Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » За пределами » Part of your world.


Part of your world.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Описание: В один день все просыпаются и понимают, что стали не совсем тем, кем были, когда ложились спать - каким-то чудом пол их сменился. И, конечно же, вы не в курсе что то же самое произошло и с остальными учениками.
Действующие лица: все желающие.
Место действия: Академия шинигами, общежитие при Академии шинигами, Сейрейтей.
Статус: активен.

0

2

- Г... реба-ое сол-це! Почему ты не задернул шторы?
Даичи рухнул с кровати, грохотом локтей и затылка ознаменовав наступление очередного утра. Что это за щупальца, которые лезут в рот и пытаются задушить парня? Боже мой, неужели...
Тентакли? Блондин сел (недостаточно испуганно), охая и потирая ушибленную спину. А потом подтянул колени к груди, настороженно озираясь. В рот по-прежнему лезли какие-то тонкие сухие сопли. Безвольные и желтые. Надо было позвать Кьеширо, но тогда сопли залезли бы в рот. Парень упрямо мотал головой, решив не сдаваться и найти источник атаки. Надо было осмотреться. Но взгляд дальше притянутых коленей не ушел. Колени выглядели странно. Круглее, чем обычно. Мягче, что ли. С нежной кожей. Больше. Так, стоп. Колени не могли так потолстеть от трех кусков вчерашней пиццы. Боже мой, неужели...
Сиськи? Даичи аж подпрыгнул. Объемные труселя соскользнули с тела, являя всю красоту и наготу миру. Ну конечно, за такой необъятной красотой настоящих коленей можно было с непривычки и не разглядеть. Нет, это определенно не могло быть грудью. Но почему тогда у опухолей были соски? И почему они так колыхались. О ужас. Он умрет? О счастье. О Дьявол, е*ущий грешников. О-о-о!
Вопль торжества. Голый Даичи вертелся на месте, распахнув шкаф и пытаясь разглядеть себя в зеркале, которое не вмещало все его прелести. Женское тело, это же надо. Парень водил руками по телу, вылупившись на себя в зеркало и пожевывая длинные волосы от удивления. Все ясно, это сон. Эта ясная мысль не давала ему впасть в истерику или даже испугаться. Если это сон, значит все нормально. Значит, надо наслаждаться моментом, пока есть время. Он даже кивнул себе в зеркало.
Вот, смотрите - это грудь. А это? Это попа. Ах, и даже никакого целлюлита. Боженька, спасибо тебе за это тело! А это? А это... хм. Это небритый лобок. Мягкие светлые волоски. И их даже можно потрогать.
Он осматривал себя минуты три, поворачиваясь во все стороны. Даже наклонился и попытался оглядеть со всех ракурсов.
- Эй, красавчик! - Быстрый топот по полу, и Сасакибе с разбегу плюхнулся на Кьеширо. Тот часто ночевал с ним в комнате, даже не числясь больше в общежитии. А сейчас из-под одеяла торчали наружу только длинные волосы. - Краса-а-авчик~! - Молодое девичье чириканье громко раздавалось на всю комнату. - Ты мне нравишься, давай замутим, пока твоего парня нет. - Расцеловав от избытка чувств сонное лицо, Даичи уселся на медика в позу наездницы. - Смотри!
Он нежно погладил свои груди ладонями. Сжал их, с гримасой восхищения потирая друг об друга.
- Классно, да?
Сасакибе мял грудь пальцами и смотрел на свое тело с такой любовью, что, пожалуй, сейчас он любил себя даже больше, чем Укитаке. - Смотри! - Блондин попрыгал. Все его богатство, соответственно, попрыгало вместе с ним. - Ты поражен? Ты уже меня любишь? Ах...
Дрожащий палец нацелился на... девушку. Даичи потерял дал речи. Это... Это было...
- ЭТО лучший сон в моей жизни! Я хочу остаться в нем навечно! У тебя тоже! - Наверное, слышали все соседи. Студент пылко прижал к своей груди любимого, рухнув на него (нее?) сверху и не оставив путей к отступлению и воздуху. Он путался пальцами в темных волосах, крепко держал чужую голову, утопив ту в своем бюсте, и не переставая мурлыкал что-то сбивчивое, вроде "Мягкие, да?!... Потрогай... А если мы... А у тебя меньше!... Но тоже мягкие! А давай посмотрим под одеялом...Классно, правда?!".
[AVA]https://i.imgur.com/mHh6Jsa.png[/AVA]

+2

3

Хинамори Айяме, 6 курс, 1-й класс,
комната Хинамори Айяме > комната Сасакибе Даичи

У нее все болело. Плечи, спина, поясница, кажется, даже голова и уши. Хинамори переворачивалась с одного бока на другой, лишь бы ухо на котором она лежит, перестало. Спать на спине или животе - не очень. Та не любила когда нос тыркается в подушку или голова так и соизволит покатиться в какую-то сторону. Тогда как нормально разворачивала подушку вертикально, на верхний край соизволила отправлять свою голову, а нижний по-всякому обнимать руками, дабы во сне это скопление перьев под тканью, не забрали. Правда, и без того вряд ли кто-то отчаялся на то чтобы что-то отнять у нее. Наконец, не выдержав того, что все, что можно и нельзя, ноет, та вскочила на кровати. Стараясь не трогать голову раками, та прошествовала в один край комнаты, потом в другой. Отчего-то ей казалось всегда, что если ты хоть кончиком пальца посмеешь прикоснуться к своей нерадивой башке, то быстро забудешь что тебе снилось, а ей хотелось верить, что она что-то видит, но уже ничего не помнила. Глаза, как обычно, слиплись и ей пришлось все же руками раздирать их, дабы нормально видеть. Нет бы умыться, как нормальному человеку, но ей важнее было выпить что-то. Стоит заметить, что Хинамори легла вчера в шесть вечера и проснулась, если верить тому, что на улице, то ли в пять, то ли в шесть. Солнце только вставало, а рассвет обычно в это время когда, как раз на эти часы.
В ее руках была кружка. Она насыпала в нее ложку чаю. Не такого чая, который пьют все те, у кого есть хоть частичка разума, а растворимый. Такой, к которому и сахар сыпать не надо, потому что его надо просто растворить. Как рамен быстрого приготовления. Сыпанула еще две и протянула руку к чайнику, начала лить туда воду, как вспомнила, что готовя чай, надо думать о нем, а не о вчерашнем опыте, который ее вымотал. Резко прекратив это действо и оттого пролив пару капель холодной воды на пол, шинигами поставила чайник все же кипятится. Кажется, от осознания того, что она начала делать этот чай неправильно, девушка думала уже тихо посмеяться, но не сделала этого. Кажется, она уже однажды хохотала над какой-то плюшевой игрушкой, которую кто-то оставил в ее комнате. И, опять же, недолго.
Ученая села за свой стол, сразу же притянув в свои рученьки, бумаги и став читать, как было принято у нее все эти годы. Все выглядело знакомым и удивления не вызывало, значит, она прекрасно и досконально помнит вчерашний эксперимент. Это было замечательно, потому что сегодня надо было его обязательно продолжить. Чайник вовсю свистел, но шинигами настолько погрузилась в бумаги, что заметила это только через какое-то количество времени, которого было бы достаточно для того, чтобы пробудить всех соседей.
Залив кипятком поверх холодной некипяченой воды, ученая стала помешивать жидкость. Все же этот чай ей нравился больше друг. Он не пах чем-то цветочным или фруктовым. У него был запах, но какой-то ненастоящий, искусственный и сладкий. Он был всегда прозрачным и в нем никогда не плавали чаинки, потому что тех просто не могло быть, он ведь растворимый. Потому заливая себе в рот эту жидкость, которая в чем-то была подобна даже сиропу с каким-то кисловатым привкусом, шинигами всегда была довольна. Точнее не так чтобы на плюс пять по своей внутренней школе, но хотя бы на ноль, а не какое-то отрицательно число, которых было с добрую сотню, тогда как положительных только с пяток.
Девушка позвала Кохаку, та явилась, ученая приказала ей заменить на себе одежду со вчерашней (это не была пижама, ученая уснула в чем попало), на сегодняшнюю форму Академии. Для галочки надо было явится и отметится, а потом уйти в свою любимую лабораторию. Кроме того, она обещала зайти за Даичи, который говорил о том, что должен ей что-то показать. Тот, зная характер Айяме, не досаждал ей подобными приглашениями и к этому  та отнеслась достаточно серьезно, но при этом прекрасно понимая, что может позволить себе забыть, если найдет более важное дело. Но так, как сегодня на первую пару в Академию надо явится, то зайти за Сасакибе не трудно.
Поймав на себе слегка удивленный взгляд Кохаку, которая была точно такой же как обычно (все же та не живая и приняла исключительно тот вид, что запрограммировала сама Хинамори), девушка не захотела интересоваться, что ей не так. Розововолосая же (сразу опознавшая Хинамори, да и реяцу той тоже не изменилась), видимо решила, что так и надо и не стала задавать никаких вопросов, сменив одежду и белье недо-девушки на то, в котором ей было бы удобно. И все это, не сказав ни слова, поклонившись и исчезнув.

Ученая добралась до комнаты Сасакибе без каких-либо происшествий. Подходя к ней, услышала какой-то шум, но не обращая на этого большого внимания, постучалась и тут же толкнула дверь.
Кажется, ее взгляду предстали пара нагих девушек, от вида которых она не смутилась и поинтересовалась:
- Где Сасакибе? - кажется, Айяме не смутило даже то, что ее голос стал ниже, пусть и ненамного, наверное, решила, что все это от долгого сна или перелета жаворонков на запад. Касательно того, что парень балуется у себя в комнате с двумя студентками или смотрит на то, как они ублажают друг друга, ей было абсолютно все равно. Личная жизнь единственного друга в Академии и то, какая именно та, ее не волновала абсолютно. - Девушки, я повторю вопрос для глухих или тупых: где Сасакибе?
[NIC]Hinamori Aiame[/NIC] [AVA]http://i.imgur.com/ooPWoHH.png[/AVA]

+1

4

Укитаке Кьеширо, 4 division-9 officer
комната в общежитии

- Солнце, не шуми, дай поспать, - грохот, шум, возмущения по поводу чего-то там, сонный мозг просто отказывался воспринимать что-то кроме недосмотренных кадров про огромные живые шприцы, динозавров и бабочек-ниндзя. Поэтому, когда блондин ненадолго заглох, со стороны кровати раздался вздох облегчения, после чего одеяло закрыло тельце до самой макушки, защищая от света, шума и бабайки в виде иногда слишком активного парня. Какова же была его "радость", когда это пушечное ядро, которому явно не спалось в чертов выходной, с разбегу врезалось в искренне пытавшегося поспать Хио. Ну вот за что, спрашивается, за что так с ним.
На щебетание слишком уж звонкого голоса он не сразу обратил внимание, мало ли, послышалось, не отошел еще, сосредоточиться не может. Вместе с пониманием того, что сон для него закончился, пришло странное осознание несостыковок. Женский голос, странная легкость в теле, а стоило ему открыть заспанные глаза, так к предыдущим симптомам еще добавилось то, что Сасакибе девушка. Итак, что бы это могло быть... Стоп. От неожиданности парень резко сел, удивленно разглядывая слишком уж радостное лицо. Нет, это определенно не сон, он отчетливо слышал и чувствовал, как хрустнула поясница, когда на нем прыгали. Но тогда что? Массовая галлюцинация, болезнь, чья-то злая шутка?
- Что? Что это? - "что у него тоже", но вопрос озвучен не был, так как его тут же повалили обратно, топя в объемных грудях. Какого черта - спрашивало сознание. Я задыхаюсь - возмущался мозг. О, реально грудь - парировали руки. С одной стороны, это было бы чудесно. Сасакибе девушка. К тому же шикарная блондинка с шикарными формами, и если бы он перестал душить этими формами несчастного медика, тот бы обязательно это сказал. А вот с другой... Эй, мы так не договаривались. Конечно, тогда бы у отношений было будущее, официальное будущее, по крайней мере. Но не так, это Укитаке стоило бы быть девушкой. А еще ему не давала покоя фраза "у тебя тоже". И пока он честно пытался отбиться от груди, когда объятья разжали и переключились на что-то, видимо, более важное, что-то небольшое и, судя по радостному воркованию блондинки, мягкое... Матерь божья! Да у него же тоже были сиськи! Надо быть серьезным, это странно, это аномалия, это просто невозможно. Нужно держать себя в руках и сохранять трезвость рассудка. - Почему твои такие огромные?! - Кьеширо готов был разрыдаться. Даже во всем этом абсурде Даичи выглядел явно лучше. Иногда брюнет даже радовался, что им не нужно соперничать, иначе бы он определенно проиграл. По всем пунктам. Не спасло бы даже смазливое личико. - И талия какая! А бедра! - Он почти выл, вцепившись тонкими пальцами в чужую кожу. Это ж надо, кто бы мог подумать. К черту серьезность, к черту все, почему Даи такой красивый?! Это точно был не сон? Нет, серьезно. Как такое может быть? Где-то на отшибе разума что-то кричало о противоестественности происходящего, но прислушаться к этому было почти нереально, когда перед глазами такие две прелести. Парень, хотя можно ли его теперь так называть, даже обнял этот комок энергии, прижимая к себе и зарываясь лицом в длинные пшеничные волосы. Были геями столько лет, а в одно утро проснулись лесбиянками, что может быть абсурднее и смешнее? Но на всякий случай он даже впился в пухлые губы, чтобы проверить, точно ли это не сон. И все бы ничего, если бы не открывшаяся так внезапно дверь. Вы ничего не знаете о скорости, если не видели, как эти двое оказались под одеялом. Точнее, Хио среагировал, затаскивая радостную блондинку к себе и накрывая всю ее непотребщину, шипя ей на ухо что-то вроде "ты какого хрена дверь не закрываешь, идиот" и еще пару безусловно ласковых.
Парень в дверях был не знаком Укитаке, но тон его не вызывал ничего кроме раздражения. Не спасала даже рука, крепко вцепившаяся в чужое бедро, призванная успокаивать ее обладателя и помочь ему держаться от необдуманных действий. Хотя о чем тут говорить. Если незнакомец не признал в обворожительной блондинке Даичи, значит, это был не сон и не их галлюцинация. - Молодой человек, вас не учили не врываться в чужие комнаты? - Он изо всех сил старался придать голосу обычный холод. А что можно было еще сказать? Вот твой Сасакибе, только у него грудь четвертого размера и дырка между ног, но это неважно, не так ли? И вообще. Что это за хрен такой, который так упорно требует Даичи? Брюнетка (о, боги) даже одарила тельце рядом уничтожающим взглядом, не предвещающим ничего хорошего.
[AVA]https://i.imgur.com/qqMz2cZ.png[/AVA]

Отредактировано Ukitake Kiyoshiro (29-06-2014 18:46:18)

+3

5

Говорят люди, что какими были родители, такими будут и дети. Мол, плохая наследственность. Если мать была воровкой или отец рецидивистом, то вряд ли ребенок будет любить котиков и собирать на полянке маргаритки. Хотя это не всегда работает, ведь бывают случаи, когда мать аки монашка живет, но вот ее дитятко внезапно возвращается из школы весь в крови. А почему? А не надо было ему читать "Кэрри" Кинга.
Тайо была дочерью своей матери. Усаги всегда была раздолбайкой, не думая о будущем дне, живя настоящим и находя истинное призвание в удовлетворение своих желаний и потребностей. Блонди хотела развлекаться, спать круглыми сутками, не думать о будущем и не брать на себя ответственность за свои же поступки, предпочитая спихывать ее на тех, кому не посчастливилось оказаться рядом. Если бы Мураками не родилась шинигами и не имела жизнь длиной в тысячу лет, то возможно уже давно бы стала наркоманкой и закончила жизнь в прибрежной канаве, пытаясь успеть и попробовать все, что только можно, но у девушки есть еще лет сто впереди, все успеется.
Мураками чувствовала себя ужасно. Голова гудела, в глаза будто насыпали тонну песка, а во рту будто радужной пони опорожнился. Блондинка перевернулась на бок, подтягивая одеяло. Мыслей как таковых в голове не было, девушка даже не сразу поняла, кто или что она, да и что она делает в кровати, но тело требовало душа и хоть какой-нибудь еды. Тайо попыталась вспомнить, когда в последний раз ела и не смогла вспомнить, наверное, вчера утром. Желудок еще раз жалобно заурчал, прямо как кот, который требует добавки.
-Заткнись... - прохрипела Мураками, подтягивая подушку ближе, практически обнимая ее. И тут-то, Тайо почувствовала себя как-то неудобно. Нет, волосы все еще лезли в лицо, но было как-то странно и удобно лежать на животе. Блонди, не открывая глаз, провела ладонью по груди. Потом еще раз и как ошпаренная вскочила с кровати, но запуталась в одеяле и кубарем скатилась на пол.
-Не мешай спать, - промычал сверток с кровати Касуми, а Мураками уже бежала в душ, точнее, спотыкаясь о каждый предмет по дороге, даже больно стукнулась коленом об угол шкафа, но Тайо повыв с секунду забыла об ушибе.
-БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ! ГДЕ МОИ СИСЬКИ?!
Сбылась мечта яойщицы - Тайо стала мужиком. Девушка начала нервно и в спешке стягивать с себя майку и шорты, чтобы убедиться, что ей просто в похмелья не показалось это во сне.
Нет, не показалось. После тщательного исследования своего нового тела, девушка пришла к выводу, что оно очень даже ничего. Однако без родных бидонов, которые вот-вот утянут вниз, на землю-матушку, было тоскливо. Да еще и волосы... Емое, это просто добило девушку, точнее, парня. Длинные, светлые, до талии - еще бы корсет с чулками и можно переть работать в бордель. Не думая, Мураками начала рыться в своей косметичке, ища маникюрные ножницы. Нашла и принялась обрезать волосы - зачем он это начал делать? Да потому что у Тайо был чертов приступ истерики и ей надо было что-нибудь сделать. Например, обрезать свои длинные волосы.
Спустя примерно десять минут раковина была забита светлыми локонами, а из зеркала на Тайо испуганно смотрел светловолосый лохматый парень. Блонди провела пятерней по волосам, парень из зеркала в точности до секунду повторил это не хитрое движение. Мураками медленно опустилась на кафельный пол, держась за раковину. Девушку еще никогда не было настолько страшно. Ведь раньше она всегда знала, что будет дальше: после драки ее отчитают, после экзаменов она будет либо заниматься, либо нет, после пьянки отходняк,а  тут... Тут тупая темная неизвестность, которая бесила больше, чем молчаливый занпакто.
"Надо к кому-нибудь сходить, кого-нибудь найти", - мысль пришла к девушке мгновенное, но Тайо просто не могла заставить себя подняться с пола, умыться, одеться и пойти искать квалифицированную помощь.
Тут в комнате что-то зашуршало, дверь ванной осталась не прикрытой, видимо Касуми начала просыпаться и Мураками заставила себя, с помощью оглушительно пощечины, подняться с пола. На негнущихся ногах, Блонди проковыляла в комнату, перед этим убедившись, что ее соседка все еще мирно сопит на своей кровати и уж точно не проснется в ближайшее пять минут. Мураками практически по стенке добралась до шкафа и вытянула оттуда первые две попавшиеся вещи, которые тут же полетели на пол. "Ну уж точно в юбке и топике я по общаге не пойду", - во второй раз Тайо улыбнулась удача, пусть и криво. Это были джинсы и серая футболка, которая болталась в районе бывшей груди (Блонди всхлипнула, вспоминая два своих арбуза-до-пуза) и пошарив рукой по полу, нашла потрепанные сланцы. Одевшись, Тайо выскользнула в коридор, осторожно прикрывая за собой дверь.
Куда идти? Что делать?
"Да куда-нибудь,"- решила Мураками, поворачивая направо и периодически вздрагивая, слыша шум или скрип из-за дверей. Блуждала она недолго, через пару поворотов и лестничный пролет найдя комнату Даичи. Оттуда слышались какие-то голоса, да и еще кто-то застрял в проеме. "Что там происходит? Может Сасакибе мне поможет?" - Тайо нервно закусила губу, думая, чтобы повернуть назад и вернуться в комнату, где можно просто забиться в душ, включить воду на полную мощность и плакать, плакать, плакать. А потом вытереться, одеться и отправиться в бордель, правда кого-нибудь снять, ведь не каждый день у тебя появляется агрегат приличного размера! Да и похмелье все еще мучило, но Блонди чувствовала своими яйцами (о да, теперь она так может выражаться, хотя и раньше ей никто не запрещал), что если она опохмелится либо что-то выпьет/съест, то она проведет незабываемое время в обнимку с унитазом.
"Была не была", - Мураками подошла к комнате Даичи, заглядывая через плечо парня. И тут же покраснела, увидев двух обнаженных девушек на кровати.
-Оу, я, наверное, попозже зайду, - Тайо вздрогнула, услышав свой новый голос. Пресвятые яйца, сколько это еще будет продолжаться-то?! - Вы, это, Даичи не видели? Нет? Ладно, я тогда пойду, вены себе вскрою там, повешусь на собственных трусах.

Отредактировано Murakami Taiyo (29-06-2014 17:23:38)

+4

6

Даичи определенно нравилась пылкая реакция Кьеширо. Сон был просто потрясным - его любили, его обнимали, его лапали. Кьеширо решил проявить столько инициативы? Прекрасно. И очень реалистично - все ощущалось как наяву, хоть и непривычно. Студент трепетно обнимал цепкими ручонками брюнетку и млел от своей тощей Укитаке, очаровательно улыбаясь. От страстей же, полыхавших внутри, грудь колыхалась и трепетала, и Даи впадал в совершенный экстаз. Вернув поцелуй, блондинка томно вздохнула, забираясь ладонью под одеяло, куда-то к сокровенным частям тела Кье.
- Давай займемся лю...
Почувствовав рывок и моментально оказавшись под одеялом, девушка с готовностью обвила длинными ногами свою партнершу. Ее губы собирались было сложиться в радостное и кокетливое "О, какой ты нетерпеливый!". И только потом до Сасакибе дошло, что Укитаке просто спрятал его срам от какого-то типа, распахнувшего дверь, и что веселье отменяется.
Что, Даичи правда забыл закрыть вечером дверь? Ну извините. Не так-то часто кто-то врывался в его комнату. Скажем даже больше: у него не было причин опасаться того, что кто-то решит что-то украсть из его нищенской комнатушки. Даже продав все, что было в комнате, включая самого Сасакибе, вор испытал бы только разочарование от полученной суммы.
А вот ревнующий брюнет был действительно угрозой здоровью.
- Я его не знаю! Честное слово. - Даичи как-то слишком застенчиво лепетал медику в плечо, успокаивающе поглаживая того под одеялом по руке и почему-то чувствуя себя пассивной и женской половинкой их лесбийских отношений. Пальцы на его круглом бедре чересчур крепко сжимались. Медик, очевидно, не мог переварить своим упорядоченным мозгом происходящее. - Эй, хм, парень... зачем тебе Сасакибе? Должен чего?
Блондин царственно разлегся на подушке, закинув руку за голову. Он посмотрел на напряженную брюнетку в своей кровати, посмотрел и на брюнета в дверях. Оценил взглядом какого-то лохматого светловолосого гостя, к которому немедленно принялся ревновать голого Кьеширо. И пришел к довольно странным выводам.
Особенно когда выслушал суицидальные оправдания новоприбывшего. Голозадая блондинка округлила глаза и села на кровати, прикрываясь громадной подушкой, которая пружинила от ее собственных подушек безопасности:
- Стоять, Мураками! Тебя не выдержат твои жалкие лоскутки. Возьми лучше мои. - Сасакибе развел было руками, но снова вцепился в подушку. - Ты! Ты красивый, но я тебя не знаю. - Даичи дернул подбородком в сторону брюнета. - А теперь закройте глазки и дайте нам одеться!
Это была очень странная ситуация. Сон был очень-очень странным. Даичи слез с кровати, взял свои футболку и штаны, лежавшие около кровати, и гордо прошествовал в душ, потрепав на прощание Кьеширо по плечу. Как говорится: кто не отвернулся, я не виноват.
И только в душе обнаружил, что втиснуть буфера в футболку - та еще задача.
[AVA]https://i.imgur.com/mHh6Jsa.png[/AVA]

+2

7

Что блондинка, что брюнетка - обе были недостаточно вежливы. И то, что те являлись любовницами Сасакибе их нисколько не красило в ее глазах, если те позволяли себе так себя вести. Кроме того, ее опять перепутали с парнем. Такое уже пару раз случалось ранее из-за отсутствия кое-каких форм и короткой стрижки. Ей это не нравилось, но девушка не особо стремилась как-то заострять внимание на том, что она это она, а не он. А еще ее чуть ли не взбесило то, что ответа на свой прямой и понятный вопрос Хинамори так и не получила. Не особо церемонясь, Ай прошла в комнату, схватила за руку переодевающуюся блонди, дергая ту вверх, так словно думала подвесить за эту конечность к потолку.
- Слушай ты, бестолочь, - читать: идиотка; вспоминать: Маюри. - Вопрос был поставлен прямо: "где гребанный Сасакибе?" Если ты его секретарша, то должна знать что мне назначено. Так что, да, должен. Себя. Сегодня. Сейчас. Немедленно.
Последнее было почти шуткой и будь у нее чувство юмора или достаточное самолюбие, то та даже бы фыркнула, но это было как-то даже чересчур серьезно, учитывая, что никто не умер. Или пока что... Такими темпами недалеко до того что шинигами вытащит зампакто и покрошит обоих полуголых дамочек. И пусть они хоть любовь всей жизни Сасакибе, это ее не остановит. Ну убьет. Ну расчленит. Ну выкинет свиньям. Если все будет грустно, то сделает пару искинов с той же внешностью, да и пусть резвится дальше. Но в свое оправдание, она конечно же, скажет, что те были виноваты сами. Всегда кто угодно, но не она сама. И это почти что логично. Ведь Хинамори умная. На фоне других просто гениальная. Но от ответа эти уходят, а ведь она вежливо поинтересовалась, даже проигнорировала замечание брюнетки, когда находилась еще в дверях, вместо того чтобы сраться.
А еще она как-то легко управилась с блонди. То ли та собиралась в четвертый и сидела на какой-нибудь соковой диете, то ли Хинамори стала сильнее, а ведь в последнее время и не занималась ни фехтованием, ни даже зарядку по утрам не делала. Может, убить их все таки, да спрятать тела, а потом можно и дождаться Даичи. В могильной тишине и покое. Портил этот план только парень по фамилии Мураками, который очень хотел повесится на своих трусах и отговаривать его от этого шинигами точно не стала. Одним идиотом  меньше - только лучше. Меньше народу, больше кислороду. Определенно, это ее девиз. Разве что быть такой щедрой, чтобы пожертвовать свое в качестве веревки для него Ай не была готова. Пусть один безмозглый позвоночный поможет другому, не впутывайте ее в это.
[NIC]Hinamori Aiame[/NIC] [AVA]http://i.imgur.com/ooPWoHH.png[/AVA]

+1

8

Как говорится, всё бы ничего, если бы не все. Следом за неизвестным брюнетом явился неизвестный блондин. Который, о, ужас, тоже жаждал Даичи. Прям слет фанатов. Вот только о наличии таких индивидов Укитаке не знал, и это злило даже побольше, чем хамоватые приказы первого вышеупомянутого представителя мужского пола. Кажется, с ним определенно было что-то не так, и это уже если не говорить про то, что анатомия решила неожиданно сменить игрек на второй икс. Что-то происходило в голове. Если раздражительность можно было списать на раннее пробуждение и череду непонятных событий, ревность на появление незнакомых лиц, то желание, простите мой французский, уебать брюнету нельзя было приписать ни к чему логичному. Тепло тела рядом совсем не успокаивало, как и отговорки, что Даи никого не знает. В такой ситуации его не греть надо было, а обхватить руками и ногами и не пускать даже с места сдвинуться, ибо, судя по ощущениям, скоро должен был грянуть гром, как его называл сам Кьеширо. Или "тотальный пиздец", как его называл Йоширо, до которого доходили отголоски всплеска неконтролируемой агрессии со стороны брата.
Парень, ах, простите, девушка, уже даже собиралась встать и выпихнуть незваных гостей, совсем неэстетично захлопнув дверь перед их носами, сопровождая все некультурными и несвойственными обычной речи медика словами в адрес тех, кто смеет без стука входить в чужие комнаты. И она почти осуществила задуманное, когда выяснилось, что хоть кого-то Сасакибе знает. Вот только что-то здесь было точно не так. Кьеширо слышал про подругу блондина, даже косвенно был с ней знаком. Но, черт побери, Мураками Тайо была обворожительной блондинкой с шикарной фигурой. Почти такой же, какая сейчас наблюдалась у Милка. А перед ним определенно стоял парень. Лохматый, обеспокоенный и подверженный суицидальным мыслям. Мысль о массовом гипнозе или распыленных психотропных веществах стала казаться не такой уж сумасшедшей. Нет, серьезно. Не могли же все действительно просто взять и поменять пол за ночь. А если кто-то не спал? Он моргнул и обнаружил у себя грудь или же ее отсутствие. С другой стороны ощущения были вполне себе реальными, а, значит, это не галлюцинация. Но что тогда? Когда его вывели из транса небольшой встряской, брюнетка как-то отстраненно глянула на объект, ее потревоживший, который явно собирался исчезнуть за дверью ванной оставив ее в компании двух странных людей. Одну. Голую. С непонятным суицидником, который, судя по всему, когда-то был той самой Тайо. И просто со странным заносчивым парнем, который бесил и раздражал. Кье даже попытался ухватиться за чужую руку, взглядом умоляя не бросать его в этом положении, к сожалению, ухватиться не успел, смыкая пальцы в воздухе, заодно оценивая свои ровные длинноватые ноготки. Вот уж шутка, так шутка. Но было бы смешно, если б не было так страшно. Он не знал, что происходит. Почему происходит. И с кем происходит. А когда он чего-то не знал, это начинало разъедать его изнутри.
Кстати о странностях в поведении. Такое ощущение, что увидев вместо обычного далекого от хрупкости высокого и крепкого парня миловидную фигуристую девушку, в Хио проснулся мужик. Неожиданно, учитывая, что он тоже выглядел он еще более тощим и хрупким. Но даже при этом изо всех щелей поперла забота и желание защитить и обогреть. Поэтому, когда Даичи схватили за руку, еще и по-прежнему весьма хамски требовали его же, брюнетка буквально озверела. Как говорится - пиздец котенку, срать не будет.
- Руки от нее убрал. - Жесткий, приказной тон, фраза была произнесена резко и слишком громко для ситуации. Обычно такое называют рявканьем. Одежда, незнакомые лица, собственная нагота (кстати, в отличие от блондина, который спал в трусах, Кье предпочитал спать вовсе без одежды, так что под рукой даже трусов нормальных не было), все оставалось где-то там, на задворках. Брюнетка буквально выскочила из кровати, мысленно отмечая, как убого она смотрелась на фоне всех остальных. - Я сказал, руки убрал сейчас же, - для убедительности Укитаке даже из всех своих девичьих сил ударил по неприятельскому предплечью, тут же вцепляясь в блондинку, видимо, намереваясь ту забрать подальше от всяких неадекватных личностей. - "Гребанный Сасакибе" перед тобой, и если ты сейчас не перестанешь распускать руки, я тебе их отрежу. - Слова сыпались сами по себе, однако после сказанного брюнетка сильно пожалела, что в порыве ярости не схватила вакидзаши, оставленный под кроватью. Для наглядности не помешал, так сказать. Хотя что уж там, сейчас она бы действительно отрезала руку, посмевшую схватить нечто ценное.
[AVA]https://i.imgur.com/qqMz2cZ.png[/AVA]

+3

9

В новом теле было до жути неудобно. Мураками удрала из своей комнаты до того момента, как начала думать - у девушки временами умственный процесс работает хуже старого системного блока - и совсем забыла о том, чтобы натянуть на себя нижнее белье. Хотя, даже если бы Тайо и вспомнила об этом, то не стала бы стараться надеть свои любимые стринги, так как после прочтения тонны фиков, девушка уяснила одну простую истину: одежда, которую предпочитает носить девушка, катастрофически противопоказана парням. Был один случай, когда парень проспорил, оделся под девушку и пошел в клуб - как же он тогда ругал нижнее белье, которое на себя напялил. В конце была пометка, что основан фик на реальных событиях, поэтому Тайо даже если и вспомнила про то, что нужно что-нибудь на себя натянуть кроме старых джинсов, у которых дырка аккурат в таком месте, что «еще-не-задница-но-уже-не-нога», то тут же бы передумала.
Блонди подтянула джинсы, чувствуя при этом вполне себе неприятное трение между ног. Кажется, Тайо начала осознавать, какие минусы бывают кроме военной службы и писуаров. А еще эти волосы, которые так и норовят залезть не то, чтобы в рот, но в глаза и в нос, а потом змейками заползти в мозг... "Брр", - Тайо передернуло от ужаса, когда она представила свой вскрытый череп с прядками волос, которые вплелись в извилины, как ленточки в косички. - "Что только на голодный желудок не привидеться".
В животе, кстати, противно заурчало. Хотя звук был больше похож на то, когда ножка пластикового стула неудачно проезжает по линолеумному полу. И, что было крайне странно, Тайо почувствовала, как начала краснеть, что не случалось с ней, даже когда у нее были две икс-хромосомы! «Видимо, став мужиком», - пустилась в размышления, Мураками, - «Я стала стеснительной, ведь, как парень, может вести себя таким неподобающим образом?»
М-да, кажется, по мозгам блондинки когда-то кто-то хорошо проехался. Причем не раз. Но не будем делать акцент на этом. Ведь чужая душа потемки, а у Тайо это вообще чердак. Или как там было у классиков?
И тут произошло то, что взорвало мозг Тайо похлеще концовки фильма "Игра". (Напомним, она на несколько минут зависла, обдумывая то, что парень  из нее получается никудышный.) Одна из девушек, которая светленькая и практически с такой же грудью, которая когда-то была у самой Тайо, обратилась к девушке-парню:
- Стоять, Мураками! Тебя не выдержат твои жалкие лоскутки. Возьми лучше мои.
- Сначала постирай их, а потом я уже подумаю над твоим предложением, - фыркнула блондинка, теребя волосы. И тут до нее дошло - с Даичи девушка была знакома давно, чуть ли не с первого курса, когда они оказались в паре для практики кидо. Помнится, тогда еще девушка подожгла форму Мидорикавы, когда Сасакибе был чуть ли не на высоте, но, несмотря на тот инцидент, ребята стали лучшими друзьями. Иногда даже, Мураками могла, не думая ответить на какую-нибудь реплику парня, которая даже бы у нее в памяти не отпечаталась, потому что вошло в привычку. Вот как сейчас - Тайо не глядя и не думая сказала что-то в ответ, а только спустя полминуты произошел диссонанс. А почему такую знакомую реплику произнес приятный женский голос, а не знакомый мужской? Пришлось пощипать себя за щеки и прислониться к стенке, чтобы только не сползти на пол и не начать истерически плакать, как чуть не произошло некоторое время назад в душевой.  А жизнь шла своим ходом: люди рождались, жили, влюблялись, женились, рождали детей, умирали или, например, хотели начистить друг другу рыла.
Тайо всю жизнь руководствовалась правилом: «Девочки дерутся  - не лезь», - таким способом сохранив свое миловидное личико от чужих ногтей, уши от выдернутых в припадке серег, а еще волосы, за которые почему-то так любят таскать. И вот, сейчас следовало воспользоваться им снова, но в девушке внезапно проснулся джентльмен, скорее всего, внезапно появившийся член, приказал думать не той головой.
-Чувак, - Тайо подошла к брюнету и похлопала того по плечу. – Не надо лезть к девушке, просто не надо, как жертва прошлая будущей жертве советую. Была у меня такая один раз, я потом долго лицо тональником мазала, чтобы синяк скрыть. Так что, просто отойди…
- "Гребанный Сасакибе" перед тобой, и если ты сейчас не перестанешь распускать руки, я тебе их отрежу.
- Что? – у Мураками произошла принудительная перезагрузка операционной системы.  В течение этого, она тупо стояла и смотрела на блондинку, а потом на брюнетку, так как Даичи улепетал в ванную.  После, произошло замыкание, и Мураками ожила.
- О, значит, я не сошла с ума, слава яйцам! – Тайо подняла руки над головой и с облегчением заорала. – Юхуууу! А теперь я задам самый важный и главный вопрос, - Тайо повернулась к брюнетке и со вздохом поинтересовалась, - у вас лишних семейников не найдется? А то натерла я себя все, что могла.

Отредактировано Murakami Taiyo (02-07-2014 22:46:51)

+2

10

Хитсугая Айяме, 6 курс, 1-й класс,
комната Сасакибе Даичи > коридор в общежитии

Казалось бы еще пару секунд назад он недоумевал и не понимал, где же Даичи. Теперь же, когда брюнетка сказала, что вот же она, то Хитсугая кивнул. Вроде бы перед глазами мелькнуло что-то темное и почти тут же рассеялось. Все прояснилось за каких-то пару секунд и встало обратно на свои места. Проклятый непонятный сон, где ему снилось будто его подруги стали парнями, а мир был какой-то иной. Просто смехота да и только. В следующий раз не надо спать так долго, что начинаешь путать реальность с собственным больным воображением. Да, конечно, это же Сасакибе, прямо перед тобой.
- Видимо слишком долго занимался вчерашними опытами, - кивнул парень, никак не реагируя на слова Мураками, которые он вообще прослушал, пока приходил в себя. - Не признал. В любом случае, Сасакибе, в следующий раз когда решишь меня позвать к вам, будь уверена, что вы будете одеты.
Это уже было в сторону блондинки, которая ускакала в ванную. Хочется заметить, что парень вообще не был нисколечки смущен видом женской наготы, так как Даичи успела помелькать в подобном виде пару раз до этого. Поразительно, но у самой этой девушки вообще стыда было просто ноль.
- Что касается тебя, Укитаке, то я посоветовал бы тебе тоже что-то надеть, - Хитсугая протянул руку к кровати, хватая с нее одеяло и как-то не очень аккуратно прикрывая брюнетку от глаз блондина, с которым никогда не ладил. Не хватало чтобы он еще на его голых подруг пялился, пусть сначала женится на одной из них. Без извинений, прошел обратно к двери, задев плечом Мураками, да оглянулся на прощание: - Сасакибе, если что ты знаешь, где найти меня. А ты, Укитаке, все же вела себя поприличнее. Парни только и говорят о том, что в медпункт можно припереться дабы посмотреть на красивую задницу.
Теперь стоило заглянуть в двенадцатый, потому как он обещал встретится там со своей подругой - сестрой той Укитаке-медсестры. Хотя, та была не совсем подругой. Вот уже два месяца как они встречались и Хитсугая думал в ближайшем будущем сделать той предложение, если их отношения останутся такими же прекрасными, как сейчас. Кроме того, стоило закончить сначала Академию и поступить в отряд либо к отцу, либо в двенадцатый, поскольку несколько членов отряда говорили, что парень делает успехи. Конечно, ему было далеко до Маюри, которая совсем недавно добилась очередного признания в научных кругах и получила возможность публикации пары новых статей в Вестнике.
Таким образом один из немногих, кто мог бы найти какой-то способ вернуть всем тем, кто присутствовал в комнате Даичи, их обычный пол, возомнил, что всю свою жизнь был парнем.
[AVA]http://i.imgur.com/ooPWoHH.png[/AVA]

0

11

Жизнь - странная штука. Вот ты двадцать пять лет существуешь в качестве мужчины, а в одно утро просыпаешься с противоположной анатомией и гендерной принадлежностью. Вот ты стоишь в неглиже, намереваясь схватить вакидзаши и отрезать хамовитой личности ее загребущие руки, а в следующую секунду пародируешь рыбу, тараща глаза, только и в силах что открывать и закрывать рот. Единственным адекватным ответом было то, что незнакомый парень попросту не в себе. Потому что какой нормальный шинигами станет хватать девушку за руку, пытаясь что-то с таким усердием у нее выяснить, затем, даже признав в блондинке Сасакибе, решить, что все совершенно нормально и просто развернуться и направиться к выходу. В голове брюнетки, как бы это изображалось в мультиках, обезьянка с тарелками во всю исполняла свои обязанности, не пропуская более никакие мысли.
Что? Что он только что увидел? Что не так с этим парнем? Почему он так похож на Хинамори своим поведением и стилем речи? Как он не узнал Даичи, но с лету узнал Укитаке? Что вообще за хрень такая творилась в этой чертовой незакрывающейся комнате?! И, судя по встреченному, мягко говоря, удивленному взгляду блондина, Кьеширо был не один такой, кто не понимал ровным счетом ничего. Кроме того, что кто-то-очень-похожий-на-Айяме накинул на него одеяло, слишком резко сменив гнев на милость. И это тоже настораживало. Бедолага уже не знал за что хвататься, как себя называть и как обращаться к другим. Но некоторые предположения стоило подтвердить: - Айяме, это правда ты?
К сожалению, вопрос не успел за стремительной Хинамори, если это действительно была "она", так как спина как раз исчезла за дверным проемом. Так что пришлось самому же ответить на свой вопрос, мысленно подбирая все факты в пользу того, что парень этот был совсем не парень. Следовательно, к предыдущим "симптомам" добавились еще психические проблемы вплоть до расстройства личности, образовывая вкупе с предыдущими необъятную кучу чего-то, что совершенно не хотелось поддаваться анализу. Но делать что-то нужно было однозначно. И, видимо, начать придется с поиска семейников. Вопрос Мураками заставил мозг брюнетки вернуться к нормальной его работе, постаравшись заодно восстановить реакции и привычный тон. Хотя с последним было явно труднее. Вот как можно было сохранять трезвость рассудка, когда ты женщина? Никак, действительно. Но к шкафу он все равно двинулся, пробегаясь взглядом по сложенным обычно вещам Сасакибе и выуживая оттуда пару чистых боксеров, тут же отправив их по воздуху в сторону блондина. Выяснилось, что трусы летят плохо, но на коротком расстоянии этого вполне хватало. - Думаю, в свою очередь придется одолжить у тебя комплект белья для дамочки в ванной, - он кивнул в сторону двери, следом выуживая из шкафа и набрасывая на тощее тело футболку явно не его размера, потому как той как раз хватало, чтобы прикрыть еще и задницу. Одеяло же, за ненадобностью, так и осталось лежать на полу, во всем этом хаосе. В то время как медик грозился зависнуть в любую секунду. Слишком много всего с самого утра. Смена пола, собственные психи, Даичи, который считает все это сном, Айяме, которая считает себя парнем а ребят девушками, Мураками, которая жаждет повеситься на трусах. Не говоря уже о том, что его в голом виде застукали в постели Сасакибе. День наперекосяк просто. В лучших традициях зарубежных комедий.
- Не смотри на меня так, я сам ничего не понимаю, - вопрос был скорее обращен к болезненного вида брюнетке в зеркале около шкафа, чем к Мураками, но та тоже явно с трудом осознавала весь происходящий абсурд. И чтобы хоть в чем-то разобраться следовало бы найти других "жертв", расспросить их, либо вспомнить все необычное, случившееся накануне. Или же начать с уже имеющихся в распоряжении экземплярах. Ну или хотя бы нормально одеться. Кьеширо вернулся к кровати, складывая руки на груди. - Тайо, так? Присаживайся, не стесняйся. Как думаешь, что происходит?
[AVA]https://i.imgur.com/qqMz2cZ.png[/AVA]

Отредактировано Ukitake Kiyoshiro (04-07-2014 20:06:51)

+2

12

Даичи вообще не очень любил, когда на него наезжали без причины. А тут вот оно что происходит: какой-то парень сначала в упор его не признает, хватает за руку, чего-то требует, а потом в спину кидает наставления, будто то, что Сасакибе – девушка, это само собой разумеется. Будто он всю жизнь такой был. Вообще люди стыд потеряли, такое творят. Да и не звал «гребаный Сасакибе» никого, вроде. Как он мог позвать, если не планировал вылезать из кровати до полудня.
Моясь, одеваясь и причесываясь, блондин крепко задумался над всем происходящим. Но мысли с точки «Что же делать? Что происходит? Как же быть?» постоянно соскальзывали на воспоминания о том, какой храброй брюнеткой оказался Кьеширо. Так что Даи то хмурился, то влюбленно улыбался, и все это, погруженный в свои мысли. Он даже краснел, как девушка, и закусывал губу, чтобы не захихикать. Видимо, вместе со сменой тела в нем произошла капитальная смена мозгов: быть женщиной ему было приятно, и логика у него была определенно женская. Через пару минут ремень был застегнут так, что туже было некуда. И все равно штаны держались только за счет округлостей. Буфера в футболку тоже были втиснуты. Волосы парень заплел в растрепанную косу, как раньше заплетал Укитаке. И царской походкой выплыл в комнату, наступая на слишком длинные штанины.
- А где тот странный тип? И почему он так себя вел? О, я знаю! – Даичи подобрал одеяло с пола, решив хотя бы прикрыть кровать. Но по дороге передумал, уронил одеяло обратно и плюхнулся на колени только что севшему Кьеширо. – Я знаю, это все он подстроил. Может, по общаге распылили газ?! Или на нас проводят опыты?! Или это вражеский замысел, чтобы морально нас ранить на ближайшие пару недель?! О, яблочко.
Парень протер об джинсы и захрустел фруктом, выкатившимся из-под кровати. Утешало то, что пролежал он там всего лишь с вечера. Cтупни Сасакибе, поджатые от холода, потирались от волнения о брюнетку.
- Вам сделать чай? Или морсик сойдет? – Миролюбиво поинтересовался хозяин комнаты. Он все-таки слез и достал из закромов огромную бутылку. Бутылка, на самом деле, была самодельным ликером. То есть, бабушкиным вареньем, залитым спиртом, упертым из медпункта. Да, пить с утра – вообще не лучшая идея. Но причин было две. Во-вторых, Даичи было как-то боязно идти за чайником, которого у него не было, на кухню (в Сейретее же нет электрических чайников в комнатах). Кто знает, сколько психов ходит по коридорам. И кому еще он успел что-нибудь пообещать, забыв об этом. Во-вторых, без ста грамм, налитых в чайную кружку, было вообще не разобраться. – А есть что-нибудь будете?  - Блондинка щебетала, не выказывая ни малейшего расстройства от смены тела. – Кажется, у меня были обаняки* с джемом и нику-ман**. И кальмар***.
Решив за всех в пользу «морсика», парень сначала налил Мураками, а потом с двумя чашками снова сел на кровать, восхищенными глазами осматривая Кьеширо и прислоняясь к тому. В образе бабы его действительно перемкнуло с самого утра: между ног чувствовалась какая-то пустота, которую очень хотелось заполнить. Он и ерзал, и вертелся, и ногу на ногу закидывал. И ничего не мог поделать, отчего-то волнуясь при виде брюнетки.
- Ну так что. Может, пройдемся по Общаге и выясним, остался ли кто нормальным? Или, может, нам сразу стоит всем обратиться в четвертый? Или подождем, пока само пройдет? Или сексом займемся? А? Как думаешь, дорогая?
Отхлебывая уже из чужой чашки, чтобы не наливать себе, Сасакибе тискал Кье за коленки. Можно было заподозрить, что весь его мужской интеллект ушел в грудь, и мозг сжался до размеров птичьего. Глаза у него были уж слишком чистыми и восторженными.
Вообще, сразу было видно, кто из находящихся в комнате наслаждался ситуацией и совершенно не хотел искать из нее выход. Все-таки, Даичи думал, что все само собой как-нибудь утрясется. Да и не исключал возможности того, что все еще спит.

* плюшки
** вроде пирожков с мясом
*** вроде тушек кальмаров, сделанных на гриле [AVA]https://i.imgur.com/mHh6Jsa.png[/AVA]

+2

13

"Айяме?" - неужели и правда небеса рухнули на землю, но вместо кары их ожидала лишь смена половых органов? Что уже говорить о том, что в странноватом и грубом темноволосом парне Мураками Хинамори не признала. Кажется та, в обычном своем виде меньше контактировала с окружающими, уж тем более не пыталась прикрыть ничью наготу. Хотя, Тайо не доводилось заставать ту где-либо с неодетыми личностями, как сейчас. - "Речь сейчас точно идет о той самой Айяме?"
Если так, то легко можно было понять неприязненные взгляды со стороны этого парня. Да и Мураками сама понимала, что  раз она полезла со своими замечаниями, то вряд ли вызовет этим вообще какие-либо симпатии. Право, попытки размышлять не той головой у этой блондинки с самого начала пошли не так, да настолько, что она чуть не кинула в догонку, чтобы хлопнуть еще раз по плечу этого странного субъекта, да поинтересоваться с чего вдруг тот позволяет себе подобную наглость - толкаться, да еще девушкам грубить. Благо драки не вышло, так как Мураками почти тут же отвлекли.
- Да я согласна на что угодно, берите у меня что хотите, только прекратите эти мучения, - для полноты картины Тайо еще подвигала ногами, словно все что между ними находилось должно было внезапно зазвенеть, как бубенчики и дать о себе знать. Тут подоспел переодевшийся Даичи, который сразу же выдвинул теорию о том, кто виноват и кому играть роль козла отпущения. - Я сразу его подозревала. Давайте догоним и расспросим, пусть расколется и скажет как вернуться. Он похитил у меня самое дорогое. Мои девочки...
Блондинка сделала пассы в районе груди, пытаясь нащупать свою пропажу, но она оставалась нематериальной, а лишь картиной в ее воображении.
- Моя Марта, моя Берта. Мои девочки...
- Тайо, так? Присаживайся, не стесняйся. Как думаешь, что происходит? - почти что снисходительным тоном. Почти что вкрадчиво и с желанием помочь. Блондинка бухнулась на предложенное ей место не глядя, кажется, еще немного и пришла бы мадам истерика. На появившуюся в поле зрения бутылку девушка отреагировала как раз под стать - выхватить, выпить. Нет, конечно, не все. Она даже надеялась на то, что это будет алкоголь, но все же не ожидала подобного исполнения желаний. Скривилась чуть, так как вкус немножко был резковат, потом поцокала, почти тут же отвешивая в сторону Даичи комплимент о том, что "а ничего так" и делая еще один глоток. Что же Тайо думает? Можно начать опять же с того, что мыслительные процессы у нее проистекают не в том месте, закончить тем, что она очень озабочена пропажей своей пышной груди, без которой баланс может и проще было бы поддерживать и не заваливаться вперед, но девушка слишком к той привыкла.
- Мне можно все и сразу, - на предложение покушать чего-то ответила блондинка. Видимо, изменение пола еще подталкивало к тому, чтобы начать не только думать и действовать как мужик, но и питаться. Еще немного и Даичи отдаст ей пару своих белых растянутых маек с масляными пятнами, она отрастит усы и начнет работать в какой-нибудь кафешке поваром, который прямо на глазах посетителей может состряпать самые вкусные вафли. И когда она будет пить пиво из огромной прозрачной стеклянной кружки, то обязательно пена будет оставаться на усах и придется ее стирать своей широкой ладонью. Поразмышляв о подобных перспективах, Мураками произнесла: - Если виноват тот парень... Как говоришь его зовут? Айяме? Тогда надо его поймать, побить и заставить вернуть все на свои места. А еще руки в задницу засунуть, чтобы подобное не повторилось.
Тем временем голос Сасакибе пробился между ее размышлениями.
- Сексом? То есть сексом? Втроем? - определенно не та голова давала о себе знать.
[NIC]Murakami Taiyo[/NIC] [AVA]http://i.imgur.com/5lx9bMA.png[/AVA]

+1

14

- Ты можешь заткнуться и дать мне подумать? - Медик даже хлопнул ладонью по чужому бедру, надеясь хоть как-то привлечь внимание и заставить заткнуться. Он чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке. А вообще все происходящее больше напоминало сумасшедший дом, все вокруг живут в своем мире, а ты вынужден это наблюдать и тихо сходить с ума, зная, что когда-то был нормальным. Здоровый такой блондин, который говорит о себе в женском роде и ноет, что у него похитили груди, не говоря уже о том, что у каждой из молочных желез было имя. Блондинка, которая явно наслаждалась своими новыми формами, не замолкая ни на секунду и пытаясь накормить, напоить и обогреть присутствующих. Но если, как он слышал, Тайо не отличалась аналитическим складом ума, да и логикой не блистала, но Даичи будто бы решил побить абсолютно все возможные рекорды. Проще говоря - его хотелось придушить буквально за каждую фразу. Но дабы не дойти до криминала, Кьеширо собирался выпить принесенный "морсик", который хорошо отдавал спиртом, парень даже догадывался как и когда это было изготовлено, но мысли оставил при себе. Ну не возмущаться же за пропавший из медпункта спирт в такой момент, в конце концов, у них были проблемы куда серьезнее и важнее, чем списанная (как разбитая) бутылка. - Девочки, тише - Он долго думал, как можно обратиться к двум блондинистым созданиям, но ничего мягче "куриц" в голову не шло, так что, сделав колоссальное усилие над собой, Укитаке практически выдавил единственный вариант, который не должен был обидеть "обеих" (у Сасакибе явно мозгов стало еще меньше, чем в мужском теле). - Мне кажется, что Хинамори не при чем, у нее не все дома, но вряд ли бы она решила массово изменить пол студентов. - Его явно не слушала, обсуждая еду. Казалось даже, что если вместо него посадить какую-нибудь игрушку, дамы и не заметят разницы. Даичи будет все так же ерзать, а Тайо страдать, отвлекаясь разве что на еду и ликер.
Тяжелый вздох. Откуда в комнате столько еды, почему блондин согласился, что за вакханалия творится в комнате, почему ему просто не дадут немного поспать в свой выходной - вопросы, которые навсегда останутся без ответа, даже если их задать напрямую. А вот Укитаке задавать не стал, потому что сдался. Он даже обнял ерзающее существо, ставя кружку блондинке на ногу, чтобы хоть так дергаться перестала. Он даже готов был согласиться с любыми их доводами, бежать искать по общежитию "нормальных", потом забежать в четвертый и на полном серьезе жаловаться о том, что его достали две курицы, которые кудахчут без умолку, ну и между ног дырка вместо члена.
- Ты можешь думать о чем-нибудь кроме еды и секса, дорогая? - Вопрос почти риторический, потому что ответ был известен заранее - нет, особенно когда мыслительные способности закончились, а мозг отключился. Медику даже захотелось попробовать потискать эту необъятную грудь, он готов был поспорить, что тогда Даичи вообще перестанет реагировать на что-то и трахнет его прямо здесь. Но даже при желании поставить подобного рода "эксперимент", он, как последний ясно мыслящий в комнате, понимал, что тут находился еще один субъект. И как раз субъект отозвался, напоминая о себе всем. - Нет, вдвоем. Смотри, Даи, Тайо полностью согласна. Так что развлекайтесь, когда-нибудь это должно было произойти. А я пойду осмотрю соседние комнаты, - Он даже одним махом допил содержимое кружки, морщась и резко выдыхая. Даже спихнул с себя блондинку, показывая всю серьезность своих намерений.
Он совершенно не собирался позволять Даичи спать с Тайо, это было бы слишком глупо с его стороны. Да и сам бы загрыз того, стоит только Милку проявить желание изменить. Но фарс стоило прекращать. Кудахтанье тоже.
[AVA]https://i.imgur.com/qqMz2cZ.png[/AVA]

+1

15

Где-то внутри, кажется, был кран говорливости, который сам открывался и закрывался. Стихийно и даже без желания владельца. В один момент Даичи пихает плюшки в руки Мураками и трепещет всем своим новым тельцем, ерзая на месте. В другой уже со вздохом жмется к медику, который снисходит до объятий, и во всем полагается на чужое решение их «маленькой проблемки». Правильно, пусть брюнет за всех думает, он же умнее и старше, в конце концов. Парень даже вроде хочет куда-то пристроить голову, но, если Кьеширо привык к длинным волосам, то Сасакибе его пшеничные, еле как заплетенные патлы, лезущие в чашку, раздражают. Шее щекотно, спине тяжело. Кажется, будто на нем поводок.
Блондин даже не реагирует на то, что его обзывают девочкой. Только кокетливо бросает взгляд на такую же точно девочку и молчит.
На самом деле, думаете, Даи не было страшно? Да он был, как минимум, ошарашен происходящим, как и его лучшая подруга. Но его спасало, конечно, то, что ему нравилась грудь. И он старательно цеплялся за эту мысль, воспринимая все как игру. Эта защитная реакция мозга как бы намекала на то, что в любом случае было бесполезно бегать по общежитию с криками: «Верните мне мои яйца, ублюдки!».
На риторический вопрос Кьеширо он, было, собирался ответить «Да, могу». Например, блондин мог волноваться, потому что в рослом парне своей подруги не узнавал. Потому что его стройная нога, которую он вытянул и отстраненно разглядывал, была, безусловно, потрясающей, но не настолько, чтобы жить с такими всю оставшуюся жизнь. И потому что, если уж сдержанный медик сердился и находил в ситуации сложность, Милк начинал переживать автоматически – за компанию. Но надо же держать марку. Кто-то же здесь должен быть доволен, чтобы потом, если не выйдет заполучить обратно член, пожать плечами и добить всех фразой: «Да и так неплохо, ребят».
И поэтому он хихикал, пока Тайо пыталась прицепиться к его словам. И отвечал практически одновременно с Укитаке:
- Нет, вдвоем, глупая. Что? Куда собрался? – Даичи принялся взволнованно наглаживать собственную косу, когда его спихнули с теплого местечка. – Стоп! А нам куда? – Блондинка соскочила с места, пытаясь найти в комнате хоть один намек на обувь, из которой ступни не выпадут. – А что ты будешь делать, если мы…?
Сасакибе как-то сразу подобрался. Нет, ну нельзя было отпускать главный мозг компании куда-то в одиночку, верно? Но когда студент нашел пару аргументов в пользу совместного похода, тело брюнета уже было в коридоре.
- Нет, ты видела? – Даи в прямом смысле надулся, переминаясь с ноги на ногу и запихивая края широкой футболки за ремень. Выглянув в коридор и заметив там Кьеширо, стучавшегося в чью-то дверь, парень еще больше выпятил губу. В злобном порыве он грохнул об собственную дверь голой пяткой, потом еще пару раз постучал ладонью, выждав какое-то время: - «Ах! Хмф… Мм, сними с мен-я-а… да! Тай-о, не так бы… силь… Аа, мм!»
Смачно поцеловав собственную ладонь (и очень удивившись тому, что звук вышел даже громче, чем планировался), он спокойно дозаправлял футболку в штаны, махнул подруге рукой и кивнул.
- Ну, бывай. Я схожу в четвертый. Может, они знают, в чем дело. Если хочешь, примерь пока мою одежду.
[AVA]https://i.imgur.com/mHh6Jsa.png[/AVA]

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » За пределами » Part of your world.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC