Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » За пределами » Многоцветие


Многоцветие

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Описание: основная тема для игры с Многоцветие
Действующие лица: вход свободный
Статус: активен

0

2

Территория Ордена Алой Крови,
затем - рядом с полем, окружающим артефакт

Орден Алой Крови всегда находился в поиске. Был то поиск лучшей жизни или иных вариантов защиты ценнейшего артефакта, они подходили к своей миссии поиска настолько ответственно, насколько можно. Одни говорили, что Магистр видит все. Что любой его приказ был наказом становиться лучше и лучше, и неспособность посвятить всего себя заданию будет караться смертной казнью. Иные же верили в то, что каждая секунда их жизни непременно должна быть потрачена на что-нибудь полезное, иначе в их существовании нет смысла. Странные люди были эти рыцари. Мирые жители смотрели с восхищением на их благородный стан, в то время как жители замка ныряли в первый же попавшийся коридор едва завидев тяжелую ткань цвета древнего вина, что колыхалась на плечах рыцарей. Они верили в свою  силу, в свой долг и в своего Магистра, для них не было больше ничего. Лишь древнее пророчество будоражило их разум. За секунды до мучительной смерти великий Шестой Магистр сказал, что вместе с великим затмением на землю падет новая сила. Эту силу пробудит непокорное дитя, что исчезнет в ночь, переняв часть магических возможностей пришествия нового мира. "В тот же день на свет появятся еще два дитя", говорил он исчезающим от изнеможения голосом. "Дитя Света будет обладать магией, достаточной для того чтобы снова затмить Солнце, а Красное Дитя сможет взять в руки осколок новой силы - меч Хайдрин, покоящийся на дне Черного Озера. И тогда, 25 лет спустя, артефакт будет готов для того, чтобы послужить во благо этому миру". Он погиб, так и не назначив переемника. Проррчество Исарема, произнесеное пости что тридцать лет назад разнеслось по всему Королевству и за его пределы, порождая разные интерпретации. Совет искал Седьмого долгих три года, пока рыцари от мала до велика искали противников использования этой силы.

Прошло пять лет. Седьмой Магистр не оставлял надежд на то, что день великого затмения настанет скоро для того, чтобы войти в анналы истории. Мовтрад был человеком уважаемым и сильным, однако его восход на трон Магистра был воспринят по-разному разными группами. Были даже в Ордене те, что не верили в это пророчество, убедившись в том, что это были лишь бредни погибающего человека. То, что Мовтрад был готов потратить все силы на то, чтобы защитить некую странную силу, которая пока себя и не показала, было причиной определенных груп не любить его. Но все изменилось в тот день, когда Солнце не вышло из-за горизонта. Тьма поглотила Королевство, и Орден Алой Крови погрузился в поиски. Они искали и некую Силу, и трех Дитя, что были предсказаны пророчеством. Сила показала себя сама. Девочка, обнаружившая его, бежала без оглядки, а древний атртефакт, который в тот же день смогли переместить в свой собственный зал в Замке, с тех пор окружил себя могущественным полем, которому были безразличны любые попытки людей его сломить. В тот же день Орден снова начал свои поиски.

Дитя Света было найдено в тот же день. Единственная семья магов Ордена испытала пополнение в тот же день. Советник Короля вбежал в тот день в залу вскричав о том, что его жена родила дочь с волосами цвета светлого пшена и наследием древнейшей магии. На поиски Красного Дитя ушел год. Благородные семьи один за другим приводили своих детей, некоторые врали о том, что те были рождены в день великого затмения. Иные же пытались обьяснить уникальность своего дитя несуществующими знаками. Рыцари лишь качали головами и понимали, что поиски должны продолжиться, и что возможно было и то, что Дите будет  не благородных кровей, но все равно будет содержать в себе силу артефакта. Девочку нашли лишь по слухам... Говорили, что в далеком селении родилась девочка с волосами цвета алой крови...

***

По коридору разносились громкие, уверенные шаги. Саэрибет устала до ужаса от нудного жужжания старейшин над своими ушами. Ей было 24 года. 24 года и 9 месяцев, если быть точнее, и, судя по тому пророчеству, что привело ее в Орден, через три месяца артефакт должен что-то сделать. "К этому ты готовилась всю свою жизнь!" Говорили они. "Ты решишь судьбу всего человечества!" Она слышала это каждый день с тех самых пор, как начинала понимать слова. Ей сообщили о том, что судьбою им с Дитем Солнца было уготовано изменить судьбу всего мира. И, по правде говоря, Саэрибет не могла скрыть своего волнения. Она не больше всего на свете боялась ударить лицом в грязь, не представляя что сделать с этим артефактом, будь ей хоть трижды было предначертано судьбою что-то знать. Она провела в близости с артефактлм всю свою жизнь, но не знала, как ей поступить. Не знала, как ей и подруге спасти мир. Плащ волочился за ней по полу. Несмотря на возраст, происхождение и весьма сомнительные заслуги, они со вторым Дитя были чуть ли не менее священны, чем сам Магистр. Поэтому их плащи были короче на какой-то сантиметр, и становились минимально функциональными. Зато подвергались стирке каждый божий день.
- Сестра, - Саэрибет стучалась в дверь той, что всегда была рядом. У нее не было семьи. Обнаружив двух крестьян, породивших Красное Дите, рыцари Ордена отобрали у них ребенка и вырастили как своего. Они никогда не упоминали о том, что те крестьяне еще были в живых. Ей дали фамилию Кройц. Крест. И никто не потрудился ей сообщить, что она не была сиротой, и что ее родители время от времени приходили на открытые события и выискивали необычные волосы цвета красного яблока. С Дитя Света они выросли вместе. Старейшины говорили, что им предстоит стать дополнением друг-друга, и только так они смогут уберечь артефакт от нападений, став единым целым. - Нам нужно отправляться. Старейшины говорят, что если мы не сделаем этого сейчас, то кто-нибудьюуспеет до нас. - Меч привычно колыхался на спиной. Саэрибет нырнула за ним в возрасте семи лет, и этот артефакт набирал все больше и больше сил с каждым днем. Им приходилось отправляться в руть как можно скорее, и появление сестры в дверном проеме было чуть ли не знаком свыше.

- Пойдем, пойдем. Луна уже почти исчезла. - Старейшины говорили ей, что сестра очень ного спит потому, что колоссальные потоки магии в ее теле высасывают у нее все силы.Так же, как и Саэрибет была единственной в Ордене наследницей бесславного рода, Дитя Света была единственным в Ордене настоящим магом. Говорят, что ее бесчисленное количество раз зазывал к себе Совет Вечнозеленого Дерева Авокадо, предлагая несметные богатства, но эта девушка отказывалась от всего, преследуя свои идеалы. Наверное, они могли бы обучить несчастную как научиться управлять своей силой.

Рассвет был всего в некоторых от них часах, когда сестры волли в огромную залу. Магистр самолично приказал им перенести древний артефакт из залы в отдаленные горы, в пещеры, именуемые Логовом Дракона. Словно бы завороженно, Саэрибет смотрела на голубоватое поле, убивающего каждого, кто посмел в прошлом к нему прикоснуться. Как Магистр хотел, чтобы они перенесли его? Он говорил, что существуют группы, готовые уничтожить артефакт до того, как он вступит в свою силу. Что в день, когда сестрам исполнится 25 лет, будет страшное кровопролитие в этой самой зале, и что Орден обязан уберечь артефакт от любого покушения на его целостность. Но как им было перенести его в Драконье Логово?

- Скажи мне, у тебя есть соображения по этому поводу? - Она ни секунды не слмневалась в том, что спутница думает о том же. Энергия от излучения тихо наполняла едва слышимым шуршанием широкую залу, и Саэрибет сама того не замнчая чувствовала себя в присутствии этой силы маленькой и незначительной. [NIC]Saeribeth[/NIC] [AVA]http://i.imgur.com/uUrejzX.png[/AVA]

+4

3

Территория Ордена Алой Крови,
затем – рядом с полем, окружающим артефакт

Пролетев над башней с часами  заклинательница остановилась и окинула взглядом окрестности. Под городом, сделанным исключительно из фиолетового стекла, бурлила лава, бросая на стены зловещие блики. Покачав головой, она полетела дальше, туда, где возвышались два пика, скованные громадной цепью. Один из них являлся ее прибежищем, в другом же она никогда не была, но знала, что там обитает второй правитель маленькой планеты. Ее снедало любопытство и останавливал страх перед тем, кого она может там увидеть. Любопытство в итоге победило, и магиня направилась туда, очень медленно подбираясь к маленькому окошку на вершине. Чем ближе она была, тем ярче пробивался ослепляющий свет из той комнаты. Вскоре он стал настолько ярким, что девушка перестала различать цвета, жмурилась от рези в глазах. У самого окна мелькнула мощная вспышка...
И Канна Хиштальд проснулась.
Что это был за сон? Он навязчиво повторялся из дня в день, и она едва ли могла изменить что-либо в нем – тем более концовку. Продрав глаза, девушка отлепилась от листа пергамента и сладко потянулась. Провела рукой по затекшей щеке – на пальцах остались следы чернил. Недолго думая, она облизнула их и потерла лицо. Конечно, это не избавило ее от отпечатавшейся писанины, даже наоборот, но вкус чернил был потрясающим, уж неизвестно, из чего их варят. Потом посмотрела на лист перед собой. Биографическая справка об очередном именитом великом волшебнике, которую Канна старательно конспектировала из громадного тома, лежащего рядом, была безнадежно испорчена. Отец расстроится, в этом юный маг была уверена. Обладающая, по мнению окружающих ее рыцарей, каким-то неземным талантом, ей было достаточно этот талант использовать не задумываясь. Зевс – ее отец и такой строгий учитель, каких в мире единицы – придерживался иного мнения. Он не уставал повторять ей, что она бездарь и без упорного обучения ей ничего не добиться в этой жизни. Обидно, да, но такая муштра приносила свои плоды – к своим двадцати четырем с тремя четвертями жизни она знала и умела многое. Только вот биографии ей всегда претили. Но от грустных размышлений Хиштальд отвлек стук в дверь и знакомый голос, раздавшийся с той стороны.
Сестра.
Канна резко вскочила на звук голоса, запуталась в плаще, который безмятежно лежал у нее на коленях поверх желтого балахона до этого момента, и очень неизящно грохнулась оземь. Потирая ушибленный локоть, она нашла скрипучий паркет очень жестким, а алый плащ – подлым и бесчестным. Если бы у бедной тряпки был разум, она не преминула бы огрызнуться в ответ. Справившись со своими проблемами, Канна вихрем подлетела к двери и одним рывком распахнула ее. При виде дорогой ей единственной подруги, лицо девушки прояснилось. Да, их происхождение было диаметрально противоположным, но насколько Саэрибет отдаляло от остальных членов Ордена отсутствие такового, так и Канну обосабливало место дочери единственных магов. Обе были Избранными, и то, как с ними носились с малых лет, только подчеркивало их одиночество. Однако, когда Красное Дитя была рядом, мага это не волновало – они были друг у друга, и этого достаточно.
Искренняя радость, впрочем, быстро сменилась озабоченностью – подруга принесла с собой кусок реального мира, существование которого часто утопало среди томов прошлого, что Канна штудировала в то время, пока не спала. Даже отец не приносил никаких известий. Он либо дальше утягивал ее в омут истории, либо тщательно вбивал в голову дочери (по указу Магистра, не иначе) об их с Саэрибет судьбе и артефакте и обо всем таком прочем.
Уже сегодня? – вечный сон, которому Канна безуспешно противостояла изо всех сил, выводил ее из естественного временого континуума, замещая его более обширным, но менее реальным. Будто вспомнив о чем-то, Канна снова потерла щеку, растирая остатки уже засохших чернил. – В таком случае, не будем медлить.
Множество одинаковых коридоров и залов девушки прошли, прежде чем попасть в нужный. Артефакту более не место здесь – сурово заключили старейшины, и их можно понять. Через три месяца являющийся причиной или способом разрушить или создать нечто, неизвестное никому, обладающий поистине неизмеримой магической мощью – даже положившие жизнь ради идеалов Ордена рыцари были не готовы к тому, что их ожидает. Канна отчетливо ощущала страх тех же старейшин, когда они говорили об этом артефакте.
Вид его и волны магии, захлестывающие все ее существо, вызывали в Канне те же чувства, однако она не давала им проходу, не без помощи отца и Магистра уверовав в безграничную власть ее и Саэрибет над этим концентратом силы. Они Избранные, а значит они способны повлиять на него.
Скажи мне, у тебя есть соображения по этому поводу? – донесся голос сестры до сознания Канны, словно обухом пригрев "всесильную" магиню. Сколько бы она не училась, девушке все же не удалось достоверно узнать источник мерцающего голубым поля вокруг артефакта. По мнению Канны, это было что-то вроде жемчужины – нарост вокруг артефакта, подвергшегося какому-то раздражителю. Самая сильная магия, которой она пользовалась по указу Магистра, чтобы избавить артефакт от этого, не приносила плоды. А еще это поле очень больно било тех, в ком теплилась хоть капля магии.
У нас есть два варианта, – медленно начала Хиштальд, взвешивая каждое слово перед ликом могущественного артефакта, – и оба направлены на то, чтобы ни в коем случае не прикасаться к оболочке. Я подниму его над поверхностью, и буду нести его, используя магическую силу. Либо перемещать придется тебе при помощи Меча. Им это, конечно, не понравится. Впрочем, можно совместить эти две варианта, так будет даже эффективнее.
И почему только Магистр выбрал настолько отдаленное от Ордена место? Пещера Дракона – или она же Драконье Логово – находилась в двух днях пути отсюда, и контроль за артефактом, которым так гордится Орден, становится практически невозможным. Если только...
Магистр не упоминал, что нам с тобой необходимо будет делать, как только мы доставим артефакт в нужное место, сестра? – Канна повернулась поглядеть на Саэрибет, зная, что ее поняли, но все же интересуясь реакцией. В ней, допустим, перспектива просидеть подле артефакта оставшиеся три месяца вызывала двоякие чувства. С одной стороны ее более не будут донимать биографиями до тех пор, пока она не вернется – если вернется. Но с другой вся ответственность за будущие события возлагаются на хрупкие плечи двух едва ли зрелых в своей силе Избранных. Донимать судьбу своими жалобами, впрочем, было бессмысленно, и Канна принялась за работу. В гулком зале раздалось едва слышное бормотание, и вскоре голубой шар, отчаянно искрясь, взмыл в воздух на добрые полметра. С лица заклинательницы тек пот – она не рассчитала собственные силы и именно из-за этого артефакт начал искриться. Она кожей ощущала волны магического недовольства, коими артефакт швырялся в обоих девушек. Оставалось понадеяться, что он в итоге успокоится, потому что тащить негодующий магический предмет за тридевять земель двое суток им не улыбалось.
[ava]http://s3.uploads.ru/c7X36.png[/ava]

Отредактировано Hirako Kogane (06-05-2018 04:01:11)

+3

4

Королевский замок
Коридоры, затем - зал для совещаний

Имя: Калиан, настоящее имя неизвестно
Возраст: около 150 лет, выглядит на 28-35, молодость поддерживается магией и различными зельями/настойками
Внешний вид: обычно, облик тигра
Способности: природная магия, упор на землю и растительность, знание животных и обращение в огромного тигра. В виде человека физически слаб.

Никакой совет не придет к решению, если не будет того, чья позиция будет выше остальных. Возможно, ненамного, возможно даже, что лишь формально, но всегда нужен кто-то, кто примет на свои плечи груз ответственности. Во-первых, такова человеческая природа, большинству гораздо легче принимать решения, зная, что их может поддержать кто-то, кто имеет определенное влияние. Во-вторых же, этот человек, глава, старший, называть можно как угодно - в случае чего должен не только брать на себя ответственность за условно "плохие" решения, но и поддерживать порядок среди своих коллег. Он должен быть тем, кто, не колеблясь ни секунды, занесет меч над головой любого, кто пойдет против интересов Совета или Короля. И, не растеряв достоинства, подставить собственную шею, защищая их.
Калиан справлялся с этими задачами уже почти век. Честолюбив и жесток, он не собирался отдавать это место до последнего своего вздоха и совершенно не терпел неподчинения. Возможно, с таким характером и стилем управления, маг не протянул бы и десяти лет, если бы не его политика невмешательства - Совет работал практически автономно. Исключениями были решения и происшествия, касающиеся Короны, безопасности Совета и страны. Все остальное время Калиан предпочитал проводить при дворе подле Королевской семьи, развлекая всевозможных гостей, собирая нужные для Совета сведения и не спуская глаз с деятельности Его Величества.
И все могло бы быть прекрасно, если бы не одно крохотное "но". Артефакт, по силе с которым ничто не сравнится в пределах Королевства или даже за его границами. Этот артефакт добавил головной боли не только своей безумной силой, но и невозможностью ее получения. Кроме того после его появления словно грибы после дождя стали разрастаться различные группы, каждая из которых имела свое собственное мнение насчет использования артефакта и его колоссальных сил. И, что самое обидное, всех ведь в тюрьму не пересажаешь, да на опыты магические не пустишь. Вот и приходилось заработанный за столько лет нервный тик лечить доступными средствами, в основном - запрещенными и близкими к запрещенным. Настойки, порошки, экстракты, изъятые и конфискованные - прекрасные помощники в плане расслабления. И кто бы что ни говорил, для Калиана они оставались единственным спасением от мигрени и прочих расстройств, вызванных стрессом. Еще казни, он всегда любил смотреть на казни.
Но в данный момент психологическое состояние старейшины и неформального главы Совета не спас бы и десяток самых изощренных казней, проведенных прямо в его комнате. Даже чистейший экстракт корня нирна не помогал отвлечься от желания собственноручно убить пару нерасторопных членов Совета Авокадо. Он опаздывал на срочный совет, который лично созвал около часа назад. И абсолютно не было никакой разницы, что солнечные лучи едва касались башен замка, и маги предпочитали в такое время спать - дело не требовало отлагательств. Да что там, он сам чуть не отравился собственной желчью, узнав шокирующую новость, которую спешил поведать всем остальным. В грубой форме, разумеется.
Гул шагов по пустым коридорам и удары металлической набойки на посохе, казалось, что он целиком состоял из этих раздражающих звуков. Дорога ему виделась слишком длинной, одежды мешающими а посох с острым навершием отличным орудием убийства любого несчастного, решившего сходить по своим делам в столь ранний час. С завидной периодичностью магу приходилось одергивать себя, сдерживая дикое желание обернуться тигром, избавляясь от всех этих шуршащих одежд и значительно прибавляя себе скорости. Но нельзя, нельзя. Иначе он действительно кого-нибудь убьет, а бойня по утру явно не поможет в сложившейся ситуации.
Массивные двери зала, позаимствованного Советом специально для совещаний, буквально распахнулись (не обошлось дело без магии, конечно) еще до того, как сам маг даже приблизился к дверному проему. Но стоило ему показаться на пороге, как на весь зал раздался крик. То ли способности шалили, то ли это голоса старику хватило. - Безмозглые черви, бесполезные подобия мыслящих созданий! - Он орал, краснел до кончиков ушей от переполняющей его злости и, не сбавляя скорости, несся к выделенному кругу в середине комнаты (сам зал в основном использовался для процессов и обсуждений внутри Совета, что требовало обширное свободное место для выступающих/докладывающих). - Сначала мы позволили этим высокомерным выскочкам, кичащимся своими плащами, словно проститутки грудями, забрать себе артефакт. - Голос под конец речи начал затихать - попросту не хватало воздуха, вдохнув глубже, маг продолжал тираду, обводя безумным взглядом собравшихся, словно в любой момент готов пронзить заточенным навершием любого, кто осмелится подать голос. Или, обернувшись зверем, разорвать этого несчастного. - Так теперь эти пустоголовые бездари собираются увезти артефакт! Эти не сведущие в магии простаки собираются прибрать к рукам огромную силу! Разве мы можем это допустить?!

Отредактировано Ukitake Kiyoshiro (30-08-2015 00:27:52)

+3

5

Территория Ордена Последователей Тени

Айлин поджала тонкие бледные губы, разглядывая итог своих стараний. Но не ее вина, что уже посвященному в рыцари так досталось. Орден Последователей Тени образовался не так давно и в настоящий момент проходящих путь до заветного звания было в разы больше тех, кто его уже получил. Сидящий рядом носил имя Риланд и был тем, за кем ей лично приходилось смотреть больше чем за другими. Раны на его теле были получены не при посвящении, как вы могли бы решить, а от неких созданий, о которых будет рассказано чуть ниже. И девушка не могла ничего сказать о том, что мужчине стоило бы поберечь себя в борьбе против тех, а ведь Риланд вполне мог бы послать вместо себя тех же непосвященных. Но тут он главный, все решения за ним, а ее задача - исполнять свою работу как можно лучше и держать язык за зубами. Положение Айлин в Ордене было куда более шатким, чем у большинства сироток, принятых на воспитание. Хотя бы потому что поступила к ним в возрасте, превышающим некий стандарт, понятия о котором были достаточно размытые, но все же были. А помимо того, были еще отличия в том, что из себя та представляла. Несмотря на покорность и исправное поведение, отличие от остальных сестер было достаточно разительным и таким, за которое здесь могли сжечь заживо и не сделали это только потому, что при случае и без использовали ее в качестве примера того, что творят ручные колдуны короля, столь ловко облюбовавшие местечко под солнцем потеплее. Стоит только самой допустить ошибку, как сочувствие может обратиться в страх, за приходом которых последует расправа. Но у девушки были достаточно серьезные причины для того, чтобы присоединиться к ним, а так же веский повод ненавидеть магов и их чары. Речь идет об отомщении за родных, которое в случае гибели Айлин будет переложено на плечи судьбы, которая зачастую медлит так долго, что виновный остается безнаказанным до самой смерти. Потом уже поздно.
- Риланд, - она подала голос, подавая ему тарелку с супом. Несмотря на попытки сестер научить ее готовить, на все старания и точное соблюдение рецептов, еда, сделанная ею, была невкусной. Та могла неплохо выглядеть, даже аппетитно, но любой, отправляющий ее в рот, постановил бы, что та бесвкусна, несмотря на наличие всех нужных приправ, пусть даже выбор у них был невелик. Вместо того чтобы заниматься чревоугодием, у рыцарей их ордена есть достаточно забот. Из-за появления артефакта появились мутанты, которых приходилось уничтожать именно им. Хотя бы потому, что территория, принадлежащая Последователям Тени, находилась рядом с тем местом, откуда они полезли. Поскольку это начало происходить после появления проклятой штуковины с ее барьером, то объяснять это чем-то еще было бы странно. Сначала люди, жившие здесь, объединились для того чтобы бороться с этими существами, затем, они решили что стоит заняться тем, что может питать все эти мутации - артефактом. Уничтожение того вполне может прекратить появление новых и новых отродий, один взгляд в сторону которых вызывает сожаления о решении узнать как те выглядят.
Рыцарь отодвинул плошку, даже не удосужившись попробовать содержимое, после чего сказал ей уйти. Нечто злое внутри зашипело, что если тот решил помереть от голода, то удачи в этом нелегком деле и не стоит избавлять глупца от суицидальных наклонностей - земле же легче нести меньшее количество ног, попирающих ее. Но не этому ее учили, и любой ответ, произнесенный вслух и похожий на это злое замечание был бы встречен неодобрительными взглядами. Что же до самоконтроля девушки, то тут все было более чем в порядке - та не только смолчала, как должна была, но обошлась без глубоких, многозначительных вздохов и укоряющих взглядов. Встала, собрала грязные бинты, от которых следовало избавиться, поклонилась и вышла, предварительно сообщив, что если что-то понадобится, то она будет рядом.
Может, глупо не знать фамилии того, кому подчиняешься. Но рыцарь отчего-то не захотел ее сообщать в свое время и наказал обращаться к нему по имени. Другие же были просвящены на эту тему не больше самой Айлин и называли Риланда по званию - маршал. Смешно слышать подобное обращение, когда действие происходит в стенах достаточно бедного ордена, где ни о каком пафосе не может идти речи, а светские приемы представляющим их рыцарям только снились. Пусть даже кого-то из них и проглясят на подобное мероприятие - манеры у них не подходящие и в итоге несчастные будут выделяться на фоне остальных гостей не только потрепанными нарядами, но и неуклюжестью деревенщин, да манерой общения. Но они делали то, что должны были для того чтобы выжить самим, защитить местных жителей, которые не только обитали неподалеку, но и занимались земледелием и скотоводством. Да и стоило бы покинуть эту территорию, как не видящие никаких преград отродья направились бы дальше и кто знает, были бы готовы рыцари Ордена Алой Крови? Да эти благородные от одного вида тварей потеряли бы сознание. Ни один из их отрядов не был послан им сюда для того чтобы помочь отражать нападения чудищ, тогда как те предпочли заняться охраной артефакта, который давно надо было уничтожить.
[NIC]Ailin[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/g86zQnf.png[/AVA]

+2

6

Королевский замок
Зал для совещаний

Имя: Адрия, настоящее имя неизвестно
Возраст: 213 лет, выглядит лет на 25-30, в Совете
появилась несколькими годами позже Калиана

- Успокойтесь, Калиан, - Адрия неслышно постучала кончиками пальцев по столу, за которым сидела уже добрый час, узнав одной из первых о том, что собираются делать Красные. Предугадав, что такой любитель пошуметь как этот, поднимет не половину Совета на ноги, а сразу всех, кто только окажется в зоне досягаемости. И даже больше. Женщина бросила косой взгляд в сторону отражений, которые были созданы другими членами Совета для того чтобы несколько магов, находящихся не в замке Его Величества смогли присутствовать на собрании. Даже бледных, голубых и делающих тех всех чуть ли не братьями-близнецами, изображений было достаточно, чтобы заметить, что ни один из них не в восторге от столь ранней встречи и уж тем более от резкой и неуважительной манеры речи Верховного, которая, все же, была им всем хорошо знакома. Мужчина не был офицально возведен в данный ранг, но Адрия уже достаточно долгое время величала так того, что не мешало ей первой "открывать пасть", как выразился бы сам старейшина, для того чтобы выразить свое несогласие с ним. А она чаще была как раз против большинства решений этого влиятельного колдуна, да и не в восторге от большинства способов достижения желаемого. Кроме всего уже перечисленного, ее специализация невольно навязывала отрицание всего, что только ни появлялось. Но об этом позже. - Разве не потому мы позволили Алым охранять артефакт, что в настоящий момент не имеем даже простейшего представления о том, как подобраться к нему? Неужели вы полагаете, что эти необразованные рыцари смогут каким-то невероятным образом добиться успеха в переносе, когда многие из наших магов потерпели в этом фиаско?
Кроме того, у нее были и другие соображения по этому же поводу. И Адрия собиралась их изложить, потому что Калиан был не единственной влиятельной личностью в Совете. Именно потому она и позволяла себе выступать против того, что имела за своими плечами поддержку других наистарейших магов Вечнозеленого Древа.
- Да и если Алые преуспеют в своей затее, в чем я лично сомневаюсь, разве они смогут использовать артефакт? - женщина помнила о том, что те были за то, чтобы как минимум поддерживать его в рабочем состоянии, только вот вряд ли им хватит мозгов. - Скорее большая часть их превратиться в безмозлых свиней, вроде тех, что стали появляться на востоке страны. Тогда мы просто истребим их после мутации, окажемся спасителями для тех, чьи жизни спасем от их когтей и получим сам артефакт.
Она заметила как при упоминании страдающих от отродий крестьян, некоторые члены Совета отвели глаза в сторону. Еще бы - ни один из них так и не удосужился поднять свою задницу для того чтобы помочь беднякам, обитающим в той части страны. В ответ те сколотили некий Орден, претендующий на то, чтобы быть рыцарским, но принимающим в свои ряды десятки босоногих. Да и стоит кому-то из Совета Древа показаться у них на горизонте, как не терпящая магов серая масса поджарит несчастного на костре с криками вроде "ведьма", да еще и ручки от него погреют.
- Да и разве вы не рассматривали варианта того, что артефакт может быть и вовсе бесполезным? Все мы знаем эту историю наизусть - Фиолетоворукая дотронулась до него, получив силы. Что если она забрала все, что там только было и мы просто-напросто теряем время, пытаясь выудить протухшую рыбину? - сделав паузу, она добавила: - Или же он просто питает ее силами, а барьер нужен исключительно для того, чтобы защитить источник сил этой девчонки от уничтожения. Не стоит ли заняться поисками Фиолетоворукой, вместо того, чтобы попросту сотрясать воздух и устраивать охоту за головами глупцов, которые скорее уничтожат самих себя, чем добьются чего-то?
Самое время поведать о том, что же было этой самой специализацией Адрии. Рассеивание чар и создание заклинаний, которые могут предотвратить само появление чужеродной магии в том или ином месте. Женщина не боялась того, что кто-то из Совета решит навести на нее смертельное проклятие хотя бы потому, что была так сильна в сведении тех на нет. Куда страшнее для нее было бы появление какого-нибудь ассасина с кинжалом.

+2

7

Тайная база Белой революции

Майра Шоу, 32 года.

Ня

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/08/94ef4e241e31b4a8373ec649e10ad747.jpg

Дочь провинциального дворянина, домашнее образование с упором на математику и естествознание...
Спокойна, последовательна, аналитический склад ума...
Общенаучные вступительные испытания - максимальный результат, не фиксировался в течение последних двух десятилетий...
Талант к инженерному делу и теоретической магии...
Крайне низкая предрасположенность к самостоятельному плетению заклинаний...
Заявка отклонена.
Королевская академия магии, 216 год со дня основания.


Старый колдун свои сети плетёт
Люду простому страданья несёт
Холод придёт и листва опадёт
Тайн и застоя верёвки порвёт
Воля тирана в снегу пропадёт
Скоро убогий конец его ждёт!

За долгие месяцы работы этот революционный стишок превратился почти в мантру, подталкивающую Шоу зависать в лаборатории по 12-16 часов в день, прерываясь только на еду, и то не всегда. Как и сейчас: в чашке ещё плескался чай, но внутри всё так же кипела работа. С тихим свистом левитаторов автоматические помощники смещались на новые позиции. Шелест и мягкое белое свечение рунографера, вырезавшего фокусирующие символы на блестящем металле. Свист левитаторов...

Поганые ублюдки. Бородатые консервативные мрази. Думают, если они могут жить по двести лет и взрывать скалы огненными шарами, они лучше других? Что за вздор. Авокадо - обычные эгоистичные тираны, узурпировавшие власть. Трусы, что боятся показать своё лицо. Прячутся в тени и строят заговоры, ищут оружие, и всё, чтобы не понести ответ за свои преступления. Застой и даже регресс - худшее из них, не говоря уже о том, сколько людей они забрали на опыты или казнили по политическим делам.
Совет - не люди. И не "нечто большее", как они могли бы подумать. Враги королевства и человечества, которые должны быть безжалостно уничтожены. Кто-то не видит. Кто-то сомневается. Кто-то боится. Но ничего. Ведь она - видит. Она слышит. Она чувствует это всем своим существом.
Свит левитаторов. Тишина. Майра самодовольно ухмыльнулась. Теперь у неё есть средство. Совершенное порождение разума. Кто-то видел в нём просто оружие. У полудюжины агентов были подобные устройства, и они верили, что именно так можно свергнуть безликих тиранов. Но - нет. Это не только оружие. Это - прогресс. Это - будущее. Контроль магической энергии, подчинённый законам человеческого разума, а не какой-то там поганой врождённой силе. Мана-операторы, которые вытеснят отживших свой век колдунишек. Каждая заклёпка, каждый лист металла, каждая руна, каждая колба, каждый кристалл напоминали Шоу об этой прекрасной мечте о новом мире.  Мире равенства, братства, спокойствия, великой силы и ещё более великого знания.

Почти беззвучно раздвинулся фронтальный бронелист стоявшего на круглой платформе пятиметрового доспеха. Он приглашал свою хозяйку взять дело в свои руки. Ментальная команда. Активация рунного кода в туфельках. Майра медленно подлетела к своему творению на пластине сверхплотного воздуха и забралась внутрь.
- Статус, - раздался холодный голос.
- Проверка... Мана-реактор в норме. Поляризующий контур в норме. Энергоячейки в норме. Манипуляторы в норме. Маршевый двигатель в норме. Резервный двигатель в норме. Диагностика завершена. Вывод результатов - ответила грубоватая и безэмоциональная автоматика брони, и одновременно перед глазами Шоу в воздухе загорелись ряды букв, цифр, графиков и таблиц, предоставлявшие более развёрнутый отчёт.
- Тестирование станции связи. Подключение к узлам базы, - прозвучала новая команда.
- Ожидайте... Выполнено. Энергетический контур в норме. Щиты в норме. Экранирование полностью работоспособно. Укрепление материи активно. Пространственные помехи активны. Дивинация невозможна. Наблюдение невозможно. Телепортация невозможна. Противоритуальный комплекс готов к запуску. Стабилизатор манапотоков в норме. Дублирующие контуры в норме.

Замечательно. Именно это она и ожидала услышать. Говоря же о всей этой возне с артефактом... Ну что можно сказать? То, что этот предмет необходим Революции - правда. Хотя бы для того, чтобы он не достался кому-то другому, кто не ставит своей целью благополучие народа или, тем хуже, стремится закрепить свою власть с его помощью. Очень интересный объект для обратной разработки, который может открыть невиданные возможности... Или оказаться очередным пшиком, вида "я изобрёл новое заклинание - теперь мой огненный шар взрывает две скалы вместо одной!" Впрочем, по сравнению с великой целью Революции это будет лишь досаждающей мелочью. О да. Проблема совершенно не в этом.

Отредактировано Marta Grantz (16-09-2015 14:50:23)

+2

8

Тайная база Белой Революции

Настоящее имя: Карл Розенвальд.
Внебрачный сын горничной Виктории Розенвальд и дворянина Фридриха Монроу.
Умер в возрасте двадцати двух лет.
Причина смерти: инфаркт миокарда. 

У Мистера Белый Дым столько проблем, что его впору звать Мистер-Орет-На-Всех-И-Кладет-Тоже-На-Всех. Ему надо подсчитать убытки за прошлый месяц и убытки за нынешний; подсчитать сколько сырья заказать и назначить день доставки; написать список дел и попытаться на нервной почве не спиться.
В кабинете главного революционера не разберешь, что и где – там настолько накурено, что можно с трудом различить очертания предметов, поэтому не трудно догадаться, что почти все заходящие в кабинет мужчина обязательно сталкивались с углами столов и шкафов. И лишь Хина, хрупкая девчонка по сравнению со «шкафчиком» Мистером, как-то лавировала в этом тумане и могла сделать все то, что заботило мужчину, за считанные секунды.
Но Хины рядом нет – Мистер сам отослал свою верную помощницу куда-то подальше и сам принялся разбирать бумаги с отчетами. Все сам. Под конец пятого часа цифры и буквы прыгали в глазах, сигары закончились, равно как и любимый мятный чай, а затекшая спина срочно требовала разминки. Потянувшись и неловко смахнув со стола свою любимую красную кружку, Мистер Белый Дым понял, что ему пора заканчивать и переложить остатки работы на чьи-нибудь еще плечи. Иначе зачем ему такая куча подчиненных?
- Мистер, у нас тут еще… - стоило мужчине высунуть нос в коридор, как к нему подлетел один из его секретарей.
- Завтра! – рявкнул революционер. – Если это срочно, то отнесите это к одному из моих лейтенантов, они разберутся с этим.
Трехдневная щетина ужасно чесалась, но Мистер знал, что если сейчас он отправится в ванную, то дело закончиться тем, что он не побреется, не примет душ, а по привычке упадет на узкую койку и заснет тревожным сном. В последнее время этот неправильный и губительный для организма сон был единственным утешением для Карла в этой суматохе – артефакт, самодуры в правительстве, таинственный барьер и необходимость в деньгах, чтобы обеспечить проекты Шоу.
«Кстати, стоит проведать Майру», - Розенвальд по привычке потянулся к карману плаща за портсигаром, но вовремя вспомнил, что выкурил все сигары еще в кабинете, когда пытался понять, как найти дополнительное финансирование отделу разведки. К чести Мистера Белый Дым надо сказать, что способ он все-таки нашел, при этом устроив все так, что никто из необходимых для нормального функционирования Революции отделов или ячеек с агентами не пострадал от урезки финансирования. «Спасибо тебе папа за то, что был таким дураком», - лаборатория Белой Революции была святыней, туда пропускали лишь самих ученых, либо верхушку Революции, остальные же получали информацию о том, что там происходит только от третьих лиц, – «и твою подпись можно так легко подделать».
- Шоу? Где ты? – мужчина обогнул пару железных столов с какими-то механизмами больше напоминавших орудия для пыток, нежели что-то «бытовое», что обещали сделать ученые. «Сумасшедший этот народец», - покачал головой Розенвальд, отвлекаясь на желтую резиновую уточку. И что она тут забыла? Но мужчину это не особо заботило, он с большим удовольствием покрутил игрушку в руках и пару раз сжал ее, усмехаясь, услышав сдавленный писк, только отчасти напоминавший утиный кряк.
- Майра, свет очей моих, где ты? – резиновый утенок исчез в кармане плаща. Мистер решил, что Хине стоит глянуть на подобное чудо, хоть та и любила больше кошек, нежели птичек (это можно было увидеть на обоях в кабинете Карла, где почти все доступное пространство было изрисовано и обклеено котятами).
Шум привлек внимание революционера и тот незамедлительно поспешил выяснить причину: перед глазами Мистера пятиметровый доспех, откуда раздавался механический голос и мерное жужжание.
- Майра, дорогая, выйди из домика, пошли гулять, - с глупой ухмылкой вещал Розенвальд, останавливаясь перед созданием инженерного ума. – Нельзя все время сидеть в четырех стенах, надо и воздухом дышать.
Все, кто оказывался в Белой Революции приходилось мириться с ужасным чувством юмора Карла, а что поделать? Как говорится, мозги есть, а к глупым шуткам всегда можно привыкнуть.

Отредактировано Cain Lindocruz (04-09-2015 05:14:06)

+2

9

Королевский замок
Зал для совещаний

Имя: Ливейн. Фамилии нет, так как в прошлом была рабыней.
Возраст: 220 лет. Внешне выглядит как женщина 50-ти лет. Лицо всегда скрыто маской.
Способности: искусный медик и травник.


Магия способна исцелять и даровать надежду калекам. Магия способна изменить мир. Магия ваш друг и верный помощник. 
«Наглая ложь», - думала про себя каждое утро Ливейн, изучая свое изуродованное лицо. Магия способна на многое, но стереть с лица женщины клеймо рабыни даже ей не оказалось под силу.
Магия поддерживала тело рабыни, предотвращать его старение, но вот почему-то убрать пару шрамов, ожог с щеки и восстановить потерянный глаз так и не смогла. Даже тот факт, что Ливейн сама по себе была искусным целителем и не раз вытаскивала с того света раненных, себя излечить она почему-то не могла. И никто не мог.
Никто не смел заходить в покои бывшей рабыни – только появившись в Совете, Ливейн установила негласное правило, выбрав из всей прислуги дворца одну служанку и одного мальчугана, которые имели право прислуживать магессе, когда та не носила свою маску. К сожалению, те уже давно скончались, а на их место пришли новые, но женщина все равно с нежностью вспоминала Ирэ и Марко.
- Доброе утро, госпожа Ливейн, - Агнесс, верная служанка Ливейн, поставила на кофейный столик поднос с завтраком. – Сегодня обещали замечательную погоду.
- Они всегда ее обещают, но это никогда не происходит, - раздраженно ответила женщина, втирая в кожу какую-то серую мазь из небольшой баночки. Количество склянок, духов и баночек на туалетном столике превышало ассортимент небольшого бакалейного магазинчика, но вот откуда женщина смогла вытащить все это оставалось тайной. Некоторые в Совете говорили, что Ливейн сама делает многие мази и бальзамы на основе своей крови, используя при этом запрещенные заклинания. И ведь никто не вспомнил, что женщина часто посещает теплицу и даже преуспела в селекции некоторых растений. «Делаешь то, что не могут другие? Давайте забудем о логике и свалим все на запрещенную магию».
Ливейн честно хотела остаться в своих покоях и посвятить день изучению новым книгам, полученных в подарок от своего фаворита – герцога Лорне, но не судьба и придется идти на очередное собрание и слушать догадки насчет Артефакта. Глубоко в душе магесса надеялась, что при помощи этой вещи смогла бы излечить свое лицо, но это были глупые мечты, а Ливейн уже давно не юная и наивная девушка.
- Агнесс, пожалуйста, принеси мне то темно-синее платье. И сама реши, какие украшения подходят, но только не бери те ужасные жемчужные серьги. Да-да, которые мне подарил Калиан – они меня старят на добрых двадцать лет.

***

Утро началось с истерики. Впрочем, участникам Совета наблюдать подобные выходки было не в новинку. Ааа, мне все еще не присудили титул Верховного чародея! Ааа, вы все бестолочи и не можете делать, как я хочу и вижу! Ааа, вас всех мозгами Бог обделил, а меня нет! И еще куча «Ааа» с претензиями.
- Какой прекрасный чай, вы не находите? – вполголоса поинтересовалась женщина у мужчины, сидящей от нее по правую руку. Факт того, что Калиан брызгал слюной и поносил всех на чем свет стоял, совершенно не беспокоило женщину – она успела и не таких крикунов на своем веке перевидать и еще больше пережить. «И этого переживу», - подумала про себя бывшая рабыня, допивая прекрасный чай. – «Надо попросить Агнесс заваривать такой же чай. Изумительный вкус».
- Я согласна с Адрией, что Фиолетоворукую необходимо разыскать, - сказала Ливейн, передавая служанке чайную чашку с блюдцем. – Спасибо милочка, прекрасный напиток. Ах, да, о чем я? О Фиолетоворукой. Она может быть опасна не сколько для себя, сколько для окружающих – кто знает, может быть артефакт успел изменить ее восприятие мира, и она медленно сходит с ума? Ей-богу, мои уважаемые коллеги, здесь множество вариантов.
Ласково улыбаясь, словно бабушка своим шкодливым внукам, вещала женщина. Ливейн поправила перчатки на руках, раздумывая о том, что погорячилась, выбирая это платье: складки подчеркивали морщины на шее, единственные перчатки в тон были оторочены кружевами, а единственные, кто носил в этом сезоне подобные аксессуары бил либо содержанки мелких графов или эти юные девы, играющих из себя великих актрис в дешевых театрах.
- И не забываем о Белой Революции. Эти смутьяны только и ждут момента, чтобы нанести удар по нам и Его Величеству. И не должны ли мы, ради сохранности нашего Короля и его семьи, нанести удар первыми?
- Что вы имеете в виду? – подал голос один Англах – рыжий, бородатый мужчина, которому впору было работать грузчиком в порту, а не сидеть в Совете, хотя его способности по части создания огненных шаров были великолепны.
- Устроить ловушку, - «Выкину я эти перчатки, к чертям магистровым».Во всеуслышание объявим о том, что нам удалось снять барьер с Артефакта и распустим слух, куда и когда его будут перевозить. После чего, когда стервятники соберутся пожирать падаль, мы уничтожим их всех. Однако, - женщина всплеснула руками и прикрыла ладонью рот, - что же я разговорилась? Вы не должны разрешать старой, выжившей из ума старухе говорить, что вам нужно и не нужно делать, не так ли, Калиан? О, да, пожалуйста, еще одну чашечку чая, душенька, - последние слова были обращены служанке.

Отредактировано Loki Coyote (05-09-2015 05:14:52)

+3

10

Офф: я выхожу на второй круг, потому что взаимодействую я все равно только с Когане, а тянуть до следующего года не хотелось бы. Прошу, не стесняйтесь с нами взаимодействовать.

Территория Ордена Алой Крови,
рядом с полем, окружающим артефакт

Каждый раз, когда кто-то предлагал Кройц заглянуть в будущее, она не видела ничего, кроме огромной стены, отмеряющей собой ее двадцатипятилетие. Все люди рождались и умирали, они жили для того, чтобы чувствовать себя живыми в своих надеждах и заботах. А они что? Канна и Саэрибет, заставшие маленькими и неуклюжими тенями напротив синеющего диска защитного барьера, казалось бы, были рождены только для того, чтобы угодить этой маленькой штуковине, поднявшей с ног на голову все королевство. Это был обычный камешек, мельче порой даже тех, что встречались им в шляпках и ожерельях встречающихся на приемах дам. Глубокого фиолетового цвета, размером он наверное был с ладонь. И тем не менее именно он был причиной того, что жизнь девочек сложилась не так, как должна была. Сейчас Саэрибет не знала, хотела она положить жизнь на сохранность этого камушка, или же разметать его в щепки при первой возможности.

- Нет, он ничего не говорил, - отвечала она, скрывая от сестры свои мысли. Кройц не была дурой. Она заметила, что у нее самой никогда не было родственников, в отличии от Канны, фамилия которой гремела на всю страну, потому что ее отец был не только могущественным магом, но и, оказывается,  первым умом в селении. По праву рождения этой золотоволосой девочке досталась счастливая и светлая судьба, пускай и обремененная в некоторой степени завышенными ожиданиями. Не считая собраний и красовства, Саэрибет еще никому в жизни не успела понадобиться, у нее не было ни семьи ни поддержки. Кем бы она была, если бы по чистой случайности не родилась с волосами цвета спелого яблока? "А что если я и не должна была стать рыцарем? Что если меня никогда не должно было здесь быть, и произошла чудовищная ошибка? И когда артефакт действительно пробудится, я ничего не смогу сделать?" - Я думаю, что он на что-то рассчитывает. На что-то странное и необычное. - За ними всегда следили внимательные глаза, им обеим задавали вопросы занимательные умы. Они были Избранными, а значит непременно должно было произойти нечто из ряда вон выходящее. Знак, чудо, исчеление, что доказало бы сомневающемуся миру их безусловную значимость. Но ни Канна, ни Красное Дитя, не могли удовлетворить их запросов. - Переносить артефакт в одиночку в течение двух дней непонятно куда звучит немыслимо. Так или иначе в Логове Дракона его тоже должен кто-то охранять, и это привлечет внимание так или инаяче. Как мы пройдем незамеченными? Мне кажется, что он специально послал нас сюда, но не для того, чтобы мы его пронесли, а чтобы нам удалось с артефактом взаимодействовать в течение такого долгого времени. Он хочет узнать, что произойдет.

А что же будет дальше? Что произойдет через три месяца? Если артефакт уничтожат или же им сможет пользоваться каждый ребенок, что она, Саэрибет, будет дальше делать? Продолжать служить в Ордене, в который ее привел какой-то нелепый сбой генетической программы? Найти свободу, когда имя Красное Дитя будет преследовать ее до конца жизни. "Ты запер меня. Запер и выкинул ключик.Так что же ты теперь стоишь и ухмыляешься?" Она говорила с артефактом, с бездушным камешком. Но даже камешек не представлял, что одно лишь его присутствие значило для их жизней. От него исходило приятное тепло, словно бы по воздуху просачивающееся в Хайдрина. Этот меч, по дрпвним поверьям, был частью артеакта. Именно поэтому он горел тем же голубым светом, что и защитное поле, но, несмотря на это, прикоснуться даже им к полю  было бы настоящим риском с большой буквы. Многие храбрые рыцари заносили свои клинки над этим барьером дабы рассечь его упрямую силу, но и это заканчивалось бессмысленными смертями. Кройц в самоубийцы не записывалась, и рисковать без причины тоже не любила.

- Ладно, давай по отработанной схеме. - Проведя рядом с артефактом все свои жизни,  Канна и Саэрибет научились делать со злосчастным полем все,  что их только не убивало. Начиная детскими ишрами и заканчивая вполне себе взрослами тактиками, эти девушки чувствовали его течения, настроения и даже смену плотности. Они выяснили,  не достигнув еще даже совершеннолетия, что магия может заставить поле сменить свою степень защиты на более низкую, в результате чего Хайдрин может вобрать в себя свет и часть смертельных свойств, взамен став в три раза тяжелее да еще и повышаясь в температуре. Казалось бы, какой в этом смысл? Но артефакт, словно бы замечая, как уязвим он начинал становиться, окутывал себя аурой невидимости совершенно самостоятельно, чтобы его не приведи Король кто-нибудь нн увидел.  Именно сегодня детские игры оказались полезны.

Однако же, не успели они дойти  и до середины коридора, как оба лица девушек были перекошены так, будто бы они наелись на ночь огурцов и запивали их хлопьями с молоком. Дитя Света пускай и должна была по повериям затмить своими силами Солнце, сейчас почему-то испытывала невероятные трудности в поддерживании сопротивляющегося обьекта в воздухе. Сама же Саэрибет, пускай и могла спрятать сияющий факелом меч под  своим плащом, чувствовала на себя всю тяжесть защитных сил этого несчастного купола. Меч прожигал кожу через одежду, да и давил на плечире по-детски. Хотелось бы заметить, что Хайдрин и без того был огромной махиной в полный рост своей владелице, так что таскать с собой дваыло болезненно. Так как им в таклм состоянии было дотащить артефакт до пещеры, до которой идти спокойным прогулочным шагом двое суток?

- Выйдем из замка, устроим привал в ближайшей пещере. Возможно, нам только три месяца до туда идти. - Рыцари Ордена, предупрежденные об операции, с готовностью пропускали девушек вперед, но вот только чем дальше они уходили от залы с артефактом, тем больше они встречали людей, что ничего о происходящем знать были не должны. Что бы творилось днем, предположить было трудно. Однако же, и для них разыгрывать спектакль было трудно. Канне приходилось обьяснять странно вытянутые руки историейх в которой ей попали ао голове снежком "вот такого вот размера", а Саэрибет жаловалась на холод, кутаясь в плащ, и на страшную боль в пояснице после изнурительных тренировок. Как же она сейчас хотела бы просто открыть эту дверь во дворец и бежать со всей дури. Лошади с провизией ждали их у задней двери, прямо рядом с кухней, и онауже мерцала перед глазами девушек, которые прошли через знакомые с детства коридоры с совершенно новыми эмоциями, и не были этому довольны.  Вот она, дверь... Только протянуть с ней пальцы и распахнуть... Саэрибет потянулась к рукояти, когда вдруг их окликнул чей-то голос, заставивший стать на месте, застыв дикими оленями. "Тьфу! Я чувствую себя воровкой, пойманной на краже хлеба!" Собрав в кулак остатки гордости, Кройц выпрямилась и развернулась к владельцу голоса. [NIC]Saeribeth[/NIC] [AVA]http://i.imgur.com/uUrejzX.png[/AVA]

+1

11

Королевский замок
Зал для совещаний

Что может заставить человека нервничать еще больше как не слово "успокойся"? Если бы ему не приходилось считаться с возрастом и опытом подавшего голос мага, место за столом точно бы пришлось отмывать от крови. Столько лет все они (он не уменьшал своего участия в общем бездействии) сидели ровно на своих разномастных задницах, плетя интриги и занимаясь совершенно бесполезными в глобальных масштабах делами, пока вокруг разрастались новые ордены и поднимались ополчения. Не говоря уже о том, что эти "алые" держали артефакт при себе, еще и растили двух из трех "избранных детей". И после этого у кого-то мог язык повернуться сказать, что это они, Орден Вечнозеленого Древа Авокадо, позволили весь этот хаос и сущий беспредел? Даже со степенью самовлюбленности и честолюбия, которыми славился Калиан, он и мысли о подобном допустить не мог. Да они просто не считали это угрозой, полагая, что времени впереди предостаточно, а рыцари просто ничего не смогут сделать. - Позволили?! Мы позволили им?! - В этот момент голос его дрогнул, не справляясь с возложенными ожиданиями и выдавая практически визг. Маг готов был поклясться, что ощутил, как лопнуло несколько капилляров в глазах, не говоря уже о том, что при всей его бледности, даже сероватом оттенке кожи, мужчина краснел от злости. Только откашлявшись и частично взяв себя в руки, он смог продолжить, теперь уже обращая весь свой праведный гнев в сторону определенной женщины. - Моя дорогая Адрия, Вам ли не знать, что у этих неотесанных чурбанов, именующих себя рыцарями, помимо артефакта находятся еще Избранные Дитя. - Он рычал, цедя каждое слово сквозь зубы. С большой натяжкой, просто огромной, приправив восприятием самого чародея, это можно было даже назвать вежливостью. По крайней мере, опущены были прямые указания на недалекость и дерзость одной из старейших магов. - И как Вам известно, одна из них является сильным магом, который по праву должен сейчас находиться здесь, а не среди этих надменных выскочек. - Этот факт оскорблял сам по себе. Нахождение мага вне стен королевского дворца, неспособность держать подобную силу под контролем, бесчисленные отказы Его Величества по урегулированию данного вопроса - все это сильно задевало самолюбие Калиана. На протяжении лет он не раз предлагал украсть обоих детей, держать их взаперти, скрывать их существование вовсе. И что он получил? Абсолютно никакой поддержки со стороны совета, словно он сам, он, должен собственными руками претворять в жизнь свои планы. Это ведь они, совет магов должен был держать в своей власти и артефакт, и этих проклятых детей, ставить бесчисленные эксперименты и постигать саму природу произошедшего. Этим должны были заниматься те, кто хоть немного понимают в этой области. Должны были. А что теперь? Теперь он каждой своей частичкой чувствовал, что все утекает сквозь пальцы, и нужно что-то предпринимать. И раз уж все собираются и дальше сидеть ровно, выжидая удобного момента, остается ему лично взять все в свои руки.
Как водится, стоит высказаться хоть одному, как следом поднимается целая волна возмущений, робких высказываний и правок. Только за это можно было ненавидеть чертов совет, слишком много обсуждений, слишком мало дела. И вот снова, еще одна представительница плеяды старейших магов подала свой голос. К тому моменту чародей уже успел порядком отдышаться и взять себя в руки ровно настолько, чтобы больше не визжать истерично на весь зал в бесплотных попытках добиться хоть какого-то движения. Ну, конечно. Фиолетоворукая, мистическая девушка, след которой простыл сразу после нахождения артефакта. Но как же никто не понимает, что это все части одной мозаики, совершенно бесполезные по отдельности. Как можно добиться результата, когда не хватает важной составляющей? Искать девчонку сейчас, не имея на руках ни артефакта, ни двух оставшихся детей - безумие и пустая трата времени. Как и подавление революций. В конце концов, они исследователи, маги, а не стражники. К черту Короля, к черту этого напыщенного сноба, который даже не понимает, что творится в его стране, перед ними стоят задачи гораздо масштабнее. О, дайте же бедняге стол, по которому можно было бы ударить обеими руками, добавив к этому хлещущей магической силы, ломая предмет мебели ко всем демонам. Стола перед ним (в отличие от остальных представителей Совета, собравшихся словно на цирковое представление), к сожалению, не было, так что негодование свое Верховный выражал, стукнув посохом по каменному полу. Благо, для таких целей у него специально была сделана металлическая набойка. Привлечение внимания и требование тишины таким способом стали уже почти привычкой для мужчины, впрочем, остальной Совет, скорее всего, привык к этому жесту не меньше. Дождавшись воцарившегося безмолвия, Калиан продолжил уже в более спокойном русле, изо всех своих немалых сил сдерживая все еще бушующую злость внутри, сейчас его речь была больше упреком, нежели прямыми оскорблениями по отношению к собравшимся. - Ну неужели было сложно сразу высказаться по существу? - Обводя взглядом зал, он старался сделать так, чтобы обращение было адресовано каждому. - Ливейн, Душа Моя, Ваша идея принята к рассмотрению, вот только исполнением ее Вы заниматься не будете. - Он даже одарил женщину подобием улыбки, только чтобы следом обратиться к совершенно другому магу уже гораздо жестче, буквально заставив того подскочить на месте. - Алдарон, у тебя есть время до вечера, чтобы собрать дюжину магов и разработать план по выполнению идеи Госпожи Ливейн, вечером жду с подробным отчетом. Кроме того, мне нужны те, кто специализируется на поиске и информации. Все до единого. Вы займетесь поиском Фиолетоворукой. - Ему до жути не хватало удобного кресла и качественного массажа. Все-таки эти советы выматывают, не говоря уже о том, что от них болят зубы и ноют кости. Не в его возрасте следует так орать, ну ей-богу. - Совет окончен. Попрошу остаться тех, чьи специализации контроль и боевая магия. Остальные поступают под командование Нэллоса. Адрия, Ливейн, останьтесь.

Отредактировано Ukitake Kiyoshiro (13-09-2015 22:23:27)

+4

12

Королевский замок
Комнатушка Яна, Покои Калиана, Зал для совещаний

Ян был разбужен раньше того времени, когда собирался проснуться. Обычно мальчишку будил один из королевских гвардейцев, состоящий среди тех, кто был в ночных караулах. Этот самый защитник правителя стал таковым относительно недавно, был еще достаточно молод сам и не успел ни заработать себе ни имени, ни просто уважения тех, с кем охранял венценосного хотя бы потому что на того не покушались последние пару месяцев. Точно так же тот не имел друзей в замке и не особо ладил с теми, с кем должен был стоять на постах. Отправляясь на сон тогда, когда большая часть слуг поднималась, тот не забывал будить и Яна, тем самым напоминая о своем существовании и пытаясь отплатить тому за услугу, которую он ему оказал при одной из встреч. Но о пробуждении.

За окном еще темно. В дверь раздается стук и появляется фигура, которая двигается по направлению к его кровати. Мальчишка еще спит, так и не разбуженный стуком, несмотря на то, что сон его обычно чуток. Кажется, он слишком устал прошлым днем, чтобы не выспать еще и сегодня. Руки дотрагиваются до него и настойчиво чего-то требуют. Голос вошедшего не срывается на крик и даже не переходит во что-то выше шепота, но даже так тот пытается пробится сковь его сон. Он разлепляется глаза, уставившись в темноту и не сразу даже сообразив кто перед ним. Но Ян не паникует. Никто не решится придти сюда за тем, чтобы попытаться его убить. Да кто он такой, чтобы пытаться? Мальчишка на побегушках у Калиана, одного из старейших магов Совета Древа, но он все равно ничего не знает и почти что ничего не умеет. Старик чаще гоняет его за тем чтобы он передал то ли иное послание или подал ему еду, вместо того чтобы пытаться научить чему-то из волшебных приемов, несмотря на то, что у него тоже был дар. Неразвитый, слабый, еле заметный, но этого хватило замковым колдунам для того чтобы узнать о нем и забрать у его семьи. Интересно, как там мама и папа?
Он уставился на свою сестру, которая принялась что-то ему рассказывать, да так бойко, что он был вынужден перебить ее на середине рассказа и попросить начать заново - голова совершенно не соображала и сначала он решил, что та и вовсе жалуется на ночной кошмар. Речь шла об артефакте и девица клялась, что видела как некто из Алых шел зачем-то по направлению к нему и что она от кого-то там слышала или сама видела (запутанная история другими словами, особенно для только-только проснувшегося мальчугана) о том, что те якобы собираются с ним что-то делать. Вроде как нашли способ снять барьер, с которым не справились маги Совета.
Она умоляла и настаивала на том, чтобы ей дали поговорить с самим Калианом, которому Ян служил. Значит, ей, возможно, привиделся сон, а он должен рисковать своей шкурой и лезть в пекло под горячую руку к одному из самых могущественных колдунов? Да оно не раздумывая обратит его в жабу! Девица продолжала настаивать на своих словах, клялась что это правда и сна у нее ни в одном глазу, а сама еще и не ложилась даже. Потом начала истерику, разрыдалась, что родной брат, ради которого она оставила родительский дом, чтобы она могла за ним приглядывать, ей не верит. Не умея ладить с женщинами, которые обильно испускают влагу, мальчишка обещал посмотреть что со старейшиной и попробовать уговорить того потратить пару минут своей жизни на служанку, которая была уверена в том, что располагает важной информацией. Вот только будить того он не собирался - ведь тогда Калиан собственноручно попытается оторвать его голову.
Оказалось, что старик не спал и тот даже согласился выслушать бред его сестрицы, пусть она и не была таким уж человеком, на слова которого можно было бы безаговорочно положиться, но, видимо, помимо нее, у того были еще какие-то доносчики или шпионы, потому что уже тогда, когда он тихо и неуверенно постучался в дверь покоев колдуна, вид у него был, мягко говоря, хмурый.

Его взяли на собрание Совета. Яну разрешили наливать чай собравшимся в помещении старикам и старухам, косящим под молодых. Интересно, если он изучит этот их трюк с сохранением возраста, может ли он навсегда остаться ребенком? Они принялись о чем-то спорить и упоминать что-то, о чем он не был в курсе. Паренек не перебивал, он знал, что лучше не надо.
- О, да, пожалуйста, еще одну чашечку чая, душенька, - не совсем служанка, а скорее слуга, но в обращении женщины это не проскользнуло, а Ян постарался не расплескать напиток, который должен был достаться Ливейн. Он о ней знал не много, большей частью то, что мальчишка слышал, было из уст Калиана. Из чего можно догадаться, что почти ничего хорошего о старушке парнишка не знал. Конечно, ругал он не только ее, но и других. Смысл, пожалуй, в том, что старейшина именно что поносил каждого, кто был бы упомянут в тот или иной день, какое бы время суток ни было на дворе.

+1

13

Территория Ордена Последователей Тени

- Айлин, разговор есть, - Набилион наклонила голову, растягивая губы в улыбке и оглядывая сестру по ордену. Не было никакого сомнения в том, что та попытается избежать беседы, объясняя это чем-либо. Пусть Наб и не рыцарь, но далеко не последний человек здесь. Еще бы - ее отец финансирует операции по защите земель. Конечно, денег он выделяет не так много, ровно столько, колько надо, чтобы то, что окажется лишним не оседало в чужих карманах, но будем оценивать ситуацию трезво: без него тут не было бы ни единой души. Стоит понимать, что и у того были причины делить свои кровные с этими деревенщинами - часть его земель тоже подвергалась нападениям тварей, так что тут был вопрос выживания. А звонкие золотые, отсыпаемые им на нужды Ордена, открыли тому прямой ход к власти и тот занимал второе место после Магистра. Согласитесь, достаточно неплохо, учитывая что в определенный момент твари могут кончится, а объединение, изначально собраное для сопротивления тем, будет искать себе новые цели. Будучи соседями отец Набилион мог опасаться того, что станет следующим в списке тех, кто должен быть уничтожен по мнению серых. Деревенщины вполне могли возжелать его денег, для того, чтобы якобы разделить между всеми членами организации те поровну. Скупой платит дважды, дворянин предпочел расстаться с частью своего состояния, тем самым имея шанс на возвращение этой части в случае если будет обнаружен какой-нибудь способ заработать на останках монстров, да и заодно защищая то, что ему принадлежало. Набилион была отправлена сюда, чтобы как и ее родитель, стать одной из теней. Несмотря на все то, что предусматривал Кодекс для представительниц слабого пола, это ее не касалось. Ни один мужчина здесь, возжелав ее не мог воспользоваться своим статусом рыцаря для того чтобы насильно склонить к соитию. Да и вряд ли кому-то захотелось возложить подобные проблемы на свою шею. Потому как если что и объединяло Наб и Айлин, так не просто ненависть к магии, но и достаточно веские основания для той, это не та слепая жажда уничтожить то, чего не понимаешь, которая преследует многих необразованных личностей. - Я хочу, чтобы ты следовала за мной. Настало время воспользоваться теми навыками, что мы получили за время последних тренировок. Ты со мной? Я изложу подробности по пути, так что бросай свои грязные плошки, шитье или чем ты там занята и поторапливайся.
Никто другой не подошел бы лучше Ай для того, что было ею задумано. Отправляться одной было бы крайне глупо, потому отказа сестры она бы не приняла, пусть даже утащить ту насильно невозможно.
Рассказывая о том, что ее тревожило, Наб раз за разом мысленно возвращалась к тому, из-за кого ненавидела любого живого мага, вне зависимости от того, сделал ли тот ей что-то плохое или же нет. Калиан. Этот гад посмел не только надругаться над ней, но и изменить саму ее сущность, следуя цели, известной ему одному. Что еще больше заставляло кипеть кровь в ее венах, так сам факт того, что одному из старейших колдунов Древа это сошло с рук и даже связи и деньги отца никак не помогли уладить этот вопрос. Вот и служи после это в замке на благо Его Величества, когда по самой этой крепости коронованного перемещаются монстры не лучше тех, с которыми борятся серые рыцари.

Рядом с полем, окружающим артефакт

- Бабоньки красные-прекрасные, отвлекитесь от занятия своего, - Наб хихикнула, глядя на девушек, которые не могли быть никем иным кроме как дитятками из пророчества из-за которых они сюда и явились. Подумать только, потратить добрых три дня чтобы добраться до поля с артефактом для того чтобы поговорить с девчонками, которых взяли в Орден Алых только потому что они родились тогда, когда это было предначертано видением бредящего мужика, стоящего обеими ногами в могиле. И пусть те не слишком-то показали себя за последнее время (вполне возможно что их деятельность скрывалась, либо создавали ощущение, что та скрывается, дабы никто не узнал о том, что Красная и Светлая сестры бесполезны), но даже необразованные дикари за месяцы или годы сидения по соседству с полем артефакта могут найти способ пробраться под него, особенно когда один из них что-то смыслит в волшлобе. Вспоминая зло. Девушка устремила взгляд глаз, цвет которых идеально сочетался с одеждой их ордена, на Канну. Она была наслышана об отказе Светлой присоединиться к Авокадо, ха, да об этом знали даже оборванцы, изображающие из себя одну из Чад, побеждающую тварей с восточной границы. Что за глупость, да ни одна из них не видела их живьем! Вряд ли Фиолетоворукая направилась бороться с монстрами, получив силы, уж больно та озабочена скрытием своего месторасположения. - Вы ведь не собираетесь ничего делать с артефактом? Верно? Верно?
Голос ее прозвучал по-детски глупо, а сама Набилион скорчила гримасу, прекрасно догадываясь о том, какой будет ответ. Вряд ли кто-то из марионеток Алых решит ответить прямо о том, каковы общие планы их начальства на артефакт в случае если у них что-то получится, скорее те начнут интересоваться за какими такими угощениями явились представительницы враждующего Ордена, да еще посмели пробраться к ним без приглашения под носом у большей части сторожевых постов, ни один из которых их не остановил.
[NIC]Nabilion[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/peQTt0y.png[/AVA]

Отредактировано Omaeda Naoki (02-12-2015 05:26:21)

0


Вы здесь » Bleach. New generation » За пределами » Многоцветие


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC