Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Флешбэк » Gloriosa Superba


Gloriosa Superba

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Глориоза роскошная
Описание:
Хирако Когане: 9 лет. Куросаки Сая: 5 лет.
Хирако Шинджи отправляется по своим взрослым делам к семейству Куросаки, взяв в попутчики дочь. Первое знакомство будущих подруг наверняка было по-своему особенным.
Действующие лица: Hirako Kogane, Kurosaki Saya; эпизодически: Шинджи, Ичиго, Кейко, Ишшин.
Место действия: Дом Куросаки, осень, выходной день, после утреннего дождя.
Статус: в процессе

ядовитое великолепие огненного красно-желтого цветка

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/60/b4/fa/60b4fa9ea267c4cdf3e565c0c70e3729.jpg

Отредактировано Hirako Kogane (30-04-2018 21:07:41)

0

2

Ну же, золотце, ты чего боишься? – ласково, насколько это возможно для старого, зачертвевшего после многих битв вайзарда, увещевал мужчина, безуспешно пытаясь подтолкнуть упирающуюся изо всех сил девочку к двери. И в самом деле, уходили абсолютно все силы, чтобы оставаться на месте, но Когане не сдавалась. Не по своей воле она сюда пришла, но за право уйти можно и побороться. Шинджи тяжело вздохнул. Дети – подарок судьбы, цветы жизни, говорили они. Но к таким подаркам подойти – проще убиться об стену – мало ли что за сюрприз. Может, он станет выкидывать коленца, что демонстрировала сейчас Когане.

Когане, собирайся! – донеслось из соседней комнаты. Девочка невольно оторвалась от старательного выведения иероглифа, что задали им в школе, и вытянула шею в попытке выглянуть в дверной проем. Шинджи не заставил себя ждать.
В гости пойдем сходим, – не то чтобы приглашающим, но констатирующим факт тоном произнес он, приземляясь рядом, но уже на слове «гости» девчонка потеряла к разговору интерес и вернулась к своим иероглифам.
Серьезно, прогуляемся, воздухом подышим. Тебе для учебы же будет полезнее, потом ты эти каракули писать будешь.
Когане резко крутнулась на месте, задетая его словами.
Это не каракули, а «доверие», папа, – девочка укоризненно уставилась на лукаво улыбающегося отца. Спустя минуту неравной игры в гляделки, Когане поняла, что он не отступится, пока она не согласится. Хиори уехала на несколько дней с младшими, буквально тапком вбив в главу семейства необходимость приглядывать за Когане, отводить и забирать ее из школы и прочее. Сегодня, однако, был выходной, и у Шинджи все зудело от безделия. Вздохнув, девочка отложила тетрадку и карандаш в сторону и поднялась со стула.
Чудесно, – кажется, она начала понимать, в кого у Сина эта устрашающая улыбка.

К кому мы идем, папа? – спустя пять минут интенсивной ходьбы – девочка едва поспевала за широким шагом отца – осторожно спросила Когане. Шинджи прищелкнул пальцами, будто только и ждал этого вопроса.
Куросаки Ичиго! У него есть девочки помладше тебя, подружишься. Маленьких не обижать! – тут же добавил он, полушутливо погрозив Когане пальцем.
Да больно надо, – буркнула девочка, перепрыгивая лужу. Это что же, мало того, что ее оторвали от учебы, так еще собираются как няньку для малышни использовать? Что за дела?
Пришли, – оборвал размышления Когане отец и остановился.

Ладно, я тебя понял, – кисло протянул отче, вставая. Когане наблюдала, как отец, сгорбившись, прошаркал к двери. Но не успел он постучать, как – вдруг! – она сама распахнулась и перед ними возник герой дня – Куросаки Ичиго.
Ичиго~ , – осклабился Шинджи, мгновенно преобразившись.
Когане пристально разглядывала мужчину, в итоге придя к выводу, что он совершенно... обыкновенный. Исключая огненную шевелюру и фокуса с дверью, конечно, но стоило разве тащиться в такую даль, только чтобы поглядеть на волосы.
... Когане! – девочка встрепенулась, осознав, что папа обращается к ней уже не в первый раз. Она непонимающе воззрилась на него, пытаясь понять, что означают все эти ужимки и кивки в сторону Куросаки. Она видела, что ее замешательство заставило Ичиго снисходительно так улыбнуться, и ей стало обидно. Понимание того, что хочет отец, пришло к ней только тогда, когда, потеряв терпение, Шинджи напрямик громко прошептал: «да поздоровайся ты, в конце концов!»
Хирако Когане. Приятно познакомиться, сэр, – справившись с негативными эмоциями, на одном дыхании выпалила девочка.
И я рад познакомиться, Когане-тян, – добродушно ответил Куросаки, а потом внезапно начал качаться. Причина этого показала свой нос из-за колена мужчины несколько мгновений спустя.
Ну что ж, – подытоживающим тоном произнес Шинджи, хлопнув в ладоши и обращаясь явно к Когане, – теперь нам с Куросаки-сан, – на этом моменте девочка услышала громкое фыркание, – пора. Когане, золотце, пригляди за девочками.
Златовласка выпучила глаза. Что-о? О нет. Нет-нет-нет. Он и в самом деле собирается заставить ее нянчиться с малышней. После того, как Син стал периодически «оставаться за старшего» с ней, этот процесс начал вызывать в ней какие-то неопределенно-тревожные эмоции, и она старалась тщательно избегать таких ситуаций. Должно быть, Шинджи поймал-таки ее на слове – по дороге она постоянно отказывалась давать руку, говоря, что она уже большая. Раз большая – то нА тебе маленьких в попечение. Девочка обернулась, чтобы сказать отцу, вразвалочку прошедшему с Куросаки мимо нее, что не хочет этого делать, но их там уже не оказалось. Не ожидавшая подобного Когане тщательно огляделась по сторонам, даже выглянула за ворота, но только чтобы убедиться, что их и вправду нет. Испарились. Вмиг исчезли, как будто унесенные телепортом, о которых Когане читала в научно-фантастических рассказах. Чувствуя себя подставленной, девочка понуро вернулась обратно и натолкнулась взглядом на фигурку, обрамленную огнем волос. Маленькая Куросаки все так же стояла на пороге, практически не шевелясь. И кто это перед ней? Раз уж ей суждено провести здесь время, то стоило это сделать хотя бы не стоя столбом посередь улицы.
Привет. Как тебя зовут? – решив, что первые шаги на пути к знакомству распределяются по старшинству, Хирако подошла поближе, оглядывая девочку сверху-вниз.

Отредактировано Hirako Kogane (19-04-2018 10:49:14)

+1

3

Но ни порфир, ни мрамор, ни гранит
Не создадут незыблемой оправы
Для роковой, пролитой в вечность лавы,
Что в нас свой ток невидимо струит.

Друзья это важно - папа всегда так говорил. Ичиго никогда не уточнял деталей, но всегда говорил, что без друзей ему не добиться бы и половины того, что он совершил. Сайонара не видела никаких особых достижений своего рыжеволосого предка, кроме каких-то сомнительных заний медицины, и пэтому принимать советы от ни в чём не состоявшегося папаши не хотела. Уж тем более, если он и представления не имел о том, с чем именно его дочери приходилось сталкиваться изо дня в день. Папа говорил, что и ей нужно завести друзей. Да что же он понимал, этот папа? Что он видел, иногда забирая её из садика? Папа не знал ничего, и не понимал ничего, и мог бы и сам понять, что ей не нудны были друзья, да и не завести ей было друзей. Она была странной, и дети всегда звали её странной. А Ичиго говорил - друзей. Говоря по правде, девочка пока что и не знала, что такое друзья. И не видела в них никакого смысла.

– Хирако Когане. Приятно познакомиться, сэр, - девочка, застывшая на пороге, не была похожа на того, кто мог бы быть её другом. Она была гораздо старше - у Сайонары не было опыта с такими взрослыми детьми. Да и отец её выглядел странным, каким-то злобным и ухмыляющимся, и от него становилось как-то неприятно. Именно этой блондинке, по словам её любимого папочки, предстояло стать её, Сайонары, подругой. Немыслимо.

Очевидно, та уже решила пойти на контакт с Кейко, которая уже гордо и звонко называла своё имя, и даже поспешила похвастаться своей новой школьной формой и рассказать о том, как она рада своему поступлению в первый класс. Кейко была звездой и вечера, и дня, и утра и полжника и чего ещё можно было себе представить. Действительно, любимая всеми. Как выгодно она выделялась на фоне "неудавшейся" младшенькой. С закрытием входной двери, словно бы сговорившись с двумя мужчинами, по крыше медленно забарабанил тихий дождик, заставляя девочку передёрнуться, в попытке избавиться от сквозняка. Она тихо отошла от двери, стараясь не привлекать к себе никакого внимания. Не хотелось же ей, и в самом деле, проводить лишнее время с этой Хирако.

Воспользовавшись излишней общительностью рыжей Кейко, Сайонара поспешила тихо и неприметно приоткрыть дверь в свою комнату и пропасть там с поучительной книгой, пока вдруг...
- САЙОНАРАААА! - Раздалось прямо над её ухом, и голос прострелил собою лёгкую дверь. Перед невозмутимым носом девочки появилась огромная, обнажённая ступня, которая по размерам превосходило всё тело пятилетней девочки. - Ты что же, дорогая, решила пропустить всё веселье? - Дедушка, а это, конечно же, был он, схватил ребёнка на руки, и выставил её правую руку в сторону, закружив, словно бы в вальсе. Таким образом, по дороге стукнувшись головой о косяк двери, он вплыл неуклюжим лебедем в гостиную, которую уже облюбовали Кейко и Когане.
- Деда, поставь меня на землю. - Нахмурилась девочка, возвращая себе бессоветсно отобранную руку. Дедушка же лишь громко рассмеялся, и поставил её прямо перед носом блондинки.
- Вот, это наша Сайонара. Когане-чан, не позволяй ей от тебя сбежать! Она джевочка прыткая, обернуться не успеешь, а она уже забилась где-то в уголочке там, где ты думал нет углов вовсе.

0

4

Рыжеволосая девочка сразу расцвела. Сразу было видно, что она привыкла быть в центре внимания, и ее словно прорвало. Ошалевшая Когане успела буквально за несколько минут узнать и как ее зовут, и что она пошла в школу в этом году, и какие милые у нее одноклассницы, и какие вредные одноклассники, и какие красивые платья ей покупают – в общем, все, что саму Хирако не особо интересовало. Сама она в школу ходила только за хорошими оценками, и своих одноклассников, отставших от нее еще с первых классов, когда она сеяла хаос и разрушение, она знать не знала. Так что болтовня малявки ей скоро наскучила, и девочка слушала ее исключительно из вежливости, подобающей старшей по возрасту. Долго это однообразие информации не продолжалось – гигантским вихрем в гостиную влетел взрослый (эй, а папа не упоминал, что тут еще кто-то есть), держа на руках еще одну маленькую девочку. «Надеюсь, у семейства Куросаки больше нет маленьких девочек в запасе», – рассеянно подумала Когане, с любопытством наблюдая, как брюнетку ставят на пол рядом с ней. Внимание Хирако полностью переключилось на только прибывшую хмурь, и она совершенно позабыла о Кейко, старательно теребящей ее за руку в попытках привлечь внимание.
Обидно, наверное, постоянно быть «сайонарой», – в лоб бросила она, как только взрослый скрылся за дверью. Не очень-то заботливо с ее стороны, но кто сказал, что ее вообще в этом доме что-то заботило. – Если бы у меня было подобное имя, я б его сменила на что-нибудь более жизнерадостное.
Когане заметила, что ее внимание заставляет мисс Хмурь еще больше уходить в себя, и ее словно переклинило. Она нашла себе развлечение на день, пока Шинджи не соизволит вернуться и забрать ее домой. Не очень расстроившись расставанию с Кейко, которая, едва поняв, что здесь ее больше слушать не будут, убежала к деду, Хирако, качаясь с пятки на носок, небрежно произнесла, обращаясь к пауку, перебегающему по поверхности стены, и краем глаза отслеживая местоположение Сайонары:
Хм, а где тут кухня? Я бы перекусила чего, раз уж я тут надолго.

+1

5

Дедушка никогда не скрывал своей привязанности к младшей внучке, но порой это далеко не всегда можно было понять. Вот и сейчас девочка терялась в догадках по поводу того, сделал ей Ишшин комплимент, или же решил таким образом её обидеть. Если поглубже приглядеться, то кто из них был ребёнком, было не понятно. Кажется, та самая высокая девочка уже успела подружиться с Кейко, и это было бы для самой Сайонары отличным поводом убежать куда подальше, пока её не замечают. "Деда, зачем ты это делаешь, зачем?" На глаза чуть ли не навернулись слёзы от досады, и она резко отвернулась, вскинув массивную для такого маленького тела головушку. Ещё бы не хватало, чтобы её кинулись обнимать и успокаивать, как какую-нибудь маленькую фифу.

Она неуклюже встала на пол, чувствуя последствия кружения по комнате с таком неёмном темпе, и решила для серьёзности скрестить руки на груди. Обычно в детском саду дети спешили отойти от неё поадльше, стоило ей встать в подобную позу, и со временем маленькая Куросаки научилась применять эту позу в любых жизненно-важных ситуациях, особенно подобным этой. Главный же виновник их встречи тотчас же скрылся за углом, словно бы непрофессиональный сваха, только что столкнувший нос к носу двух созданных друг для друга людей, хотели они того или нет.

– Обидно, наверное, постоянно быть «сайонарой», - вот потому-то сваха из Ишшина и вышла некудышной. Куросаки так и открыла рот, пытаясь придумать что-то невероятно обидное в ответ на это заявление.
- Обидно, наверное, когда для самоудовлетворения приходится обижать маленьких детей. - По правде говоря, она хотела сначала сказать, что бидно, наверное, быть Когане, но почему-то она не могла узреть в этом имени ничего, что могло бы показаться необычным. А обидеть в ответ было бы просто необходимо, иначе слёзы снова навернутся на глаза от обиды, оуказавшейся без ответа. "Уходи отсюда, что ты вообще сюда пришла? Мне нужна нянька, и тем более такая вот." Губки надулись вопреки желаниям и намерениям Куросаки, когда она подбирала ближе к шее мягкий подбородок.

- Я не понимаю, ты к нам поесть чтоли пришла? - Поинтересовалась девочка, смотря на свою собеседницу изподлобья. Кейко, наверное, сейчас побежала бы на кухню и начинала рассказывать о том, как часто она помогает матери и тётушке Юзу с приготовлениями завтраков, и как радостно показывала их у себя в школе в перерывах. - Иди дома у себя ешь, там, небось, ни у кого нет проблем с именами. - Она не думала о том, что именно в эту секунду гордую тираду коронует ни что иное как громкое бурчание в животе, которое словно бы послушный пёс откликнулось на разговоры о еде. Девочка осторожно сглотнула, надеясь на то, что Хирако не услыжит этого никчёмного звука. Она скорее умрёт, чем признается, что действительно сама хочет есть.

+3

6

Когане резко обернулась на ответную колкость. Было заметно по удивленно расширившимся глазам, что она не ожидала от мелкой такой остроты язычка. Некоторое время она глупо таращилась на Сайонару, заглотив оба ответа и в процессе пережевывания их накапливая злость. Ах она мелкая...
Но в какой-то момент ее взгляд переключился на «со стороны». Она, уже здоровый девятилетний лоб, обижается на пятилетнюю, которая, в свою очередь, оскорбилась на ее, Когане, неприятное замечание. Последней каплей, разрешившей напряжение, был громкий урчащий звук, источник которого Когане определить точно не смогла – то ли это была Сайонара, то ли взбунтовался ее собственный желудок.
И Хирако зашлась в хохоте, осознав всю нелепость ситуации. Она даже не задумалась, что на шум может прибежать тот взрослый.
Вот так хозяйка растет! – просмеяла Когане и, устав, глубоко вздохнула, дабы унять заколовший бок.
Ну ладно, тогда давай я покажу, как это делается, – схватив девочку поперек предплечья, Хирако зорко поозиралась, принюхалась и бодро потрусила в предполагаемую сторону кухни, утаскивая Сайонару за собой. Пару раз тыкнувшись носом в другие, хорошо хоть пустые, комнаты, Когане в итоге обнаружила заветное помещение и только тогда выпустила руку Хмури (это прозвище уже прочно ассоциировалось в ее воображении с малой) и, обернувшись к ней, деловито поклонилась.
Встречать гостей нужно поклоном, – назидательно начала она, – потому что, принимая у себя людей, разумная хозяйка показывает благополучие своего дома не только через внешнее его убранство, но и через внутреннее душевное равновесие. Хмурая хозяйка – плохая хозяйка, о доме которое вскоре поползут плохие слухи, – свой монолог Когане сопровождала обильными телодвижениями и жестикуляцией. Последние слова девочка дополнила, потянувшись ко лбу своей слушательницы и приподняв большим пальцем ее брови в «домик». Совершенно неизвестно, откуда из нее полилось столько заумностей – возможно, конечно, вычитала в какой-то книжке – потому что ее собственная семья уж никак не отвечала вышеизложенному идеалу. Чего стоил самозабвенно играющий с детьми Шинджи, едко общающийся с приходящими в дом гостями, или прекрасно готовящая Хиори, которая ставит ароматно пахнущую еду перед семьей со словами «а теперь жрите!». Доброй покладистой хозяйкой не назвать было ни одного, ни вторую.
После этого хорошая хозяйка предлагает гостям отобедать, и у нее всегда находится блюдо, которое она только что предусмотрительно приготовила. На худой конец, можно сварганить что-нибудь, пока гости заняты общением с домочадцами, или же предложить закуски.
Говоря все это, Хирако начала осторожно шерстить кухню на предмет съедобностей. В холодильнике ей повезло, и девочка, кряхтя, с усилием вытянула оттуда большую кастрюлю с какой-то похлебкой, едва не расплескав.
А после, хорошая хозяйка занимает гостей беседой... Но это уже как хочет, – скомканно закончила она, бросив поучительные разглагольствования в угоду разогреву пищи. Когане глянула в сторону Сайонары, убеждаясь, что та еще не сбежала от нее, и, подняв в воздух половник, которым только что разливала суп, ткнула им в девочку, разбросав-таки пару капель по полу.
Ты-то кушать бушь?

Отредактировано Hirako Kogane (12-08-2015 23:44:47)

+1

7

От комментариев Саи Конаге застыла на месте, безвольно и изумленно смотря на девочку, которая вполне успешно смогла ее одолеть в этом словесном поединке. Сама же Куросаки была невероятно довольна собой. Мало того, что она смогла буквально на лопатки положить девочку, превосходящую ее по возрасту, но еще и отомстила за свою оскорбленую гордость. Возможно, Хирако никогда не станет с ней больше разговаривать, но в какой-то  сиепени именно этого ведь Куросаки и добивалась. Ей нужно было, чтобы ее оставили в покое и оставили в компании более интересных друзей, сформулировавших свои лучшие идеи в книги. И поэтому она уже готова была развернуться и уйти - гордая и сильная,  не отвлекшаяся даже да бурчание собственного желудка, что решил ее подставить в самый неподходящий момент. Сайонара знала, что она должна была быть лучшей, и потрму сейчас она выигрывала. Вот только вот...

Смеха девочка совершенно не ожидала. Изумленно взирая синими глазами на сложившуюся пополам блондинку, Куросаки отчаянно пыталась внести в происходящее хоть какой-то смысл. Почему в минуту ее триума, минуты славы, над ней вовсю смеются? Комментируют о том, какая она хозяйка, несмотря на то, что девочка даже не совсембыла уверена в том, что она правильно воспринимает значение этого слова. Вновь нахмурившись грозовой тучей и сложив на груди пухленькие ручки, девочка осторожно выкатила нижнюю губу чуть вперед, ожидая того, когда этот смех прекратится. "Вообще, я тебя выгнала уже. Что за реакция?" Словно бы замечая, что ее физиономия не изменила отношения, для пущей уверенности Сайонаа решила еще и громко фыркнуть, всем вижом показывая то, что она не понимает, чем заслужила смеха. Она до сих пор верила лишь в то, что достойна была исключительно похвалы в свой адрес.

Когда поток смеха прекратился, и Хирако хваталась за бок, Сайонара уже готовилась поинтересоваться, чем она вызвала подобное обращение, как Когане снесла ее словно ураганом.
- Что ты делаешь? Отпусти меня, Ко! - Правда скрывалась в том, что у девочки была отвратительная память на имена. Она помнила о том, как звали эту блондиночку, которая вела себя совершенно неадекватно, но лишь частично. Она помнила первый звук, и поэтому только его и использовала в обращении к девочке, которая тащила малышку через опустевшие комнаты от одной к другой, в поисках чего-то. Куросаки судорожно перебирала ножками, постараясь поспеть за старшей, что неслать куда-то с уверенностью паровоза.

Гонка закончилась лишь тогда, когда они уже добрались до кухни. "Так ты что, поесть пришла сюда в конце-концов?" Сдавать позиции не входило в ее планы, и посему, переводя дыхание, девочка уже складывала в голове слова, превратив их в очередную невероятную фразу, которая просто обязана была снова обезоружить противницу, однако же, следующие ее слова в какие-то секунды избавило малышку от всей хмурости, заметив его интересом. Этот поучительный тон напоминал язык учебников и документальных фильмов, и Куросаки встрепенулась, словно оказавшись в совершенно другом обществе. Теперь Когане не была стианной девочкой, которая вторглась на ее территорию и решила стащить у них под шумок еды, а обладала знанием, которого не было у сасой Сайонары, и готова была делиться. Сама же младшенькая с готовностью стала напротив Когане, и, закусив неполным набором зубов губу, изо всех сил постаралась повторить поклон. Несмотря на все попытки сделать его прямо, девочка чувствовала, как ее маленький задок непременно отклячивается назад. "Невероятно! Какой-то поклон?" Она попробовала снова. И снова. И снова.
- Как у тебя это получается? - Обескураженно поинтересовалась девочка, на этот раз прислонившись к стеночке, чтобы у нее это получилось правильно.

Но Когане ее снова отвлекла разговорами, и Сая решила, что она сможет заняться совершенствованием своего поклона позже. Ведь сейчас ей столько еще предстояло выучить и о себе и мире вокруг и о том, как стоит принимать гостей. Тем не менее, она не спешила бежать и улыбаться. Пускай на момент, когда Когане превратилась в ходячую энциклопедию, ее присутствие стало приемлемым, обиды она не забыла.
- Так это что же, все, приходящие ко мне в гости, рассчитывают на поесть? - Сайонара внимательно следила за тем, как Когане включает плиту и ставит на нее кастрюльку с супом. Мама и папа не разрешали своим детям приближаться к плите под страхом смертной казни путем просмотра глупых телешоу, и потому теперь где-то в глубине души она завидовала девочке, которая своим неосторожным движением уже запачкала пол. - Половая тряпка вон за той вот дверью если что, - проговорила Сайонара, указывая пальчиком на дверь в кладовку, в замочек которой был ввернут малюсенький ключик. Вомпользовавшись моментом, она пододвинула к плите табуретку, забралась на нее как на гору, уверенным движениемвыхватила у Хирако половник, и налила себе супа. Живенько схватив тарелочку дввмя руками и чувствуя, как она постепенно становится горячей, она спрыгнула на пол и засеменила к столу, поставив суп на стол.

- Спасибо! - Вспомнила она хоть о какой-то банальной вежливости, и, вернувшись за ложкой, водрузилась на стул, помешивая суп в миске. Только сейчас она понимала, как же сильно ей на самом деле хотелось есть. Но во время еды, выдувая воздух на ложку, она поняла, что во всех обьяснениях Коане была одна странная деталь, которую ей так и не уточнили. - Слушай... - Она пыталась поймать взгляд девочки, пережевывая овощи. - А почему нужно боятьс плохих слухов? Какая разница им поклонилась я или нет? И я лично не хочу опустошить чей-то холодильник когда я иду в гости. Так почему же так важно быть хорошей хозяйкой в той форме, что ты описала?

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » Флешбэк » Gloriosa Superba


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC