечно прав, как вас, не снявших маски, ведет жажда крови и силы, так и нас толкает на подвиги эгоизм и личные мотивы. Но все же, не всегда так. Вот ее отец, например, был весьма гуманным и компанейским типом. Вот и я, ищу выгоду не так где все. И лично мне на руку, ты сыграл именно тем, что выжил. А почему, думаю, пока что, тебе говорить не стоит.
Не объяснять же меносу лишь на границе эволюции о глубинных законах мироздания. Конечно, чем быстрее он поймет всю мощь и величие всемогущей Фортуны, тем лучше. Но, пока что, его разум мог не воспринять все правильно. Что тут скажешь, даже его антропоидные собратья, не все, смогут принять ее волю над собой.
- И даже больше. Не знаю как много тебе Шерриган рассказала, и какие у нее на тебя планы, но лично я, готов оказать поддержку меньшему собрату. Если что, я не о росте. Например, дать совет, или помочь в деле каком. Считай меня подарком Судьбы, что явился на твои невысказанные мольбы о помощи. Только не проси тебе помочь сожрать вот этого вот.
С кривой усмешкой Ригард похлопал по своему сидению.

+2

10

Реакцией на слова Ригарда был зычный рык и полный неприязни взгляд. Поза изменилась, выдавая явные признаки агрессии: спина сгорбилась, пальцы рук оттопырились, обнажая когти, и даже маска (пускай внешне она не менялась) стала похожа скорее на оскал, чем на закрытую пасть.
«Неоднозначность... Снова неоднозначность!» - Всплыло мимолётное желание, резкое и явственное: вонзить в его глотку зубы и располосовать торс когтями. В голове фоном зароился шепот голосов... «Он сидит на жертве, за которой я столько часов охотился!..» - «Я два дня не ел...» - «Голод...»

И вдруг пустой сам себе прописал хлёсткую пощёчину - да так, что аж глаза выпучил. Что бы в тот момент его не охватило, удар явно заставил "это" отступить, и растрясти вставшую поперёк головы кашу. Итог? На глазах у Ригарда адьюкас выпрямился с удивлённым/задумчивым видом, подождал ещё немножко, после чего прописал себе ещё раз, но уже с другой стороны.
«Это арранкар, идиот... "Один голос" в их случае не показатель силы.»
Голоса отступили.
- Прошу прощения за резкие действия... Я просто не люблю, когда нет ясности в выражениях, - тон голоса звучал неохотно и всё также сухо. Он почесал ушибленную морду. - Вся эта ситуация: "я сильнее тебя, но я не собираюсь тебя жрать"... "И вообще, я сегодня добрый, а потому помогу тебе, но не объясню причины"... Она раздражает. - Безо всякого стеснения адьюкас шлёпнулся на задницу там же, где стоял, свесив ноги и часть хвоста с краю кратера. - На это как-то должен влиять фактор "человечности" у Арранкар, но я всё ещё не понимаю смысла этих игрищ. Поймал? Убивай. Не хочешь? Используй...
Он ненадолго примолк и заскрипел зубами, как-бы сглатывая только что произошедшую оказию. Также в этот момент он отвёл взгляд.
- Ладно, это всё размышления вслух... Они тут не к месту.
Взгляд снова вернулся к Ригарду, а Рэйнланд опять сгорбился, опираясь локтями о согнутые колени.
- И так! Конкретные вопросы: почему ты предпочёл убить его, а не меня? И не могли бы мы продолжать говорить, пока я ем?.. - Последнее он произнёс оживлённо, даже просяще: - Я голоден, а еда под тобой мозолит мне глаза.

Отредактировано Raynland Higayami (14-07-2018 02:52:43)

+2

11

Что скрывать, за лисицей-Пустым, было очень увлекательно наблюдать. Вся эта внутренняя борьба, и попытки мыслить в правильном ключе так ярко выражались на нем. Смена агрессии на умиротворение, борьба с самим собой. Невольно Ригард подумал, что его братия многое потеряла, отбросив маски. Нет, он все еще думал что развитие и эволюция, единственно верный путь. Просто было что-то чарующее в этой пограничной стадии, когда голод и инстинкты, боролись с все более берущим верх над телом, рациональным мышлением. Этот момент, когда ты все еще раб своих желаний, но уж близишься к осознанию мира как чего-то большего, чем просто охотничьи угодья.
А его собеседник, и не думал прекращать радовать беловолосого интересным зрелищем. Уже физически воздействуя на себя, дабы начать думать головой, а не желудком. Да, бывший Примера заметил голодный взгляд в глазах младшего собрата, но не хотел приближать неприятное зрелище поедания одного адьюкаса, другим. А этого, очевидно, было не избежать. Но можно было отсрочить, заодно узнав, как поведет себя менос. И он повел себя правильно. Разве что трудно было сказать, инстинкт самосохранения был тому причиной, или здравый смысл.
- Эх, не скажу что меня радует перспектива общаться пока тут будет вонять кровью и хрустеть кости, но ладно. Я сегодня, как ты уже заметил, весьма благодушен.
Очередная улыбка пересекла лицо Ригарда, и он встал с трупа гигантского насекомого, освобождая для собеседника место за трапезой. Сам же отошел подальше, и усевшись на песок, скрестив ноги перед собой, начал разглядывать небо, старательно не глядя в сторону адьюкаса.
- Человечность арранкар. Надеюсь, ты и сам понимаешь как это забавно звучит. Впрочем, в чем-то это верно. Наши поступки диктует именно то человеческое начало, что есть не только в нас, но и в вас, не снявших маски. Все же что мы, что шинигами, все пришли от людей. И ничего человеческого нам не чуждо. Даже таким как я, родившимся в Уэко Мундо. И даже философия, «убил, съешь», так же передалась нам от живых и смертных. Но, я полагаю, ты не об этом говорил.
Думая о том, как порой сложно объяснить, казалось бы, простые вещи, Ригард закрыл глаз, и постарался привести мысли в порядок. После чего, все так же не глядя на процесс перекуса собеседника, продолжил.
- Что, если я скажу тебе, что это вышло потому, что тебе повезло?  Фортуна повернулась к тебе лицом, и в тот миг, именно твоя судьба имела большую важность, чем твоего соперника? И при этом, это была не случайность. По воле чего-то более могущественного чем даже полумифический Король Душ, я и ты оказались именно там, где должны были, и сыграли свои роли. Ты, например, рассказал мне о той, кого я не видел многие годы, тем самым дав ответ на один важный вопрос, а я, кто знает, может быть дал тебе возможность стать следующим Примера Эспадой, или даже властителем Уэко Мундо. Так что, как видишь, не все так просто, и свою корысть с произошедшего, я поимел.
Придумать еще более простое объяснение воли Судьбы, было трудно. И хоть Ригард сомневался, что адьюкас поймет все правильно, но собой он доволен был. Все же ответил он честно, а главное, дал, пока что дикому, собрату пищу и для разума.
- Кстати, как тебя звать то?  А то ведем беседы как приличные господа, а имена друг друга не знаем. Меня Ригардом зовут, просто Ригардом.

+2

12

Когда арранкар отошёл, Рэй спрыгнул в кратер и повременил ровно настолько, насколько нужно было чтобы тот уселся и начал говорить. Сразу за этим последовала череда звуков и запахов столь отвратных и жёстких, что любому хватило-бы для появления дурноты; - Первым, судя по всему, треснул панцирь после надрывной потуги оторвать его с мясом (которая спустя время увенчалась успехом). Вся та застоявшаяся жижа, вся та чёрная перемешанная с внутренностями масса, что доселе сочилась по чуть-чуть, мгновенно начала заливать землю и пол кратера из образовавшегося отверстия. До нюха Ригарда донёсся аромат по составу сравнимый с долго державшимся взаперти куском мяса, запечатанным в собственном бульоне, который несколько дней простоял на жаре без холодильника, успел наполовину скиснуть и подгнить, и вдруг внезапно кто-то решил открыть "упаковочку". Лиса, впрочем, разносящийся душок по-видимости не пугал, поскольку за ним в пространство разнеслись звуки влажного чавканья, разрываемой мягкой плоти, неаппетитное бульканье растекающейся чёрной массы и обильный хруст не первой свежести костей. Непонятно было даже, слушает он рассуждения Ригарда или нет, - так варварски и заливисто трапезничал тот.
Но он слушал.
- "Примьера Эспадой" мне... - чавканье, хруст, - ...не стать. Система... ммрф... арранкар не приемлет никого, кроме... хррмх... арранкар, - фраза была обронена слегка до того, как прозвучал вопрос об имени. Сказал он это скорее даже для себя, чем обращаясь к нему, так как сказано это было не поворачивая голову к собеседнику и негромко. А вот на вопрос об имени адьюкас изволил вынырнуть из-под обломанного хитина, отряхнуть с морды кусок липкой гадости и повысить тон:
- Рэйнланд... Рэйнланд Хигаями. - Он отвернулся обратно, с силой выдрал какую-то внутреннюю часть и принялся её жевать, обильно слизывая с рук подтёки. - Имя, кстати, мне тоже помогла вспомнить она... Шерриган. - Пауза, сменяющаяся хрустом. - А про "властителя" - это ты, конечно, льстишь... - Хруст. Что-то ударилось о часть хитина. Рэй ещё несколько секунд возился, вытаскивая очередной кусок. - ...только власть мне не нужна.
Снова пауза - перерыв на еду.
- Я помню что такое "власть" и какие проблемы следуют за принятием её на свои плечи. Нет уж, - он издал смешок, - пусть лучше другие, - "Те, Кто Сняли Маски", - занимаются вопросами власти и устоя. Даже если у меня будет возможность перенять её на себя, я её использую только ради того чтобы сохранить свою жизнь... Не более того.
Знал ли он, зачем рассказывает все эти вещи? Задавшись только-что этим вопросом, он не сразу нашёл ответ.
- Если мой голос начнёт надоедать тебе, скажи об этом до того, как начнёшь меня убивать. Я умею молчать, знаешь ли, - в очередной раз, адьюкас с удовольствием облизнул длинным чёрным языком липкие пальцы. - Просто ты пока-что второй, кто за последние четырнадцать охот вместо убийства предпочёл беседу. Что примечательно, тоже арранкар... Хмх, - то была усмешка. - К слову, что за "шинигами" о которых ты упоминал? Что ты, что Она, упоминаете слово "человек" в связке с ними, но кто они такие пока никто не объяснил.

Отредактировано Raynland Higayami (15-07-2018 06:33:25)

+2

13

- Я бы не был столь категоричен, друг мой ушастый, - не удержавшись от усмешки и доли иронии в голосе, сказал Ригард, всеми силами не глядя на трапезу Рэйна, - Все меносы проходят один путь, и он неизбежно ведет к снятию маски. Век ли пройдет, или тысячелетие. Будь то одиночество, страх за свою жизнь, или желание обрести новую силу, но маска чудесным образом раскалывается. Так что и путь в Эспаду, для тебя не так уж невозможен. А значит, есть шанс и ее возглавить. И сейчас ты, замечу беспочвенно, боишься, что я попытаюсь тебя заткнуть путем убийства, а потом уже я буду бояться твоего гнева.
«Разве что ты прав, тебе оно не нужно. Только дурак сядет на этот стул по доброй воле и наденет на себя кандалы долга. И дай Судьба, всем излечиться, как мне.»
- Это все варианты, возможные развития событий. Вероятные повороты колеса Судьбы. Я не говорю, что ты им станешь наверняка, но чем Фортуна не шутит. Порой, мы и сами не знаем, что нас ждет за новым холмом, коих много на жизненном пути. Вот ты никто, а вот, вся реальность крутиться вокруг тебя, и наоборот, даже Уэко Мундо знает примеры тех, кто мнил себя центром мира, и познавших самые позорные падения. Впрочем, судя по тому, что ты не знаешь кто такие шинигами, ты явно их не застал. Да и вряд ли интересовался бы. Слухи живот не набьют.
Натужно хохотнув, беловолосый невольно задумался о том, что одну такую историю, тот вполне мог бы помнить, будь он арранкаром. Историю одного наивного мальчишки, решившего, что он сможет изменить судьбу арранкар, и сделать их лучше. И о том, как жестоко он за это поплатился. Впрочем, именно это незнание, позволяло сейчас вести эту ненавязчивую беседу, позволяющую одноглазому отвести душу, перед возвращением в замок, где нормально то и парой слов не перекинешься, не влезая в очередную интригу.
- И, кстати, о них. О Жнецах, то бишь. Открою тебе секрет, не только в пустых превращаться души людей. Даже больше, мы скорее исключение, та часть их популяции, что не смогла жить после смерти, и предалась злобе и гневу, отказавшись от своего человеческого начала. Да, Рэйнланд, представь себе, мы все порождения тьмы людских сердец, как сказал бы кто-то более поэтичный, - с наигранной экспрессией, сказал беловолосый, театрально всплеснув руками, - А вот все те, кто вел себя хорошо, и не давал волю плохим эмоциям, отправляются в  Сообщество Душ, мир что находиться по другую от нас сторону вселенских весов. На самом деле место не многим лучше нашего, но тамошние души не превращаются в зверей и монстров, получая возможность вновь вернуться на бренную землю в новом воплощении. Но не все. Те, у кого есть мощная духовная сила, по человеческим меркам, конечно, могут стать теми, кто эти «хорошие души», охраняет. Да, именно эти охранники и называются шинигами. И если ты думаешь, что арранкары странные, этих ребят тебе понять будет еще сложнее.
Ну да, описание вышло не самым подробным, но много ли следует знать меносу, не использующему гарганту, для охоты на людей. А значит, не сильно то и рискующему встречей к черными одеждами жнецов.
- Ну и как не трудно понять, они наши естественные враги. Мы души едим, они их защищают. Точнее, так было довольно долго. Но сейчас это значения не имеет, так как уже лет десять как мы договорились в дела друг друга не лезть. Мы не трогаем души, и не убиваем живых, они не посещают Уэко Мундо и не охотятся на молодых меносов, вроде тебя. Довольно хорошие условия, учитывая, что для развития любого из нас, начиная с гиллианов, человеческие души слишком малополезны. А последняя серьезная стычка с Сейрейтей, нам слишком дорого обошлась. Правда там такой же шинигами нами правил. Эх, были же дурные времена. Нами правил один из тех, кто должен нас убивать.
Воздух пустыни сотрясла новая череда смешков, вырвавшаяся из горла арранкара, не скрывавшего ироничного отношения к своим предшественникам, позволившим подобное.

+3

14

Отдавая дань чести рассказу арранкара, полу-лис стал вести себя заметно тише пока слушал. Было ли тому причиной, что большая часть работы уже сделана, либо же ему действительно было интересно? Он ел; Всё также доставал и отскребал от внутренних плоскостей сороконожки куски, но заглатывал их уже не чавкая, по большей части наблюдая за жестикуляциями и лицом Ригарда.
- Шерриган рассказывала, что арранкары были "созданы" давным давно, но не уточняла времени и причин... - Вдумчиво изрёк адьюкас. - Да и обстоятельств она тоже не касалась. Впрочем, в этом она была права; два дня назад я был значительно тупее, чем сейчас, когда у меня есть время поговорить и причины подумать.

Рэй и сам издал смешок, рассматривая всё произошедшее с цинизмом. Несколько дней назад он был животным, и сейчас, следуя фразе мужчины о пустых, впервые задумался о себе, как о звере. По сути, что он делал всё это время? «Выживал.» Но слова Ригарда о "монстрах" и "зверях" по странной причине задевали его, вызывая какой-то протест. Внутри него просыпалось возмущение:
«Я - животное?» - «Нет!»
«Я - зверь?» - «Нет.»
«Но факты говорят об обратном...» - В глубине, его память хранила знание о том что такое "животное", - сам концепт, без образов и внешнего вида, - и сейчас он со всей серьёзностью сопоставлял факты последних чувств и действий. Его это не устраивало.
«Что отличает зверя от не-зверя?» - «Способность мыслить.»
«Но звери мыслят?» - «Да, но не сложными концепциями; "звери" не способны постигнуть природу и причину "системы", навязанной арранкарами, не будучи напрямую навязанными им во служение, как часть звена этой цепи.»
«Тогда кто же я?..» Недовольство сменилось сомнением.
«Стало быть, монстр?..» Это было так неожиданно и легко принять, что вызывало тревогу: «Да... Похоже, что монстр.»

За время всей этой паузы адьюкас прошёлся вдоль трупа в яме, примерился к одной из трещин и с силой надавил, вызвав хруст. Образовалась новая сочащаяся брешь. Осознание же всех этих - чисто механических - действий к нему пришло лишь тогда, когда в его руке вдруг оказался толстый липкий комок, который он уже подносил к своей морде. Алчущая пасть от удивления схлопнулась. Голоса внутри запротестовали:
«Ешь!» - «Я ещё не доел!!»
И только его собственный голос прошептал с горьким чувством:
«Вывод не утешительный...»

- Знаешь, Ригард... Твои взгляды на мир очень интересны. Спасибо. - С глухим шлепком не съеденный кусок приземлился на песчаную поверхность. Адьюкас несколько секунд постоял, наблюдая за капающей с ладони жижей и слушая возмущения Голосов, как если-бы он вдруг начал идти против своей природы.
- Что бы не толкало твои причины, ты действительно помогаешь мне. Эти разговоры действительно нужны... Нужны даже больше, чем еда...
Но долго сдерживать первородный инстинкт не вышло; Голоса взяли над ним верх и Рэйнланд слизал с когтей остатки оброненной пищи, кинул на неё косой взгляд, после чего полез за следующей.
- Расскажи мне побольше о Вастер Лордах. Мне говорили, что они - следующая часть эволюции пустых, до арранкаров. - В этот момент Рэй не смотрел на собеседника, но говорил громко. - Как они выглядят?

Отредактировано Raynland Higayami (16-07-2018 01:49:27)

+2

15

- Ну, как говорят, нет пищи более благородной, чем пища для ума, - не скрывая иронии, сказал Ригард, уже без стеснения улегшись на песок, и показно расслабляясь, глядя в небо, - Нам всем полезно порой забыть о плотских желаниях, и дать волю жажде знаний. Или хотя бы простому любопытству.
К примеру, сам беловолосый, все эти полгода не сильно то нуждался в пище телесной, обходясь только чистой рейши. Тогда как разум его, и без того воспаленный его удивительным путешествием в прошлое, получил немало дополнительных тем, для усиленной работы. Порой, с точки зрения более рациональной стороны сознания, весьма странных и бесполезных. Но кого это волнует, когда это твой единственный способ развлечения. От того то, общение хоть с каким то собеседником, кроме себя самого, было для бывшего Первого, немалой радостью. Особенно со столь благодарным.
- А что до того, что нас, безмасочных, создали. Тут видна явная неподкованость моей дорогой подруги в вопросе. Что позорно, для нее, учитывая что ее же батюшка, пример обратного. К слову, он был настоящим вастер лордом, собственно как и ее матушка. Фактически, арранкар и есть новая форма нашего народа, сменяющая их. Ведь именно вастер лорд, может добровольно снять маску без вредя для себя. Если верить исследованиям одного бывшего члена Эспады, это что-то вроде спирального развития. Будучи порожденными человеческой души, мы неизбежно стремимся к обретению человечности, с каждой новой стадией отбрасывая монструозную натуру все больше. Так что, отвечая на твой вопрос, вастер лорд, это тот пустой, что имел настолько сильный дух, чтобы отбросить дикость, и обрести первые ростки истинного сознания на уровне с человеком и шинигами. Конечно, искусственное снятие маски, ускоряет процесс.  Но, как по мне, именно достигнув стадии человекоподобного меноса, можно по настоящему достичь звания сильнейшего и с чистой совестью снять маску.
Трудно было не признать, что именно те кто снял маски сами, имели не просто самые полноценные умения, но еще и более развитую психику. Тот же Старк, никогда не был замкнут в ловушке своего одиночества, проявляя куда более подвижный взгляд на мир, чем даже его супруга, или Барраган. То же можно было сказать и о Улькиорре, что, по слухам, тоже отказался от маски сам, и проявлял удивительную, по меркам пустых, заинтересованность людьми, сильно изменившись, опять же по слухам, со времен войны с шинигами. А его таинственный Второй Этап Рессурекшена, во всей старой Эспаде никто не владел таким. И кто бы мог подумать, что новому поколению, он доступен. Возможно, как раз, тот же Лофт и занял место Примеры, показав его остальным.
- К слову, что я, что Шерриган, натуральные вастер лорды, урожденные и полноценные. И все потому, что произошли от пустых, имеющих человеческий образ. Так что, в каком то смысле, некогда редкие на просторах пустыни «Великие Пустые», сильно увеличили популяцию. Хоть отменяй договор и начинай новую войну, с верой в победу.
И тут же, беловолосый, засмеялся этой мысли, понимая как глупо было бы верить, что шинигами тоже не нашли способ превзойти свой прежний уровень сил. Тем более, что такие монстры как Зараки Кенпачи, или Ямамото Генрюсай, и в годы полной силы Ригарда были грозными врагами. Что уж говорить о потенциале тех, кто их мог сменить. Так что только дурак позволил бы войне начаться вновь.

+3

16

- ... Ведь именно вастер лорд может добровольно снять маску без вреда для себя.
- Стало быть, я могу стать арранкаром?.. - Шепот. Полу-лис замер, внезапно озарённый постепенно складывающейся в его уме картиной.

От одного до пяти голосов - самые слабые, самые безвольные из пустых, что он видел. Сейчас, активно размышляя, он невольно поставил их на самое низшее звенье "эволюции пустых". От пяти до четырнадцати... «нет, пятнадцати,» - это те большие, голодные, опасные; те, за кем он когда-то охотился в лесу и ел. Длинные фигуры с чёрной кожей, что похожа на мантию; - не удивительно, что здесь, наверху, он никого из них не встречал. Их удел - лес, а знание о том что за его пределами - бремя более сильного разума.
От шестнадцати до тридцати двух..? «Да, пусть будет до тридцати двух,» - это те, кто сейчас подобен ему. "Адьюкас", как их назвали арранкары. От тридцати трёх до, должно быть, сорока? Это - Вастэр Лорды. Те, кто близок к человеку, кто подобен тем, кто "человечен" - те, что опаснее длинных и голодных, потому что сильнее. Потому что умнее. Те, кто знают о мире за пределами леса.
И выше сорока одного - арранкары. Те, кто почти полностью сняли маски. Те, чей образ назван "человеком", - это слово было так знакомо!, - и те, чей путь по "спирали эволюции" ближе всего нагнал их к человеческому образу.
Из этого следовал вывод: «быть человеком - значит, быть сильным.»
«Но что насчёт их душ? Он говорил, что их души малополезны.» - «Душа одного должна быть сильной...» - «Так почему они не полезны для нас?»
Он не понимал этого.

- Почему, если ты стремишься быть человеком, ты становишься сильнее, но сама человеческая душа не является для нас полезной?..
Адьюкас, оставив еду, развернулся в сторону Ригарда и даже взобрался ногами на хитин, дабы собеседника лучше было видно.
- Кто такие "меносы" и "геллионы"? Это - названия Пустых, которые вы используете? - Прислушиваясь к словам собеседника, он точно также вслушивался в его Голос. И вновь: «один.» Один голос. Исключение из правил, исключение из составленной схемы. Снова начинало проявляться чувство тревоги... «Почему?»
- И каким образом ты, арранкар, сумел выжить, имея только один Голос?
Взгляд адьюкаса был требователен и напряжён; будто его собственные голоса пытались остановить его, направить обратно, предостерегая о пересечении грани допустимого, но он противился.

Отредактировано Raynland Higayami (16-07-2018 23:04:07)

+2

17

- Голос? - не скрывая удивления спросил Ригард, даже поглядев на собеседника, стараясь не разглядывать то что у того под лапами — Это ты о душах составляющих сущность меносов? Слыхал о таком. Но я же уже сказал, я родился уже полноценным васто лордом, имея силу изначально. А эти самые голоса, появляются только если пожирать сущность других высших Пустых. От чего, меня, уж будьте добры, увольте.
Признаться, в первый миг, Ригард подумал о совсем других голосах. Тех что часто звучали в его голове в миг раздумий и поиска решений. Голоса что часто менялись и не имели четкой формы и личности. Именно они нашептали ему смутные образы, вынудившие двинуться в Лас Ночес. И они же, всегда были где-то рядом, выжидая момента для новых советов и подсказок. И лишь осознание того, что простой адьюкас, пусть и избранный Госпожой жить дальше, не мог знать о этой сокровенной связи между ней и ее слугой.
- Я, знаешь ли, никогда не разделял вкусы наших собратьев из Леса. И как понимаю, у моей бесценной Шерриган, этих голосов было побольше моего? Что, конечно же, прискорбно.
Что было истиной. В какой то мере, еще прошлый Ригард сожалел что его напарница по тренировкам пошла этой кривой дорожкой. А уж сейчас, когда в душе арранкара не было ненависти к ней, понимание ее одичалости, ощущалось куда неприятнее.
- К слову, мы стремимся не вернуться человеческий вид, мы стремимся вернуть человеческий образ мышления. Можно сказать, процесс нашего развития, можно сравнить с фильтрацией. Каждая новая ступень эволюции, это более чистая концентрация сознания. Гиллианы, к слову, а не геллионы, мешанина из всего и всех, говорят, из тысяч, пустых пожравших друг друга, даже не имеющая сознания как такового. Потом адьюкасы, первая фильтрация, очистка особо слабых и безвольных душ, создание концентрата из более сильных, создающих одну, полноценную, зародившуюся еще в гиллиане. А васто лорд, чистейшая эссенция воплощающая полноценную личность, избавленную от излишков и груза дикости. То есть, множество душ, ставших единым монолитом. И вот вопрос, зачем совершенному дистилляту, вкрапления мутной воды в его прозрачной чистоте? Совершенства они не прибавят, а картину портят, а то и ухудшают свойства. Впрочем, похоже я все же выбрал не самый правильный пример. Или ты уже понимаешь и такие термины? - еще один мимолетный взгляд на звероподобного Пустого, и опять без концентрации на зрелище его перекуса, - Кстати, хочешь забавный факт? Если ты продолжишь есть врагов слабее себя, ты можешь деградировать, обратно в гиллиана, уже без шанса эволюции. Хотя, говорят, у вас это что-то вроде инстинкта, и вы это осознаете, даже не понимая умом. Но, предупредить стоило, ты так не думаешь? Путь до васто лорда тернист и сложен, что уж говорить о самостоятельном снятии маски. Может тебе и повезло, что Шерриган взяла тебя под свою опеку, кто знает, может она будет кормить тебя плотью снявших маски, а то и своей собственной, и ты быстро достигнешь желаемого. Если только твою маску не повредит кто-то другой. Если верить словам одного моего наставника, менос повредивший маску до срока, неизбежно лишиться шанса развиться дальше.

+3

18

- ... Или ты уже понимаешь и такие термины?
«Понимаю...»
И в самом деле, он понимал. Каждое слово, каждый смысл лежали перед ним как на ладони, но в его разуме не было объяснения, почему так. Была лишь головная боль, что усиливалась всё больше и больше с каждым новым термином, со звоном отражающемся от тумана памяти; с каждым новым словом, простым или сложным, которое говорил арранкар.

***

К моменту как Ригард кинул второй взгляд на Рэя, тот уже сидел, сгорбившись, - восседал на сколопендре, - держась одной рукой за голову и опираясь другой о собственное колено. Челюсть его вяло жевала, - следов былого голода и звериного естества почти не осталось, взамен являя перегруженное существо: физически - едой; психически - информацией. Глаза, до того жадные и требовательные, вдруг отражали усталость.
Пустыня вокруг всё также была пуста и незатейлива. Всё также на горизонте возвышался белый исполин из куполов и башен; всё так же зияла на зените мертвенно-бледная луна, изредка прикрываясь ото взгляда балахоном из тонких туч. Дул лёгкий ветер, перегоняя песок, - за те пятнадцать-двадцать минут, что болтали пустые, существенно изменилось немного, и никто так и не пришёл их навестить. Даже немногие надземные и подземные смельчаки - и те прятались, не решаясь приближаться к превосходящему по силе собрату.

***

- ..., менос повредивший маску до срока, неизбежно лишиться шанса развиться дальше.
- Это как какофония голосов... - Отвечал адьюкас не глядя на Ригарда. - Тот, что сейчас подо мной, убит... И один из тех, что были внизу, - на седьмой охоте... Те, чьи Голоса отказались им подчиняться. - Протяжный и тяжелый вздох; словно ему было сложно формулировать речь. - Это сродни тому, как ты теряешь контроль над собственными мыслями и рассудком.
Он помолчал немного, кинув взгляд в сторону арранкара. О чём-то подумал.
- Ты же, ведь, не знаешь, как это..? Ведь так? Ты их слышишь? - И хмыкнул, отвернувшись. Будто-бы зная ответ. - Это странно...
- Голоса определяют не только то, как ты мыслишь. Не только то, как ты говоришь: они говорят тебе, как ты действуешь. Они говорят, насколько ты сильный. - Снова взгляд на Ригарда. От чего-то - с прищуром. - По крайней мере, так было до встречи с тобой...
Выпрямившись, адьюкас почесал бок, после чего с глухим гортанным рокотом потянулся.
- Те, чьи маски повреждены, не контролируют свои Голоса. Их Голоса кричат, шепчут, мешают ему; не дают думать и причиняют боль. Это видно со стороны. Я это видел дважды.
И снова - усталый вздох. Он поморщился, хватаясь за голову, недовольный...
- Хватит... Пожалуй, хватит на сегодня бесед. Я хочу больше, но не могу больше. Моя голова болит, и моё тело требует отдыха.

Отредактировано Raynland Higayami (18-07-2018 02:52:17)

+1

19

Откровения адьюкаса, были для Ригарда, весьма интересными. Не каждый день открывается возможность заглянуть в голову меноса на пути к обретению единой личности. Точнее в прямом то смысле, сколько угодно. Но вот узнать как оно, когда тебя разрывают изнутри сотни и тысячи голосов, пусть настоящую силу имеет от силы десяток. Невольно, беловолосый, опробовал сравнить то что говорил Рэйнланд, с теми голосами, что управляли его поступками. И все же, не смог представить какого это. Своих советчиков и подсказчиков он мог игнорировать. Да трудно, да потом голова разрывалась как после хорошего загула, но все же. Тогда как голоса меносов, судя по всему, имели куда большую силу, являясь скорее соседями по одной черепной коробке, а не периодическими гостями. А особенно любопытно, было узнать причину того, почему адьюкасы теряют возможность к саморазвитию. Хотя, слышать то, что голоса подавляют волю главной личности, было странно. Ведь Ригард помнил рассказы Гриммджоу о том, как тот стал лидером стаи, и о том, что он сам откусил части масок своих будущих фрасьенов. И те не лишились разума. Впрочем, может быть дело было в том, что довольно скоро они стали арранкарами. Или то что описывал лис, было индивидуальной чертой, и в случае самого Хигаями, его ждало именно это. Как и тех двоих, что он сам видел. Невольно захотелось прихватить собеседника с собой, и передать в руки кого-нибудь из наследников Заэля. Но так же быстро оно пропало. Слишком хорошо знал бывший Примера, что на одних наблюдениях и  исследованиях не инвазивного типа, эта семейка никогда не останавливалась.
- Ну ладно тогда. И правда, пора бы и в путь. Мне еще долго топать. А тебе, и верно, есть о чем подумать, - с показным кряхтением, Ригард поднялся на ноги, отряхивая свою пародию на одежду от песка, - Бывай. Надеюсь еще свидимся. И Шерри тебя не съест до этого.
Посмеявшись собственной шутке, одноглазый арранкар махнул на прощание рукой, и двинулся дальше, мысленно ощущая. Что эта встреча была куда более важной, чем он мог сейчас подумать. И, кто знает, может быть в замке он поймет всю суть и смысл. А пока, стены белой твердыни и не думали приближаться.

---> Right back where we started

Отредактировано Rigard (19-07-2018 10:36:09)

+1

20

Прощание арранкара осталось без ответа. Ещё некоторое время после того адьюкас сидел, глядя вслед исчезнувшему за насыпью барханов силуэту, и думал. Размышлял, переваривал всё ранее сказанное.
Согласно Его словам, адьюкас может стать арранкаром... Реально ли это? Он не знал. Эта мысль вызывала смешанные чувства, - одновременно отторжения и воодушевления. Как шанс стать чем-то большим, но не тем, чем он хотел изначально. А "Васто Лорде"? Нужно будет есть тех, кто сильнее... тех, чьи души сильнее. Это - разумное требование. Оно вызывало спокойствие и тёмную уверенность в правильности цели. Но что до меньших? Что будет, если он продолжит есть уязвлённых, слабых? Деградация? Падение? Боль, какую испытывали они? Нет; этого он не желал! Но и отказываться от поедания тех, кто слабее, - меньших, - было идеей... сложной для принятия. Как будто внутри него что-то шептало, - не Голоса, не его разум, а что-то другое, - что это неправильно, отказываться от такого рода пищи из-за предрассудков. И мир..? Где-то там, далеко, есть... ещё один мир? Не мир людей, не мир живых, но мир душ, которые охотятся на них... Охотятся на таких, как он? Становилось тревожно; Как будто когда-то, давным давно, ему уже доводилось встречаться с чем-то подобным, схожего описания... Чувство неприятного узнавания, которое сложно уловить. Хранящееся на периферии зоны тумана, не дающее сознанию зацепок о себе... Только чувство.

Много ли времени прошло с момента, как он встал? Как он начал бродить по песку, выбравшись из кратерной ложбинки? Десять минут, час..? Время утекало за размышлениями; - разум занимался сортировкой данных, пока тело привычно напрягало слух и зрение, ища новые угрозы и место чтобы от них скрыться. Полный живот отягощал, ненадолго заглушая зов Голода и желания Голосов, но он же делал его уязвимее: желание спрятаться и переждать не помогало избавиться от слежки и участи быть жертвой. Прошло два дня с момента выхода на пески, а он всё ещё не имел убежища, ровно как и знания о том как его найти! Потребуется ещё много охот, ещё много времени слежки, перед тем как он начнёт понимать границы; а пока... он брёл. Ему надо было идти. Непрерывно; не останавливаться. Ведь на запах уже вскоре должен будет кто-то придти. Обязан будет! Так было всегда, в лесу... и здесь вряд ли должно что-то сильно отличаться.

Отредактировано Raynland Higayami (19-07-2018 07:10:32)

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » Завершенные эпизоды » Наблюдатель. Пустыня. Часть 1.2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC