Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Флешбэк » Ужин при свете звезд


Ужин при свете звезд

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Описание:
Действующие лица: Sherrigan Coyote, GM, Kurosaki Saya
Место действия: парк, Каракура
Статус: активен

0

2

Официальное начало игры
За несколько недель до возвращения Шерриган в Белый замок.
Шерри редко выбиралась в мир людей, он опротивел ей с того самого момента, как Старк ушел из замка. Раньше они проводили здесь много времени, что стало одной из причин появляться здесь гораздо реже, когда отца уже не было рядом. Однако вкусно поесть Койот любила больше, чем ненавидела это место. И мясо людей все же сильно отличалось от плоти пустого. Отчего бывало иногда деликатесом в ее меню.
Вот и сегодня уже около часа Шерри сидела себе в парке, дабы найти себе свою вкусненькую жертву. Казалось бы, отчего так долго? Дело в том, что арранкарша ждала того, кто сможет ее увидеть. Потому что странные законы морали, если их можно было так назвать, еще жили в ее темной головушке. Перед тем, как кого-то сожрать, надо дать ему возможность за себя постоять. А вот если он сделать этого не смог – тут уж простите, это не она жестокая каннибалка, это её жертва просто оказалась слишком слабой, чтобы жить в столь жестоком мире.
Второй вопрос – почему ночью? Да её просто до невозможности раздражал этот палящий человеческий шар. Нет, серьезно, ужасная часть этого мира. А ночью здесь было как-то более пустынно, мертво, как дома. Да и звезды, если честно, она любила. Как раз их она не отказалась бы видеть на небосклоне Уэко Мундо. Но что-то мы увлеклись с «лирикой».
Стоит отметить, что  Шерр не выглядела как «о боги, это большое злое чудовище, бежим, иначе оно нас съест». Более того, на ней была одежда подходящая для этого мира, потому что брала её Койот здесь же. В лесу своего ателье нет, уж простите. То была обычная белая рубашка, заправленная в черные зауженные брюки и высокие сапоги без каблука. Совершенно ничего необычного кроме разве что ножен с катаной на поясе, да змеи на левой руке. У нее даже волосы сегодня превосходно лежали, отчего Палач все выкручивала один из локонов между пальчиков. Осколок маски она никогда не прятала, но тот был такой маленький и аккуратненький, что его за волосами и без того было не видно. Дыры - тоже, ведь чтобы открыть и ее приходилось бы носить что-то откровенное. Отчего Койот выглядела как обычный себе человек. Поэтому приходилось как-то привлекать к себе внимание мимо проходящих изредка людей. Вот и в этот раз, когда мимо шла пара лет 30-40 на вид, Шерриган громко и резко их окликнула:
— Простите!
Ей не ответили, но оглянулись. Сразу оба. Койот расплылась в довольной улыбке.
— Ну наконец-то! – потягиваясь прощебетала она и принялась подниматься на ноги со скамьи, оставляя Серпьенте на той. – Простите, но я сегодня вас сожру. – она само дружелюбие. Серьезно. Даже улыбается мило при этом.
А дальше было все как обычно. На это даже своего времени тратить не стоит. Люди – это явно не тот контингент, с кем Шерриган могла бы развлечься в бою, чувствуя хоть какой-то интерес. Они и вовсе чертовски скучные. Всегда одно и то же. Попытки схватиться за свою жизнь, крики, странное слово вроде «полиции». 


— Не смотри на меня так. – говорит Койот, протаскивая мимо скамьи, где располагается Серпьенте, оба тела. – Они ведь тоже едят живых существ. Да, те менее разумны. Ну а люди менее сильны, нежели мы. Так что не вижу абсолютно никакой проблемы. Кто-то стоит выше в пищевой цепочке, кто-то ниже. В общем, и сама все прекрасно знаешь.
Шерр уходит с дороги вглубь тех редких деревьев, которые здесь есть. Мужчина уже мертв. Женщина вырубилась от боли, когда Койот сломала ей резким движением обе ноги. Она еще не решила, будет ли ее есть, оттого не стала и убивать. Вдруг несчастной повезет и Шерри наестся ее благоверным. Хотя вряд ли, конечно. Вернее вряд ли ей не захочется порыться и в ее  внутренностях, чтобы все попробовать. Она же как ребенок. Вот перед ней два пакетика со сладостями. Открыла один – и конфеты в нем вроде как не закончились, но открыть второй уже хочется, вдруг найдет в нем что повкуснее?
— Мне вот те большие кошки, которых они держат в клетках, нравятся больше людей. – продолжает свои рассуждения на ходу Шерр, – Но это не значит, что когда человек убивает эту большую кошку все вокруг него кричат: "Что ты делаешь, животное!". Уверена, у них это абсолютная норма.
«Львы», – вдруг спокойным мертвым голосом прерывает ее Сер в мыслях, сползая со скамьи, дабы проследовать за своей спутницей.
— Что? – Палач оглядывается.
«Большие кошки, которых мы видели в последний раз, гуляя с Ибби по зоопарку. Это львы. У тебя, кажется, в Белом замке в той плюшевой коллекции от Старка был ведь один»
— Боги, Серпьенте, это было так давно... – она слегка морщится.
Более змея не отвечала. Сколько раз она уже слышала подобные рассуждения о пищевой цепочке? Да и вообще она как бы и не спрашивала ничего по этому поводу. Это Койот сама для себя вслух оправдывает свои действия. Уж змея-то знает.
Шерри уложила оба тела на землю. То что живое чуть подальше, в паре метров справа от себя. Сама села на колени над мужчиной. Закатала рукава своей рубашки, все-таки та белая, не хочется сильно пачкаться. Собрала в хвост волосы. А затем с видом мясника, что собирается вскрывать очередную свинку, улыбаясь сама себе пролепетала под нос: «Ну поехали»
В руке появился небольшой нож, светящийся жёлтой реацу в темноте. Палач вскрыла брюхо аккуратной линией вдоль тела, дабы кровь лишний раз в лицо не брызгала. И, конечно же, сразу потянула свои когтистые ручки к сердцу. Ох, и не умела она сдерживаться, когда дело касалось еды. Аккуратно вытащила, отрывая все ненужное. Еще горячее. Право, она разве что не урчит от удовольствия. А затем выгибает шею вверх и заглатывает его, не жуя, подобно змее.
«Кто-то идет…» – вновь звучит шипящий, но все такой же каменный голос Серпьенте, ведь она чувствует чужую реацу гораздо лучше своей хозяйки, тем более, когда та занята едой. – «По ощущениям, не человек»
Вместе с этими словами Сер тут же сливается с местностью, скрывая себя, и теперь даже её горящие в темноте глаза нельзя рассмотреть.
— Ммм? – вслух вопрошает Койот, увлечённо слизывая со своих рук кровь. От всех махинаций они уже по локоть выпачканы, как, впрочем, и нижняя часть лица арранкарши. – Пустой или кто из шинигами?
«Шинигами, кажется»
Шерриган театрально закатила глаза, облизала правую ладонь и на всякий случай обнажила сразу зампакто, положив рядом с собой, дабы взяться за него одним движением руки. «Вот ведь поесть спокойно не дадут». Тем не менее, обращать особого внимания на чье-то там приближение она не стала и вновь запустила руку в распоренное брюхо мужчины, раздвинув то получше и увлечённо копаясь теперь пальчиками в его легких.
«Может отвлечёшься хоть на секунду. Враг ведь на подходе» – голос Сер все еще звучал абсолютно безэмоционально, как это обычно бывает.
— Это капитан? – продолжала вслух отвечать ей Койот.
«Нет. Определённо нет. Но он близко…»
— Ну вот и плевать. – самоуверенно произнесла Палач и отправила себе в рот оторванный когтями кусок сырого лёгкого.

[icon]https://i.imgur.com/sEYVK4k.png[/icon]

Отредактировано Sherrigan Coyote (20-09-2018 12:01:11)

+2

3

Несколько дней назад она узнала о том, что муж ей изменяет. Нет, не верно. Ёсиэ знала об этом далеко не первый год, просто до этого та не знала кто был любовницей. В итоге любопытство возобладало и она проследила за своим супругом, о чем женщина жалела. До того как все раскрылось, та верила, что он просто нашел себе кого-то помоложе, покрасивее. Представьте себе ее шок, когда она увидела их учительницу из старшей школы, преподававшую им современный японский. С женщиной, дважды старше их. С той, которой уже шел седьмой десяток! Она на мгновение даже задумалась о том, чтобы поговорить с ним об этом. Вот только женщина боялась.
Она уже давно не была той, что прежде. Ёсиэ не могла смотреть на себя в зеркало, не находила места в собственном доме, но и не находила в себе сил покинуть тех стен. Муж был единственной опорой после потери сына. Они с ним почти не разговаривали, но тот продолжал заботиться о ней, обеспечивая необходимым, тогда как она сама просто существовала. Трудно сказать, чего он хотел добиться, приглашая ее сегодня в ресторан. Было ли предлогом то, что он хочет встретиться с давним другом и его женой и не может явиться без нее? Ничто не мешало ему сказать, что супруге просто нездоровится, но он настоял на том, чтобы они пошли вместе. Прогулка могла пойти ей на пользу, если бы только это не продолжалось уже не первый год. Вместо этого их выход в свет отобрал у нее Асато.
Их окликнули в парке, через который они пошли, потому как будучи в приподнятом настроении, супруг говорил о том, что не прочь полюбоваться видами, да и на самом деле это была одной из самых кратчайших дорог до их дома. Вот только вместо дорожек, освещенных светом фонарей, они вынуждены были идти там, где во всем ряду работало от силы два. Этот уверенный женский голос, принадлежащий кому-то в самом расцвете сил. Что же незнакомой девушке может быть от них нужно посреди ночи?
Как-то так вышло, что Асато отбивался от девушки, при этом явно без особого успеха. У той было оружие. Ёсиэ трясущимися руками набирала пыталась связаться с полицией, но телефон вывалился из одеревеневших пальцев, ударился краем об асфальт и отскочил куда-то во тьму. Женщина не принялась тот искать, увидев как незнакомка замахивается на супруга в очередной раз. Шигезава попыталась помешать, но в итоге только пострадала сама.
Пока ей ломали конечности, перед глазами во мраке стояло застывшее лицо мужа. Не поймите неправильно, она его никогда не любила, ни когда выходила замуж, ни сейчас. Однако, вместо безразличия, Ёсиэ ясно ощущала растущую внутри пустоту, которая образовалась еще после смерти сына. Тот был единственным, кто поддерживал ее существование, единственным кому было до это хоть какое-то дело. Именно поэтому она позволяла ему делать все, что он пожелает, так и не сумев поговорить с ним почему же он ходит к той женщине. Шигезава могла потерять его. Но обходить эту тему не помогло. Ее бездыханный муж уперся стеклянным взглядом в мертвые звезды. Мир канул в чернильную тьму, увлекая ее за собой.
[icon]https://i.imgur.com/nDKdUNP.png[/icon][nick]Shigezawa Yosie[/nick]

+1

4

У Саи был режим - отработанный, правильный режим. Она вставала тогда, когда петухам еще и не снилось, и ложилась в кровать в то время, которое язык не всегда поворачивался даже "детским". И она гордилась этим своим режимом, пыталась уговорить не одного друга последовать по ее стопам, что обычно заканчивалось лишь грустными взглядами и грустно качающимися в ее сторону головами. Объяснить то, что она забыла в полном одиночестве в парке, было бы практически невозможно, если бы не одно слово, после которого все вопросы всегда отпадали раз и навсегда - семья. Семья. Огромная такая семья Куросаки, что решила вместиться в одну несчастную больницу. Больницу, в которой пришлось устроить капитальный ремонт после того, как в нее вмазался автобус, полный людей. Людей, которых пришлось класть прямо в коридорах.

Конечно же, Сая видела девятый сон, когда ей пришлось вскочить от удара, от которого задрожало все здание. Она не успела даже высунуть голову из окна, прежде чем в помещение влетел ее дед, крича во все горло что-то мало напоминающее человеческую речь. Ичиго, за неимением навыков коммуникации, лишь схватил девочку за шкирку и потащил вниз прямо в пижаме, где и пришлось лицезреть картину далеко не самую приятную. И участвовать в истории не самой приятной. Пока все помещение взрывалось многочисленными Куросаки, которые пытались осмотреть множество переполошенных людей да вычистить весь попавший в помещения мусор, время проходило, солнце заходило за горизонт, становилось все темнее и холоднее, а сна так не было и ни в одном глазу. В какой-то момент Сая успела переодеться в нормальную одежду, дать показания подъехавшей полиции, и оказаться отправленной в единственный круглосуточный магазин в городе со списком настолько длинным, что она не была уверена, что его успеет даже прочитать, не то что все донести.

Ночь выдавалась отвратительной, это было написано и на побледневшем лице, и на поцарапанных от переноса отломанных частей стены ладонях, и в напряженно поджатых плечах. Возвращалась Сая из магазина такой, что с ней не хотелось бы встретиться в темном переулке. Закинув за плечо длинные деревяхи да какой-то там рулон толстого полиетилена, она с раздражением пыталась сдуть с глаз наехавшую на них алую прядь, поскольку онемевшие руки были заняты огромными пакетами, наполненными целой массой вещей, от самых полезных до самых несуразных, которые наверное были неверно записаны в спешке. Она шаркала по темной улице, не освещенной кажется ничем, кроме горсти рассыпанных по небу звезд, и чувствовала странную, шагающую в ее сторону тяжесть. Будто бы кто-то решил станцевать вальс прямо у Саи на груди, и с каждым шагом становился все увереннее. Чувство наступающей беды, чувство, от которого где-то между лопатками выступал пот. Или же это было лишь от тяжести покупок? Или от тяжести этой ночи, которая, казалось бы, не могла стать хуже? О, могла. Сотни и тысячи раз могла. И только сейчас, услышав от кого-то вдалеке голос, Куросаки начала догадываться.

- А... - Рейацу. Не то Сая так отвыкла от своего собственного тела, что все проходило будто бы через толщу воды, либо сознание было наполнено совершенно иными картинами. Рейацу. Не Пустая, но арранкар. Как она, черт возьми, могла забыть то, как чувствуется арранкар? Встреча, которая была совершенно сейчас не кстати. Оставалось лишь надеяться, что тот силуэт, который Сая вот уже могла видеть пускай и с некоторым трудом, не представлял для нее опасности. Возможно, конечно, для этого стоило сначала ей показать, что Сая не из тех людей, что торопятся нарушать мирный договор. Особенно не в эту ночь. Черт, у нее не было на это времени. Куросаки проходила через горящий теплым светом круг от еле работающего фонаря, и решила заговорить до того, как незнакомка решит, что на нее решили наброситься: - Зачастили вы в этом городе, арранкары. Я не стану нападать, если у меня не будет для этого причины. - О, у нее не было ни времени, ни сил на какую-то там светскую беседу. И как же страшно от этих деревях начинало болеть несчастное плечо, кто бы знал. А хотя минуточку, что это там было рядом с этой огромной рейацу? Сая едва смогла ее почувствовать. Душа, чья-то едва заметная, но душа... "Уж не разговаривала ли она... с человеком?"

+2

5

Носитель враждебной реацу все приближался, ну а Шерри спокойно продолжала ужинать. Вот она уже добралась до желудка и принялась прямо внутри отделять от него маленькие кусочки, разрезая тот своим ножом из реацу. Милейшая картина предстала перед Саей, если вдруг она сделала еще пару шагов, дабы все-таки увидеть, с кем ей сегодня по несчастливой случайности пришлось столкнуться. Небольшое орудие светилось желтой реацу, придавая легкую пикантность и без того завораживающей картине. Все было залито вязкой красной жидкостью, запах которой лишь привлекал арранкаршу и заставлял лишний раз облизывать губы. Темная фигура, испачканная в нескончаемо льющейся крови, склонялась над трупом несчастного мужчины, что застыл в неестественной позе с переломанными и странно вывернутыми конечностями. Глаза его еще были открыты, и в них застыл тот ужас, что бедолага испытал перед своей смертью. Наша голодная маньячка уже успела вырвать тому язык, запустив руку ему в глотку и тем самым попросту порвав рот, заставляя кровавые потеки блестеть на щеках под светом звезд. Вот только, кажется, язык его ей пришелся не по вкусу, ведь он лежал рядом с телом, словно бы выброшенный. Однако у кончика виднелось, что его знатно надкусили, прежде чем вот так отложить угощение в сторону.
Женская, окровавленная фигура была сгорблена и склонялась вперед. Она практически окуналась лицом  прямо в распоротое брюхо. Мало, слишком мало света. А рассмотреть, насколько хорошо мужчинка сохранил к своим годам целыми все органы было нужно. Это слишком сильно влияет на вкус. Она закидывала в рот очередной кусок плоти, и в полной ночной тишине было слышно, как звучно сырое мясо приходится с трудом пережевывать. Оно буквально скрипело на зубах. Вот только хищницу это нисколько не волновало. Она словно бы пробовала любимый деликатес, не смущаясь, что его приходится столь сложно поглощать. Проглатывала недожеванный кусок, прикрывала от удовольствия один глаз, удовлетворенно улыбалась и облизывала пальцы, стараясь кончиком языка достать из-под ногтей еще оставшиеся кусочки легкого.
— Зачастили вы в этом городе, арранкары.
— И не говори, я тоже никогда не понимала, зачем замковые сюда так часто таскаются. Людской мир – просто отвратительное место. – игриво посмеиваясь принялась отвечать Шерриган, услышав слова незнакомки.
И вот её рука в который раз лезет к трупу. Она тянется к его порванным кровавым щекам и отрывает когтями кусок внутренней полости рта. Осматривает его, недовольно кривит губы оттого, что получилось неаккуратно оторвать вместе с кожей, но все равно закидывает в рот, словно ребенок маленькую конфетку. А затем глотает, особо не жуя. Все же они начали беседовать. Это будет неприлично, говорить с набитым ртом.
— ТЫ не будешь на меня нападать? – откровенно ядовито рассмеявшись, переспросила Койот, сделав яркий акцент на первом слове. – Как самоуверенно для той, кто, кажется, даже не дотягивает по уровню реацу до лейтенанта. Или ты ее умело скрываешь?
Шерри говорила это без опасений. Даже наоборот. В её голосе было полно какого-то неоднозначного, игривого и садистского удовольствия. Как будто, если окажется, что девчонка все же умелый шинигами, то для Койот битва с ней станет вишенкой на торте. Однако сначала надо доесть. У нее еще одна неприрезанная жертва рядом лежит. Так что незнакомке придется подождать, хочет она того или нет.
— Но это мы выясним чуть позже. – несколько погасив свой играющий тон, произнесла с ехидной ухмылкой Палач, в который раз не желая откладывать трапезу.
Она обеими руками взялась за края разрезанного брюха мужчины и с силой потянула в разные стороны, буквально разрывая его еще больше, дабы представить незваной гостье возможность рассмотреть все обилие сегодняшнего угощения. Послышался неприятный треск сырой плоти.
— А пока я даже достаточно добра, чтобы поделиться едой. – конечно же, издевается, будучи абсолютно уверенной, что девчонка скривит губы, а то и хуже. Но это весело. Ей нравится так играть с впечатлительными добряками. – Так получилось, что у меня её сегодня в избытке.

[icon]https://i.imgur.com/sEYVK4k.png[/icon]

Отредактировано Sherrigan Coyote (08-09-2018 22:31:47)

+1

6

Ее ноздрей достиг железный запах крови раньше чем Ёсиэ открыла глаза. Воспоминания о том, что произошло с ней и ее мужем никуда не пропали. Тело раздирало от боли. Открывать глаза и выяснять, что все еще хуже, чем кажется сейчас, не возникало желания. Веки еще все равно поднялись, буквально перед нет открылась просто тошнотворнейшая картина от которой женщина чуть было не потеряла сознание вновь будучи дамой брезгливой и к виду крови не привыкшей. Крик застрял где-то в горле, так из него и не вырвавшись.
Тело ее качнулось назад, западая спиной на асфальт с грациозностью мешка картошки. Удар лопатками по твердой поверхности был сущей мелочью в данной ситуации. Дыхание ее было учащено, а глаза широко распахнуты, но единственные звуки которые Ёсиэ издавала это хлопание ртом и втягивание воздуха.
В голове роились эгоистичные мысли, подобные тем, что были до этого. Муж мертв, как она будет без него. Уже представлялся пустой дом с выключенным светом, в вечной темноте, без каких-либо надежд, мечт, желаний. Она повернула голову, встречаясь глазами с тем, что осталось от его лица, перемазанного кровью и с разорванной щекой. Над его телом нависла темная тень, раздиравшая его на куски. Шигезава не могла ничего возразить. Асато мертв, хуже чем это было только воображать его плоть в гробу, где роятся черви. Как его будут засыпать землей. Дрожь проходила по телу от подобных дум.
Тот голос, что их окликнул общался с кем-то. Звучал с насмешкой, издевкой, но говорил что-то непонятное. Кто другой мог бы попытаться предупредить еще одного подошедшего, что здесь небезопасно, что лучше убегать пока не поздно. Сейчас женщине было не до спасения тех, кому неповезло так же как им с супругом. Тем более, что никто больше ни на кого не кидался, не угрожал, не ломал кости и не разрывал кожу. Это все еще был привычный ей японский, но импользуемые слова звучали как бессмысленный набор.
Из всего диалога посторонних и явно не беспокоившихся о том, услышит ли их кто, Ёсиэ поняла только часть про еду. Очевидно, что это существо, которое она не могла даже человеком окрестить, да и совершенно незнакомый девичий голос назвал ее странным словом. Терзаемой тяжелыми мыслями о потере было все равно до того кто они, прилетели ли с другой планеты и хотят ли захватить всемирную власть. Они собираются ее сожрать так же, как и Асато. Женщина понимала с какой болью ей предстоит столкнуться, если ее не прикончат каким-либо гуманным способом. Были те, кто пожирал мозги живых мартышек под соответствующие процессу крики со стороны несчастных животных.
Но ей не хотелось жить со всем этим. Ёсиэ была не прочь умереть сегодня ночью. Она прекрасно понимала, что самостоятельно вряд ли смогла бы лишить себя жизни, но это существо способно справиться с этой задачей и не скрывает своих намерений. Скоро они с Асато будут вместе, пусть ей он наверняка и предпочел бы ту, другую. Ей действительно нигде нет места.
[icon]https://i.imgur.com/nDKdUNP.png[/icon][nick]Shigezawa Yosie[/nick]

+1

7

В какой-то момент показалось, что куда-то прямо в желудок вогнали огромный строительный крюк, которым одним лишь легким движением Саю вздернут вверх на несколько метров. Тошнило так сильно, что она не была уверена в том, что хоть когда-нибудь сможет есть. Это было подозрение, это было висящее в воздухе чувство беды, которое можно было ощущать всеми фибрами души и даже центром собственных ноющих от ужаса костей. Это были всего несколько шагов вперед в сторону говорящей, и их было достаточно, чтобы понять... все. Все, что было так похоже на картинки школьных учебниках, когда они говорили про Милай. Что было так похоже на фотографии, предоставленные в доказательство на Токийский трибунал. Как... знакомо.

И стало как-то холодно. Черт подери, сердце, сорвавшееся на болезненный, спотыкающийся да ломающий собственные ноги галоп, разносило по организму кровь так быстро, что впору было бы вспотеть как после хорошей пробежки. Но Сае было... холодно. Холодно от запаха крови, бившего в нос с такой силой, что она чувствовала его привкус на своих губах. Холодно от оторванной конечности, кровь из которой текла и засыхала сворачивающимися хлопьями на чужом лице, трескаясь так же уверенно, как и чужие связки. Это был человек. Человек, человек, живой человек. Че-ло-век. И в какой-то момент Сае показалось, что это с нее содрали все мясо до самых костей, и кости эти дробил внезапно погустевший ветер. А может быть, их жевало вот этими вот зубами, торчавшими из чужой разодранной щеки.

Что-то рухнуло, вместе со звездами на небе и сердцем прямо в груди. Что-то рухнуло и никогда не станет прежним, а Сая так и продолжала стоять, балансируя на своем плече несуразные деревяшки и даже уже не чувствуя тяжесть пакетов, оттягивающих пальцы. Она не знала, когда в последний раз чувствовала так много, и в то же время чувствовала себя совершенно немой, будто она не чувствовала совершенно ничего, и скорее всего, больше никогда ничего и не почувствует.

- Мой настоящий уровень никого не касается, - такое ощущение, что это сказал кто-то другой. Будто бы Сая стала пассажиром в собственном теле и слышала собственный же голос через колонки автомобиля. И видимо они попали в аварию, потому что подушка безопасности ударила по всему телу так, что казалось, что его разнесет на кусочки. Что ей делать? Что делать тогда, когда вся жизнь становится одним единственным бесшумным воплем? Конечно, ее уровень никого не касается. Потому что они не могли позволить себе битву в городе, как бы ни были рядом мало людей. О, и они не могли позволить себе битву рядом с той девушкой, что еще была жива. Что еще двигалась с каким-то тихим шорохом, полным вины. Будто бы она в первую очередь была свиньей на убой, а уже только во вторую, каким-то странным и несуразным образом, человеком. Почему-то захотелось стать веганом и больше никогда, никогда не прикасаться ни к мясу ни к животным продуктам.

- Вы понимаете, что действуете в нарушение мирного договора и, вполне возможно, развязываете войну? - Сая не просто чувствовала себя идиоткой, она чувствовала себя идиоткой в кубе, возведенной в сотую и тысячную степень. Неужели даже возможно испытывать столько ненависти к себе и не сгореть от нее дотла? Неужели ее маленькое тело даже способно на то, чтобы держать в себе все эти чувства, что заставляли ее лицо бледнеть до оттенков зеленого и фиолетового? И почему, почему она не могла дышать, будто бы кто-то швырнул ее тело об землю и встал на грудь всем весом собственного тела? Бесполезная, никчемная дура. Которая всегда, всю свою жизнь была жертвой. В школе, во время той вылазки в город на первом курсе, во время многомесячного похищения, и сейчас. Потому что Шерриган, в отличие от Саи, рейацу свою скрывать не торопилась. А Шарин, пропади она пропадом, не сказала за все это время и слова. Даже не попыталась коснуться ее своей мягкой волчьей головой. И Сае оставалось только говорить, почему что больше она ничего не могла сделать.

Никакого знака, и никакого шанса на то, чтобы что-то изменить, они стояли под тусклым светом фонарей, заглушающих мерцание далеких звезд. Быть может, Сая еще могла что-то сделать? Быть может, Сая еще могла спасти эту девушку? Ах, как же хотелось быть сильной. Как же хотелось просто ворваться сюда, схватить эту девушку, одолеть этого арранкара и бросить живодерку под трибунал. Как же хотелось хоть раз в своей жизни действительно побыть героем, которым считали ее родителей. Как же хотелось хоть раз дожить до той репутации, которую она носила в академии. Видели бы ее друзья сейчас, небо. Они бы никогда не заговорили с ней снова. Правда была в том, что Сая никого не могла спасти - ни из того автобуса, что разбил стену их больницы, ни из всех остальных. Таблетка искусственной души прожигала карман, словно только и моля о том, чтобы ее использовали. Но едва ли занпакто на поясе сейчас была хоть чем-то помимо бесполезного украшения. Что-то рухнуло и продолжало падать, набирая скорость и с громким свистом рассекая воздух. Что-то глубоко в груди. Что-то, падающее прямо в бездонную штольню в собственной душе. И скоро оно тоже разобьется.

+3

8

«Они не могли позволить себе битву рядом с человеком»… Хм. Нет. Если подумать, подобное себе не могла позволить лишь сама Сая, в то время как для нашей сегодняшней хищницы это стало бы обычным делом. Лишь взгляд девушки в сторону еще живой Ёсиэ заставил сложить в голове два плюс два и понять, что шинигами не кинется на неё с оружием как раз из-за нежелания нанести вред смертной. Хотя, казалось бы, куда уж больнее? Шерриган расплылась в колкой улыбке, получая заметное удовольствие от шокового состояния свидетельницы её маленькой трапезы. Ох уж эти боги смерти, у них в пустыне никто бы не стал настолько удивляться происходящему. Хотя… ладно, за замковых неженок поручится она была не готова. Кстати, об этом:
— Мирного договора? – с явной усмешкой повторила Койот, а после провела языком по указательному пальцу, слизывая кровь.
Если бы все было так просто, не так ли? Можно было бы еще одиннадцать лет назад скомпрометировать весь этот театр с игрой в союзников, и проблем было бы куда меньше. Глупо полагать, что шинигами не в курсе, как обстоят дела в Уэко Мундо после подписания этого самого договора. А значит, им известно о разделение арранкар на две конфликтующие во взглядах стороны.
— Я не отношусь к арранкарам Лас Ночеса, с которыми у вас заключен этот самый мир.
Фраза была словно бы небрежно выплюнута. Ей не хотелось разъясняться с девчонкой. Слишком щепетильная тема, если вспомнить все с ней связанное. В подобном русле разговора в голове зарождалась лишь порция очередной озлобленности на шинигами. Ведь, если подумать, многое в жизни Шерриган было бы по-другому, если бы этого самого договора никогда не было. Впрочем, это лишь её обычная манера искать виноватых, вместо того, чтобы посмотреть со стороны на себя. Но факт остается фактом, весть о разрушении мира в этот отрезок времени арранкарша восприняла бы положительно. Кто же знал, что меньше чем через месяц ей придется тащиться в Лас Ночес и пытаться отмыть свою честь от всех этих кровавых пятен.
— Что с тобой? – вдруг сменила она тему, в очередной раз поднимая взгляд серо-голубых глаз на незнакомку.
В этой фразе явно был скрыт насмехающийся смысл, но голосом его Койот не выдавала. Вопрос даже прозвучал несколько волнующе. Пусть её теперь и можно было обвинить в явной театральности. Шерр обогнула взглядом труп, на который смотрела девчонка, затем обратила внимание и на еще живую человеческую тушу. А вот уже после явно усмехнулась.
— Никогда не понимала, почему к поеданию арранкарами людей относятся столь трепетно. – начала говорить экс Сегундо, не давая Сае возможности ответить на её маленький риторический вопрос. Однако сама она более к еде не притрагивалась, даже для демонстрации собственного мнения по этому поводу. Впрочем, это скорее было из-за нежелания говорить с набитым ртом. Неприлично, в конце концов.
Шерр принялась слегка утирать кончики своего рта внешней стороной запястья, дабы капли крови не падали на одежду.
— В этом мире является абсолютной нормой употреблять в пищу мясо более низших существ. Причем, если не ошибаюсь, появилась подобная дозволенность, просто потому что животные этого мира слабее. Пусть и умственно, а не физически, но все же.
Вместе со своими словами Койот отвлеклась от пустой попытки привести себя в порядок и принялась указательным пальцем правой руки водить по лицу ею убитого, наклоняя то из стороны в стороны и словно бы рассматривая его под светом прекрасной луны. Впрочем, даже эта самая луна была здесь слишком «живой», в сравнении с Уэко Мундо. Это не могло не раздражать.
— Так почему же вы тогда удивляетесь, когда более сильные существа как мы решают использовать людей в качестве пищи? – губы вновь искривила ухмылка, а взгляд, в котором читалась заметная надменность, был поднят непосредственно на незнакомку.
— Бороться с подобным ради выживания – вполне естественно. Но обвинять нас с моральной точки зрения – слишком лицемерно, разве нет?
[icon]https://i.imgur.com/sEYVK4k.png[/icon]

+2

9

Говорить, что она ничего непонимала все же неправильно. Теперь Ёсиэ чувствовала, что буквально каждое слово, произнесенное этими двумя не только имело для нее смысл, но и сказанное ими глупо, мелко и недостойно обсуждения как такового. Обеим говорящим следует замолчать, настолько что хотелось вгрызться зубами в их диалог, давя их голоса. Почем бы не оставить Шигезаву наедине и в тишине с ее горем? Но ожидать подобной щедрости от убийцы ее мужа не приходилось.
Трудно сказать почему или каким образом, но мысли ее вернулись на достаточное время в прошлое. В их доме были карманные шахматы. Да, вы все правильно читаете, черно-белая доска буквально умешалась в ладони, а на каждой клетке было по дырке, да и то только для того, чтобы крепить туда сами фигуры, дабы они не улетели в далекую неизвестность. Так вот, королева белых была не в порядке, настолько что ее часть пришлось заменить половинкой спички. "Ничего страшного" - сказал бы буквально кто угодно. Да, визуально ферзь походил скорее на мутировавшее нечто, но в шахматы играют не за тем, чтобы любоваться на свои армии. Что же делал с ними ее сынишка неизвестно, ведь играть ему было не с кем за неимением в доме братьев или сестер, а так же гостей на тот момент. Возможно, пытался обыграть самого себя. Мальчишка был настолько увлечен процессом, что успел разобрать королеву, задуматься и пихнуть себе эту злосчастную спичку в ухо. Как же хорошо что она зашла в комнату до того, как тот попытался достать ее самостоятельно, вместо этого затолкав ту только глубже. Стоило ей пинцетом подцепить этот кусок деревяшки и вытащить его оттуда, где того никогда не должно было быть, как Ёсиэ тут же отчитала сына. Ее малыш краснел, сам понимая какую глупость совершил, за что ему было искренне стыдно. Волнуясь за него, а так же за то, что он мог что-то повредить, женщина после отвела его еще ко врачу, по пути причитая о том, что он мог и слуха лишиться. Тогда все обошлось. Но только тогда...
Ничего из этого уже не изменить. Да и ее будущее, даже при условии, что это чудовище оставит ее в живых, не представляло из себя того, ради чего стоит жить. Пусть и кажется, что убили лишь Асато, но на деле Ёсиэ умерла вместе с ним. Она чувствовала себя рыбой в аквариуме, приготовленной на убой и которой позволяли тянуть свое существование только для того, чтобы показать покупателю, что продукт свежий. Последнее было сомнительным, учитывая то, какие бледные и еле двигающиеся рыбины там иногда попадаются. Эта же девочка, что говорила с содроганием, та снаружи, за стеклом. Стоит махнуть ей плавником, дать знать о том, что стоит уходить. Как если бы та не поняла этого сама. Но почему-то же та оставалась здесь, завороженно следя за тонущей в своем аквариуме Ёсиэ.
- Почему бы Вам просто не уйти? - холодно поинтересовалась раненная, прямо как если бы ничего не произошло, кроме самой их встречи, которая больше напоминала стычку с соседкой, которой не ладишь из-за того, что та допоздна слушает музыку, не давая никому уснуть.
Вряд ли Шигезава хотела произнести сие столь отрешенно. Внутри нее правда что-то встрепенулось, говоря о том, что этого ребенка еще можно уберечь. Но этот голосок был столь тих, что крики покончить с ее существованием, звеневшие в голове, безо всякого труда его перекрывали. Ее не хватило на то, чтобы повторить эту фразу еще раз. Не потому что до этого ее могли не расслышать, а из-за упрямства, присущего молодым, да из-за желания погеройствовать. Не похоже, чтобы незнакомка последовала ее совету. Какая жалость, право.
[icon]https://i.imgur.com/nDKdUNP.png[/icon][nick]Shigezawa Yosie[/nick]

Отредактировано Game Master (12-10-2018 12:07:27)

0

10

Это, наверное, было отчаянием загнанной мыши. Сая не знала, что ей ответить на это, кроме "м, понятно", и поэтому она отвечала молчанием, иссушающим губы этим слишком уж теплым ночным воздухом. Арранкар произносила слова "мирный договор" так, как заядлые гурманы пробуют на вкус новое блюдо - вдумчиво и всем видом показывая, как им непривычна эта комбинация. По правде говоря, как бы Куросаки ни была политически ориентирована, она мало что понимала в политике Лас Ночаса. Она знала, что когда-то арранкарры убили ее друзей на ее глазах. Знала, что однажды они атаковали и ее саму. И знала, что "нет, это были не те арранкарры, это были другие". Видимо и эта арранкарр была из тех, из других? Какой к черту был смысл в этом мирном договоре и вовсе, если никто не собирался его соблюдать кроме ничтожной группы, что сейчас звала себя Эспадой и постоянно менялась, что за ней было и не уследить?

Самое интересное было то, что где-то там, под онемевшей коркой души, затаилось желание расспросить ее о том, что на самом деле происходит сейчас в Лас Ночасе. И не ясно теперь, смеяться или плакать. Это как при отрубленной ноге думать о том, что у тебя неприятно чешется нос. Сая смотрела на спекающуюся кровь у губ незнакомки, чувствовала запах железа и испражнений, вытекающих из разодранных кишок, и чувствовала, как ее собственная кровь оттекает от желудка, вызывая тошноту. И при всем при этом она хотела поговорить о... политике? Пригласить ее на чай? Казалось бы, беги, дурочка. Беги от врага, которого тебе никогда не одолеть. Но Куросаки не могла. Не могла сейчас, не смогла бы никогда, как не могла и тогда в самом начале первого курса. Она чувствовала заколки, стягивающие пряди ее волос, и готовилась содрать их, если будет нужно. Таблетка с искусственной душой прожигала карман, будто бы моля о том, чтобы ее использовали. И все же, и все же... "Она погибнет, если я сделаю это". А в этой ситуации вообще есть правильный ответ?

Куросаки была уверена, что с этого дня она станет вегетарианкой. Даже веганом. Она никогда в жизни не заставит себя коснуться губами и куска мяса после того, как ее кто-то сравнил с этим. "Мясо низших существ". Что-то горькое застряло в горле. Кажется, это был желудочный сок. "Держи себя в руках". Она ведь видела и не такое, правда? Переживала намного больше, чем это, правда? Она ведь была сильнее, чем один развороченный труп и мысли о склизком окровавленном мясе, скользящим по чужой гортани?

- У него была семья, друзья, мечты и чувства, - и все же Куросаки не могла даже понять, почему ей нужно было это кому-то объяснять. Неужели для кого-то это было трудно понять? Не ясно? Не очевидно? - Он смотрел на небо и улыбался, он смеялся с друзьями и хлопал их по плечу. У него было будущее, которое ты у него выдрала вместе с жизнью. Ты выжгла его из жизни тех людей, кому он был близок. И для чего? Только лишь для удовольствия на какой-то там час? Слову "эгоизм" не описать этого точно так же, как слово "красиво" не могло бы описать всего величия рассвета. - Ее голос был совершенно опустошен и бесцветен. Помимо тошноты и слабости Сая не чувствовала совершенно ничего. Словно бы нелепо застрявшая в пространстве и времени, она на какое-то время даже перестала чувствовать и жить. На какое-то время она словно бы смотрела на себя со стороны - как на персонажа в сериале из своей теплой постели, засыпанной крошками попкорна.

- Мой долг обязывает очистить твою душу, - правильно. Бросить эти сумки, сорвать эти заколки, съесть эту таблетку. Сделать все, что было нужно, - вызвать подмогу из патрулей этого города и уничтожить тебя, если ты не собираешься соблюдать мирный договор. - Ах, если бы она только могла. Если бы хоть немного контролировала эту свою силу, похожую на шторм, и занпакто, упрямую как морские волны, беспричинно бьющиеся о скалы. - Но я не стану этого делать, если ты отдашь мне женщину, не навредив ей более, - Сая перевела на нее взгляд - распластанную, побелевшую, и словно бы тоже умершую внутри точно так же, как и сама Сая чувствовала себя умершей. Какая восхитительная наглость, разговаривать с арранкарром так, будто бы у Саи на руках были все карты - правда была в том, что сейчас во всех смыслах она, наверное, была проигрывающей стороной. - Мы сможем договориться? - "Я собираюсь вести переговоры с... с..." Она даже не знала, как описать эту убийцу. Не знала, откуда даже начать, потому что даже ночь не была так черна, как ее душа и моральные устои. Но... где-то в теле незнакомки с поломанными ногами теплилась жизнь. И это пока что было важнее.

+4


Вы здесь » Bleach. New generation » Флешбэк » Ужин при свете звезд


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC