Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Завершенные эпизоды » In vino veritas


In vino veritas

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название: "In vino veritas"
Описание: 7 день прибывания Шерриган в замке. Ночь. На утро должно состояться собрание. Койот прибывает в раздавленном состоянии уже который день от осознания смерти Луизенбарна. Очередная ночь в его покоях должна обернуться одной большой моральной пыткой. Поэтому экс Сегундо решает прогуляться, впрочем, все идет не по плану.
Действующие лица: Шерриган Койот, Диего Льярго
Место действия: покои Квинты
Статус: завершен

Отредактировано Sherrigan Coyote (02-08-2018 10:55:18)

0

2

Эта отвратительная неделя подошла к концу. Уже ничего нельзя было изменить, даже если бы очень захотелось. Завтра с утра должно было состояться собрание, которое решит ее чертову судьбу. Никаких планов строить не хотелось, никаких выводов делать еще было нельзя. Горькое чувство неопределенности съедало изнутри.
Она вышла из ванной, натягивая по пути очередную белую кофту, когда-то принадлежавшую Луизенбарну, что использовала для сна последние несколько дней. Та была сильно велика и выглядела безформено, "подол" доставал до самого колена. Из-за широкого ворота одно из плеч оставалось открытым. Какое клише.
Вышла и тут же остановилась, осматривая все вокруг. Пусто. Темно. Абсолютно безжизненно. Болезненный вздох, она медленно скатилась по стене за спиной, садясь на холодный пол. Паршиво на душе. Зачем она согласилась на эти покои? Дура. Очередная ночь здесь грозилась обратиться в одно большое страдание по прошлому и не сказанному. Уже тошнило от себя.
Серпьенте осталась сегодня с Ибби, отчего становилось еще более одиноко. Ком подошел к горлу. Как же дерьмово...
В какое-то мгновение Койот сделала одно резкое движение и поднялась на ноги. Засовывая своё состояние подальше, Шерр быстро натянула сапоги и схватила свой плащ. Металлические заклепки звякнули. Ох уж этот Корво, нужно же было все это позерство... ладно, это выглядело красиво, ей, на самом деле, нравилось.
Застегнув молнию по самое горло, дабы не было видно прочей одежды, Койот легким движение руки поправила мокрые длинные волосы и вышла из покоев бывшего Примеро, уверенно шагая в сторону комнаты Кварты.


"Где она может быть в такое время?" Шерр стояла у двери уже пару минут. На стук никто не реагировал. Было заперто. Вновь вздох. От Лофта она вернулась буквально недавно. Идти в "отцовский дом" снова совсем не хотелось. Экс Сегундо развернулась и медленно зашагала обратно. Максимально растягивая путь, она брела по коридорам довольно долго, вовсе не желая возвращаться в место, где абсолютно все напоминает об умершем для нее пару дней назад друге детства.
Эти дни ее состояние металось в две крайности: от абсолютно мертового до одной большой внутренней печали и ненависти ко всему этому серому миру. Что с этим можно было сделать? Вскрыться. Впрочем... Койот словно ведомая резко остановилась, понимая, что забрела в знакомое место. При взгляде на эту дверь на лице появилось задумчивость. Кажется, когда смертным бывает плохо, они топятся в плохо пахнущих напитках? Она же утоляла это состояние в желание кого-нибудь убить. Это место отвечало обоим запросам. Шерр, не думая, сделала шаг вперед и постучала. Настойчиво так. Сначала не открыли. Подождала с пару секунд и постучала громче. В этот раз не спеша куда-либо уходить. Когда же сонная и недовольная физиономия Льярго все же появилась в дверном проеме, не давая сказать ему и слова и уж тем более, что-либо сделать, Койот тут же спокойным тоном произнесла:
— Нальешь мне выпить?
Вообще-то изначально это было утверждение в повелительной форме, только на последнем слове экс Сегундо додумалась добавить вопрос, чтобы не получить от Квинты сразу же. Хотя, учитывая ее следующие действия, это было почти неважно. Ведь не успел он, скорее всего, даже понять, что за суицидник решил показаться у него на пороге в ночи, еще и так нагло нарушая сон одного из опаснейших арранкаров Лас Ночеса, как женская фигура легким и быстрым движением проскользнула внутрь между дверным косяком и широким плечом Диего. В своем белом плаще ее можно было на секунду сравнить с чем-то призрачным.
Она не ждала ответа и тем более приглашения. Стоя уже за спиной мужчины, Шерр начала осматриваться, думая, где устроится и ожидая, пока Квинта осознает ситуацию.
Выглядела Койот все также. Волосы еще не успели высохнуть и непонятной капной спускались по правом плечу, белый плащ с длинными рукавами, что был украшен по желанию Грантца металлическими вставками, спускался до самого колена и очень точно подчеркивал силуэт. Под ним уже виднелись черные сапоги. Койот на секунду вздрогнула от осознания своего внешнего вида. Не потому что была одета не для визита. Она не взяла с собой занпакто... Дерьмо.

Отредактировано Sherrigan Coyote (01-06-2018 00:04:21)

+1

3

Последние несколько дней вышли весьма напряженными. Пришлось полностью посвятить их хлопотам, связанными с грядущим собранием эспады. Не сказать, что Диего был особенным фанатом подобных сборищ - как правило, он являлся на них только чтобы лишний раз капнуть на нервы окружающим да саботировать какое-нибудь очередное голосование, инициированное правящей верхушки. Не с каким-либо особенным планом на будущее, а просто так, для веселья. Завтрашнее же собрание грозило стать исключением из правил - подготовке к нему Льярго посвятил времени и сил не меньше, чем семейка Койотов.
Предыдущие полтора дня были наполнены беготней по замку, разговорами с не слишком приятными личностями (впрочем, личная встреча с Шерриган подняла планку отвращения весьма высоко, так что особых неудобств Диего, в общем-то, не испытывал), парочкой подзатыльников особо суетливым фрасьонам (один, кажется, сможет ходить только к концу года) и, конечно же, размышлениями. Поэтому, возвращаясь в свои покои, Диего волочил ноги. Он провел без сна и твердой еды... сколько? Дней пять? Где-то так. Пять дней на диете из спиртосодержащих жидкостей и собственной нервозности - да, Диего считал, что каким-то образом научился поглощать жизненную энергию из собственных расшатанных нервов - практически довели арранкара "до ручки".
Сейчас он больше всего хотел упасть лицом в подушку и попытаться хорошенько выспаться перед завтрашним собранием. В идеале, конечно, еще перекусить чего-нибудь с утреца, но сейчас самым важным делом был именно сон. Диего скинул одежду, лег в столь притягательную кровать и приготовился было, укрывшись одеялом, наконец-таки заснуть, как раздался стук в дверь. Ничего страшного, наверняка просто какой-то глуповатый нумерос заблудился. Сейчас он внимательней приглядится к двери, на которой вырезана римская "V", поймет, кто за ней находится и пустится наутек. Стоило то всего-лишь прикончить парочку невнимательных посетителей, как весь дворец тут же научился уважать приватность квинты. В общем, не стоило даже поднимать голову с подушки - проблема могла разрешиться сама собой.
Неожиданностью стало то, что стук повторился. Притом он явно прибавил в громкости - посетитель явно не собирался ждать и собирался поторопить Диего. А вот это уже могло расцениваться как наглость невероятных масштабов. И караться она должна соответственно. Вскочив с кровати, Диего молнией метнулся к двери и распахнул ее, готовый прописать нахалу живительную балу в лицо. Впрочем, увидев, кто именно стоит за порогом, Льярго разочарованно опустил руку. Состояние квинты было таким, что, будь там даже примеро, тому бы пришлось очень долго регенерировать свою физиономию. Но вот повредить личико Шерриган Диего пока позволить себе не мог (хотя - чего греха таить - хотелось). По крайней еще пару дней.
Пока в сонном мозгу арранкара генерировался подходящий ситуации ответ, девушка уже успела попросить выпить и как-то незаметно просочилась в комнату. Диего, несколько запоздало обернувшись, обнаружил, что Шерриган уже осматривается на местности, предположительно, вспоминая где находится бар. Льярго сжал веки и потер их пальцами в надежде, что, когда он их откроет, проблема чудесным образом растворится сама собой. Вполне ожидаемо, данный метод решения проблем плодов не дал - перед глазами все равно маячила обтянутая задница предательницы. Диего усмехнулся - почерк Грантца был виден даже заспанным и невооруженным взглядом. Поэтому, собственно, квинта и предпочитал отовариваться в мире людей, нежели доверяться извращенному вкусу Корво. Слишком выпендрежно, минимум практичности ("ага, не то, что твой огромный плащ" - подал голос внутренний прагматик Льярго), а за всеми этими вставками негде даже уместить... "Меч!"
Была бы во рту у Диего какая-либо жидкость, он без сомнения ее бы выплюнул. Ни меча Шерриган, ни верной змеи рядом не было. Дело определенно пахло подвохом. Неужели девка догадалась, что ее безопасность выгодна квинте? И специально пришла на встречу безоружной (впрочем, воображение квинты упорно продолжало рисовать образ змеи, сжимающей в зубах меч, которая притаилась за окном), чтобы ткнуть в лицо тем, что она знает о его планах? Сам Диего скорее уж предпочел бы выйти в люди без одежды, нежели без верного Раптора. К слову, в голову Льярго как-то поздновато пришла мысль о том, что сейчас на нем из одежды были совсем не солидно выглядящие домашние бриджи. Полностью облачаться в присутствии гостьи было как-то неловко, а потому он ограничился тем, что накинул на плечи свой фирменный черный плащ. Солидности это ему определенно не прибавило, но, по крайней мере, теперь он был одет.
Огибая застывшую на середине комнаты Шерри, Диего проследовал к бару, где выбрал две наиболее солидно выглядящие бутылки. Одну он взял себе, а вторую кинул гостье. Ему так и не удалось пополнить запасы посуды после прошлого визита Койот, а потому им предстояло выпивать по-солдатски, из горла. Затем квинта устроился в своем кресле, изрядно подпорченном винными пятнами ("Я тебе, Койот, руки за такое оторву. Потом.") и, будучи не в настроении на соблюдение хотя бы минимальных правил стиля, попросту откусил горлышко у бутылки, после чего сделал пару глубоких глотков, очищая мысли.
-И какого, собственно, черта, девчонка?

+2

4

Словно читая мысли Диего о ее внешнем виде, Койот решила таки расстегнуть плащ еще в момент, когда стояла спиной к Льярго. Однако снимать его не собиралась. Хоть теперь под ним и было видно явно мужское домашнее одеяние, что было заметно велико экс Сегундо, но плечи благодаря плащу были закрыты, не обнажая лишний раз даже ключиц. Так что внешний вид хоть и был и несколько нелеп, но без каких-либо излишеств. Вообще Шерр в этом плане была странной. Несмотря на свою развязную половую жизнь, строгость во внешнем виде она предпочитала сохранять всегда еще со времен первого назначения в эспаду.
В отличие от нее Диего был менее подготовлен к визиту. Шерриган окинула его полуобнаженную фигуру беглым взглядом еще в момент, когда тот открыл дверь. Пожалуй, количество шрамов, намекающих о веселом прошлом Льярго, могли оттолкнуть многих. Она же с печалью для себя смогла лишь отметить, что слова Серпьенте о ее плохом вкусе зачастую бывали правдивы.
Бутылку поймала умело. Затем проследовала все к тому же дивану. Отметила, что один из подлокотников все еще был грязным после ее сапог. Видимо, Квинта был слишком занят даже чтобы запрячь парочку нумеросов исправить последствия ее последнего визита.
К слову, в этот раз она была куда менее наглой. Шерр сняла свои высокие сапоги, а затем разместилась на чистой части дивана. Садясь и поджимая под себя ноги, Койот практически приняла позу лотоса, только более удобную и повседневную. От ее поведения вообще сейчас веяло этой самой излишней повседневностью. По крайней мере, в нем не было сейчас вычурного арранкарского пафоса, приправленного нотками койотовского высокомерия, как это бывало обычно.
— И какого, собственно, черта, девчонка?
Шерр устало вздохнула, а затем ответила на это без обычного высокомерия в голосе, коим была пропитана почти каждая ее фраза во время их прошлой встречи:
— Диего, мне идет четвертый десяток.
Итак, в руках была бутыль. Койот осмотрела ее с секунду, затем подняла взгляд на Квинту, что пил с горла. Поняв, что дела с посудой также не были налажены, она даже подумала извиниться. Но это было бы уже слишком. Бутылка была закупорена. На указательном пальце правой руки появилось черно-желтое лезвие из реацу, напоминающее продолжение когтя. Воткнув его в пробку подобно штопору, Шерр в одно движение вытащила ту. На секунду даже задумалась, куда ее кинуть. В итоге положила на диван рядом в момент, когда лезвие испарилось.
Глубокий вздох. Вместо того, чтобы сразу проследовать примеру Квинты, Шерр начала вновь осматривать бутылку, держа ту у себя над головой, и наблюдая, как жидкость в ней переливается из стороны в сторону. В каждом ее движении читалась одна большая  безжизненная усталость.  Сил не было даже на то, чтобы придумать колкость в сторону Льярго. Впрочем, сказать что-то в духе: «Мне было грустно и одиноко» тоже было явно не к месту, не к ситуации, и точно ни к собеседнику. И зачем она вообще пришла именно к нему?
— Ну, – все также вымотано начала Койот, откидываясь на спинку дивана и устало прикрывая глаза, – дерьмовая неделя, возведенные в абсолют дерьмовости последние несколько дней, – пауза, глаза раскрылись и взгляд теперь был уставлен в потолок, – завтра меня могут выгнать из замка и тогда в следующий раз мы встретимся в обстоятельствах, когда я смогу съесть твою печень.
«Романтика…»
— А еще, – Койот подняла откупоренную бутылку над собой, – я, в общем-то, никогда не притрагивалась к людской выпивке.
Это было более чем логично. Тесное знакомство с миром людей окончилось для Шерриган в детстве, когда они проводили там много времени с отцом. Но Старк у нас все же был примерным родителем, в отличие от всего доброго Лас Ночеса, и дальше каких-либо сладостей в рот его волчонка ничего не попадало. А потом вы сами знаете, 15 лет, трагедии, ненависть к людской слабости и всему, что с ней связано. В общем, утолять жажду Койот старшая предпочитала чьей-нибудь кровью.
Одним вынужденным и словно бы болевым движением, Шерр снова села прямо. Как бы протягивая бутылку в сторону Льярго и очень тухло натягивая на лицо улыбку, она нашла в себе силы даже с легкой иронией добавить:
— Провести эту ночь с таким засранцем как ты и его выпивкой в какой-то момент показалось мне более удачной мыслью, чем делать это в одиночестве.
А затем сделала глоток. Лицо скривилось моментально. Глаза закрылись, и веки сжались. Стоило больших усилий проглотить людскую отраву. Горло жгло не хуже, чем после мяса, окропленного ядом Серпьенте. Отвратительный вкус. Она сдержанно выдохнула ртом, стараясь избавиться от жжения. Что бы не дал ей Льрго, штука была крепкой. Через пару секунд один глаз был открыт и осуждающий взгляд пал на Диего, молча вопрошая что-то в духе: «Как вообще это можно пить?»

Отредактировано Sherrigan Coyote (02-06-2018 19:25:02)

+3

5

С каждым глотком крепленого пойла сонливость потихоньку улетучивалась. Диего, делая очередной глоток, понимал, что, несмотря на вновь появившуюся возможность смотреть на мир не через полуслепленные веки, алкоголь не был панацеей. Через день-два он обязательно возьмет свое, а квинта потеряет сутки своей жизни, мучаясь с ядерным похмельем - о масштабах трагедии красноречиво говорили пустые бутылки, сваленные в углу около бара. Диего окинул гору стеклотары взглядом, полным ужаса и гордости (все-таки такое количество выпивки способно было запросто убить среднего арранкара или десяток-другой смертных), предвкушая маячащий на горизонте отходняк. К счастью, после завтрашнего собрания у квинты была куча свободного времени, чтобы привести себя в порядок.
Опустошив бутылку, Льярго смог наконец-таки ясно взглянуть на окружающий мир, хотя веки до сих пор оставались свинцовыми - требовалась дозаправка. Поднявшись, чтобы добыть еще бутылочку горячительного и избавиться от пустой, он мельком взглянул на гостью - не требовалось ли захватить и ей новую дозу. С легким раздражением Диего отметил, что та не успела еще и пригубить свой напиток.
-Как скажешь,, - несколько запоздало ответил квинта (процесс накачивания себя спиртным он посчитал занятием куда более перспективным, нежели ответ на слова девушки, - бабуля.
Диего и сам удивился тому, насколько мало было язвительности в этих словах. Видимо, за прошедшие дни он растерял значительную часть желчи. Видимо, что-то подобное произошло и с Шерриган - в ее голосе сквозила бесконечная усталость. Да и в самом ее поведении значительно поубавилось фирменной дерзости Койотов - она даже разулась, усаживаясь на диван. Подозрения лишь окрепли, когда собеседница заявила о дерьмовой неделе и выразила озабоченность исходом грядущего голосования. Диего отвернулся, якобы перебирая бутылки с алкоголем, но на самом деле скрывая тем самым проскочившую усталую улыбку - не для того он вкалывал эти дни, как проклятый, чтобы она еще в лес вылетела.
-Тогда я надеюсь, что ты эти дни не задницу просиживала, - подбросив понравившуюся бутылку вверх так, что она сделала три оборота перед тем, как Диего ее поймал, он направился обратно к своему месту, - и даже не думай об этом. В моей печени яда больше, чем ты способна переварить.
Отчасти он был прав. По крайней мере, после нескольких минут наслаждения данным блюдом, Шерриган грозила неделя-другая отборнейшего похмелья.
Слова девушки о том, что ей никогда не доводилось пробовать алкоголя рассмешили Диего - он раскатисто захохотал, падая в свое любимое кресло и откупоривая бутылку. Значит, при всей своей распущенности она все-таки ни разу не пробовала алкогольного яда. И почему-то начать свое путешествие в страну винных паров ей захотелось именно сейчас, когда время до голосования исчислялось часами. Притом в компании явно ненавидимого ею квинты (с другой стороны, вполне разумное решение - коллекции выпивки Диего могли позавидовать даже крупнейшие алкогольные магазины Генсея). Ситуация действительно складывала презабавная. Особенную радость у Льярго вызывал образ Шерриган с распухшей от похмелья рожей выступающей перед десятью клинками.
-Стоит сказать, многое упустила. Люди, хоть и будучи жалкими тварями, создали две хорошие вещи - алкоголь и алкогольные магазины, - Диего поднял свою бутылку вверх, словно бы салютируя мастерству генсеевских хмелеваров, - хорошая выпивка прочищает мозг, развязывает язык и неплохо горит.
В подтверждение своих слов квинта выпустил небольшой язычок огня изо рта - вне ресурекшна его способности ограничивались лишь созданием небольших искорок, но даже одной искры могло быть достаточно, когда дыхание практически полностью состоит из спиртных паров.
Слова о том, что девушке было бы приятней провести вечер, распивая крепкие напитки компании квинты почему-то польстили ему. Диего не был легковерным дураком и понимал, что эта фраза была сказана лишь для того, чтобы Льярго отстал со своими вопросами. Но все-таки было что-то такое внутри Шерриган, что заставило ее прийти в гости к тому, кому она буквально позавчера разбила челюсть в приступе ярости.
Впрочем, предаваться размышлениям о мотивах гостьи не позволяли обстоятельства - вид скривившейся от своего первого глотка Шерриган был слишком уморителен, чтобы можно было удержаться. Диего снова расхохотался, глядя на то, как девчонка всеми силами пытается удержать огненную жидкость внутри.
-Ха-ха-ха-хах! Господи, Шерри, видела бы ты свою рожу, - лишний раз подкалывая свою менее опытную собутыльницу, Льярго сделал большой глоток из своей бутылки, после чего озорно подмигнул ей - мол, "смотри, не так уж и страшно", - первый глоток всегда труден. Попробуй еще, лучше пойдет.
Все еще пытаясь побороть рвущийся наружу смех, Диего с неприкрытым интересом смотрел, на собеседницу - та силилась справиться с первыми ощущениями и держала в руке откупоренную бутылку так, будто та вдруг ожила и грозилась вцепиться девушке в лицо.
Мне, конечно, лестно слышать это, - Льярго попытался принять невозмутимый вид, что ему - не без усилий - все-таки удалось, - Но не хотелось бы тебе как следует отдохнуть перед собранием? Хочу напомнить - вдруг ты забыла - что завтра будет решаться твоя судьба. А, глядя на твою измученную рожу, кто-то может и призадуматься - за правильного ли арранкара они отдают свой голос? Так что лучше не давись моей выпивкой и иди спать.
В свои слова Диего попытался вложить всю возможную заботу и участливость, какую только смог найти в глубинах своей сволочной натуры. Ему действительно хотелось, чтобы девка сейчас свалила куда подальше. Во-первых, тогда он сам сможет хоть немного отдохнуть, а во-вторых, сможет наверняка убедиться, что завтра она действительно не предстанет перед эспадой в виде истощенного, мучимого сушняком мешка дерьма. В конце концов, если завтрашнее голосование провалится, Льярго придется отложить приведение в жизнь своих планов на неопределенный срок.

+2

6

Когда речь лишний раз зашла о поглощении печени, Койот было хотела уже разразиться рассказом о том, что вообще-то она не любит конкретно эту часть всех прелестей пищи. Потому что та сравнительно жесткая, часто отвратительная на вкус, да и вообще вечно кажется куда более мерзкой, нежели все остальные органы ее жертв. То ли дело сердце. Да и то его не стоит жевать. Это только портит процесс трапезы. В общем, о еде внутренняя чревоугодница в Шерр говорить любила. При чем делала это часто увлеченно и с улыбкой на лице. Жаль, что редко находился тот, кто мог бы ее “хобби” оценить. Вот и в этом случае она посчитала, что Льярго вряд ли оценит поднятие подобной темы и уж тем более сможет ее поддержать. При всем желании (нет), у них тут была явно не дружеская беседа. Так что промолчала. Впрочем, воспоминание о приятном вкусе на языке как-то даже отогнали остатки жжения после глотка алкоголя. Шерр смогла спокойно выдохнуть.
Странный вечер. Её даже не раздражал смех Диего. Ладно. Не раздражал до такой степени, чтобы вновь съездить ему по лицу. Было все же несколько досадно.
— Господи, Шерри, видела бы ты свою рожу.
Она подняла на него взгляд, в котором что-то изменилось. Появилась легкая озадаченность. Кажется, она впервые слышала от Квинты именно своё имя, а не “девчонка”, “папина принцесса”, “шлюха Ннойторы”, что там еще? Ну да, обычное обращение по фамилии в том числе. Это, конечно, было мило, но:
— Шерриган, - моментально поправила его она, - Ше-рри-ган, - еще раз по слогам.
В любом другом случае ей было бы плевать, как он там ее величает, но уменьшительно-ласкательная форма, когда-то данная ей дорогим отцом, была сродни решению Серпьенте говорить в присутствие тех или иных личностей. Грубо говоря, только доверенным единицам. Все-таки, даже при сложившейся ситуации, Койот четко понимала, что перед ней все еще Диего Льярго, а не милый мальчик, с которым она может подружиться за ночь, выпив с ним.
Тем не менее, его совету она последовала. Пока Квинта распылялся на заботливые речи, Шерр сделала еще глоток. Было легче, но лицо вновь скривилось. На пару секунд, пытаясь вновь подавить это жжение, но все же…
Экс Сегундо подняла бутылку, еще раз осматривая её. “И как эта чертовщина должна мне помочь?”
— Так что лучше не давись моей выпивкой и иди спать.
На этих словах Койот не сдержалась и усмехнулась. Не столько из-за того, какой душкой неожиданно оказался Льярго, а скорее от ситуации, причем той, что пролегала вне его комнаты и влияния.
— Я выбрала самое отвратительное место под свои покои из всех сотен комнат в этом проклятом замке, - словно бы думая вслух говорила она, все еще смотря на бутылку, а затем добавила и вовсе усталым шепотом, - я не могу там заснуть уже несколько суток.
Она не хотела, чтобы у Диего сейчас даже появилась мысль спросить, что конкретно мешает ее сну. А то вдруг Квинта на самом деле латентный добряк? Она даже мысленно посмеялась, представляя это. Собственно, не давая Льярго вставить лишнего слова, она тут же продолжила говорить, смотря на него.
— Диего, ты один из самых ублюдочных мерзавцев, которые обитают в этом месте, - она произносила это таким тоном, словно делала ему комплимент, - а еще ты социопат и  тот еще засранец, что зачастую бывает агрессивен и не думает ни о ком кроме себя любимого.
Шерр слегка потянулась корпусом вперед, смотря на него с той еще толикой подозрения, глаза заметно прищурились.
— Так что это за попытки тухлой заботы о моем сне? И не говори, что дело только в том, что тебе самому хочется выспаться. Будь это так, ты бы мог вышвырнуть меня в первую же минуту.
На пару секунд повисла пауза. Атмосфера вновь начала накаляться. Однако Койот в какой-то момент повалилась обратно на спинку дивана, делая это весьма задорно и вальяжно. А затем улыбнулась. Постаралась сделать это как можно менее язвительно и без иронии. Стоит признать, не получилось.
— Почему тебе выгодно моё восстановление в замке? - наконец спросила экс Сегундо.
Во взгляде все еще слегка прищуренных глаз заиграл огонек. Возможно, оттого что выпивка давала о себе знать, однако все же вряд ли. Девочка она не маленькая, к тому же арранкар с дыркой в чертовом животе. От пары глотков даже при своем мало-мальском опыте поддаться опьянению ей не грозило. Ровно как и предстать перед Диего в образе неопытной в спиртных делах и наивной девочки, что будет себя странно вести только из-за действия алкоголя. Такое клише было не по адресу.
На самом же деле ей было интересно. Не только знать ответ на этот самый вопрос, но и вообще вся ситуация, разразившаяся в этих стенах была, пожалуй, одной из самых занятных за эту печальную неделю, сотканную из выученных слов и докладов. К тому же её внимание привлекал Квинта сам по себе. И однозначно не только потому что был обладателем широких плеч, покрытых старыми шрамами, как бы то не выглядело в ее-то положении привлекательно. Дело скорее было в том, что она совершенно сейчас не понимала его. А значит, было два выхода: опасаться или проявить этот самый интерес. Пожалуй, стоило придерживаться первого варианта, но сегодня как-то не получалось. В конце концов, она сама пришла сюда. Давать теперь заднюю и отступать под тяжестью опасений было поздно. Так что всем своим видом Койот сейчас показывала, что жаждет получить ответ, а не просто отмашку. При этом делая еще один глоток, от которого уже смогла удержать все свои негативные эмоции из-за вкуса и лишь еще шире улыбнуться после, продолжая наблюдать за столь занятным ублюдком. Наверное, “он был лучше Ннойторы”, потому что с ним было хотя бы интересно, хоть и заметно опаснее.

Отредактировано Sherrigan Coyote (02-06-2018 22:52:13)

+1

7

Чертова сонливость начинала потихоньку возвращаться. Похоже, решение приглушить ее с помощью ударной дозы алкоголя оказалось не очень-то рабочим - всего-лишь немного оттянуло момент, когда глаза снова начали слипаться. Вот сейчас-то Диего по-настоящему задумался о привлекательности идеи взять нахальную девку за шиворот и одним мощным пинком выкинуть куда-нибудь за окно. И пусть она слоняется там по пустыне до самого утра - тем лучше было бы для дворца в целом и нервов отдельно взятого эспады в частности. Обдумав перспективность данного плана действий, Льярго отрицательно покачал головой - Койот могла принести больше пользы, если сейчас останется здесь. В конце концов, никто не отменял бодрящее действие клокочущей ярости, которую она неизменно пробуждала в душе квинты каждый раз, когда принималась строить из себя эдакую доморощенную королеву. Да, маловато в свое время Старк надирал задницу своей дочурке.
Оп, вот и оно - Койот уже принялась поучать собеседника, как правильно произносится ее имя. "Ну конечно, Шерриган. Исключительно полное имя. Может еще и все титулы перечислить? Шерриган де Койот, Предательница, Потаскуха, Подстилка Той-Сумасшедшей-Суки-Из-Леса-Не-Помню-Как-Ее-Вроде-Дочка-Старика. Воу, вышло действительно длинновато. "
-Шер-ри-ган, ха, - Диего пару раз повторил ее имя, отчетливо артикулируя, - как будто я не знаю, как тебя зовут. Слишком длинно и официально для неофициального общения, не находишь?
Диего врал. Он действительно не помнил, как ее зовут. В памяти сохранилось лишь сокращенный вариант ее имени - да и то скорее по ассоциации с одноименным крепленым вином. Вкусная штука, кстати. Лучшее пойло, когда разговор идет об опохмеле.
А затем визитерша принялась разносить в пух и прах проявления заботы со стороны квинты. Ну что за неблагодарность? Стоило впервые проявить что-то похожее, на теплые человеческие чувства, как они тут же оказались растоптаны цинизмом Шерриган. Впрочем, слова о самом ублюдочном засранце на районе Диего слушал не без толики гордости. Да, девчонку было не так-то легко обмануть (не то чтобы Льярго особенно пытался) и уже во время второй встречи всего парой предложений довольно точно описала Льярго. Весьма неплохой результат - Диего даже поднял свою бутылку, отдавая честь проницательности собеседницы.
Пытаешься найти подвох? Ну и правильно. Если бы ты принимала все на веру, ты бы показала себя конченной дурой, - Диего наклонился, пытаясь приблизить свое лицо к Шерриган как можно ближе, не вставая при этом с кресла и продолжил уже хрипловатым шепотом, - а была бы ты дурой, я бы на тебя не поставил и гроша.
Вновь привычно развалившись, Льярго долго и сладко зевнул.
-Хочешь узнать, что мне надо от тебя? Ладно, скажу. Ставок больше нет, все карты на стол, подруга! - Диего сделал протяжный глоток из своей бутылки, - мне нужна ты. Во дворце. Если ты не слепая, то должна видеть - Лас Ночас разваливается на глазах. Ригард вогнал всех нас в такое дерьмо, что до сих пор не можем выплыть на поверхность. С одной стороны лесные уроды, окопавшиеся в своем архаичном мирке, с другой - шинигами, объявившие войну всей нашей расе и в любой момент способные перемолоть нас к чертям. Веселенькая ситуация, не находишь?
По крайней мере, Диего считал ее веселой - даже нашел силы рассмеяться. Правда, в его хохоте слышались истерические нотки.
-А на эспаду, элиту нашего мира сейчас даже не посмотришь без смеха. Кучка юнцов, возглавляемых желторотиком. Что мы сделаем против капитанов, в свое время вкатавших в грязь сильнейший наш состав? Подойдем, поцелуем ботиночки и попросим не убивать? Скажем, что это лесные бяки все устроили, а мы честные ребята, пожалуйста, дайте нам пожить еще один день? Простите, это не для меня, - на мгновение из голоса Льярго исчезли всякие намеки на шутливость или иронию. Последние его слова прозвучали крайне серьезно, - я даже не буду притворяться, будто бы мне не отвратительно произносить это, но ты - ключ к нашему спасению. Во-первых, я видел, на что ты была способна и, если за эти годы в лесу не растеряла своей формы, сможешь хоть как-то уравновесить разрушительное действие своего неопытного братца. Во-вторых же, ты можешь стать символом. Символом для лесников, что у них есть путь обратно в замок. Наверняка им там и без того хорошо - играть в свое маленькое королевство, заботясь лишь о еде да сексе, но я просто отказываюсь верить в то, что среди всех лесников не найдется хотя бы парочки здравомыслящих арранкаров, которым не наплевать на сохранность всего нашего мира.
Диего перевел дух и лишний раз смочил горло. Похоже, совместное распитие алкогольных напитков грозило перерасти в вечер откровений. Законы вселенной в действии.
-Я боюсь того, что нас ждет в будущем. Но у меня хватает смелость признать это. В страхе нет ничего позорного - зачастую именно он определяет выжившего. А шансы на выживание нас, арранкаров, стремятся к нулю. Впрочем, не так все страшно. Я не раз и не два находился на краю гибели, но всегда хватался зубами за последнюю соломинку. Сейчас же, моя дорогая Шер-ри-ган, - Диего попытался выдержать театральную паузу, которая, впрочем, оборвалась его приглушенным иком, - моя соломинка - это ты.
Льярго удовлетворенно откинулся на спинку кресла и точным броском отправил пустую бутылку в сторону горы ее товарок. Послышался звон битого стекла. В целом, он был доволен своей речью. Ему удалось весьма удачно вложить в нее одинаковое количество правды и откровенной лжи. Разумеется, даже такая приятная атмосфера собутыльничества не могла заставить Диего выдать свои истинные планы. Возможно, потому, что, доведись девчонке узнать, какой именно план сейчас варится в котлах его мозга, та наверняка с криком бы убежала докладывать обо всем Лофту. Ну, или Той-Сумасшедшей... и так далее. А, возможно, попыталась бы придушить квинту прямо на месте.

+1

8

Она слушала речь Диего молча. Лицо довольно быстро приняло серьезное выражение. Интерес в глазах погас. Не потому что она разочаровалась в намерениях Льярго, скорее это просто было не то, что Койот хотела сейчас услышать. Это не значило, что к сказанному им она относилась легкомысленно. Логично, что уж тут. Вообще-то, переступая порог Лас Ночеса, она как раз и ставила на то, что ее сила все же сыграет положительную, если не ключевую роль в решение о восстановлении беглянки в Белом замке. Именно поэтому когда-то было так важно не проиграть бой Сексте. Вот только ситуация, где она должна была поставить дочь Грима на место, выйдя из бойни без лишних царапин и даже не применив все свои козыри, в итоге обернулась убийством одной из эспады. Дерьмово, что тут скажешь.
Пока он говорил, она ни разу не притронулась к своей выпивке. Как более и не показывала лишней развязности поведения, что позволяла себе ввиду обстановки. Сидела ровно и неподвижно, словно сейчас они были не в покоях Квинты в ночи, причем оба точно не “при параде”, а на собрании в тронном зале. Если честно, она не ожидала услышать подобное именно от него. О личности Льярго Шерр в свое время знала не много. Тут уж стоит отдать Луизенбарну должное, он более чем прекрасно понимал, что не стоит давать этим двоим возможности для общения. А иначе в какой-то момент в замке обязательно что-нибудь бы да загорелось. Или кто-нибудь. Не суть важно. Наша Шерри же в то время смотрела разве что на фамилии. А что вам может сказать фамилия Льярго? Да еще в скупе с внешностью его отпрыска? Уж точно ничего отчетливо разумного. Вот и Койот особо никогда ставок на настоящую разумность этого существа не делала. Неужели она ошибалась?
Слова Квинты казались ей правдивыми. Хотя и не очень-то хотелось верить, что все так просто, но, кажется, прицепиться было не к чему. Открытие за открытием. Сначала мы узнали, что Диего может в попытки заботы, а теперь это. Как мило.
Когда очередная пустая бутылка махом отправилась к куче других, кажется, разбившись, взгляд Шерр отчетливо проследил за ее полетом. В этот момент она все еще молчала.
“Как можно СТОЛЬКО пить?” - осознала, наконец, Шерр все масштабы близкого общения Диего с выпивкой… да уж, тут никакие бабы будут не нужны.
— Вот, значит, как, - спокойно ответила на это все Койот.
Её задумчивый взгляд сейчас все еще смотрел в сторону горы пустых бутылок. В этом положении она сделала глоток, теперь уже совершенно никак не меняясь в лице. Впрочем, с такими темпами она точно никогда не догонит Квинту. Её бутылка не была пуста еще даже на треть. Да и на четверть с натяжкой.
Койот не хотела обсуждать с Диего сказанное. Потому что многое упиралось в личность Короля, обстановку в лесу, да и справедливости ради стоило сказать, что не Ригард развязал войну с шинигами. Хотя что это она, вдруг начала хоть немного объективно смотреть на действия бывшего Примеро? Ну вот, ему всего-то нужно было для этого умереть. В общем, вещи все эти были совершенно неприятные. Они были с ним согласны в печальном положении дел, хоть и не во всех подробностях, но это и было самым важным. Отчего в ответ на все Койот лишь очень решительно кивнула.
А вообще, это было все здорово, конечно, вот только слова Льярго повергли Шерр в еще более глубокую яму отчаяния. Если у Квинты, по его собственным словам, была эта самая “соломинка”, то она прогорела уже очень давно. Возможное развитие своей расы Палач видела только возле своего Короля. Но сейчас она здесь. Пожалуй, потому что все еще слишком человечная дура. Мда. 11 лет жизни на смарку.
Шерр сделала говорящий взмах рукой, словно бы отгоняя от себя все эти печальные мысли о будущем. Со всем надо разбираться последовательно. Сначала надо было добиться того, чтобы остаться возле брата. А там уж будем смотреть.
— Диего, - все тем же спокойным голосом, лишенным каких-либо ядовитых ноток, произнесла, наконец, она, - почему ты сам не покинул замок, когда представилась такая возможность?
Взгляд вновь был обращен на мужчину. Серьезный такой взгляд. Прям показательный для того, чтобы сообщить, что она сейчас спрашивает о серьезных вещах, а разговор их медленно перетекает в нечто более лично-душевное.
— Тебе, кажется, никогда не нравилась политика Луизенбарна, - прежде чем дать ему отвечать, решила пояснить она свой вопрос, - и я не помню, чтобы у тебя были родные или друзья, которые могли бы тебя здесь задержать.
Ситуацию Льярго Койот, конечно же, проецировала на себя, отчего и приплела сюда родственные связи, что когда-то на целый год держали ее саму в Лас Ночес.   
На самом деле, будь здесь Серпьенте, она бы удивленно приподняла голову. Потому что ранее экс Сегундо точно не интересовали какие-либо личные мотивы этого ублюдка. Да и вообще все, что она могла в нем видеть, - это одна сплошная причина к раздражению. Сейчас же, кажется, Койот начало казаться, что Диего не так уж и плох. По крайней мере, не в той степени, в какой хочет это показать.
Когда-нибудь она обязательно вспомнит момент, когда эта мысль зародилась в ее голове впервые. И либо скажет ему это с улыбкой вслух, либо же будет гореть в пламени ошибок и сожалений.

+2

9

Если Диего начинал свою тираду с лицом настолько серьезным, что им можно было бы забивать гвозди, то, спустя какие-то минуты после ее окончания уже еле сдерживал смех. Спохватившись, он прикрыл предательски растягивающийся в усмешке рот ладонью, маскируя улыбку под очередной приступ зевоты. Его смешила сама ситуация. Вот перед ним сидит эта сволочная Койот, которая некогда послала свою хваленую честь и гордость куда подальше, свалив в леса просто ради развлечения и он, пятый эспада, распинается перед ней, слово ему действительно не наплевать на ее мнение. Во многом, конечно, была виновата сонливость, мешающая Льярго нормально мыслить, а также зверское количество выпитого спиртного. Конечно, и то, и другое и не думали останавливать свое разрушительное действие на мозг квинты, но внезапно он понял, что способен мыслить гораздо более связно.
Диего все так же сидел, развалившись в своем любимом кресле, но в его позе больше не сквозила усталость и неуклюжесть человека, не спавшего практически неделю и вдобавок употребившего внутрь цистерну спиртосодержащей жидкости. Наоборот, он никогда не чувствовал того прилива энергии, как сейчас - было что-то бодрящее в том, как эта дура внимала откровенную ложь, приправленную капелькой правды для пикантности. Потирая рукой глаза, он сквозь пальцы наблюдал за реакцией собеседницы. При этом даже огромные мешки под глазами и опухшие веки с трудом скрывали цепкость взгляда - так притаившееся в кустарнике оранжево-полосатое нечто наблюдает за рассеянным путником.
От взгляда Диего не укрылся небольшой рывок зрачков Шерриган налево - вслед за выкинутой бутылкой и легкое выражения шока на ее лице. Судя по ее реакции на свой первый глоток алкоголя, ее наверняка мучил вопрос - как кто-то, потребляющий алкоголь в подобных количествах, еще не расплавил себе все внутренности? Иногда Льярго и сам задавался подобным вопросом, но все-таки, если бы девушка решила озвучить свое удивление, вряд ли бы квинта нашел, чем бы на него ответить. Он просто не знал, как сказать собеседнице, что он просто получает удовольствие от ощущения легкости в голове, которое дарит алкоголь. Возможно, можно было бы провести параллель с половыми отношениями Койот (Диего не удержался и прыснул в ладонь, представив, гора ЧЕГО может находиться в комнате у Шерр). Но, видимо, девушка предпочла не зацикливаться на предпочтениях проведения досуга квинты.
Она задала вопрос, казалось бы, вполне логичный - почему, мол, сам Льярго в свое время под шумок не присоединился к революционно настроенным арранкарам. "Она что, так пытается завербовать меня? Приходит, значит, во дворец, ходит по комнатам, стучится в двери и ненавязчиво спрашивает "Не хотите ли поговорить о королеве Камарилье"?" Диего усмехнулся. Разумеется, он знал о том, что творится в лесу. Даром, что провел там половину своей сознательной жизни - многим "лесникам" и не снились те дебри, в которых он побывал и те тропы, что исследовал. Конечно, по большей части он искал следы присутствия своего отца ("Ну, знаете, масштабные разрушения, тела с высосанными душами, туша размером с дворец, неприятный запах и все такое" ), но, когда ему на пути попадались отступники, он никогда не упускал возможности лишний раз, так сказать, выпустит пар. А, поскольку "пара" внутри Диего хватило бы на десяток-другой паровозов, даже самые крепкие предатели, попавшиеся ему на пути, щебетали, словно птички, рассказывая последние новости из жизни злополучного леса.
Льярго изрядно позабавил тон собеседницы - исключительно серьезный, словно она действительно интересовалась мотивами Диего. Почему же он действительно не сбежал под шумок партизанить вместе с остальными? Возможно, она действительно надеялась услышать откровения квинты по этой теме. И она правда считает, что сможет вот так просто выпытать у него всю подноготную, воспользовавшись развязавшимся от алкоголя и сонливости языком?.. А почему бы и нет? Раз откровенность стала темой нынешнего вечера, то почему бы хоть раз в жизни не выдать всю правду? Действительно, возможно, что лучшей возможности может и не представиться.
-Хороший вопрос, подруга. Действительно, почему? - Диего устремил взгляд в потолок, вспоминая события минувших дней, - если ты напряжешь память, то вспомнишь, что я вернулся из леса примерно в то время, когда предатели покинули дворец. Именно тогда я превратил в шашлык предыдущего сексту, который согревал место после Джагерджека и стал эспадой.
Льярго позволил себе легкую усмешку - этого вполне было достаточно, чтобы показать собеседнице, что он прекрасно осведомлен о ее разборке с Рейной и, более того, даже оценил иронию.
А что же меня заставило так поступить? Назовем это предвидением. Я знал, что рано или поздно все, кто ушли за Ннойторой умрут весьма неприятной и болезненной смертью. Они сгорят, - Льярго поднялся, но, вместо того, чтобы проследовать по привычному маршруту к бару, подошел к окну и устремил свой взор на ночную пустыню, - да, они все будут гореть. Почему? Потому что я их уничтожу. Может, не всех лично, может не всех сразу, но, так или иначе, все предатели умрут. 
Диего сделал паузу, чтобы перевести дух и мельком взглянуть на Шерриган, оценивая ее реакцию. Определенно, она должна уже была заметить, что, подойдя к окну, квинта оказался в опасной близости от прислоненного к стене Раптора.
Понимаешь, они отказались от всего того, что делало нас, арранкаров, теми, кто мы есть. Мы были созданы, как оружие. Существа, чья единственная цель - ненавидеть того, кого нам приказывают ненавидеть. Вы отказались от ненависти. Вы вернули к тому, чем были наши отцы до прихода шинигами - даже нашли себе новую королеву, - ни один мускул на лице Льярго не дрогнул, пока он выдавал своей собеседнице стратегически важную информацию, - я же не хочу лишиться того, что делает меня личностью. Я хочу продолжать испытывать ненависть. Не важно к кому, не важно почему. Только так можно продолжать жить. Жизнь - удел существ высшего порядка, а остальные должны быть приготовлены на огне и поданы к столу, фаршированные яблоками. Именно это я и собираюсь проделать со всеми лесными отродьями.
Произнося последние слова, Диего схватил рукоять своего меча и одном размашистым движением направил его на Шерриган. Несмотря на то, что, фактически, собеседники находились в разных частях комнаты, длины клинка вполне хватило на то, чтобы практически коснуться кончика носа девушки.
Мой ответ удовлетворил тебя, моя дорогая? - Льярго зловеще ухмыльнулся, - если да, то позволь мне тоже задать небольшой вопрос.
Диего немного подался вперед, так что теперь лезвие едва касалось кожи Шерри,
-А ты умеешь ненавидеть?

+3

10

Действительно ли Койот поверила сказанному Квинтой? А почему она должна была не поверить? Шерриган никогда не умела разбираться в "людях" по-настоящему хорошо. Вряд ли это стоило называть именно глупостью. Скорее она ни разу не обжигалась (как по адресу, не правда ли?) Папина принцесса, выращенная под куполом вечной заботы. Затем один из сильнейших арранкаров замка. Леса. Королевский палач. О, как многие бы позавидовали ее участи, хоть она сама и смеет на что-то жаловаться. В конце концов, Койот старшая, пожалуй, была самым счастливым ребенком Лас Ночаса в своё время. Как из такой может вырасти тот, кто способен распознать искусный обман? Она не была дурой. Она просто никогда не сталкивалась с настоящими моральными трудностями этого мира (кроме созданных ею самой, да семейных) В конце концов, на ее пути очень редко появлялись подобные уроды. Сначала Старк, что перезнакомился, наверное, со всеми детьми Белого замка, прежде чем выбрать друга своей дочери. Потом Ригард, который просто понимал, с кем могут возникнуть трудности, если Шерр будет с ними контактировать. Не столько ее личностные сложности, сколько проблемы внутри его эспады, частью коей она являлась, но все же. Что же... быть может именно Диего станет тем, кто откроет ей глаза. А пока она отпустила вопрос о его планах, поверив. Скорее всего, она совсем не удивиться, если этот ублюдок ее обманет. Но сейчас не верить ему у нее причин не было. Это Шерриган. Она, увы, не идеальна. И как бы не хотелось этого признавать, все же где-то наивна. За все нужно платить.
Шерр не понимала Диего. Совершенно. От и до. Чем больше он говорил, тем сильнее она убеждалась, что они слишком разные. Но обо всем по порядку.
Койот успела сделать еще один очень уверенный глоток, прежде чем к ее лицу был представлен Раптор. Спокойный и абсолютно равнодушный взгляд насыщается нотками нескрываемой заинтересованности и начинает скользить по лезвию. Палач из тех, кто любит рассматривать духовное орудие других арранкаров, впрочем, и не только, но с шинигами приходится сталкиваться реже. На фоне ее изящной Серпьенте, Раптор кажется просто огромным. И, должно быть, чертовски тяжелым на подъем. Копоть. Сколы. Гарь. Она расплывается в заметной и непонятной ухмылке. О да, Льярго такой же, как его занпакто. Огромный, с тяжелым ударом, покрытый такими же уродливыми шрамами битвы. Не то, что ее вечно вычищенная до блеска Серпьенте. Иронично. Ей это нравится. Она увлечена настолько, что на секунду может показаться – Койот совсем не слушает Диего. Это не так. Хозяином занпакто она увлечена в первую очередь. Ох, и зачем он направил на нее свой меч… У каждого свои фетиши. Кто-то любит, когда им целуют шейку. Кто-то, когда хватают за волосы. Для Шерриган спусковым крючком было ощущение опасности. Нескрываемая и грубая угроза. Подобное мгновенно зажигало огонь в ее глазах. 
Вместо того, чтобы подчиниться инстинкту самосохранения и логике, Шерр, не скрывая все той же ухмылки, поддается вперед. Буквально пробуя своим иерро Раптора на вкус. Её щека натурально трется об наставленный на нее меч. Не просто говоря хозяину оного, что ее нисколько не пугает подобный жест, а демонстрируя, что этим он пробуждает в ней что-то совершенно противоположное. Впрочем, движение ее все же вымеренное, чтобы не осталось раны.
Резкий выпад от Квинты. Он все же рассекает ей щеку. Мелкая царапина, которой быть не должно. Она специально ослабила иерро? Возможно. Еще более хищная улыбка. О да, именно хищная, по-другому о ней и не скажешь. Разрез пришелся на один из сколов. Отчего ощущение было еще более болезненным. По щеке легкой струйкой начинает течь кровь. А она все еще улыбается и смотрит прямо на него. Это не усмешка над его словами или над ним в принципе, в ее голове явно что-то другое.
«Моя дорогая». Как фривольно. Ей нравится еще больше. Она разве что не показывает свой оскал, слыша это. Звучат последние слова. Право, вопрос интересный, он заставляет задуматься. Койот все же поддается назад, несколько успокаивает свой пыл. Впрочем, этого надолго не хватит.
Ненависть… именно в момент размышления над этим вопросом приходит окончательно осознание того, насколько они разные. Он живет, чтобы ненавидеть. Она ищет мотивацию для жизни в целях любимых ею людей. Он остался в замке, дабы его враги сгорели в огне этой ненависти. Она же вернулась сюда, чтобы быть рядом с любимым братом. Чтобы жить, ему нужно ненавидеть. Ей – любить.
Ироничная усмешка. На секунду становится противной от себя самой. О как бы она хотела разделять его жизненную цель. Ведь та звучит столь первородно, соответствует их  природной животной сущности, даёт осознание их пустого нутра. Она же вновь слишком человечна. Отвратительно. Нет. Об этом думать Койот не хочется совершенно. Ей нравится то состояние, в каком она пребывала парой секундами ранее. Отчего Шерр делает еще один уверенный глоток и ставит бутылку на пол. Та на половину пуста. Хм, подталкивает ли ее к подобному нелогичному поведению алкоголь? Да, он явно играет здесь свою роль. Впрочем, основная причина все же кроется в ней самой. Вместе с тем, как Шерр тянется вниз, дабы поставить бутылку, она начинает говорить, весьма размеренно и спокойно:
— Нет. За всю мою жизнь мне не встретился еще тот, к кому я бы пропиталась истиной ненавистью.
Это правда. Она может сколько угодно кричать о том, что ненавидит отца, но это будут пустые слова. Говорить, что испытывает ненависть к Луизенбарну, но это лишь одна большая обида. Кичарт? Всего лишь ее собственная глупость молодости. Ннойтора? Он знатный сукин сын, но не заслужил ее ненависти. Мануэль? Хм. Что же. Пожалуй, если бы выбирать приходилось бы, она выбрала именно его. Но все же недостаточно.
Приглушенный звук столкновения. Бутыль касается пола и в ту же секунду Койот пропадает с места. «Ради бога, подруга, тут полтора метра»? Да ей все равно. Она опять использует сонидо, не желая, чтобы Диего даже успел подумать о чем-либо, прежде чем фигура Койот оказалась рядом. Бутыль еще продолжает пошатываться, а она уже не просто появилась перед ним, но и открыто позволяет себе куда больше. Зависая сейчас в воздухе, словно стоя на воображаемой ступеньке, дабы быть с ним примерно на одном уровне, её ладонь ложится на все еще оголенную грудную клетку Льярго. Затем скользит вверх. Быстро и точно, однако словно не удерживаясь от того, чтобы почувствовать на своей коже каждый выступ его шрама на пути. И все же вверх. Вот уже по плечу прямо под плащом, скидывая его ткань с одной стороны так, что теперь он, будучи лишь накинутым ранее, держится разве что только с одного плеча. И теперь к шее. Резко останавливается. На все это уходит буквально секунда. Можно было быстрее. Надо было быстрее. Но Шерр просто не смогла удержаться. На лице вновь эта хищная улыбка. Койот разве что не дрожит, испытывая нескрываемое удовольствие от того, что, наконец, прочувствовала эту вереницу шрамов собственной кожей. А тем временем Льярго отлично мог прочувствовать уткнувшийся ему в горло острый наконечник созданного из рейши лезвия. Небольшого, сантиметров десять всего в длину. О, ей так нравится ощущать его кожу рядом, что просто не хочется отдалять руку.
Вторая ладонь одновременно ложится на руку, что держит Раптора, охватывая ту в области локтя. Пока что она более не желает встречаться с его потрепанным занпакто «лицом к лицу», ей куда больше нравится его собственное настолько же потрепанное тело.
Лицо тянется вверх, к уху. Близко, губы почти касаются мочки. Буквально пару миллиметров. Как только она начинает говорить, на секунду чувствуется влажность этого самого прикосновение. Раздается хищный шепот полный язвительности: 
— Я обещала Лофту не доставлять больше проблем, поэтому будь паинькой и не наставляй на меня занпакто столь нагло.
За шепотом следует усмешка. Однако она не настолько наивна, чтобы вдруг думать, что подобная угроза сработает. Зачем же это было сказано? Койот его провоцирует. Открыто и нагло. Следя за каждой реакций и даже мелкой эмоцией на лице краем глаза. Это сродни азарту, когда ты дразнишь бешенного пса. О да, он может разорвать тебя на куски. Но от момента, когда ты снова успеваешь одернуть кость и остаться с целой рукой, – по коже бегут мурашки. Право, Льярго одна из самых опасных тварей этого места. Совершенно помешанный, чёрт возьми, социопат и конченный ублюдок. Но это только сильнее возбуждает интерес в ней. Какой-то нездоровый и абсолютно нелогичный, но уже явно не скрываемый интерес, оправдать который можно разве что алкоголем, физическим желанием... и цифрой пять на его предплечье?

Отредактировано Sherrigan Coyote (07-06-2018 06:37:42)

+3

11

Диего был из тех людей, что живут по строго определенному плану. Часто только желание следовать четко очерченному заранее порядку действий сдерживало его природную ярость. Да, он был способен на импульсивные поступки, но только до тех пор, пока не возникала угроза пустить под откос какую-нибудь крупную задумку. Но даже тогда можно было легко оправдать себя, просто заявив, что "все часть гораздо более крупной задумки". В общем, трудно чем-то удивить человека, искренне убежденного в наличии какой-то схемы, управляющей всеми событиями в мире, равно как и поступками окружающих. По крайней мере, Диего искренне верил, что тупость окружающих невозможно объяснить иначе, нежели некоей задумкой свыше.
Так вот конкретно сейчас все четкие планы, выстроенные Льярго на остаток вечера, стремительно начала рассыпаться на части. А всему виной ведь была Койот. Наставляя на нее свой меч, квинта был готов ко всему - девушка могла струхнуть и попросить большого дядю с двуручником не убивать ее (маловероятно, но предпочтительно); она могла броситься в атаку с голыми руками и, несомненно, обнаружила бы себя нанизанной на лезвие двуручника; рассматривался даже вариант, при котором она просто осталась бы сидеть на месте с каменной рожей. Но реальные действия Шерриган никак не вписывались в картину мира Льярго, согласно которой песок всегда белый, на небе исключительно полумесяц,а люди НИКОГДА не начинают ласкаться о направленное о них лезвие меча (да у нее кровь!) словно игриво настроенная кошка.
Диего на секунду застыл на месте с открытым ртом - он уже готовился выдать очередную часть своей чересчур пафосной тирады о предназначении арранкаров, но вместо первых слов оной оттуда вырвался лишь сдавленный хрип - настолько действия гостьи выходили за рамки всего, что квинта ожидал от вечера посиделок и распития спиртного. Стоит отдать девчонке должное - видимо, шокированное выражение лица (Льярго был уверен, что смотрелся в этот момент до дикого глупо -- открытый рот да удивленный взгляд, приправленный нервным тиком), Шерри не растерялась и, спустя мгновение, оказалась в непосредственной близости от квинты ("два метра... твою же мать"). Не будь Диего выведен из строя столь изобретательным образом, девушка добралась бы до него лишь в качестве двух неровно отделенных друг от дружки половинок. Сейчас же, будучи прижатым к стене с чем-то острым, упирающимся в шею, Льярго запоздало вспомнил о главной слабости своего занпакто - двухметровый дрын, на средних дистанциях способный взмахом поделить противника надвое, сейчас был лишь бесполезным куском обгоревшего металла. А значит, был бесполезен сейчас, когда к горлу приставлен некий острый предмет, а вторая рука Шерриган гладит его тело... "Стоп, ЧТО?!
В этот момент в кипящий от ярости мозг Диего пришло осознание того, что чего-то он в этом мире определенно не понимает. Сначала Шерриган бьет его по роже, затем трется лицом о лезвие Раптора ("Черт, у нее и правда кровь"), а после нежно водит ручкой по телу Льярго, словно пытаясь составить карту его шрамов. С делами любовными он был знаком разве что понаслышке - либидо самого Диего давно пало в неравной борьбе с множеством психозов, вступивших в союз с его колоссальным самомнением, а потому теперь представительницы прекрасного пола для него выделялись только более нежным мясом. Конечно, он все-таки был знаком с концепцией симпатий между людьми, пусть и в общих чертах, но не имел ни малейшего понятия о том, что кто-то действительно может находить возбуждающим острие меча, направленное прямо в физиономию. Да еще и настолько, чтобы приняться тереться сначала лицом о клинок, а потом и собой о Диего. Однозначно, среди "лесников" творится полный беспредел, если даже от непосредственной угрозы жизни и здоровью их начинает тянуть на секс. Что-то прогнило в королевстве Луизенбарн.
Диего уже готов был поддаться панике, которая настойчиво стучалась куда-то в заднюю стенку черепа. Полыхнуть девчонке огнем в лицо (благо, спиртных паров в дыхании Льярго вполне хватало на то, чтобы устроить небольшой локальный пылающий ад в комнате), а затем свободной рукой запустить ей в висок балу. Звучало неплохо - даже прежде, чем ее лезвие проткнет кожу квинты, мозги Шерриган уже будут украшать противоположную стену. Иерро Шерри в расчет не бралось - бала от Диего, да на таком расстоянии вырубила бы даже Ннойтору, чего уж говорить о девчонке. Наконец-то план действий. Не сказать, что однозначно хороший - потом наверняка придется разбираться с разгневанным Лофтом, но в данных условиях выбирать не приходилось.
Диего уже набирал в грудь побольше воздуха, чтобы подпалить бровки нахалке, когда та наклонилась и прошептала на ухо Льярго очередную свою колкость. "Пытается закрепить успех и окончательно вывести меня из равновесия, значит". Ну что сказать, эта фразочка уж точно вписывалась в составленный квинтой несколькими днями ранее образ Койот. Квинта медленно выдохнул, с трудом не допустив проявления чувства неизмеримого облегчения на своем лице. Собственно, этого он и ждал - соломинки, за которую можно ухватиться. Вспомнив свою тираду десятиминутной давности, Диего ухмыльнулся, отдавая должное иронии.
Словно бы послушав девушку, он разжал руку и эспадон рухнул на землю с глухим звоном. Обозначая свою безоружность, Льярго поднял руки вверх, растянув при этом свою усмешку еще сильнее.
- Слово братца закон, не так ли? - приходилось следить за тем, как каждое слово покидало глотку, так как каждое ее движение грозило знакомством с клинком девчонки; Диего весьма трезво оценивал свои способности к регенерации, а потому знал, что повреждение какой-нибудь важной артерии может закончиться весьма неприятно, - как видишь, я безоружен. Сдаюсь и уповаю на великодушие победителя. Обещаю быть паинькой.
Льярго, посчитал, что по крайней мере сейчас, пока он не делает резких движение, его жизни ничего не угрожает - в конце концов, если на руках Шерриган окажется кровь сразу двух эспад, она может смело собирать вещички и быстренько возвращаться в леса. Значит, можно действовать чуть посмелее. Диего любил игры. Но только те, правила которых диктовал он.
Он медленно, подчеркивая собственную беспомощность, опустил одну руку на талию девушки, а вторую положил ей на шею, примяв прическу.
- Да и потом, если ты все-таки начнешь доставлять "неудобства", - квинта частично погасил свою ухмылку, приняв по-комичному серьезный вид, - я обещаю, что ничего не расскажу Лофту.

+3

12

Раптор с глухим звоном рухнул на пол, и Диего смог прочувствовать, как она вздрогнула в этот момент. Тяжелый. Как и думала. Поведение Льярго вызвало нескрываемую усмешку. Однако, когда он заговорил о ее брате, она напрягла руку, в которой было орудие. Ещё и играться с ним начала. Наклоняя из стороны в сторону, словно ты ножом пытаешься проковырять дырку в камне. Впрочем, ее старания носили столь показательный характер, что иерро мужчины вряд ли бы поддалось на подобное. Но это ведь и неважно. Главное, чтобы он не спешил расслабляться до конца. Да и увидь она его кровь, обязательно не сдержится, чтобы попробовать. Ох, а из этого тогда точно не выйдет ничего хорошего… Диего вообще был странный. Шерр все никак не могла решить, чего она хочет больше: сожрать его или трахнуть? Хм…
Сдерживать руку Квинты больше не было нужно. Поэтому левая ладонь вновь легла на мужскую изувеченную грудь. Проделывая, впрочем, то же самое, только теперь медленнее, позволяя себе наслаждаться неровностями его тела дольше. Ну а после она одним быстрым и небрежным движением окончательно скинула его плащ, расплываясь в хищной улыбке еще сильнее от возможности изучать взглядом его широкие плечи. В этот самый момент одна рука Диего легла на ее талию. Не было заметно, что тем самым он пытается еще сильнее сократить расстояние между ними, но Койот все же прижалась плотнее сама. Кажется, она не особо спешила давать ему возможность решать хоть что-то в такой-то ситуации.
Вторая же рука легла на шею. Взгляд на секунду дрогнул, одновременно в нем появилась крупица раздражения, впрочем, она искусно скрыла оную, не давая Льярго возможности что-либо заметить. В конце концов, она за все это время вообще не смотрела ему в глаза. У нее были теперь и более интересные дела.
Нет. Рука на шее ей определенно не нравилась. Во-первых, в разуме сразу же всплывала картина, как эта массивная ладонь резко обхватывает ее шею, перекрывая всякий доступ к кислороду, если не просто переламывая кости. Во-вторых, (что было более важно сейчас, на самом деле) она чертовски не любила, когда кто-то трогает ее волосы. Те были в ужасном состояние сейчас. Спускаясь по спине непонятными запутанными линиями, они, кажется, еще даже высохнуть не успели и были влажными. Так что своим прикосновением Диего вряд ли что-то испортит. Но это все равно не могло не раздражать. Впрочем, не шипеть ведь ей сейчас на него, чтобы убрал руки к чертовой матери? Шерр снова усмехнулась. Свободная рука легла на неугодную ладонь Льярго и потянула ту за собой. Одновременно с этим нож возле его горла вновь дал о себе знать, упираясь сильнее. Раз уж обещал быть «паинькой», пусть держи обещание. По крайней мере, пока они находятся в столь щепетильном положении.
Койот «повела» податливую ладонь Диего вниз. После чего согнула ногу. Так, что теперь колено ее упиралось в стену за спиной мужчины. Естественно, от подобного движения одежда на ней предательски задралась.  Хотя кого уж это сейчас волнует? Уже после она буквально сама разместила ладонь Квинты на своем обнаженном бедре, давая ему более чем полную свободу действий. По крайней мере, до тех пор, пока её это будет устраивать.
Ей нравилось положение дел в этой игре. Вернее, ей всегда нравилось командовать в подобной ситуации. Это было практичнее, нежели отдавать все на волю случая и понятливости мужчин. Все-таки для Койот любое интимное действо было лишь возможностью получить удовольствие и улучшить настроение. Иметь власть над Диего было еще приятнее. В конце концов, она играла с огнем и, кажется, пока еще не обожглась.
Последние его слова, наконец, заставили Шерр взглянуть в глаза Льярго. Что он мог теперь лицезреть перед собой? Все тот же откровенно хищный взгляд, такую же ухмылку, вот только после его слов Койот слегка недоверчиво прищурилась. Что он имел ввиду? Какая расплывчатая формулировка. Не то чтобы ее сильно волновало его мнение в данный момент, раз уж Диего решил занять более пассивную позицию, чувствуя острие ножа у своего горла. Но все же экс Сегундо как-то по-особенному интересовало, как ко всему этому относится Квинта. Опять же не «волновало», а просто «интересовало».
Она притянулась к его лицу максимально близко. Разве что откровенно не целуя. Впрочем, по тому, как уверенно был сделан этот выпад вперед, изначально можно было более чем логично предположить, что Койот сейчас сама уже сделает то из-за чего не так давно прошлась кулаком по лицу Льярго. Но нет. Остановилась. Откровенно усмехнулась. Так, что он мог чувствовать на своих губах ее дыхание. Не зря выпивала. Теперь при столь близком контакте ее не волновал тернистый запах алкоголя, что исходил от Квинты, стоит предположить, постоянно.
— О каких «неудобствах» идет речь, Льярго? – с откровенной усмешкой в голосе, наконец, заговорила она.
Шерр была так близко, что когда начала говорить Диего на секунду все же смог почувствовать прикосновение ее сухих губ к своим. Это был не поцелуй и произошло словно бы совершенно случайно. Она даже совсем немного поддалась назад. На пару сантиметров, чтоб не допустить больше подобной оплошности. Впрочем, все случайности не случайны, если учитывать, в какой ухмылке вновь растянулись уста Шерр.
— Мне убить тебя? – на этих словах Койот вновь напрягла своё оружие, что все еще находилось там же – у шеи Диего. – Или можно просто немного поцарапать?
Очередная усмешка. Она вспомнила о своей щеке, только сейчас почувствовав легкое жжение. Потому что раньше это совершенно не интересовало. Да и сейчас-то вспомнилось лишь на мгновение.
— Яяя, – с наигранной задумчивостью протянула Шерр, – могу еще разбить к чертям все твои запасы алкоголя. Это будет считаться маленьким неудобством?
Указательный палец свободной руки лег на нижнюю губу Диего, позволяя себе коготком словно бы слегка царапать ту. Аккуратно и безболезненно, но ощутимо. Смотря за этим, Шерр облизнула собственные губы.
— Так что, – она перешла на шепот и опять поддалась вперед, теперь касаясь кончиком носа щеки Диего, – каких «неудобств» ты от меня ждешь?

+2

13

Диего своими действиями ступал на тонкий лед. Дело в том, что его знания в областях, напрямую связанных с действиями интимного характера были весьма ограничены. Нет, он, конечно, представлял в общих чертах механику процесса - обмен прикосновениями, или, технически выражаясь, "прелюдия", за которым следовал так называемый "секс". Да, примерно в этом и заключались все знания Льярго касательно всего процесса. И да, он был девственником. И, притом, предпочитал им и оставаться. Имея лишь самые общие представления о процессе соития, Диего всей душой боялся приступать к оному. И он признавался в этом себе без тени стыда. В порядке вещей опасаться чего-либо, что способно превратить хладнокровного убийцу вроде Шерриган в... ЭТО.
Чувствуя, как плащ покинул плечи, а девушка прильнула еще ближе, легкий панический огонек снова отразился в глазах Льярго. Хотелось очень громко и смачно выругаться, но нож девушки, словно пытавшийся медленно пробурить дыру в иерро квинты, служил весьма веским доводом этого не делать. Поэтому он ограничился тем, что мысленно весьма крепко обругал Шерриган, всю ее родню и еще парочку арранкаров - просто так, за компанию. Особенно неприятное словцо в свой адрес заслужила интуиция девчонки - она переместила руку Диего со своей шеи на оголенное бедро. Легкий жест, которым Диего положил свою ладонь на нежную кожу шеи Койот, был запасным планом на тот случай, если все пойдет совсем уж плохо. Одним движением Льярго мог сломать девчонке шею и, если повезет, сможет это сделать раньше того, как в шею вонзится злополучное лезвие.
В надежде вернуть себе хоть какие-то шансы на превентивный удар, Диего, не задерживая руку на ноге девушки, принялся очень медленно поднимать ее вверх, маскируя свои действия под ласки. Он как можно более нежно провел кончиками пальцев по бедрам девушки, потом едва коснулся живота, еще сильнее приподнимая и без того задравшиеся одеяние Шер ("Главное не смотреть вниз... НЕ СМОТРЕТЬ, Я СКАЗАЛ!!"), продолжая путь вверх...
В это время на лице самого Льярго все еще сквозила та ехидная усмешка, которая теперь, правда, слегка отдавала нервозностью. Он чувствовал, как шаловливые руки девушки исследуют его туловище и, черт подери, это было... необычно. Диего не смог бы признать, что ему приятна близость девушки даже под страхом смерти, а потому приходилось списывать все возникающие внутри порывы на чувство новизны. Требовалось как можно быстрее заканчивать этот цирк, потому что где-то внутри квинта чувствовал, что, если представление продолжится, он попросту набросится на Койот. И Диего молился, чтобы это была попытка убийства.
Так, теперь она приблизилась вплотную... хочет его поцеловать? Не так страшно, если подумать, всего-лишь соприкосновение губами... нет, шепчет в ухо. Диего чувствует прикосновение ее горячих губ, когда она начинает говорить, но слова обжигают почему-то гораздо сильнее. Или это все ее дыхание? Она играючи спрашивает, стоит ли оставить квинту в живых? Прекрасно осознавая свое доминирующее положение в данной ситуации, она хочет насладиться им по-полной. Не просто взять то, чего ей хочется, а именно подчеркнуть собственную власть. Диего еле сдержал ухмылку, понимая, что сейчас практически смотрится в зеркало. Впрочем, улыбкой он хотел исключительно отдать должное иронии, ведь сама ситуация ему веселой вовсе не казалась. В Лас Ночасе было место только для одного злорадного самовлюбленного ублюдка.
А между тем, рука уже достигла уровня груди, лишь легким прикосновением к ней обозначив свое присутствие, но немного задержавшись на ключице. Руку Льярго остановило, казалось бы, игривое предложение разнести к чертам бар квинты. Зарождавшееся пламя паники в глазах Диего погасло - теперь он был полностью сосредоточен. Даже тело словно бы окаменело на секунду. Определенно, ход девушки был не самым умным - она, вместо того, чтобы поставить мат королю, отвлеклась на ладью. Нет, Диего вовсе не был настолько фанатично одержим своей вредной привычкой, чтобы вдруг, ни с того ни с сего войти в состояние берсерка, услышав хотя бы намек на разгром его алкогольных запасов. Дело в том, что Льярго, подавленный тем, что его так легко смогла взять в заложники Койот, просто искал что-то, на чем можно было бы сфокусировать свою ярость. Что-то отрезвляющее, как бы иронично это не звучало.
Рука продолжила путь и нежно легла на щеку Шерриган. Диего улыбнулся, словно увидев что-то умилительное - через секунду-две, гостья заметит, что щеку, к которой прикоснулся квинта, начнет сильно жечь накапливаемая реацу.
- Мне конечно жаль, но, боюсь, если ты сейчас же не уберешь свой милый ножичек от моей шеи, неудобств ты больше не доставишь никому и никогда, - сейчас Шерриган вполне могла ощутить, как легкое объятие за талию превратилось в мертвую хватку, - сейчас в моей руке заряжается самая мощная бала, какую я только делал в своей жизни. Поэтому ты должна понимать, что, если я вдруг почувствую укол в шею, увижу, что ты пытаешься дергаться, или же просто захочу, я сделаю так, что нумеросам придется месяц отскребать твои мозги от стены. Поэтому сейчас я хочу услышать "да, господин Льярго, я сейчас же уберу нож от Вашей шеи и больше не доставлю Вам неудобств". И, если из твоего поганого рта выйдет что-то кроме этих слов или слова в другом порядке, Лофту придется по кусочкам собирать твое личико для опознания. Все понятно?

Отредактировано Diego Llargo (09-06-2018 12:37:57)

+2

14

«Горячо…» – все с той же ухмылкой подумала Шерр, ощущая, как щека начинает гореть от прикосновения Квинты.
Дурой она все также не была, так что осознание ситуации пришло сразу после этого чувства жжения. Диего мог лишний раз даже не объяснять. Впрочем, несмотря на это, на лице ее все еще какое-то время сохранялась треклятая улыбка. Она не спешила отдаляться от Льярго, да и вообще замерла, слушая его слова. Он ведь сказал не делать лишних движений? Вот она и не делает. Все еще касаясь его щеки, кажется, даже губами.
Как же быстро в этой игре все встало с ног на голову. Проигрывать Койот не любила и не умела. Поэтому Диего все же смог услышать, как она негромко вздохнула, вновь одаривая его щеку горячим дыханием.
Увы, козыри были у него. И речь здесь не только о той проклятой бале, что в любой момент может до неузнаваемости испортить ей личико. Ей изначально нельзя было его убивать. Хотелось или нет – неважно. Нельзя. Иначе все недельные старания пойдут под откос. Что уж говорить о реакции брата. А вот ему… да это же Диего, он уж точно в какой-то момент может абсолютно наплевать на приказ Примеро. В голове на секунду всплыли слова Серпьенте о том, что Шерр явно ничему жизнь не учит. Да и о дерьмовом вкусе на мужиков, в конце концов. Который раз Койот убеждалась, что слушать Сер надо чаще. Но забывала об этом также быстро.
«Ну ладно…»
Легкий скрип зубов. Разве что, уловив его Диего мог осознать, что своим жестом более чем уязвил Шерр. Хотя нет… просто испортил ее планы. Правда приятнее от этого не становилось. Однако уже через секунду она вновь натянула на лицо улыбку полную доброжелательности. Ну да, та была полна театральности. Но скажите спасибо и на этом.
Лезвие растворилось в воздухе. Поднимать руки, подобно Льярго, Койот не стала, чтобы окончательно не укреплять свою позицию проигравшего… или просто более слабого? Второе устроило бы ее больше. Кажется, она не хотела прекращать играть. Однако была более чем согласна дать Диего возможность командовать. Вернее у нее не было выбора. Только мысль о том, что все происходящее продолжает сохранять интимный контекст, позволил Шерр произнести слова, которых требовал от нее Льярго. В любом другом случае она скорее бы приняла эту проклятую балу в лицо, чем сказала ему что-то подобное.
— Да, господин Льярго, я сейчас же уберу нож от Вашей шеи и больше не доставлю Вам неудобств, – ножа, впрочем, уже и не было.
Вот только каким же томным шепотом она произнесла эти слова, все еще будучи невероятно близко. Более того, в этот момент Койот все-таки позволила себе аккуратное и медленное движение. Она совсем немного повернула лицо так, чтобы ее губы теперь дотрагивались не до щеки мужчины, а слегка касались уголка его губ. В этот момент она не столько пыталась все же дойти до конца и довести Диего до той точки, когда даже его железное самообладание рухнет, сколько всем своим видом показывала ему, что в серьез он от нее таких слов никогда не дождется. Но вот если все же решит не убирать руку с ее талии, что мертвецкой хваткой прижимала Шерр к нему, то она более чем талантливо может сыграть роль покладистой девочки. Вдруг подобное понравится ему больше, чем постоянное ощущение ножа у глотки. Хм... может быть изначально стоило зайти с другой стороны и не тыкать в него всякими лезвиями? Хотя нет, глупость какая-то.
Что же… она сделала все, что было приказано более чем исполнительно. Поэтому с секунду помедлив, Койот рискнулась на большее. Рука, в которой ранее был нож, все также медленно и аккуратно легла на плечо Льярго, что было ранее ею же избавлено от ткани плаща. Он вновь смог ощутить легкое игривое поглаживание, когда прикосновение теплой нежной ладони буквально на мгновение может смениться аккуратным контактом с острыми коготками. Но это так, лишь для пикантности.
Она с большим трудом подавила в себе любую язвительность и усмешку, принимая на себя амплуа жертвы и отдавая теперь Диего возможность хищно скалится, если тому будет угодно. И только после этого тихо произнесла:
— Мне уйти?
Это было сказано крайне покладистым тоном. Словно ответь сейчас Льярго положительно, она тут же послушается и молча покинет его покои. Впрочем, не стоит забывать, что все ее слова он все еще буквально мог ощущать на своей коже. Ведь губы ее все также касались его лица. Поэтому любая сказанная фраза не просто отдавалась горячим дыханием, Диего прекрасно мог прочувствовать абсолютно каждое даже совсем легкое движение ее губ. 

Отредактировано Sherrigan Coyote (11-06-2018 02:42:33)

+1

15

Диего делал то, чего желал Диего и поддаваться на сомнительные предложения кого бы там ни было, не в его натуре. Любой бы кто попытался ткнуть его носом в горстку дерьма, где навалено о том, что ему могут нравиться прикосновения Койот, был вынужден бы его сожрать. Льярго был готов не просто это отрицать раз за разом, но верить в то, что он делает это совершенно искренне. Ненавидеть у него получалось лучше всего и все те обзывательства, что он посылал в сторону старковской девчонки были от самого сердца, которое при каждом своем ударе истекало ядом. Отчего когда вместо того чтобы убрать от него свои ручонки, наоборот продолжила свои поглаживания, пусть и строя при этом невинное личико, ничто не заставило бы его на это купиться. Что угодно, но не это.
Поцелуи - это не страшно, как однажды подумалось квинте, который хотел убедить себя в том, что от прикосновения губ Шерриган он не подохнет, что большой уже мальчик, выдержит, да стерпит. Знать он не знал о том какого чувства ради живет девчонка, но все ее слюнявые жесты даже без соотвествующего наполнения, вовсе не тушили огонь ненависти, полыхавший у него внутри. Они могли лишь наполнять его ничем иным как отвращением, которое горело не хуже другого топлива. То было даже не в ее адрес, не к самому действу, а к себе любимому. Чтобы его теми же руками трогала потаскуха Ннойторы, которыми та ублажала старика? Просто идите к лешему с такими идеями. До чесотки опротивели все эти попытки забраться под его плохонькие домашние бриджи. От этой гадости не отмыться никакими душами, ванными и гонзуи. Сдирать же собственную кожу только потому что к ней прикасалась Шерриган было крайне непрактично.
Он хотел ответить на ее вопрос, но фраза застряла в горле. Диего открыл рот, чтобы выплюнуть, что ей следовало убираться, когда она только пришла и он щедро выразил свою заботу о том, что она не получит достаточно сна за ночь, но вместо этого начало вываливаться содержимое его желудка. Это все произошло так неожиданно для него самого, что концентрируемая им бала все же слетела с пальцев, но отправилась не в девушку, для которой готовилась в случае если та не сделает как должно, а в стену за ее спиной. И была бы Койот расплавленной и размазаной по полу кучей кровавых ошметков, если бы только рука не дрогнула во время спазмов которые его мучали.
Диего повернулся боком, опираясь левым локтем об стену, пока его продолжало выворачивать. Правой рукой он замахал Шерриган в сторону выхода для того чтобы та убиралась восвояси, но вовсе не для того чтобы в панике побежала будить всех медиков с криками "квинта умирает". Хах, и это после мысли-то о том, что в поцелуях нет ничего страшного. Его буквально тошнит от всей этой грязи уже.
Слюна и неусвоившаяся его организмом жидкость вперемешку вываливались чуть ли не с большей интенсивностью, чем пламя в высвобождении Раптора. Наверняка он попал и на саму Шерриган, учитывая как близко та находилась в момент когда все началось, но внешний вид той его беспокоил меньше всего. Куда обиднее было то, что теперь он сам мог задуматься о том, что у его возможностей поглощать алкоголь есть предел, но даже если мысли к этому и обращались, куда приятнее было отводить те тем, что это все Шерри.
Главное чтобы девчонку не возбуждало еще и подобное, не хватает только фраз "давай мы сейчас разденемся, займемся моим хобби, а в процессе ты будешь плевать мне на спину". Льярго бы даже не удивился уже и такому повороту, учитывая то, что девчонку не смущали и ароматы его тела, никак не прикрытые никакими дезодорантами, если только за таковые не считать литры выбуханного им спиртного. А потел он с горячительного не хуже чем во время тренировок.

+1

16

А Диего был мастером испортить момент. Произошедшее настолько не входило в любые планы Шерр, что она даже успела отскочить от него, как ужаленная, когда все это случилось. Секундное замешательство, она оглядывается на стену, которая явно была превращена в груду камней благодаря сорвавшейся бале Квинты, а затем на него самого. Стоило ли его пожалеть? Вряд ли. Даже Шерри, далекая от людских проблем, понимает, что алкашей в подобной ситуации жалеть не надо. Отчего в её разуме рождается лишь отвращение в скупе с раздражением.
— Боги, Льярго! – скрипя зубами шипит она, словно его фамилия – это самое страшное ругательство всех трех миров.
Уже после Койот замечает, что содержимое желудка Диего попало в том числе на ее босые ноги. «Какая мерзость!» – с этой мыслью Шерр не находит выхода лучше, чем вытереть свою прелестную ножку об обивку недалеко стоящего дивана, на котором ранее сама же и сидела. Ну какого же черта все обернулось именно так? «Гори в аду, Диего»
Не то чтобы она сильно расстроена от того, что с этим Квинтой ей ничего не перепадет. Собирайся Койот изначально найти развлечений на ночь, логичнее было бы пойти в покои Сегундо, пожалуй. Всё это милейшее представление, которое так подло испортил Диего, было ей скорее задумано только ради того, чтобы доказать самому Льярго, что и он может, если захочет. Надломись этот образ железного неприступного дяденьки – Койот бы нашла в себе силы со смехом «дать заднюю». Потому что это было бы явно приятнее, чем объяснять Диего, как все в сексе устроено. Даже несмотря на его привлекательное тело, покрытое вереницей шрамов, экс Сегундо не была уверена, что оно того стоит. А вот выдать ядовитое «Диего, найди себе уже бабу, расслабляться можно не только упиваясь алкашкой» – явно было бы чертовски приятно! Да и уже после на любые его оскорбления она бы могла ехидно отвечать: «Но какая разница, Льярго, если ты меня хочешь?». Да, ради такого даже стоило бы продолжить с ним общаться. Но план провалился. Не судьба. Обидно. Впрочем, это лучше, чем получить балу в лицо. Койот вновь взглянула на разрушенную стену. «Ну и срач тут теперь все-таки».
Вздох. Тяжелый такой. Как же ей все это надоело. Хватит. Надо пойти поспать.
— Ладно, пойду я, – отвечает Шерриган, словно и не видит, как Квинта активно машет ей в сторону выхода, явно не многозначно намекая убираться отсюда.
Она делает пару шагов к своим сапогам. По дороге не может удержаться, чтобы вновь не коснуться пальчиками ноги до лежащего на полу Раптора. Ох, как хорош! Никто же не виноват, что его хозяин такой вот знатный ублюдок. У нее и правда в голове появляются странные мысли на счёт этого зампакто, но Койот лишь усмехается сама себе, да отрывается, наконец, от его закопченного лезвия. 
Поднимает с пола сапоги, а затем вдруг решает также забрать с собой и бутылку, которая была гостеприимно предложена ей ранее и стояла на полу. Ну вот, не зря аккуратно положила пробку на диван – спешно нашла ее и одним движением закупорила ту обратно, насколько это было возможно. Делала все достаточно быстро, не прошло и пары минут между тем, как она осознала всю мерзость ситуации и моментом, когда Шерри уже стояла в дверном проёме.
— Ты тут только не сдохни, Квинта, – чуть кривя губы произносит она напоследок даже с толикой заботы, прежде чем зашагать прочь. Ей на секундочку все же становится его жалко. Нет, в голове Койот даже не мелькает мысли, что это реакция на её ласки. Она слишком уверена в себе и горделива для подобного. «Просто нечего было столько пить»
— Спокойной ночи, – тем не менее, нормально прощается она и вот уже делает шаг за дверь, заботливо прикрывая его за собой.
Конечно же, в коридоре её встречает парочка сбежавшихся на шум нумеросов. Все-таки чертова бала пробила одну из стен. На немые вопросительные взгляды Шерри вздыхает и пожимает плечами. Вообще всю ситуацию хотелось прокомментировать в духе «Нет, это не я!», а то вдруг сейчас побегут к Лофту кричать во все горло: «Ваша предательница сестра отравила нашего прекрасного Квинту!» Однако вместо этого Койот все же находит в себе силы сдержать любую шутку по этому поводу и более чем серьезно произнести:
— Квинте нездоровится, но это всего лишь отравление алкоголем. Не думаю, что его стоит беспокоить. – стоит ли объяснять им, что он за попытку войти может и в них парочку бала запустить? Нет, наверное, нет. Чай не тупые и знают, кто такой Льярго.
И уже после этих слов Шерри уходит в ночь в сторону своих покоев. Весьма гордо, стоит сказать. Хоть и с легким осадочком мерзкого чувства внутри. Но она все еще «на веселе» от действия людского яда, поэтому форсмажор с Диего волнует её меньше всего.

Переход в покои экс Примеро

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » Завершенные эпизоды » In vino veritas


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC