Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Флешбэк » A realistic medieval prison experience


A realistic medieval prison experience

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

https://i.imgur.com/Yp8pg83.pngНазвание: "A realistic medieval prison experience"
Описание: знакомимся, красим песок, ломаем пальцы. Счастливые и беззаботные отношения Шерри и Мануэля в действии (нет)
Действующие лица: Sherrigan Coyote, Manuel Sebastian "El Meme" Galeano Peña
Место действия: пустыня, Лес Меносов, быть может еще куда нелегкая занесет
Статус: активен

Отредактировано Sherrigan Coyote (12-06-2018 18:05:44)

+1

2

Знаете, что такое «грустно»? Грустно – это когда тебе приходится почти два года не просто спать с Ннойторой, но и проводить с ним большую часть времени. И да, чёрт возьми, для Шерри возможность поговорить с кем-то была куда важнее возможности с этим кем-то переспать. А дело в том, что Койот была не самым большим умельцем заводить друзей… да что уж там, новые знакомства, впрочем, тоже давались ей с большим трудом. Нет, она помнила, что когда-то в детстве Мила Роза говорила ей, что это не сложно. Стоит просто подойти, широко улыбнуться и назвать своё имя. Но она же не уточняла, что улыбаясь, надо убирать со своего детского личика гримасу койотовского высокомерия? В общем, все мы знаем, что друзей у Шерри в итоге особо не было…
Когда она пришла в лес, было довольно одиноко, хоть и признаваться в себе этом Койот не хотела. Впрочем, Ибби сильно скрашивала эти моменты одиночества, но все же после того, как ты уходишь из Замка, где остались твои друзья и семья – хочешь не хочешь, а тоска зарождается и в твоей пустой душе. Сколько бы ты не строила из себя сильную и независимую девочку.
Поэтому, когда в лесу появилась Камарилья – Койот прям фанатично потянулась к ней. Переступая через всякие свои предрассудки о том, что ее могут оттолкнуть, и это может быть довольно неприятно. Луизенбарн не оттолкнула. Приняла. И зародила в Шерриган особую любовь к себе. Наверное, поэтому, когда экс Сегундо узнала, что у ее Короля есть… «спутник жизни» (называть его Королевой у нее как-то язык не поворачивался) она решила, что это великолепная возможность расширить круг ее «лесных знакомств». В конце концов, если она сможет найти друзей достойных союзников, разделяющих ее мировоззрение, то вспоминать о замке станет проще. Или, быть может, она вообще перестанет обо всем этом думать. В общем, знакомьтесь, наивность и Шерриган.
Однако, стоит отметить, что кем бы ни был таинственный арранкар, что смог заполучить сердце ее Короля (к слову, от таких мыслей Койот почему-то становилось неловко) жил он черт знает где. Сначала она хотела неспешно прогуляться до места, где, как ей сообщили, он обитает. Но через час такой прогулки Шерр поняла, что затея была определенно дерьмовая. В общем, следующий час Койот преодолевала пустыню, во всю используя сонидо. С ее сонидо еще целый час! Нет, серьезно? Что за игрушки в отшельничество? Даже немного раздражало. Но она еще надеялась, что оно того стоило.
Наконец-то впереди показалась темная фигура. Отлично. Койот сделала свою реацу ощутимее, дабы предупредить хозяина одинокого дерева, что некто решил нанести ему визит. В конце концов, дверей в пустыне не было, чтобы иметь возможность постучать, а быть неожиданной гостей Шерр не любила. Она же воспитанная дочь семьи Койот, пусть и все пошло в какой-то момент к чертовой матери.
Экс Сегундо остановилась в паре метров за спиной незнакомца, надеясь, что тот хотя бы обернется или обратит на нее какое-то внимание и там уже можно будет поздороваться. Однако после того, как на несколько секунд повисла тишина, арранкарша поняла, что не стоит ждать первого шага от мужчины.
— Добрый день, – уверенным тоном прервала она тишину, обходя дерево, дабы предстать перед лицом незнакомца.
В итоге остановилась сбоку где-то в метрах трех от него. Взгляд на секунду упал на дерево, но садиться она не спешила, все же не приглашали. Снова тишина? Ну ладно. Стало немного неловко. Койот совсем неслышно вздохнула. Впрочем, ее Король тоже говорила крайне мало. И после нее лишнюю молчаливость экс Сегундо не считала чертой негативной.
— Я присяду?
Молчание – знак согласия. К тому же Шерриган даже не видит эмоций на лице мужчины из-за маски. Она не совсем уверена, что он сейчас не спит в сидячем состоянии. А что, ее отец так и делал бы, будь у него подобная маска. Удобно.
Снова неловкая (по крайней мере, для Койот) пауза. Она неуверенно присела на дерево. Не рядом, но и не очень далеко, опять все в тех же самых паре-тройке метров. Как-то давненько ей не было неловко при знакомстве с мужчинами. Впрочем, о чем речь, момент «знакомства» в своих нимфоманских хобби она обычно пропускала.
Так, что там говорила Мила Роза? Улыбнуться и назвать своё имя? Господи, но они же не в песочнице и им не 10 лет. Ладно, других вариантов, вроде не было. Койот натянула на лицо более или менее приличную улыбку, которая была даже не наиграна, просто она немного забыла, как казаться милой (а знала ли когда-нибудь?)
— Я Шерриган, Шерриган Койот,  - в голосе прозвучало добродушие, Шерри явно старалась.
Девушка смотрела на мужчину, повернувшись сейчас к нему лицом и наивно ожидая хоть какого-то ответа. В свою очередь Серпьенте, обвивающая ее левую руку, старалась просто не показывать себя, как обычно это делала при столкновении с лесными арранкарами.

Отредактировано Sherrigan Coyote (12-06-2018 22:10:00)

+3

3

День ли? Глядя на небо, с этим трудно было согласиться. Но смущало вовсе не то, как незнакомая девушка поздоровалась, а сам факт того, что она решила это сделать. Большая часть обитателей пустыни, или скорее всего этого мира в общем, подходили обычно тогда, когда решали тобой пообедать, а болтать с едой это какой-то маразм. Попыток та не оставляла, вежливо поинтересовавшись можно ли присесть. Не так словно это дерево его собственность или он претендует на то. Когда зачем-то навязывающаяся собеседница пристроилась не так уж далеко он даже не пошевелился для того чтобы лишний раз на нее взглянуть.
Девушка опять открыла рот, говоря теперь что-то непонятное. Как-то он не сразу понял, что та просто решила назвать свое имя. Мысленно спрашивалось зачем, вслух же не было произнесено ничего. Сквозило что-то такое в интонации, в самом голосе незнакомки, что можно было бы назвать чужим, непривычным, чуть ли не инопланетным. И можно было бы поинтересоваться что это такое было, если бы не какое-то привязавшееся осознание того, что это трата времени. Ведь он так занят сидением среди песков, ничто не может быть важнее. Как же трудно ткнуть пальцем, самостоятельно соображая как это назвать. Ах да, какая-то доброжелательность, пожалуй, именно она.
Мануэль поднялся с дерева, выдавая как минимум то, что он не спал или же только что проснулся. Возможно не стоило двигаться и от него бы отстали, решив что это бесполезно. Эта Шерриган, приютившаяся на поваленном стволе, с высоты его роста казалась не многим выше той же Глашатая, которую к нему посылала Камарилья. Поскольку девица демонстрировала свои мирные намерения или же просто выжидала для того, чтобы подготовить свою подлую атаку, отвлекая его разговорами, первое могло бы говорить о том, что она как-то увязана с Луизенбарн. Только та знала его отношение о приобщении к племени лесных, чего он не собирался делать. Та не стала бы навязывать никого из своих подданых в качестве компании только для того, чтобы убедить его перебраться к ним. Арранкар и так навещает их лагерь время от времени, чего большего от него можно ждать?
Если же это какое-то послание, то почему вместо знакомой женской фигуры он видит совсем другую? Конечно, с ней что-то могло произойти. Но это значит, что есть какое-то сообщение, которая та не торопится огласить, предпочитая начать с знакомства, которое ему не сталось, несмотря на то, что при появлении Койот сделала свое присутствие ощутимее, вместе с этим демонстрируя то, что является не самой слабой из тех, кто бегает по этому песку.
Мануэль совсем неторопливо, как если бы груз всех известных ему миров был неожиданно взвален на его плечи, сделал несколько шагов в сторону говорившей. С той же скоростью тот чуть наклонился, нависая над ней и только теперь удосуживаясь оглядеть что девушка из себя представляла. Не набирая оборотов вытянул правую руку, ухватываясь большим и указательным пальцем за подбородок улыбающейся Шерриган.
Он все еще ждал. Ждал пока та произнесет сообщение, с которым была к нему послана. Ждал, пока она выплюнет из ее рта хоть что-то, что могло бы показаться полезной информацией. Ждал, пока этот ребенок развеет наплывшую тучу подозрения о том, что с Глашатаем и Камарильей могло что-то произойти, несмотря на то, что ворая более чем способна за себя постоять, известно, что что-то может приключиться с кем угодно. И точно знал, что если та тянет время, до последнего держа при себе новость, то его терпению может придти конец, особенно учитывая что оно сейчас находится на таком низком уровне, как и навыки выживания у многих молодых арранкар, за которыми приглядывает Луизенбарн. Он уже начал приходить к мысли о том, что он успеет добраться до Камы быстрее и самостоятельно выяснить что случилось, прежде чем узнает это от той, кому это было поручено.
Уверености в том, что девица как-то связана с лагерем, прибавляло и то, в каком облачении та находилась. Он знал о существовании белого замка и о том, что обычно фигуры, выходящие из его стен, носили белое с минимальным вкраплением других цветов, да и духовная сила той была будто бы отдаленно знакомой, как если бы он мог однажды видеть этого ребенка, покупающего пару роскас.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+2

4

Койот отреагировала на жест мужчины более чем спокойно и даже податливо. С ее лица пропала улыбка, однако и сопротивляться она не стала. Глаза были подняты вверх, Шерр смотрела теперь точно на незнакомца. Впрочем, во взгляде не было лишней дерзости. Наверное, какая-то заинтересованность вкупе с непониманием ситуации. В целом же, лишних эмоций она не демонстрировала. Пока что Койот решила, что незнакомец, возможно, просто может не говорить в принципе? Ну а что? Опять же, это мужчина Короля, у той явно должны быть какие-то свои особенные предпочтения. В общем, она была готова к чему-то подобному. И не особо-то ждала, что ее встретят с распростертыми объятиями.
Шерр не видела его лица, однако появилось ощущение, что она его раздражает. Или что-то в этом духе. Хотя она допускала, что это надуманно из-за ее тараканов и неуверенности в себе, когда дело доходит до новых знакомств с теми, на кого она не может посмотреть сверху-вниз. На секунду-другую повисла тишина. Кажется, мужчина чего-то от нее ждал. Но чего? Она же, кажется, уже назвала своё имя и поздоровалась. Великий Айзен, почему социализироваться так сложно? Можно сюда снова Старка, который скажет: «дружи, пожалуйста, с моей дочерью, а то она сама не умеет»? Нет? Нельзя? А жаль.
Губы слегка напряглись, выражая абсолютное непонимание, которое говорило само за себя, однако Койот все же решила держать ответ вслух, раз от нее активно чего-то добивались. Ну не совсем активно. Да и не особо добивались. Неважно.
— Если Вы ждете от меня чего-то определенного – я не смогу вам этого дать. По крайней мере, пока вы не скажете мне, что вам нужно. Потому что я здесь исключительно по личному желанию с вами познакомиться.
Говорила Койот сдержанно и чётко, словно сейчас отчитывалась перед вышестоящим по должности. Впрочем, так она его себе и представляла на данный момент. Раз он был более приближен к Королю, нежели она, Шерр не противилась мысли, что мужчина стоит в иерархии на ступень выше. Ну… по крайней мере пока.
Кажется, ей в любом случае стоило поднапрячь своё дружелюбие, наивно надеясь, что то все-таки кому-то нужно. Очень глубоко вздыхая про себя, Койот решилась на большую моральную жертву. Серьезно. Это было очень сложно, но раз уж она проделала такой путь сюда…
Шерр особо не дергаясь, чтобы не казалось, словно она дерзко отдергивает своё лицо от мужчины, правой рукой откинула назад свой плащ. Тогда можно было заметить, что к поясу арранкарши привязан небольшой черный мешок, довольно аккуратный на вид и явно из плотной ткани. Не так давно она нашла сей чудесный предмет в мире людей и не расставалась с ним более не на день. У того было твердое дно, а стенки внутри покрыты каким-то странным материалом, который отталкивал от себя жидкость. Она не очень интересовалась, как это все называется. Тот не пачкался, и это было главное.
Койот одной рукой довольно быстро сняла мешок с пояса и вытянула вверх, одновременно с этим демонстрируя содержимое мужчине. В том, что он там увидел, не было ничего удивительного для кого угодно, кто знал, насколько Шерр чревоугодница. Мешок был даже удобно поделен на три секции. В одной, самой большой, были маленькие и средние сердечки пустых, аккуратно вырванные из их тельц, чтобы лишний раз ничего не помять. Во втором просто кусочки мяса. Тоже очень аккуратненькие, стоит заметить. Без лишнего жира или каких-то неприятных жилок, что могут застрять в зубах. Ой, она так этого не любила. Просто отвратительное ощущение. Раз уж ела мясо, оно должно было лежать на зубах приятно и разжевываться с удовольствием. Ну а в третьем, самом маленьком, были, кажется, какие-то хрящики и мелкие косточки. Потому что она любила погрызть те после трапезы. Хорошо лишний раз чистило зубы, да и вкус такой занятный, на самом деле. Не приятнее мясо, но на любителя потянет.
В общем, Шерриган более чем прямо с абсолютно спокойным лицом протягивала сейчас Мануэлю свои запасы еды. Конечно, их бы не хватило, чтобы утолить ее голод, но она любила перекусывать ради вкуса. Поэтому в этот мешок попадали только лучшие куски ее жертв.
— Хотите? – вновь пытаясь вернуть былое добродушие, предложила Шерр, – поймала по дороге сюда, – да, это было важно! Её вот очень бы сильно интересовало, как давно сердце, которое ей предлагают съесть, вырвано из какого-то бедняги. Потому что это сильно влияет на вкус.
Это все могло выглядеть несколько нелепо, но черт возьми… Койот уже и не помнила, когда прилагала столько усилий, чтобы с кем-то познакомится. Ну серьезно, она предлагала ему поделиться едой! Причем не какой-то там невкусной печенью, а любимыми отборными сердечками. Если и это не подействует, то все пропало…

+3

5

Девчушка была неплоха собой, несмотря на то, что в ней было столько всего, что никакой владелец борделя не продал бы ему и на несколько часов. Менее внимательный бы видел перед собой утонченную особу женского пола, с грациозными движениями и стройным станом. Но его взгляд было обмануть труднее. Широкоплечая и мускулистая, Шерриган совершенно точно была воином и ему вовсе не надо было залезать к ней под одежду чтобы понимать, что та тренирована для того, чтобы ломать то, что попадется ей в руки, не просто причинять боль, но убивать. Конечно, Камарилья тоже не являлась эталоном красоты, сверкая такими шрамами, что даже на мужском теле смотрелись бы как перебор или история о том, почему не стоит кататься на пилораме.
Но Луизенбарн сильна, достаточно сильна для того, чтобы забыть о расцарапанном до хрипоты горле, поджаром теле и слишком откровенных нарядах. Та так же не обделена и мозгами, чего он не мог сказать о своей новой знакомой. Но и он ничего не мог, не хотел и не находил нужным говорить о Койот.
Как много слов для того чтобы сообщить о своей бесполезности в информационном плане. Пришла познакомиться. Шутки смешнее он не слышал несколько десятилетий. Она правда думает, что он жил бы отдельно от всех остальных, если бы этого не хотел? Все же лесные его никуда не выгоняли, для того, чтобы это произошло надо было хотя бы пытаться к ним присоединиться, чего никогда не было с его стороны.  Это не игра в «я совсем один, обратите на меня внимание», потому что тогда бы он нарезал круги вокруг их поселения, ожидая пока кто-то подойдет и спросит чем он занимается, только в более грубой форме. Не говоря о том, что можно всегда просто продемонстрировать некоторым силу, чтобы у тебя появилась группа, которая будет ходить вокруг, кланяться в ножки и говорить витиеватые, но бессмысленные фразы.
Когда девушка начала двигаться, он убрал от нее свою руку, разгибаясь, но продолжая наблюдать за той, несмотря на некоторую разочарованность. Без резких движений Шерриган продемонстрировала содержимое своего мешка. Это все больше походило на какой-то странный брачный обряд, где ему показывают невесту, чтобы он сразу представлял, чем та является, да заодно пытаются задобрить подношениями, которые оказались чьими-то внутренностями. Количеством тех на один зубок и это при том, что владелице ничего не достанется, но Мануэль совершенно не заинтересован в том, чтобы поглощать это, да и в том виде, где ему предлагают. Не стоит делить пищу с теми кого не знаешь, тем более когда та принадлежит не тебе. Когда хозяин дома предлагает разломить хлеб, ты понимаешь, что это происходит из благих намерений, мало кто станет травить собственного гостя, каким бы незванным тот ни был, ведь есть неизменные обычаи, которые на этот мир все же не распространяются. В данном случае же кто-то из арранкар является к нему со своей провизией, такой подозрительно доброжелательный, жаждующий знакомств, да слишком покладистый. Как бы ни радовало (а скорее просто не выводило из себя обратное, поскольку было запрятано в дальний угол) понимание того, что остались женщины, знающие свое место, он на самом деле оставался безразличным как к дарам, так и к самой даме.
Не прошло столько времени и попыток завести потомство с Луизенбарн, чтобы успеть разочароваться и двигаться к следующей. Нельзя сказать, что и возможность отравиться прельщала своей необычностью. Ни то, ни другое ему не было нужно. Это же касалось компании сородичей, да лишнего создаваемого ими шума.
Он сделал шаг назад, не удосуживаясь отрицательно покачать головой на предложение. Не возникало желания отправлять ничего из этого в рот не только потому что оно сырое и из чужих рук, но и из-за привычной пустоты и понимания что тогда придется отодвигать маску. До ее снятия у него была возможность раскрывать ту, коей он пользовался редко, но после та пропала вовсе. Возвращаясь же к теме непоглощения физическим путем, а использования вместо этого гонзуи, можно сказать лишь то, что пока многих других арранкар, по видимости, беспокоило сосущее чувство незаполненности, ему хватало ощущения легкости, несомненно образующееся вместе с этим.
Как же все было проще, пока с чего-то не стали являться паломники с подношениями. Как же все было легче.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+2

6

Ну что же... мужчина ответил отказом на широкий жест ее пустой души. Ну как ответил. Койот скорее пришлось догадываться, что в ее предложении он не заинтересован. Губы слегка скривились. Совсем чуть-чуть. Когтистые ручки хорошо знакомого чувства раздражения внутри Койот взяли за глотку милейшее добродушие и начали грубо душить. Потому что оно, как обычно, проигралось. Вот бесполезное и жалкое. Стоило прошипеть: «вали обратно куда-нибудь в детство выступать перед Старком и больше не ставь нас в неловкое положение». Бесит. Даже не сам Мануэль и его молчаливость. Просто Койот очень не любила… ладно, будем называть вещи своими именами, Койот вечно боялась быть отвергнутой, когда делает какой-либо первый шаг навстречу. Даже в каком-то плевом деле. Это было так неловко. Так мерзко. Хотелось себя саму изнутри сгрызть, чтобы не чувствовать всего этого.
Однако Шерриган держалась внешне очень похвально. С ее лица вновь пропала улыбка, но и лишней озлобленности она не показывала. Впрочем, более выражение ее лица вообще не выдавало особых чувств. Хотя было обидно. Чёрт возьми, ну как же так, она бы этими проклятыми сердечками даже с Ригардом бы в своё время не поделилась! Даже если бы он сам попросил! Вот поэтому она и "растет" высокомерной сукой, а не милой дочерью своего отца.
— Моё дело предложить, – стальным тоном произнесла Шерр, позволяя себе слегка пожать плечами.
После чего она опустила мешок себе на колени и вытащила из него сердечко. Ладно. Может он не только говорить не умеет, но и сырое мясо предпочитает не есть. Вообще-то это ведь она несколько помешанная на сырой плоти. Да, Койот, проблема в тебе, а не в том, что он молчаливый высокомерный мудак. Поэтому лишний раз не злись и съешь что-нибудь. Хорошая девочка.
В общем, так она и сделала. Вытянув шею вверх, закинула в рот сердце и проглотила, не жуя, так что было видно, как этот небольшой комочек продирается через ее глотку вниз. Быстрым движением кончика языка облизнула губы, дабы убрать лишние остатки крови. «Хорошо…» Вот так поешь, и сразу легче становится. От раздражения и след простыл. Появились новые силы для продолжения диа… (ой, да кого я обманываю) монолога.
Только перед этим Шерр достала из мешка небольшую кость, на которой кое-где еще были маленькие кусочки плоти. Закинув ту себе в рот и прикусив ее подобно зубочистке, так, что один кончик открыто торчал из-за губ, она начала медленно грызть чьи-то там остатки. Одновременно с этим девушка закрыла свой маленький багаж и принялась привязывать тот обратно к поясу. Действо сопровождалось легким похрустыванием на зубах. Словно она медленно поглощала не кость маленького пустого, а соленую соломку этих противных смертных.  В момент, когда экс Сегундо закончила, кость как раз скрылась за губами, хруст прекратился. Шерриган медленно поднялась с дерева, обращая свой спокойный взгляд на мужчину.
— Знаете, я плохо разбираюсь в «людях», – ох уж эти устойчивые выражения, но да ладно, – поэтому стараюсь сама быть как можно прямолинейной, дабы не гадать, что от меня хотят в ответ.
Говорила спокойно и размеренно, всем своим видом выдавая разве что эмоции в духе: «мне самой это не нравится, но что поделать». Затем она поправила плащ, в том числе накидывая капюшон на голову. Да, Койот явно собиралась уходить. Ну а что делать? Конечно, было обидно за потерянное зря время, усилия, всю эту неловкость, что она прочувствовала благодаря своим попыткам добродушия. Но и продолжать пробиваться через эту стену безразличия, во-первых, было уже ну совсем не в ее характере и грозилось в итоге обернуться не самым приятным образом. А во-вторых, слишком уж глупо. Ей более чем очевидно демонстрировали, что в ее обществе не нуждаются.
Следующую фразу надо было поднести как-то так, чтобы не показаться обиженной девочкой. Усталый вздох.
— Поэтому, если вдруг я делаю что-то не так, лучше говорить мне об этом прямо, – она осеклась, задумавшись на секунду, – ну или демонстрировать любым другим образом.
А так хотелось хмыкнуть, да выпалить: «Если не хочешь, то и мне больно не надо!», а потом хлопнуть дверью истерично и уйти. Ох, точно, они ведь все еще в пустыне, и тут все еще нет дверей. Койот уже обернулась, дабы пропасть из вида мужчины. Однако ее что-то остановило. «Быть может, спросить его имя прямо еще раз?» Она на секунду оглянулась в сторону Мануэля, словно оценивая ситуацию. «Нет…» Сдержав в себе какое-либо «я тут два часа шла, скажи хотя бы, как тебя зовут!», Шерриган натянула на лицо совсем еле заметную улыбку, просто ради штампа приветливости, и произнесла лишь:
— До встречи.
После чего арранкарша использовала сонидо…

Отредактировано Sherrigan Coyote (14-06-2018 00:00:15)

+2

7

Предложить. Эта фраза была отнюдь не моложе него, ведь ту ему приходилось слышать еще при жизни. Что не делало все эти предложения, которые были им отклонены, дельными. Он прекрасно сам знает что нужно, а что нет, не надо диктовать в какую сторону поворачивать, что есть или как одеваться. Это же выражение будто должно заставить его пожалеть о совершенном выборе. Не сегодня, не в этот раз, а скорее всего, вообще никогда.
«Ребенок,» — выдох, скорее всего, незаметный для гостьи. — «Однажды они поймут, что есть те, кому нет дела».
Он думал уже не столько о Шерриган, сколько обо всех воинственно настроенных молодых арранкарах или людях, лезших на баррикады, с лозунгами, верой и энтузиазмом. Как же ему все равно. На всех тех, кто бьется под чьими-то флагами, на попытки образовать какие-то группы или жить «нормальными семьями». Камарилья это знает и принимает разумное решение не вмешиваться, так откуда в воздухе зародилась безумная идея, что к нему можно придти для того, чтобы познакомиться, которая и влетела в голову этой девушке?
Еще больше поучений, таких неоригинальных самих по себе, что невольно начинаешь думать о том, что в голове у большинства женщин один мозг на всех. Они просят тебя быть открытым, говорить что тебя беспокоит, но только для того, чтобы потом поэтому потоптаться и навязать то, что они на самом деле хотят. Не стоит обманываться, потому что эта дорога в одну сторону.
Та сама бы не обрадовалась, если бы Мануэль вырвал из ее рук мешок со всем этим мясом и втоптал бы его в песок, вместо с этим давя и всякую надежду на то, что от него можно ждать хоть что-то из того, за чем явилась незнакомая девица. Но даже годы отшельничества не сделали его настолько бесцеремонным, чтобы обращаться подобным образом с чужими вещами. Оттого он стоял не шелохнувшись ровно до того момента, пока Койот не скрылась.

Но это не было их последней встречей. Он успел напрочь забыть о произошедшем к тому моменту, когда Луизенбарн попросила его о небольшой услуге, занявшей намного больше времени и отнявшей намного больше сил, чем оно того стоило. Он оказался в лагере уже десятый раз за неделю, что было само по себе возмутительно, но арранкар не издал по этому поводу ни звука. Происходящее же явно терзало лесную предводительницу достаточно, чтобы та решила выделить дополнительные силы для выполнения задания. Как будто они могут чем-то помочь. Так словно среди этих сорванцов есть кто-то, способный справиться с тем, чем не смог он.
Его вовсе не злило то, что Камарилья послала вместе с ним девушку, которую называли Палачом. Мужчина прекрасно понимал, что та сделала это в своих интересах, очень даже может быть, чисто для того, чтобы продемонстрировать другим, что она работает над проблемой и выделяет необходимые ресурсы. Ему не было дела до всей этой игры, притворства. Лишь понимание того, что это нужно для проекта Луизенбарн удерживало его от того, чтобы потоптаться на всем происходящем так же, как он когда-то вскользь думал давить сердечки Шерриган.
Вот теперь, когда та шагала рядом с ним, расплывчатые воспоминания о их встречи посетили его вновь. Знала ли его настоящая спутница, оставленная в лагере, о том, что Койот имела наглость явиться к нему без приказа от ее "Короля"? И если да, то почему в качестве сопровождения та избрала именно ее?
Само собой разумеется, что ничего из этого он не стал спрашивать при всех напрямую у Луизенбарн, молча слушая краткие инструкции, которые были понятны только ему, поскольку довались как дополнение к предыдущим. В его задачу так же входило посвятить навязанную напарницу в то, что предстоит сделать. Несмотря на это, Мануэль не открыл рот ни разу, начиная с того момента, как его нога шагнула на территорию якобы принадлежащую этим лесным, а ведь они пешком уже преодолели достаточно большое расстояние для того, чтобы любая юница попыталась открыть рот и поинтересоваться о происходящем.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+1

8

Не стоит думать, что Шерриган была рада подобному стечению обстоятельств хоть на грамм больше ее сегодняшнего напарника. Потому что от их прошлой встречи у нее остался лишь весьма неприятный осадок. Опять же, не из-за того, что он сделал что-либо не так. А скорее потому что она повела себя как наивная дура и любила лишний раз поморщиться, вспоминая своё улыбающееся добродушное личико.
Но зато Койот теперь хотя бы знала его имя. Но в то же время и не питала горьких надежд, что мужчина просто не умеет говорить. Сама этого она, увы, не слышала, но явно могла догадываться. Хотя будь он немым – ей явно было бы проще принять своё поведение в тот день. Ладно, неважно. Шерр просто постаралась отпустить ту ситуацию и больше  лишний раз не рыпаться со своими попытками с кем-либо завязать нормальные знакомства. Вообще. Так, знаете ли, и ломаются чьи-то судьбы.
Именно поэтому сегодня Шерриган вела себя куда сдержаннее. Не навязывая себя Мануэлю от слова вообще. Да, она не знала, что конкретно от нее требуется на данном задании. Однако пока они просто куда-то шли – выяснять это навязчиво не было нужды. И да, ей более чем логично казалось, что спросить банально «Что нужно делать?» в обществе этого арранкара будет БОЛЕЕ ЧЕМ навязчиво. Ох, внутри что-то дернулось. Спокойнее, подруга, спокойнее.
На самом деле, пока приказ к чему-либо поступал непосредственно от ее Короля, она не могла испытывать особых негативных эмоций. Все, что будет приказано Луизенбарн – логично и обосновано. И пусть она сейчас не знает, что конкретно. И пусть даже не поймет, если узнает. Это будет неважно, пока Койот верит своему Королю. В конце концов, да, она умела быть покорной. А рядом с Камарильей она еще и любила эту черту своего характера.
В общем, весь путь к месту N, о котором Шерриган, увы, не имела никакого представления, она шла молча. Экс Сегундо даже не смотрела на мужчину. Ровный и безэмоциональный взгляд был направлен строго вперед, изредка лишь медленно дергаясь, когда слышались какие-либо посторонние звуки. А затем вновь застывая.
Она верила, что он скажет. Хоть что-нибудь. Да, определенно. В какой-то момент ему придется ей что-то объяснить. А пока? Она будет также молча ждать, когда этот момент настанет, раз уж того требует ситуация. Раз уж того требует этот странный мужчина своим поведением.
Вдруг Шерр посетила мысль о том, что молчи точно также перед ней Джируга – Койот точно была бы не против. Может быть у ее Короля просто в этом плане вкус куда лучше? Серпьенте вот в этом точно не сомневалась. По крайней мере, на данном этапе нашей истории... Мысль о Ннойторе вызвала совсем еле заметную ухмылку, что скривила кончики губ буквально на секунду. Но затем тут же восстановилась маска хладнокровия.
В общем-то, в любой другой ситуации, Шерр, возможно, и начала бы что-то выяснять, а потом закипать и злиться, если не получит ответ, но сейчас она на задание от Её Величества. А Палач в ней была куда более хладнокровна, чем та Койот, в которой все же кипело еще слишком много лишних человечных эмоций и желаний.

Отредактировано Sherrigan Coyote (14-06-2018 03:39:48)

+2

9

Мало кто из арранкар делал прогулки на такое расстояние пешком, без использования сонидо, но Мануэль находил это полезным. Не столько потому, что использование способностей в любой ситуации кажется ленивым подходом, а еще и оттого, что это позволяло подойти к точке назначения незамеченным. И его вовсе не волновало то, что если бы он решил прибегнуть к использованию арранкарской техники передвижения, то был бы засмеян за свою поразительную скорость, это не так словно он спрашивал чье-либо мнение на этот счет или то его волновало. Шерриган награждала его молчанием, которое не могло не радовать его уши и было лучше любой песни. Тем ни менее, если та считала, что она не навязывалась, то заблуждалась. Потому как если бы действительно хотела угодить Мануэлю, то спросила бы о том, не может ли она оставить задание и покинуть его, но этого девушка не делала. Предположительно потому, что считала очень важным поручение своей госпожи. Стоит как-нибудь пообщаться с Камарильей на тему того не стоит ли ее подчиненным быть менее фанатичными.
Вот они прибыли на место, где арранкар резко остановился, ничего не говоря спутнице и не возражая против того, чтобы та шла дальше по прямой до самого края этого мира и только где-то в той районе заметила бы, что кого-то не хватает. Но в то же время и не слишком надеясь на то, что подобное произойдет, оттого не опасаясь издавать лишний шум. Под ногой хрустнул какой-то мусор, а мужчина облоколился спиной о ближайшее к нему дерево, принимая позу ожидания. Для того, чтобы последнее вам не показалось скучным мы предлагаем вашему вниманию следующую музыкальную композицию: Willie Nelson — Hello Walls.
В течение следующего часа он ни на секунду не задумался о том, что девочку нужно во что-то посвящать или пытаться с ней заговаривать. Если той скучно, то она вполне может найти себе развлечение, как и любой другой ребенок. Все же они находятся не в белой пустой комнате, где нет ничего, включая окон. Если печально, то можно взять палочку и покопаться в песке. Или можно даже не искать ту и воспользоваться для этого своим зампакто.
И вот Мануэль шевельнулся. Но тот не оторвался спиной и не сделал ни шагу, просто посмотрел из стороны в сторону и скрестил на груди руки после этого вновь замирая. Весь следующий час он вновь собирался провести в гробовом молчании, которое не считал необходимым объяснять никому из присутствующих. Сам он был в курсе ситуации, а вот Койот нет. До него еще в лагере донесся обрывок разговора, когда ей сообщали о том, что придется составить ему компанию. Когда мысли переключились на девушку, трудно было не усмехнуться про себя над тем, что ее называли «палачом», наверняка они считают что это звучит пафосно, поскольку в том, как держалась с другими эта девчушка было что-то гордое, но на самом деле это все вряд ли большой была схожесть с тем, что должны были делать представители этой профессии в его время. Вместо похорон ее клиенты получали возможность быть закопаными в том мешке, что она успела продемонстрировать ранее. Вместо черной перчатки на ее окне какой-нибудь крикливый представитель их расы зазывал ее выполнять работу. Мануэль ни секунды не сомневался в том, что у нее сами обязанности во многом походили на оригинальные, может ей даже давали пытать заключенных или провинившихся, но это было никак не прозвище полученное в кровавых битвах с противниками. Либо же юнцы совершенно знают толк и за бой с арранкарами из белого замка приняли какую-то мелкую драку, которую не почувствовал бы даже низший Пустой, над головой которого та бы происходила.
Хотя... учитывая ее визит к нему, он готов был на мгновение поверить в возможность того, что с ней действительно общались как с настоящим палачом. Пусть нигде он и не видел хилища, выкрашенного в красный цвет, но она могла бы чувствовать себя одинокой, учитывая то, что обычно людей этой профессии селили если не на окраине города, то вовсе за его чертой. Те так же вынуждены были искать пару среди себе подобных и если вспомнить о том, что он в лагере почти не объявлялся, то в какой-то мере мог бы быть сочтенным ею за подходящую партию. Поскольку он не обменивался с Камарильей воздушными поцелуями при каждый встрече, да и держались они более чем сдержанно, то Койот могла ничего о них не знать.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

0

10

Вы понимаете? Нет, серьезно, вы это понимаете? Час, а то и два сидеть под деревом и молчать. Что с этим мужчиной не так? Что она здесь делает? А главное, за что, Ваше Величество? Может, это такое своеобразное наказание, за то, что она до сих пор спит с Ннойторой, который вечно пытается куда угодно вклинить слова о том, как ему не нравится Камарилья? А ведь могло сработать! Хотя, конечно же, Луизенбарн никогда такого не сделала бы. Так что причин всему этому бездействию Шерриган найти не могла.
Да, Койот все еще не понимала, какого черта происходит (и не только она, если честно). Но он все молчал. Ей же скоро станет плохо. Ибо раздражало. И пусть на лице ее не дрогнул ни единый мускул, когда арранкар просто встал под дерево и принялся молча копить энергию, не делая ВООБЩЕ ничего, но внутри у нее зарождалось желание кого-нибудь убить. А самое прекрасное лекарство от стремления сломать кому-нибудь лицо – это поесть. Этим Шерри и занялась. В отличие от Мануэля, она села на песок, облокачиваясь спиной о дерево. Затем достала свой ранее уже упомянутый мешочек и принялась медленно поглощать содержимое. Коготь на указательном пальце правой руки стал значительно длиннее, найдя свое продолжение в лезвии из реацу. На него она насаживала очередной кусок сырой плоти, словно на вилку, а затем тот отправлялся ей в рот. Медленно и размеренно, смотря на ее любимую уэкомундовскую луну. Торопиться им, видимо, было совершенно некуда.
«Серпьенте, будешь?» – мысленно обратилась она к своей спутнице в какой-то момент.
Змея подняла голову, что все это время располагалась на плече хозяйки. Кажется, все это время она дремала. Ей вообще нравилось, когда рядом с ней молчали и не делали резких движений. Можно было спокойно поспать. Когда-то за это она полюбила Шиффер. К сожалению, Мануэль явно не возьмет ее спать к себе на соседнюю подушку, но пока он точно был лучше Ннойторы.
«Нет,» – коротко ответила Сер, а затем снова уложила свою голову обратно, желая и дальше проводить время в таком же состоянии покоя.
Вообще Серпьенте относилась к еде Шерриган более чем негативно. Она была против каннибализма среди арранкаров. Однако по необходимости ей приходилось иногда принимать предложения ее чревоугодницы. Потому что гонзуи змея не обладала, а питаться надо было и ей в том числе. Однако она всегда забирала себе кусок, который Койот просто не доедала. От этого было не легче, но все же Сер успокаивала себя мыслью, что съедает чью-то там печень по необходимости, а главное, не выбирает и носом не воротит – ест, что дают. Опять же, это доказывало ее абсолютную неприхотливость и отдаленность в данном вопросе. И сейчас она была не голодна.
Внешне Шерр никак не показывала, что общается сейчас с Серпьенте, впрочем, она скорее обманывала себя, если думала, что Мануэлю есть до этого дело. Так за медленной трапезой, что разбавлялась лишь какой-то отдаленной вереницей мыслей в голове Койот, прошел час. Экс Сегундо даже слегка вздрогнула, когда заметила краем глаза, что мужчина пошевелился. «Неужели!» – мысленно завопила она, но… нет, он снова замер. «Серпьенте, за что мне это?» – змея не ответила.
Кажется, он явно не спешил что-либо предпринимать, а значит, ей грозилось провести, возможно, еще один час в таком положении. Знаете ли вы, что такое боль? Нет? Приходите к дяде Мануэлю, он покажет.
Ох, не было бы грустно, было бы смешно. Койот же срочно нужно было найти занятие еще на это проклятое время. Потому что иначе она может в какой-то момент не просто заговорить с ним, а глотку сорвать, когда будет орать, как же он ей надоел.
А что может успокаивать ЕЩЁ лучше, чем еда? Правильно, добыча этой самой еды. Совсем краем глаза Шерр приметила точку, что быстро двигалась мимо них, будучи совсем далеко. Пустой? Слава Айзену. Койот молча поднялась на ноги и тут же исчезла, используя сонидо. Надо было сделать все быстро, потому что если после часа этой молчаливой пытки Шерр вернется, а Мануэля не будет на месте, – она вскроется. Так что буквально через пару минут Экс Сегундо уже вернулась обратно, стряхивая кровь со своей правой руки и волоча за собой мертвую тушу левой. Пустой был довольно крупный, размером с пантерку, наверное. Тело его было практически нетронуто, просто перерезана глотка. Койот уложила труп под дерево, а сама села на то же место. Затем она застегнула свой плащ таким образом, чтобы ткань его полностью покрывала белую рубашку, высоко засучила рукава, заставляя Серпьенте переместиться на плечи, и принялась заниматься одним из ее любимых дел. Люди зовут это хобби. Любой арранкар из Белого замка с ригардовскими взглядами назвал бы мерзостью. Шерр же предпочитала не называть это никак и наслаждаться.
Даже молчаливая тушка Мануэля рядом не могла испортить Койот процесс разделки будущей пищи. Жертва была перевернута на спину. В руке появился небольшой нож из рейши, подобно скальпелю. Шерриган сделала аккуратный разрез вдоль живота, очень умело увернувшись от любых лишних брызгов крови, дабы они не испортили ее волосы. Большая часть тех, к слову, также была убрана под плащ. Когтистые пальцы раздвинули мешающую кожу, дабы перед Койот предстал вид вкуснейших деликатесов. Оу, она даже довольно, по-ребячески улыбнулась в этот момент. Как мило. Нет?  Вы просто ничего не понимаете.
Пустой мешочек был аккуратно поставлен на песок рядом, чтобы лишняя грязь не попала внутрь. Первым делом Шерри, конечно же, достала сердце. Очень аккуратненько обхватывая его обеими ладонями, словно это не безжизненный орган, а новорожденный. Эмоции то вызывало у нее примерно те же. Дай-то бог, чтобы Койот когда-нибудь на собственных детей так смотрела, как на это сердце. Без лишних раздумий орган отправился в один из отсеков мешка. Тот, что был самым большим, потому что увы, пустой попался крупный, а разрезать сердце на куски Шерриган ну никак не могла. Только целиком. Поэтому в дальнейшем она сильно задумалась, смотря на мертвую тушу перед ней. Что она хочет больше из всего представленного сегодня на предобеденный перекус? Надо было найти мешок побольше, чтобы не приходилось мучатся с выбором. Ох, точно, она же палач, а не повар, отчего лишняя еда, таскаемая с собой, будет мешать. Обидно, обидно. Надо было задуматься над сменой профессиональной ориентации.
Койот залезла своими когтистыми пальцами в легкое. Вот прям залезла, отрывая маленький кусочек и пробуя те на вкус. Посмаковала и проглотила. Задумалась, поджав губы. Нет. Наверное, все же не их. Так. Что там у нас дальше? Стоп. Пока думает, стоит вырвать кишечник, а то он только отвлекает. Эту часть Шерр уж точно никогда поедать не будет. Арранкарша потянула часть кишки жертвы на себя, отрывая ту от тела, а затем с ровным лицом начала наматывать её себе на ладонь, словно это была какая-то веревка. Тонкую, а затем также и толстую кишку. После чего они были выкинуты куда-то в сторону. Так, великолепно, взгляд теперь ничего не мозолило. Хотя, погодите-ка.
«Серпьенте, ты точно не голодна?» – вновь обратилась она к своей спутнице, а когда та опять ответила отказом, вырвала и печень, откидывая ту в сторону.
Все это было похоже на то, как ребенок, взявший себе коробку с игрушками, начинает выкидывать каких-то кукол, говоря что-то в духе: «Нет, с тобой я сегодня играть не хочу, с тобой тоже», а затем зарывался в этой самой коробке поглубже, чтобы найти то самое, что сегодня развеет его скуку.
Так, что у нас дальше. Желчный пузырь? В сторону. Хм. Почки, почки, почки. Она начала тыкать в них пальцем, словно стараясь протереть в тех дырку. Нет, не сегодня. Койот вздохнула. Ну вот никакого в ней нет разнообразия. Придется опять брать желудок. «Хотя ладно, возьму все-таки кусочек легкого тоже» Шерричка все с той же аккуратностью достала желудок, в воздухе порезала его на три кусочка и уложила в сумку. Так, отрезаем кусочек от легкого. А на десерт? Взять что ли опять костей. Нет. Что-то надоело. Койот открыла пасть пустому, а затем бесцеремонно запихнула туда руку чуть ли не по локоть, мать его, разрывая рот бедолаги у кончиков губ. Нащупала там что-то и резко дернула. Когда же в руке у нее оказался его язык, она вновь улыбнулась, осматривая тот и дергая рукой, дабы убрать всякую мерзость типа слюны.
Затем поднесла к лицу и откусила кусочек, оттягивая его в сторону, словно это была длинная тягучая конфета. Черт, запачкалась. Ладно, не страшно. Прожевав кусок плоти, вновь смакуя его за зубах, она удовлетворенно кивнула сама себе и уложила аккуратно свернутый язык, что все еще кровоточил с одной стороны, к себе в мешочек. Хороший улов. Шерр была довольна.
Девушка поднялась, привязывая мешок на пояс, а затем схватила тушу за верхнюю челюсть и потащила куда-то в сторону. Недалеко, чтобы опять же не упустить момент, когда Мануэль решит что-либо предпринять. А затем метнула мертвую плоть как можно дальше, давая возможность какой-нибудь мелочи сожрать то, что сама Шерр сегодня есть не хотела. Облизывая пальцы, словно на них сейчас был растаявший молочный шоколад, а не чужая кровь, она вернулась обратно, по дороге также подальше откинув ногой выкинутый ранее кишечник. Ну вот, сапог запачкала. Надо было привести себя в порядок, отчего Койот использовала гонзуи, дабы убрать с плаща кровь. Вообще она была максимально аккуратной, но сами понимаете, форс мажоры случаются и у мастеров своего дела. Расстегнула плащ, раскатала рукава. С помощью гонзуи убрала за собой и вокруг дерева, дабы не причинять неудобств ни собственному перфекционизму в чистоте, ни молчаливому спутнику. Поправила волосы. Села на место. Все, она снова милая, симпатичная девушка (когда молчит), можете любить.
А день тем временем становился немного лучше. Что же, будем молчать дальше...

Отредактировано Sherrigan Coyote (14-06-2018 16:13:54)

+1

11

Он видел Шерриган всего второй раз, но в обоих случаях проблескивали одинаковые мотивы. Это наличие еды - сначала его пытались угостить, оба раза та перекусила сама, а теперь поднималась на ноги наверняка для того чтобы пополнить опустошенные запасы. И арранкар не стал возражать - пусть все идет своим чередом. Когда девица скрылась из поля зрения, Мануэль действительно думал отлепиться и умчаться на всех парах прочь. Но стоит помнить, что от сидения на одном месте он быстрее не стал и играть в догонялки, с объяснениями в конце глупо.
Мужчина молча наблюдал за всем происходящим, лениво размышляя о том, что кто-то не умеет сидеть на месте, вечно ищет хоть что-то, что можно было бы делать, чем себя занять. Конечно у Койот был вариант еще и завалиться спать, предварительно попросив разбудить ее когда настанет время, но она правильно понимала, что полагаться на подобный будильник не стоит и тот никогда не прозвонит. А ведь мог бы и сам насладиться парой часов дремы. А вместо этого наблюдал за своим небольшим экспериментом, невинно забрасывающим в свой рот те или иные части некогда живого, в рамках этого мира, существа. Очаровательнейшая картина, почти покорен, для полного эффекта не хватало только с аппетитом почавкать.
Именно из-за этого всего Мануэль не стал погружаться в сон без сновидений — их никогда не было — на месте, ожидая пока отведенное им время выйдет, а он отведет спутницу в лагерь, разводя руками в знак того, что они ничего не смогли сделать. Вовсе не потому что у них это правда не удалось, а из принципа, чтобы с ним больше никогда не навязывали своих племенных арранкаров, нужды в которых нет никакой. О, он работал бы всю ночь чтобы было сделано ничего. Но довольное лицо Койот заставило его обдумать этот план еще раз, отказываясь от него, да заодно вспоминая о том, что это услуга для Камарильи. Вот только его обожаемая душенька успех в их походе может понять неправильно, решив, что тот их посетил именно из-за присутствия обжоры, а сие может негативно сказаться на его одиночестве во всех остальных вылазках подобного типа. Решения-решения. Все же нет никаких гарантий того, что завтра его отпустят без сопровождения и ладно если это вновь будет эта непоседа, которая хотя бы умеет держать язык за зубами, так этим кем-то может оказаться и Джируга. Из двух зол обычно выбирают меньшее.
Через минуту после принятия окончательного решения он стоял рядом с Койот, кладя той на талию с каждой стороны по руке. Как все запутанно. Он провел правой по ее поясу, как-то доходя до того «как» и отвязывая мешок «со сладостями». Она должна понимать, что это лишний вес, зачем тот вообще был взят с собой, если совершенно очевидно, что дольше дня все это не должно продлиться. Пожалуй, если был хоть мизерный шанс того, что операция затянется, то он даже выразил бы свои протесты по поводу сопровождения. Мануэль взял Шерриган за руку, во второй неся ее вещи, и в своем обычном темпе делая несколько шагов. Он остановился у одного из дерева, давая девушке обойти себя и оказаться перед ним. Поскольку он понимал, что никакими способности понимания его без слов та не владеет, что было продемонстрировано уже ни раз, то для этого Мануэль направлял ту, все еще держась за ее ручку. Мужчина аккуратно поставил мешок так, чтобы он облокачивался о ствол, после чего взглянул на Койот, еще не разогнувшись окончательно и будучи с ней на одном уровне. Арранкар поднес указательный палец к своей маске к району рта, показывая что нужно сохранять тишину. Пока что девушка прекрасно с этим справлялась и не было никаких сомнений в том, что если та приложит минимум усилий, то сумеет помолчать еще немного. После чего он прислонил ее спиной к дереву, сам же чуть выглядывая из-за него, словно следя за кем-то или чем-то.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+1

12

Сказать, что Шерриган была несколько заносчива, когда дело касалось мужчин – это ничего не сказать. Более того, можно вполне обоснованно утверждать, что в ее случае на лицо были все признаки нимфомании. Поэтому в абсолютно любой другой ситуации, когда молчавший столько времени мужчина, не обращающий на нее и малейшего внимания, вдруг положил бы руки ей на талию, Койот как минимум бы отпустила какую-нибудь пошлую шуточку. Ну или хотя бы удивленно повела бровью, как либо двусмысленно усмехаясь. Да, в абсолютно любом ДРУГОМ случае. Сейчас же ей даже не пришлось сдерживать в себе какие-либо намеки и желания. Потому что их не было. Мануэль – собственность ее Короля. Именно собственность. Потому что будь у нее самой постоянный спутник жизни – она бы не скрывая давала понять, что это именно её собственность. Хотя конкретно сейчас ей даже думать об этом было не очень приятно и в какой-то степени неловко. Вернемся к нашим баранам. Луизенбарн же настолько ею уважаема, что у арранкарши даже на подсознательном уровне не проскочило пошлой мыслишки. Она просто совершенно не воспринимала своего сегодняшнего напарника как мужчину. Арранкар. Странный тип. Сволочь, отвергшая ее прекрасные сердечки. Да, это все может быть. Но никакого интимного подтекста. Вообще.
Поэтому все, что сделала Шерри – медленно проследила взглядом за действиями Мануэля. Мешок. Он решил снять с нее мешок. Глаза на секунду неодобрительно прищурились. Она просто ненавидела, когда кто-то трогает ее вещи. Любые. Как вы уже поняли, что о Койот можно было сказать точно – она просто дикая жадина собственница. Поэтому просто не трогайте ее вещи и волосы и живите спокойно.
Внутренний рык был сдержан, ибо Шерр все еще находилась в образе Палача, что выполнял поручение своего Короля. И так как она не знала, в чем именно оно состоит, то могла просто предположить, что так надо. «Так. Надо.» – медленно мысленно повторила она для себя, чувствуя, как арранкар отвязал мешок. Выдохнула. Успокоилась. А затем более чем покорно проследовала за ним. К дереву? Хорошо, встанет. Молчать? Без проблем, столько молчала и помолчит еще. В общем, выражение лица Койот было разве что сосредоточенным. Раз он все же начал от нее требовать хоть что-то… вернее сказать «хоть как-то с ней взаимодействовать», значит, они приближаются к некой кульминации их задания. Стоит стать серьезнее и откинуть даже внутренние лишние эмоции по поводу личности своего компаньона. Раз ему так хочется молчать – пожалуйста, пусть молчит. Главное, чтобы сейчас это не мешало их общему делу. Пусть она пока и не знала, в чем конкретно оно состоит.
Шерр не пыталась выглядывать из-за дерева или вообще хоть как-то шевелиться. Она просто подняла взгляд и следила сейчас за Мануэлем, ожидая команды. Койот была не из тех, кто с недовольным воплем заявляют: «А кто это назначил тебя главным?» Напротив, она умела быть в роли исполняющего, и ей это нисколько никогда не противело. Шерр просто делала то, что умела.

+1

13

Девушка не спускала с него глаз в любой момент ожидая команды. Ее проблема была в том, что смотрела та, очевидно, не туда. Распространенная ошибка, с кем ни бывает.Llegue mi clamor ante ti,Арранкар схватил ее за обе руки закидывая те над головой девушки, после удерживая обе одной своей в то время как другой не просто тянулся или только дотрагивался до рукояти, а уже вбивал ей танто в правую ладонь. Все это без какого-либо желания заниматься подобным, просто так надо было.Señor,Парное по размеру к первому его оружию вошло во вторую конечность Койот. Обе ладонями наружу, так чтобы если та решила скастовать серо или балу, то не смогла бы ими задеть то дерево, к стволу которого он ее прибивал. И Мануэль был готов к тому, что та может начать дрыгать ногами, пытаться его укусить или выкинуть любой другой фокус. В ответ он готов был предоставить что угодно, что было нужно для того, чтобы утихомирить девицу. Лучше всего было бы, чтобы та просто расслабилась и позволила ему закончить свою работу, но это происходит настолько редко, что никаких надежд по этому поводу строить не приходилось.conforme a tu palabra dame entendimiento.¹Самые короткие из его танто пошли над ключицами Шерриган, после чего он перешел к ногам, готовый их сломать если та попытается его лягнуть. Те он завел так чтобы они были по разные стороны ствола, сам садясь и своим корпусом и левой рукой пытаясь удержать нижние конечности девушки в нужном ему положении. Правой же сделал замах для того чтобы вогнать оружие над пяткой или в стопу - в зависимости от того, насколько станет шевелиться жертвенный ягненок. Единственное оставшееся танто было для последней незакрепленной конечности лесного палача. И мужчина не стал интересоваться насколько Шерриган там удобно или не нужен ли ей перерыв прежде чем он закончит.
Казалось бы распятие Койот на дереве окончено, можно собирать вещи и двигать дальше, может, даже захватить ее мешочек с собой. В том что эта еда не отравлена можно было быть увереным, ведь свою жертву она разделывала при нем и для себя. Вместо этого Мануэль вынул вакидзаши, принимаясь перерезать девушке сухожилия на ногах.
Вот уже по окончанию процесса арранкар разогнулся для того, чтобы полюбоваться плодами своих трудов. Жаль ребенка, но ничего с этим не поделаешь. Он достал катану спутницы из ножен, взвешивая ту. Ко всем прочим посторонним объектам, что торчали из тела девушки можно было добавить и ее, но он не собирался оставлять этот клинок нигде поблизости. Совершенно не зная ее способностей, можно было предполагать, что что-то среди них может быть лечащим, не такое уж это редкое явление. Даже если та не способна целить других, опять же вспоминая о том, какая у нее должность при Камарилье, это не значит, что та не владеет чем-то лишь для собственного пользования.
Он ткнул пальцем ей в грудь, пытаясь этим сказать «ты». Потом он этим же пальцем ткнул вниз, пытаясь сказать «здесь». Конечно, между всем этим отсутствовало слово «жди», но считается, что подобную команду способны понять даже собаки. Может и не стоит возлагать такие надежды на то, что девушка не глупее псов, но хотелось верить в подрастающее поколение. В конце концов он сделал все, чтобы помочь ей с выполнением этой команды, если Шерриган умудриться это каким-то образом запороть, то сил никаких нет подобное терпеть и одним псалмом тут не обойтись.
Арранкар развернулся и отправился прочь в ту сторону, куда смотрел изначально, все еще удерживая оружие той, что оставлял позади.
________
¹Let my supplication, O Lord, come near in thy sight: give me understanding according to thy word.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+2

14

Ждать приказа. Казалось бы. Привычное и абсолютно нормальное для Шерр состояние. Да, ей не очень-то нравился Мануэль. Но в то же время, Койот никогда не было нужно, чтобы начальство ей «нравилось». Это было прекрасно ясно по ее работе под началом Джируги, да и последний год отношений с Ригардом был весьма показательным. Конечно, под крылом Короля было стократ приятнее. Но тут стоит отметить, что есть обычное «так надо», а есть особенное «так надо, потому что это воля Луизенбарн». Второе, конечно же, обладало особой силой. И только оно заставило Шерриган не попытаться убить Мануэля сразу же в тот момент, когда боль пронзила правую ладонь.
Лицо моментально скривилось под натиском неожиданно подступившей боли. А во взгляде читалось одно лишь сплошное непонимание. Просто паническое непонимание! «Что происходит?» – вопило сознание Койот, пока дрожащий взгляд был поднят на мужчину. Ей было не страшно. Она просто не понимала. Состояние абсолютной растерянности, которое отдалось легкой дрожью по телу, которую как раз и можно спутать со страхом.
Вторая рука таким же расчетливым движением была прикована к дереву, заставляя Койот скривиться сильнее. На моменте же, когда первое танто вошло в область под ключицами, послышался приглушенный хрип, схожий с рыком подбитого животного. На второе лезвие снова и еще громче. Не криком, но все же слышно. Короткое и обрывистое проявление боли. Боль… Она была не из тех, кто боится этого чувства. Уже давно нет. Тренировки с каждым годом лет с пятнадцати становились все болезненнее. Да что уж там. Первый раз ведь ей отсекли палец за подобным действом в 8 лет. Однако после приобретения формы ресурексиона все стало гораздо серьезнее. Открытая способность регенерации требовала такой же тренировки, как абсолютно любая. Вот только для того, чтобы залечивать раны – требовалось сначала их приобрести. Причем неограничиваясь лишь царапинами. Именно тогда в те самые пятнадцать лет Шерриган научилась терпеть боль, дабы стать сильнее. Было страшно. От новой раны все еще приходилось рвать глотку в истошном крике. Сама бы она никогда не переступила через подобные мучения. Все это стало результатом тренировок с Ригардом. Впрочем, так можно было сказать о многих ее боевых успехах. Только открывшая свой ресурексион, Шерр тогда была совершенно точно не ровней Луизенбарну, который владел тем не первый год и старательно, в своей манере, тренировался. Показательная демонстрация новой способности регенерации стала снятием ограничителей. Они всегда тренировались серьезно, вернее Ригард вынуждал ее к этому, но одно дело серьезно, совершенно другое – смертельно. Она кричала. Она металась. Бывало, она даже открыто рыдала от боли. Он вздыхал, иногда отводил взгляд и совсем еле заметно сжимал челюсть, но затем вновь и вновь выдавал своё холодное и прагматичное: «Так надо». И все повторялось вновь. Очередная отрубленная конечность и регенерация. Если раньше было страшно при мысли о подобной боли, то теперь ей хватит мужества отсечь собственную конечность, если так будет нужно, разве что неприятно скривившись, возможно, сдержанно вскрикнув. В последнее время Койот редко вспоминала бывшего друга добрым словом. Сейчас был как раз такой случай. Только благодаря выточенному в этих тренировках болевому порогу, она не взвыла, чувствуя, как очередное лезвие резко входит в ногу. Челюсть сжималась так сильно, что даже зубы отдавали сейчас легкой болью. Но это было настолько незначительно, что просто игнорировалось.
Она стерпела все. Максимально выдержано, насколько это вообще возможно в такой ситуации. На лицо капала кровь с рук, заставляя зажмурить левый глаз, попросту не имея возможности смахнуть ту. Только лишь когда арранкар разогнулся, осматривая ее тело, Койот позволила себе прервать тишину. Потому что не сказать совершенно ничего в такой ситуации не смог бы даже самый сдержанный подданный своего Короля.
— Что происходит? – стоило изойтись на крик и злобно прорычать это, но Шерр задала вопрос скорее болезненно, отчего получилось сдержанно.
Дыхание ее было прерывистым, потому что вновь и вновь задерживалось, когда она, жмурясь, старалась молча стерпеть новую волну боли. Как же все горело. Тело просто сковывало агония. Сейчас бы иметь возможность громко и надрываясь закричать. Но Шерр считала, что у нее таковой не было.
Все, что она получила в ответ, это немой приказ оставаться на месте. Боги, это было смешно. Да, не случись всего этого дерьма, она бы искренне болезненно рассмеялась. Оставаться здесь. Чёрт возьми, она-то этого не поняла после первого танто, что вогнали ей под кожу! Происходящее казалось плохой и затянувшейся шуткой. Больше никогда. Абсолютно точно больше никогда она не сдвинется с места, пока не получит четкого указания именно от Луизенбарн. Более того, внутри зарождалось одно огромное желание ни за что больше не соглашаться на задания, где она одиноко не предоставлена сама себе. Вернее не так. Она не может не согласиться в одночасье. Но может обсудить это с Королем. «Ваше Величество, какого же черта?» – если честно, впервые выругалась Койот в адрес Камарильи.
Самым болезненным, впрочем, во всей этой ситуации было то, что у нее забрали занпакто. Это заставляло откровенно напрячься. Реши сейчас Мануэль скормить ее шайке пустых, она не факт, что сможет с этим что-то сделать. Вообще-то, Серпьенте не была им тронута и все еще обвивала одну из рук своей хозяйки, находясь в состоянии явного замешательства. Впрочем, очень хорошо скрываемого. Однако змея в такой ситуации уж точно ни чем не могла помочь своей спутнице. Единственное, на что приходилось надеяться, так это на то, что в отношении столь странного существа она не проявляла лишней дерзости, которая могла бы зародить в нем одно большое желание просто убить Койот. А также вера в то, что у ее Короля не настолько дерьмовый вкус, чтобы выбрать непоследовательное и абсолютно непредсказуемое животное. Ох, да уж, хорошо что у Шерриган не было бога, иначе бы сейчас пришлось задуматься даже о том, чтобы начать молиться от безысходности всей ситуации…

Отредактировано Sherrigan Coyote (18-06-2018 03:08:58)

+1

15

Не держать же вас в полном неведении. Дело в том, что некто, доставлявший проблемы Камарилье — не лично, а скорее его более простым и более смертым обитателям — имел свойство оставаться в живых после того, как Мануэль разрезал его тело на мелкие кусочки. Представьте реакцию самого арранкара, когда он дает понять Луизенбарн что все, что ему поручено — выполнено, а на следующий день ему сообщают что ничего подобного и им все еще досаждают. А потом то же самое на сутки после этого, и вновь, и снова. Но он успел разгадать в чем подвох и сегодняшняя встреча должна была стать последней. Стоит отметить, что присутствие Шерриган в какой-то мере было маленьким-маленьким плюсом, который он не станет признавать позже, если кто-то решит спросить. В качестве приманки, истекающей кровью, всегда можно было бы использовать и низжего Пустого, и целую гору таких. С другой стороны уровень духовной силы девушки делает ее более аппетитной для любого обитателя Уэко, желающего набить живот.
Отправляемые противником потоки, не контролировались тем до конца и имели свойство сходить с ума от чужой крови. Не успел ни Мануэль, ни это существо, оглянуться, как от них не осталось и следа. Пенье вовсе не надо было чтобы по Койот пришелся какой-то удар, было необходимо чтобы расстояние между оппонентом и его техникой было больше допустимого для того, чтобы он успел переместиться из того тела, что он собирается уничтожить, в свое умение из которого потом и пересоздаст себя вновь. Конечно, он может и обманываться и это просто одно большое семейство совершенно одинаковых семеряшек, с одинаковыми способностями и идентичной реяцу. Безумный мир, ничего не попишешь.
Так же стоит отметить, что мужчина не имел ни малейшего представления что происходит, когда волна все же достигает цели, потому как ни разу под нее не попадал. Пожалуй, стоит поторопиться и не выяснять этого на палаче лесного Короля. Если от той по его возвращению останется лишь скелет, прибитый к дереву, в его же интересах обратиться в такой же и не ставить под удар репутацию Камарильи.
Подойдя обратно к Шерриган и видя, что никаких новых ранений или чего-либо вообще на ней не прибавилось, арранкар положил руку на танто, который был вбит в нее самым первым, после чего беззвучно использовал свой рессрекшион. Вполне возможно, что девушка этого даже не заметила, поскольку он настолько хорошо контролировал свою силу, что его реяцу даже не скакнула и не подумала бы, без его на то одобрения. Визуально арранкар, казалось бы, никак не изменился.
Тем временем с тела Шерриган пропало ранение едва оружие покинуло ее тело, как если бы оно никогда в нем и не было. Этот же трюк он проделал со всеми остальными, при этом придерживая ее тело для того, чтобы та не упала на землю, ведь нормально стоять она не смогла бы.
Фигура в черном подхватила свою спутницу на руки, едва та была освобождена из не самых нежных, деревянных объятьев. Зампакто той все еще было у него на поясе, а Мануэль как будто даже не задумывался о том, чтобы его вернуть законной владелице. Вместо этого он подхватил еще и мешок той, разворачиваясь и шагая в сторону лагеря, с явными намерениями донести Койот на руках.
Несмотря на то, что перед его уходом та спросила объяснений, арранкар не торопился нарушать привычного молчания, делая все так, как привык. Ноша в руках не казалась со стороны тяжелой для него и скорость ходьбы была ровно такой же, с какой они явились на это место. В каокой-то момент он свернул не туда и теперь вместо лагеря шел в неизвестном направлении.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+2

16

Койот хоть и не осознавала до конца, что происходит, однако вариантов действий у нее было не так много. Ждать и терпеть боль.  А также надеяться, что ее просто использовали как приманку. Не самая приятная роль, конечно, но это куда лучше, чем что-то в духе: «она мне не понравилась, и я решил оставить ее распятой на дереве». Скажем так, во втором случае мировоззрение Шерриган неплохо бы пошатнулось. Потому что Мануэля она все еще воспринимала как исполнителя воли ее Короля. Впрочем, мысль, что с этим мужчиной явно что-то не так – не покидала ни на секунду после их знакомства.
«Он мне не нравится,» – раздался вдруг шипящий голос в голове, что прервал любые рассуждения арранкарши о ее странном спутнике.
Иногда Шерр казалось, что Серпьенте немного тормозит. На самом деле, та просто не любила делать поспешных выводов, но в такой дерьмовой ситуации, она явно побила любые рекорды своего своеобразного «тугодумия» (по крайней мере, Койот это сейчас никак по-другому назвать не могла). Экс Сегундо подняла взгляд полный раздражения на змею. Всем своим видом сейчас говоря что-то в духе: «Ох, правда? А мне кажется он просто душка!» После чего еще более показательно закатила глаза. Впрочем, Сер кажется проигнорировала это, просто смотря в одну точку, куда не так давно ушел арранкар.
И вот всплеск реацу. Шерр старается сконцентрироваться, невзирая на боль, чтобы понять ситуацию лучше. Да, определенно кто-то чужой. Облегченный выдох. Кажется, ею, действительно, просто приманивали врага. Внутри даже появилась небольшая надежда на то, что все не так уж и плохо. Да и Мануэль, быть может, не такой уж странный. Хотя нет. О чем это я. Странный. И будет очень хорошо, если они не будут пересекаться в будущем где-то вне заданий. Ведь если бы не ее сегодняшний строго выгравированный образ Палача, Койот обязательно бы уже, как минимум, нарычала на него, требуя объяснений.  И ничего хорошего из этого бы точно не вышло…
Вражеская реацу пропала и совсем скоро Мануэль вновь показался в поле зрения. Она снова выдохнула, кажется, даже расслабляясь настолько, насколько это позволяла боль в каждой из конечностей. На все его действия отвечала податливо. Впрочем, выбора все равно не было. В момент, когда Шерр осознала, что практически все ее раны пропали, взгляд на секунду вздрогнул. Когда же мужчина решил придержать ее, а затем и вовсе взял на руки, лишний раз даже не дернулась. Однако вытянула правую ладонь, сжимая несколько раз ту в кулак, а затем разжимая вновь. Не болело. «Исцелил меня?» Задумчивый, словно бы даже недоверчивый взгляд скользнул на секунду по маске мужчины, а затем вновь на руку. Она сдержала странную усталую улыбку. Ладно. Даже если когда-то он не сказал ей своего имени, арранкар позволил себе продемонстрировать при ней свои способности. Возможно, на это его вынудила ситуация, конечно, но все равно было… приятно. Да, пожалуй. Хоть что-то новое она о нем узнала с его собственной подачи. Было ли ей это сейчас еще нужно? Койот явно не сохранила того энтузиазма, с каким пришла к нему знакомиться. Впрочем, пока она еще не относилась к нему определенно отрицательно. Скорее просто не понимала. Поэтому, да, было приятно. Вот именно то самое чувство, с каким произносят «приятно познакомится».
Однако же прерогатива проследовать до самого лагеря на руках Мануэля – ей не очень-то прельщала. Койот не было неловко или неуютно. Она опять же не расценивала подобный жест в свою сторону как нечто, в чем может быть скрыт хоть какой-то подтекст. Она просто не может идти. Он просто ее несет. Не более того. Вот только, во-первых, когда-нибудь они приблизятся к лагерю. И в таком положении вступать на территорию не особо хотелось. Образ кровавого грубого Палача, сами понимаете. Дай этим животным хоть намек на то, что тебя можно расценивать как единицу более слабую хотя бы потому что ты женщина – устанешь исправлять последствия. Ну а, во-вторых, возможно, той же Серпьенте нравилось путешествовать не своим ходом, но вот Шерриган явно бы чувствовала себя увереннее на своих двоих.
— Я могу залечить свои раны и следовать дальше сама, – спокойно произнесла она, – если вернешь мне мой занпакто.
Она не требовала. Просто оповещала мужчину на случай, если ему что-то мешало залечить ее ноги, что может справиться с этим самостоятельно. А еще ей очень уж не нравилось, что ее оружие все еще находится у него. Впрочем, как только Койот закончила говорить, то тут же заметила, что они поменяли направление и идут сейчас явно не в сторону Леса. Глаза на секунду недоверчиво прищурились, а губы были поджаты. Не то чтобы её это прям пугало, однако хотелось побыстрее оказаться… дома и забыть о случившемся. Все же события оказались весьма неприятными. Оттого осознавать, что «приключения» еще не окончено – было довольно досадно. «Ну что же, ладно» – разве что не скрипя зубами подумала Шерр, внешне все еще сохраняя хладнокровие.
— Если я спрошу, куда мы идем, ты ведь все равно не ответишь мне? – вновь без упрека и все с тем же спокойствием. Однако в голосе на этот раз проскользнула усталость.
Да, к Койот возвращалась ее былая «разговорчивость». Более того, она почему-то решила, что может обращаться к мужчине на «ты». Задание, кажется, было выполнено, отчего арранкарша, видимо, расслабилась раньше времени.

+1

17

Этот ребенок.
Конечно же, когда все было сделано, она расслабилась, позволяя себе открыть рот и то сообщать что-то не имеющее значения, то задавать вопросы. Он вполне мог залечить ее ноги самостоятельно, просто не считал нужным, ведь тогда придется вести ее с надеждой, что она пойдет за ним при этом не пытаясь узнать все и сразу. Пока что Мануэль нес ее сам, но несмотря на то, что та не тратила своих сил на ходьбу, все равно интересовалась куда же они направляются. Девушку еще как-то можно было бы понять, находись она в компании совершенно незнакомого арранкара, но Койот же с ним. Уж если Камарилья послала это дитя с Пеньей, то с ней ничего не может произойти.
И ведь нашла в себе наглости использовать вместо «anata» более короткий и вместе с эти грубый вариант «anta». Можно решить что она просто проглотила букву, но уж очень большие сомнения в этом. Главное что хоть не «kimi» или «omae», почувствовать себя молодой девушкой он был не готов, да и по возрасту они никак не могли быть равными. Или не «kisama» с «onore», да «temee», а ведь он прекрасно представлял себе как любое из них может слетать с губ девушки. Да, с ее голосом это могло звучать даже интересно, а не просто оскорбительно, есть где потянуть гласные.
Место, куда они пришли, почти ничем не отличалось от того, где он прибивал спутницу к дереву. Все эти полянки как на одно лицо.
Мужчина поставил спутницу на землю и та могла бы заметить, когда ее ноги оказались на твердой поверхности, что те уже в полном порядке. Единтсвенное что он не смог исправить, это оставшиеся на ее одежды порезы в тех местах, куда проходили клинки. Опять взглянув на нее, Мануэль вздохнул. Взяв ее за руку, арранкар решил усадить ее на какой-то немаленький камень, стягивая с рук перчатки и зачем-то принимаясь трогать ее волосы.

Как же она все-таки напоминает ему его дочь. Сейчас он даже не помнил имени той, да и знал, что не собирался с ней поступить хорошо. Владея борделем у него было два варианта: либо принимать предложения от клиентов на ее первый раз, ожидая пока один перебьет другого, предлагая сумму побольше, либо очень удачно выдать ту замуж. И надо понимать что во втором случае надо было сделать это очень удачно. Подумайте сами сколько одна работница может принести в год прибыли, а они живут явно дольше. С местом у них проблем не было, да и кормить их всех не было проблемой. Доходы с их трудов позволяли.
Иными словами, он не расценивал этого ребенка как такового, зная лишь одно: это не его наследник, наследник не может быть девчонкой. А раз появился лишний рот, то тот должен сам себя как-то кормить, а его задачей было лишь предоставить ему возможность это делать.
Одни сплошные проблемы.
Он помнил, что дитя доставляло неудобства. Все должно было быть просто, но с каждым днем, что оно росло, приходило понимание, что это не то. Слишком рослая, плечи слишком широкие и не ровня покатым дамским плечикам... нет, сейчас он думал о Шерриган, арранкар сам бы не смог ответить как вернулся к той, мысли путались, а ведь он понятия не имел чем стала его девочка. Но не сомневался в том, что они похожи. До кучи еще и этот характер, с таким лучше действительно выдать замуж и избавиться от головной боли, не повезет же ее потом муж возвращать туда, где приобрел.

Волосы у Шерриган были длинные, но та с ними ничего не делала. Это было понятно пока он бился с тем чтобы хотя бы собрать это все в хвост на макушке, от которого он сразу же отделил небольшую часть. Когда это кое-как с горем попалам получилось он взял левую руку девушки, заставляя ту удерживать основную конструкцию для того чтобы все не развалилось, ведь у них не было с собой никаких ленточек. Во всяком случае, у него. К тому же так должно было проще отделять пряди из хвоста, ведь так не надо вытаскивать их, да и возиться с завязыванием-развязыванием тоже.
Мануэль принялся плести косу, в процессе чего добавляя пряди из хвоста. Волосы продолжали путаться, но он не проронил ни слова по этому поводу, обращаясь с теми предельно аккуратно, для того чтобы не насобирать еще каких комков. В процессе он успел выудить даже какой-то мусор, застрявший в них.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+2

18

Койот все также не понимала, что происходит, однако уже осознала, что спрашивать что-то у мужчины – совершенно пустая затея, которая еще и раздражать того может. По делу же он не ответит… вообще не ответит. Отчего арранкарша замолчала и просто начала ждать, когда хоть что-то будет ясно непосредственно из действий Мануэля. Ибо, кажется, по-другому с ним было общаться невозможно. Ух, как это непривычно. Статус Палача в лесу позволял ей быть фривольной в отношении практически всех его жителей. И здесь речь совсем не о том, что она может спокойно подойти к любому понравившемуся мужчине и «забрать его себе на ночь», практически ничего не объясняя. Речь о повседневном поведение Шерр с подчиненными ее Короля. Обычное «койотовское» высокомерие преобразовалось тут во что-то еще более жуткое. Если в замке она хорошо относилась к нумеросам, потому что считала, что жить беднягам и так нелегко, то в лесу скверно относилась… ко всем. Любой, кто обратился к Палачу по собственному желанию, а не дождался приветственного жеста от нее самой, мог увидеть по отношению к себе два типа поведения. Первый, самый частый и наиболее нейтральный, она просто слегка приподнимала бровь, молча слушала и, в целом-то, была даже вежлива. Однако во всем этом все равно читалось, что говорят они явно не на равных. Да и распрощаться с такими собеседниками Шерр старалась как можно быстрее. Второй же вариант проскакивал, когда какому-нибудь бедолаге приходило в голову тронуть Палача, когда та была в плохом расположении духа: не выспалась, голодная, раздражительная. Да что угодно. Прищуренный недоверчивый взгляд, в котором читалось сплошное пренебрежение, смешанное с ненавистью ко всему живому. Скривленные губы. Резкий тон. В общем-то, и в том, и в другом случае, Шерриган не спешила даже ставить кого-то вровень себе при первых беседах. Тут можно было сказать что-то в духе: «а потом удивлялась, что у нее нет друзей», вот только этому она перестала удивляться уже десяток лет назад. Амплуа Палача для нее подразумевало под собой постоянную нужду давать понять подчиненным своего Короля, что это сегодня они могут мирно заговорить с ней. А завтра, получив приказ, она с расчетливой точностью вырвет им сердце. И в ситуации, когда подобное «завтра» может наступить почти для кого угодно, лишний раз сближаться с кем-либо не хотелось. Не потому что Король была неоправданно безжалостна. А потому что лесные не так легко поддавались дисциплинированности, как хотелось бы. Что тут сказать, она выполняла грязную работу в абсолютно грязных условиях. Так что выходить из всего этого, не запачкавшись, было нельзя.
Теперь же Шерр впервые за долгое время примеряет на себя амплуа более слабого и стоящего на ступень ниже. Теперь она ждет, что ей ответят, а собеседник решает, нужно ли оно ему. И сейчас именно он может вести себя, как вздумается, выражая любое негативное отношение. Неприятно. После того, как ты сама давно существуешь в подобной шкуре, примерять опять овечьи обноски – прям таки отвратительно. Однако ничего не поделаешь. Приходится терпеть. И делать это  в основном молча. Ведь тон их «беседы» (вернее ее отсутствия) задает мужчина. Вздох. Как с ним сложно.
Шерр, наконец, чувствует твердую землю под ногами. Когда арранкарша понимает, что может стоять сама, она весьма вальяжно принимается  потягиваться вверх. Это вновь демонстрирует ее некоторую расслабленность. Задание закончено, а проведенное время рядом с Мануэлем, даже в столь странных условиях, словно даёт ей право все же быть более раскованной. По крайней мере, сама Шерр ощущает это именно так.
Однако в позе потягивания вверх, когда ее глаза были прикрыты, а по телу прошла приятная дрожь, мужчина вновь принялся «командовать без слов». Она слегка оступилась даже, когда он потянул ее за собой. Но удержалась на ногах. Губы скривились. Промолчала. Раз ему было нужно, то решила занять сидячее положение, которого от нее требовали теперь. Ох, это начинало раздражать. Мануэль обращался с ней как с куклой. Хочешь – подвину. Не хочешь? Заставлю. От этих мыслей глаза недовольно прищурились. Но как только Койот хотела одарить арранкара этим недоверчивым взглядом, он сделал то, что заставило веки максильно раскрыться и застыть в одном большом отражении шока на лице Шерриган. Волосы? Чёрт возьми, он правда запустил руку в её волосы? Да лучше бы запустил ее к ней под одежду! Не потому что этого хотелось. Просто в этом была бы хоть какая-то логика. Сейчас же Койот совершенно не понимала действий Мануэля. Первое желание – резко дернуться в сторону. Но только она собралась провернуть что-то подобное, как тут же почувствовала, что мужчина сжал собранные ими пряди в своеобразный хвост. Если она дернется – будет больно. Шерр не боялась неприятных ощущений. Но как же она ненавидела, когда трогают ее волосы. А тем более, когда те как-либо тянут. Это оборачивалось не болью, а такой отвратительной дрожью раздражения, что пробегала по спине. Губы сжались, выдавая тем самым одно сплошное недовольство.
— Я… – хотела было она громко заявить о чем-то, да арранкар вновь взял ее руку, заставляя теперь придерживать ладонью собранные им пряди.
Губы Койот застыли от осознания ситуации. Казалось бы, куда уж еще сильнее удивляться ситуации, а нет – есть куда. «Он… пытается… заплести их?» – с легким заиканием даже в собственных мыслях, обратилась экс Сегундо к Серпьенте, просто не зная, что ей еще остается делать.
Змея испытывала не менее двойственные чувства от увиденной картины. Однако ее глаза вряд ли могли раскрыться от шока еще больше, чем это было обычно. В её стеклянном взгляде ничего не поменялось. Она лишь наблюдала, застыв в вытянутой позе, подобно каменной статуе. Вопрос, прозвучавший в голове, заставил хоть как-то пошевелиться. Сер повернула голову к Койот, затем вновь посмотрела на Мануэля. Опять на Койот. Снова на Мануэля. А затем с завуалированной мыслью: «к чёрту, я в этом не участвую», сползла вниз на землю и скрылась где-то рядом. Впрочем, скорее всего, она находилась прямо перед ними и продолжала наблюдать, медленно и непонимающее мотая головой из стороны в сторону.
Шерриган же, подобно вставшей ранее на дыбы кошке, в какой-то момент пришлось выдохнуть и слегка опуститься, расслабляясь. Губы все еще были скривлены, но делать лишних движений она не собиралась, опять пуская все на самотек. Дать кому-то копаться в своих волосах со спокойствием на душе Койот могла только в случае необыкновенно близких отношений. Да, ранее подобное мог проворачивать только Старк. И да, прошлый Примеро часто сам заплетал дочери косы. Ну первые несколько раз выходило из рук вон плохо, а совсем маленькая Шерри во всю вскрикивала: «Папа, ну больно же!», но все приходит с опытом. Ему нравилось, когда волосы дочери были убраны в две косички со все теми же голубыми треклятыми лентами. Только к годам 10 она начала отмахиваться от Койота старшего, заявляя, что она уже не ребенок и будет сама решать, как уложены ее волосы. Зря. В итоге через пару лет просто отрезала большую часть. Лучше бы и дальше давала заплетать отцу. Но да сейчас не об этом.
С Мануэлем у них подобной связи уж точно не было. Отчего экс Сегундо сидела на проклятом камне как на иголках. Возможно, она бы предпочла, чтобы ее еще раз приковали к дереву, чем вот это. По телу то и дело пробегала та самая неприятная дрожь. Впрочем, благо, он был аккуратен, словно и у самого мужчины был опыт в чем-то подобном. Будь перед ней кто-то другой, она бы даже спросила об этом, желая завести беседу. Но что-то внутри подсказывало, что ничерта ей не ответят, опять заставив почувствовать одну большую неловкость. Поэтому, слегка прикусив нижнюю губу, Шерриган продолжила молчать и терпеть.

+1

19

Нельзя сказать, что проделывать это все доставляло ему какое-то удовольствие. Все эти путанные волосы могли довести лучше своры маленьких и надоедливых ребятишек, каждый из которых тычет в тебя пальцем и все те говорят одновременно так, что трудно разобрать что же им надо. Самое худшее было то, что у них не было никаких подходящих инструментов, вроде того же гребня, чтобы хорошенько все расчесать, не так чтобы просто использовать тот для укладки по пробору, а именно для того чтобы потратить несколько минут на тщательное, продолжительное приведение в порядок этого ужаса. Пусть он ничего не говорил, но удержаться от вздоха было трудно. Было всем этом и что-то хорошее, вроде того факта, что копна на ее голове еще существовала, немотря за сомнительный уход за ней, что уже говорило о том, что волосы не ломкие. Плюсик пусть и не в копилку самой девушки, но тут ничего не попишешь.
Коса, сделанная из подцепляемых прядок, сделала полный круг через голову девушки и остальную часть Мануэль доплетал уже как нормальную, которую затем принялся прятать под волосами между фиксированной частью и той, откуда изначально шел хвост. Это должно было придать всему этому объема, да заодно спрятать все то, что могло бы висеть со спины или бока и грозиться в любой момент расплестись. Оно так же было рассчитано на то, чтобы помочь удержать в начальном положении тот "хвост", который в идеале было бы чем-то завязать, но у арранкара не было с собой никаких резинок, ведь и такой шикарной копны на его голове не наблюдалось. После закрутки внутри оставалось только хоть как-то закрепить всю эту конструкцию. Тут в ход пошли две его умабари, которые удерживали самый конец косы. Пусть это его зампакто, но лишь какая-то часть, которой он даже не так часто пользуется. И это не так словно он отдает два этих куска девушке просто потому что, вовсе нет. Прическа не будет у нее вечно, когда расплетется, тогда пусть и вернет одолженные "заколки". Да и он сам носил ее меч, к явному недовольству со стороны Койот.
Мануэль обошел ее, оказываясь спереди и осматривая плоды своих трудов. Прошло достаточно много времени с тех пор, когда он в последний раз плел корзинку. Это была одна из самых простых причесок, которая к тому же была в моде, когда его первая жена хотела чтобы он делал их для нее. Камина многое себе позволяла, начиная от подобных просьб и заканчивая тем, что называла его этим глупым прозвищем. Но ладно это, уж лучше лениво делать причесу жене по утру в кровати, чем слушать ее угрозы, что она заставит кого-то другого этим заниматься. Это ведь может означать что угодно, от приглашения каких-либудь сомнительных шумных подружек, увлекающихся рукоделием и заканчивания приглашением какого-нибудь мастера стиля, который еще и наряд захочет подобрать, и содрать за это втридорога.
Но он отвлекся. Очень трудно концентрироваться на настоящем, когда продолжаешь жить прошлым и цепляться за любой момент, который не успел напрочь стереться из памяти. И если бы оно так зачем-то не было ему нужно, ничего из этого в настоящее время не продолжило бы существование в его голове. Девушка еще сидела и чего-то ждала. Верно, у него ее оружие. Арранкар вложил катану ей в руки, после чего выпрямился, как если бы размышлял на тему возместил ли он уже причиненные ей неудобства. Все же ее физическое состояние он смог откатить назад, а прическа должна была быть попыткой искупить попорченную им одежду. Решать тут не ему насколько это равный обмен, но ничего больше Мануэль предложить не мог, поэтому просто натягивал обратно перчатки, собираясь покинуть свою спутницу.
Возвращаться в лагерь с Палачом он даже не думал, рассчитывая на то, что доклад о выполненной миссии предоставит та, кто это сделает лучше него. Не так словно ему до этого приходилось излагать Камарилье о том как прошло устранение чего-то ей неугодного. Арранкар просто делал свою работу и пропадал так же как до этого, не изволя и носа показать на территории владений Луизенбарн для отчета.
[nick]Manuel[/nick][status]БЕСЧУВСТВЕННАЯ Я СВОЛОЧЬ[/status][icon]https://i.imgur.com/5NYARa1.png[/icon][sign]Rouse him: make after him, poison his delight,
Proclaim him in the streets; incense her kinsmen,
And, though he in a fertile climate dwell,
Plague him with flies: though that his joy be joy,
Yet throw such changes of vexation on't,
As it may lose some colour.
[/sign]

+2

20

Шерриган так и осталась сидеть на этом камне. Не сказать, что процесс плетения ее волос чужим мужчиной доставил ей особо много удовольствия. А после даже стало как-то вообще неловко, словно они занимаются здесь чем-то личным. У Койот были свои рамки какой бы то ни было близости с противоположным полом. И в этих рамках заняться с сексом с мужчиной, а на утро не помнить его имени – абсолютная норма, а вот давать кому-то дотрагиваться до своих волос – это уже что-то особенное. Однако она все еще не могла даже на секунду задумываться о Мануэле как о объекте каких-либо чувств, будь то похоть или что-то большее. Он все еще принадлежал ее Королю. Впрочем, учитывая, её опыт близкого общения с какими бы то ни было существами в принципе, неразговорчивость Мануэля сыграла с сознанием Койот злую шутку. На секунду арранкарша решила, что раз он занимается подобным, значит молчаливый спутник к ней, как минимум, благосклонен. Хотя раньше она и думала, что тот вряд ли испытывает к ней что-то больше, нежели обычное раздражение. А вот насколько глубоки ее заблуждения и вообще являются ли они таковыми – выяснится уже намного позже.
— До свидания, – словно бы растерянно выпалила Шерр, когда заметила, что арранкар собирается уходить.
До этого взгляд ее был устремлен на отданный ей занпакто. Она слишком задумалась, отчего и упустила момент, когда мужчина отдалился. Тот ей, конечно же, не ответил и вскоре пропал из виду. А Койот осталась на месте.
— Какого черта это только что было? – после пары минут тишины произнесла она, обращаясь к Серпьенте, что стала непосредственной свидетельницей происходящего сегодня.
После этих слов змея показала себя и принялась взбираться вверх по ноге Койот, сопровождая свои движения характерным шипением. Когда же Сер, наконец, заняла своё «законное» место на плечах своей спутницы, она устремила свой стеклянный взгляд в сторону, куда ушел арранкар, а затем все же ответила:
— Ну… он странный.
Шерриган только разочарованно вздохнула. «Он странный. Ничего более очевидного сказать ты не могла» Арранкарша поднялась на ноги и закрепила занпакто.
— Ладно, нужно доложить обо всем Королю, – сказала она уже скорее сама себе и использовала сонидо, дабы побыстрее добраться до Леса.
Койот была из тех, кому стоит говорить об отношении к ней прямо. Или хотя бы говорить вообще. Чтобы она сама себе ничего не надумала в духе самой типичной женщины. Отчего сегодня она решила, что Мануэль хоть и не сказал ей своего имени и не разделил еду, но, кажется, был настроен по отношению к ней положительно. Главное после случившейся сцены с ее волосами отогнать из головы какие бы то ни было зерна сравнения его  с отцом. А то ничерта из этого хорошего не выйдет. 


Полгода спустя.
С момента их последней миссии Койот более не слышала, чтобы Мануэль посещал Лес. Встречи с ним она не искала, да и особо не вспоминала странного арранкара. Разве что когда на глаза попадались его умабари. В эти мгновения Шерр на пару секунд замирала, в очередной раз задумываясь, что же это было. Да и как она к этому относится? Палач определенно точно знала, что не чувствует к Мануэлю чего-то запредельного. И вообще считала, что ее  мысли он как-то затрагивает, только потому что так и не заговорил с ней. Странно это было. Отчего несколько особенно. После неудачных попыток к чему-то прийти, Койот отмахивалась и продолжала спокойно жить своей жизнью. Впрочем, были еще моменты, когда она вспоминала о нем. Когда они с Джиругой проводили время вместе дальше дел постельных, слушая его, экс Сегундо, недовольно цокала языком и в мыслях замечала, что лучше бы тот молчал, подобно Мануэлю. Но это скорее проблема самого Ннойторы.
Что же касается умабари – почему-то Шерр решила, что ей не нужно их возвращать. Назвать это подарком – язык не поворачивался, но именно так она и думала. В конце концов, прошло так много времени, а Мануэль не потребовал оружие назад. Значит, оно ему было не нужно, и она может оставить то себе. А уж окружать себя символичными вещами – Койот очень любила. Посмотрите на ту же ленту в волосах Ибби ради лишнего доказательства.
Этот день не отличался чем-то особенным. Она вернулась с задания, на котором плотно отобедала. Потому что какие-то глупцы из Белого замка вновь решили, что могут приходить на вражескую территорию и «выпускать здесь пар» Ох, ну да, конечно, они же тут для них просто животные, которых можно в любой момент прирезать. Находили себе противников послабее да развлекались. Возможно даже обычных пустых и адьюкасов. Да плевать. У них не было и на это прав, пока они ходят по владениям ее Короля. И если Шерр поспевала к моменту, когда враги еще не успевали убраться восвояси – она убивала их без каких бы то ни было раздумий. Как-то за три года печальные мысли, что с этими существами она когда-то делила крышу над головой – прошли. Убивать стало легче. Да и выбирать кусок повкуснее – тоже. На самом деле у таких кадров она обычно лишь вырывала сердце. Иногда оставляла себе кусок побольше, но если была голодна. А после Койот каждый раз снова и снова не жалела времени, чтобы вытащить тела на поверхность и выкинуть их куда-нибудь в пустыню. В Лесу-то их точно бы сразу сожрали. А так был шанс, что хоть какие-то останки еще найдут. Делала это Шерриган не от доброты душевной. Просто надеялась, что хоть когда-нибудь Матос, чтоб он был не ладен, да расскажет Примере, что больно часто они начали в пустыне находить ушедших в Лес на прогулку нумеросов. И тогда этот идиот лучше начнет следить за своими овцами, а не шашни с шинигами крутить. А то добавляют ей лишней работы, понимаете ли. Да, именно с такой мыслью женская фигура тащила по пустыне очередное тело и выбрасывала его, мысленно передавая привет старому другу. Жаль, что, как правило, тот не доходил, ведь остатки быстро сжирала прочая мелочь.
В общем, совсем-совсем ничего особенного. Кроме одного «но». Краем уха из разговора какой-то милюзги она услышала, что у одного из них «большой дядя в маске и черном балахоне отнял фломастеры и ничего не сказал» В этот момент Койот аж замерла. Не потому что жаждала встречи с тем самым «черным балахоном», а потому что глубоко и протяжно вздохнула, прикрыла лицо рукой и принялась покачивать головой. «Да что с ним, черт возьми, не так?» Ей почему-то стало даже чуточку неловко внутри. Ладно. Хотелось надеяться, что Мануэлю эти самые человеческие красящие палочки нужны больше, чем ребенку. Которому, к слову, очень редко и по большой удаче может «перепасть» что-то подобное из мира людей. У них же тут не детский сад с кучей игрушек.
«Серпьенте, можешь почувствовать, где он?»
Змея вытянулась и посмотрела в глаза Койот, явно намекая на что-то в духе: «А тебе оно точно надо?», но вслух этого не говоря. Только после того, как рептилия увидела скривленные губы в ответ на свой жест, она кивнула. Ее уровень пескисс был значительно выше того, каким обладала ее спутница. Отчего Сер довольно быстро и умело определила нужное направление.


Среди белых песков черная двухметровая туша выделялась отчетливо. Тем более что Мануэль явно не скрывал себя. Зрелище вышло довольно… занимательным. Он как обычно молча сидел. Она сделала реацу ощутимее, намекая, что совсем рядом. Он, конечно же, не отреагировал. Вздох. Постояла за его спиной в метрах трех, подождала, осмотрелась. Минута. Две. Три. Все сидит и просто смотрит в песок. А рядом те самые фломастеры. «Что.C ним. Не. Так?» – с растянутыми паузами повторилось в голове Койот. Пальцы ее легли на веки, слегка массируя те, словно она заметно нервничает и пытается успокоиться. «Ладно, черт с ним» И опять вздох. После чего она все же зашагала к мужчине.
— Привет, – коротко и, пожалуй, слишком фривольно поздоровалась Шерр. Впрочем, не стоит забывать, что в ее голове арранкар отметился как некто, с кем они теперь находились в хороших отношениях. Ну окей. Хоть в каких-то немного положительных!
Серпьенте же почему-то сразу уползла непонятно куда и скрылась в песке. Видимо, она ко всему этому дерьму была все же еще не готова. И вот обычная тишина. Койот спокойно садится на песок рядом с Мануэлем и его фломастерами. РЯДОМ С ОГРОМНЫМ СЕРЬЕЗНЫМ МУЖИКОМ В БРУТАЛЬНОЙ МАСКЕ, ЧЕРНОМ ДЛИННОМ ПЛАЩЕ И ЕГО ФЛОМАСТЕРАМИ. Кхм. А затем молчит еще некоторое время, смотря куда-то вперед. Она не очень-то понимает, что он тут собирается делать. У него есть маркеры. Ими рисуют. Забрал он их намеренно. Значит… Шерр снова вздохнула и ей опять стало неловко. Нет, ну серьезно? Они тут в лесные злые арранкары между прочим. Когда ее жизнь свернула не туда? Ладно, что уж жаловаться. Она молча протянула ему руку, раскрытой ладонью вверх, словно бы что-то выпрашивая.
— Я могу помочь? – негромко и с толикой все той же неловкости выдавила из себя Койот, лишь краем глаза теперь смотря на мужчину и ожидая, что он даст ей фломастер и скажет (ахахаха, наивная) и покажет, что делать.

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » Флешбэк » A realistic medieval prison experience


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC