Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » За пределами » Saudade


Saudade

Сообщений 61 страница 64 из 64

61

С равным успехом шинигами мог сказать, что придёт через три недели, месяц или даже год – понятие времени для Аяки всё равно ощущалось слабо, почти незаметно. Дни летели, но какой из них был седьмым, какой – десятым, а какой – бог весть каким, уследить было сложно, особенно учитывая скудную на события жизнь Аяки. Она не ждала гостя снова, впрочем, и не испытывала ничего особенного. Голод, проснувшийся однажды, мог проснуться снова, но теперь Аяка могла с ним совладать, и он больше не доставлял ей проблем. Шики можно было только пожалеть, потому что, сыграв свою роль, он снова был задвинут куда-то прочь. Если он надеялся, что за две недели Шиномори вспомнит о нём или, пуще того, будет думать о случившемся постоянно, он ошибся и проиграл. Пара-тройка снов, тревожных и неуловимых, обрывающихся всегда одинаково – смертельной синевой, да сказанное однажды спросонья «мне не нужна помощь», как эхо мгновенно забытого сна – вот всё, что хоть как-то отметило эти события, прежде чем след шинигами занесло снегом.

Мелькнул и затянул её в свой водоворот зимний фестиваль – зимний ритуал? – когда местные пригласили её к себе, официально и красиво, а перед официальным приглашением шёпотом попросили помочь, сначала с устройством праздника, а потом и с кое-чем другим. Оказалось, у неё были обязанности на этом странном молчаливом празднике, и Шиномори пришла туда с мотыгой, чтобы медленно, как в танце, выверенными движениями сразиться с кем-то, олицетворяющим то ли саму зиму, то ли снег, то ли ещё одного божка, для Аяки же он являл собой человека, замотанного в футон так, что ноги с трудом передвигались. После нужных движений мотыга вспорола футон, и наружу посыпалась набивка – в нём она ещё не успела слежаться, что вызвало зависть Аяки, в футоне которой уже ощущались залежавшиеся комки.

Через час пошёл снег, благополучно закончившийся к утру, и общее ликование окружило новоявленную жрицу – это сочли хорошим знаком, как и то, что после этого настала затяжная оттепель. Их храбрая жрица выпустила кишки зимним холодам, так они это сочли, и теперь она была бы желанным гостем в ближайшем поселении, если бы у неё было желание вылезать из своего храма. Вскоре всё вернулось на круги своя, разве что оттепель всё ещё держалось, и Аяка с усмешкой поглядывала на свою мотыгу, которая не только вспорола футон со свежей ватой, но и обеспечила ей робкое восхищение, обернувшееся такой же робкой заботой со стороны местных.

На счастье Шики, он не явился и тогда, когда в храм зачастили люди – приток посетителей был недолог, но шинигами они бы не приняли, а, быть может, заодно разочаровались и в своей горе-жрице. Аяка не знала всех местных обычаев, чтобы утверждать точно. Кто-то распустил слух, что её прикосновение приносит удачу, и Шиномори касалась молитвенно сложенных рук, когда её об этом просили. Дети приходили играть с ней в снежки, и Шиномори вывалялась в снегу по самую макушку, а потом отогревалась вместе с крохами в своём домике, наблюдая, как бьётся в печке огонь. Дни летели, а жизнь её стала чуть более богата на события, окончательно стершие память о произошедшем на футоне. Только подсохшая белёсая клякса напоминала о случившемся, но замечала её Аяка, только ложась спать, а перед сном она избегала таких мыслей.

Ещё один день тянулся спокойно – дети снова примчались играть в снежки, и полчаса они валялись в снегу, под молчаливое одобрение молящихся взрослых. Потом Шиномори пришлось подняться на ступени, чтобы окатить их сверху ведром воды, смывая нанесённую грязь. Потом – блаженный отдых на влажных ещё ступенях, куда Аяка постелила старые тряпки, чтоб не заморозиться.

Взгляд натолкнулся на чужую фигуру, похожую на чёрный зазубренный мазок.

Значит, прошло уже две недели?

0

62

Нельзя сказать, чтобы Шики смог совсем отстраниться от того что с Аякой реально происходило в эти дни. Нет, следить за ней  ему было не нужно, просто немного порыться в докладах по Руконгаю, отыскивая намеки на то, что жизнь района налаживается ви в храме снова был праздник впервые за долгое время - Второму приходится собирать и такие данные, чтобы не упустить изменений, которые укажут на что-то важное. Однако это ничего особенного не прибавляло  его знаниям о том, что Аяка думала про него. То, что с той шальной близостью ясность не пришла, а проблемы скорее уж только начались, он для себя даже мог уяснить. А она? У нее вряд ли были муки совести того же рода, но и вряд ли она не думала вовсе о том что было. Но вот на этом выводы юноши и заканчивались - женская психология не была для него сильной стороной, а в тот вечер все было настолько странно и спонтанно, что имело мало общего с мыслями наутро. Шинигами догадывался, что тормоза сорвало у обоих и с какого-то момента о деталях и причинах они вовсе не думали, просто взяв друг от друга то, чего хотели, но и дав друг другу то же самое. Может потому Аяка и была так спокойна после, да и он далеко не сразу вернулся к обычным мыслям? Несмотря на муки совести, Фонг чувствовал, что что-то  его отпустило. Как будто с Аякой почти каждый раз он освобождался от чего-то - нет, не от памяти о Фредерике, а скорее от того, что он себе устроил из-за этой самой памяти. В то же время он сомневался, не заходит ли слишком далеко в этом. Для нее же все могло быть совсем иначе, ее-то прошлое не мучает, если только не принимать во внимание ее странности, которые могли быть знаком не только сходства поведения, но и того, что нее тоже есть что-то в памяти. Вот и думай, в чем тут дело, а толку ноль. Именно поэтому Шики в итоге, походя к храму, задвинул все самокопание и психоанализ подальше, напомнив себе, что его мозги - не лучший инструмент для использования логики. Не говоря уже о том, что сама встреча волновала его куда больше чем это все и приоритет смещался в ее сторону по мере того как он приближался к храму.

Аяку искать не пришлось - она сидела прямо на ступенях храма, только накинув на них тряпки.  Похоже, отдыхала после работы. Так или иначе, он пришел к ней и почувствовал, как что-то отзывается внутри на то, что она здесь, никуда не пропала и все та же Шиномори Аяка. Память о последней встрече стала куда как ярче, хотя те самые мысли сразу же в голову не полезли - все же Шики достаточно себя потрепал самокопанием, чтобы плоть немного успокоилась при помощи совести. Но он был рад снова ее видеть - Аяка уже стала частью его жизни и вот с этим сделать ничего нельзя точно. Да и не хочется. Он еще издали помахал ей рукой - выглядел немного устало, но улыбался без напряжения и вопреки опасениям, его не бросило в краску, когда он заговорил с ней, подойдя ближе:

- Здравствуй. - Довольно спокойно сказал, но с теплом в голосе, все же боялся подсознательно, что жрица может пропасть. пока его нет, хоть и глупость это несусветная, - Я скучал по тебе. Как ты?

Тут Шики самого себя превзошел, в простой вопрос на уровне интонаций всунув все что можно и нельзя, от простого интереса к делам не чужого ему человека до некоторого опасения. как Шиномори может относиться к тому, кто затащил ее в постель (или по крайней мере, открыто на это напросился), а потом исчез на две недели, пусть даже и честно предупредив, и срока не нарушив.

0

63

Как ни крути, не сбегай от собственных мыслей, а шинигами всё-таки самим фактом своего появления здесь снова напомнил о случившемся, и Аяка тихонько хмыкнула. Ничего-то у этого шинигами не выходит. Другом стать не смог, важным стать не смог, нужным – тоже. Всего-то и получил один вечер, да и тот только ради похоти. Ради похоти – причина-то какая. Явно не из лучших. Явно не из тех, что имеют хоть какие-то перспективы. Серьёзно, Аяка не строила никаких планов. Произошедшее слишком походило на случайность, чтобы предполагать что-то ещё. Ей даже казалось, когда этот шинигами в очках явится сюда снова, он прямо и холодно повторит что-то в тон её мыслям. Что-то про случайность и то, что это ни на что не повлияет. Однако он пришёл сюда со словами о тоске по ней, и лоб Аяки прорезала вертикальная морщинка, прямо между нахмуренных бровей.

«Уходи», хотелось сказать ей, «Я не скучала». И она бы не соврала, на это у неё попросту не было времени. Но, если бы она действительно захотела прогнать этого юнца – по годам, конечно же, он её обошёл, что с того, если он до сих пор ребёнок по уму – не значило ли это, что он задел её настолько, что вызвал хоть какое-то желание, пусть и прогнать. Вместо этого Аяка всё так же смотрела перед собой и сквозь любые преграды, видя что-то, предназначенное только ей.

– Пришёл. – безучастно заметила Аяка, сложив руки на коленях, и медленно вскинула голову, глядя снизу вверх на чужое лицо, опять в очках, опять беспомощное, со следами бессонных ночей, опять с тем же робким взглядом.

Она слабо махнула рукой, снова отвернувшись, и жест этот был более чем понятным. Он снова проводил границу между ними и снова возвращал этот круг на исходную точку. Футона маловато для понимания, а Аяка ни по кому не скучала. Общаться же с тем, кто всё понимает не так, ей было скучно.

– Перестань, шинигами. – Аяка усмехнулась, – Скучал бы – пришёл раньше. Хоть и вряд ли это что-то изменило.

0

64

Шики поступил может и неожиданно, но вполне логично для себя - он просто сел с Аякой рядом, особо не заморачиваясь тем, хватит ли ему прикрытого тряпками пространства или придется померзнуть. Сущие мелочи после того чему он себя за эти недели подвергал, чтобы покончить с душевными терзаниями, даже в детстве тренировки были злее.  А так - мало хорошего выйдет из разговора, в котором кто-то на кого-то смотрит снизу вверх и наоборот. Как минимум, затечет шея.

- Думала, не явлюсь? Вот только не говори что до сих пор припоминаешь ту свою идею про нулевую ценность. - Улыбнулся он, устраиваясь не то что поудобнее, а просто так, чтобы с ней говорить спокойно. Правда, спокойно было трудно, ее отношение вряд ли могло Шики обрадовать, но все же в нем что-то изменилось - научился отметать  подобное улыбкой и ответным выпадом, не пробуя обижаться на ерунду. Когда решение уже принято, мелкие неприятности несущественны. И если уж их раз толкнуло друг к другу вопреки ситуации и логике, а в его случае еще и внутренним запретам, то не все так категорично плохо. Правда, если не плохо, то как именно? Ответа пока нет, он только понял, что Аяка не стремится вспоминать произошедшее. Не то чтобы ему самому было просто, но это была не к Аяке претензия, верно? Шики немного задумался прежде чем еще что-то сказать, а затем... Снял очки. Просто так, не комментируя. Может потому, что она сняла их с него тогда, а может и просто так - все же память необязательно носить на носу.

- Я держу обещания и не даю их без оснований, - Это было от  Шики-взрослого, не любившего, когда его обвиняли в несерьезности или пренебрежении. Было ли ему легче без очков быть таким, сказать сложно, может это и не имело значения. Мог ли он прийти раньше? Теоретически да. Только прийти на какие-то минуты, мимоходом, замотанный работой и самокопанием. Было бы хуже. И он еще тогда, когда уходил, знал это. Сейчас Фонг тоже был не в лучшем виде, однако все же в приемлемом.

- Не узнаешь, пока не попробуешь, верно? Ко всему относится. - А вот тут уже на грани фола, учитывая, что они с ней пробовали, но относилось ко всему, так и было сказано, - Не скучал бы - не пришел бы. Или если бы умер, тоже не смог бы. У тебя же лопаты нет.

Вот тут он куда веселее улыбнулся Аяке, одним только взглядом сказав ей - все помню и забывать не хочу.

0


Вы здесь » Bleach. New generation » За пределами » Saudade


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC