Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Завершенные эпизоды » The Walking Dead


The Walking Dead

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

Наверное, она бы взялась рассказать ему о том, что Ибби стала одной из причин вернуться сюда. Конечно, не первостепенной, но Койот прекрасно понимала, что ее Волчонку здесь будет лучше. Потому то сама она никогда не навязывала девочке своих взглядов на мир, хотя, казалось бы, была столь огромной противницей желания арранкаров стать человечнее. Однако если бы Шерриган могла бы просто взять и выбрать путь для своей дочери, то явно бы отправила ее в тот мир, что пытался выстроить сам Луизенбарн, и от которого она бежала, называя это «удавкой на своей арранкарской шее».  Вот только последний приступ смеха, что случился у Ригарда в ответ на её откровение о Короле заставил экс Сегундо лишний раз подумать, прежде чем рассказывать бывшему другу о том, что она, наконец, взглянула на ситуацию под другим углом. Да, под углом именно благополучия их расы в будущем, потому что теперь у нее была та, ради которой хотелось для этого будущего что-то делать, не взирая на собственный дискомфорт. Но увы, сегодня он от нее подобного точно не услышит.
— Она, действительно, чудесная, – только и ответила Шерриган. – И оттого с ней не должно случиться ничего печального. Ведь пока Рейна сама же кидалась на мой меч, Ибби умеет молчать и быть кроткой «…даже когда ей ломают пальцы» даже в самых сложных ситуациях.
Койот вновь положила голову на кровать, переведя взгляд на потолок. А затем также скрестила пальцы в замочек на своем животе.
— Я нисколько не смеюсь над родительскими чувствами Гриммджоу. – с толикой явной серьезности начала рассуждать она. – Если их отношения с Рейной хоть отдаленно напоминали то, что было между мною и Старком, «словно это возможно», я невероятно сочувствую ему. И даже обязательно извинюсь за подобное стечение обстоятельств. – она вздохнула и произнесла на пол тона тише. Вот только кому это будет нужно. Что же до дерьмовости всей это ситуации… Чувствую ли я свою вину за случившееся? Нет. Между Лесом и Замком идет война. И не я в ответе за глупых арранкаров, которые решали снова и снова наведываться в Лес. Конечно же, ведь здесь убивать себеподобных нельзя, тем более уж есть их, а в Лесу у нас одни варвары да каннибалы, за это Примеро нас не отшлепает. Как же это тупо и сколько же с этим каждый день было мороки. – Койот поморщилась, прикрыла глаза, а затем устало помассировала пальцами веки. – Так что я с уверенностью могу сказать, что Рейна попала в плен, потому что была тупа. Так же, как видимо, её отец, который позволял подобное. Осознание войны и опасности – слишком важная часть этого проклятого мира. И поэтому я здесь с Лофтом. И по той же причине, я никогда не выпускаю лишний раз Ибби из поля зрения. И уж тем более никогда бы не позволила ей одной прогуляться до Белого замка, чтобы потом злиться, что кто-то там воспользовался случаем. Нет, я понимаю. Будь я на его месте, то и думать о подобном не стала, а просто сожрала бы виновного. Но черт возьми! – она устало и словно бы рычаще выдохнула. – Насколько же она была громкой и тупой! Даже я в её годы уже такой не была! Хочешь строить из себя большую злобную пантеру перед кем-то, кто на голову тебя выше? Так отрасти для этого начала когти, чтобы случайно не подохнуть! – в голосе Койот начало проскальзывать откровенное раздражение. – В общем, да, моя ситуация определенно дерьмовая, спасибо, что лишний раз напомнил. – злобно прошипела она, смотря теперь на Приму, не изменяя своей привычке «если меня что-то раздражает, я вполне сделаю так, что во всем виноват будешь ты».
Но вместо того, чтобы внять намеку и просто заткнуться, Ригард решил поиронизировать над ситуацией, да попросить поделиться псевдо планами Короля. О боги! Как же ей уже надоели все эти треклятые намеки в шпионстве за неделю! И вот она лежит в очередной раз слушает, как кто-то строит догадки о том, что Койот явно что-то не договаривает, и с ее возвращением все не так просто. Вот только в этот раз этому «кому-то» не повезло быть с Шерр «на короткой ноге». Так что когда он придвинулся ближе, шепча, а она тут же моментально подскочила, как ужаленная, вставая тем самым с кровати и явно срываясь:
— ДА НЕТ НИКАКОГО ГРЕБАНОГО ПЛАНА, КАК ЖЕ ТЫ НАДОЕЛ, ЛУИЗЕНБАРН! – зарычала она. Хотя надоел не он конкретно, а вообще все вокруг происходящее. – Я действительно здесь, потому что люблю своего брата и не хочу, чтобы он помер в этой блядской войне от сил, к которым я буду непосредственно причастна! И уж ты-то можешь уже, наконец, заткнуться со всеми этими «случайности не случайны»!
Да, вот такая она. Как выдавить из себя что-то сентиментальное по отношению к дорогим ей людям - так сразу закрывается, а если дело доходит до недовольств - то тут пожалуйста. Последнее особенно всегда относилось к Ригарду. В целом, можно сказать, что ему не привыкать. Когда Койот закончила надрывать глотку в порыве злобы, смотря на него разве что без желания убить прямо на месте, взгляд ее заметно вздрогнул от осознания ситуации. Сорвалась. Кажется, совершенно не к месту. И именно на него, только потому что позволяла себе слишком многое из-за воспоминаний о днях их дружбы. Глубоко вздохнула. Выдохнула. И еще раз. Села на край кровати, уже спиной к Луизенбарну, устало сгорбилась и в мучительном жесте запустила пальцы в волосы.
— Прости, Прима. – прохрипела Койот шепотом. – Ты не представляешь, как мне очерствела эта неделя. Вся жизнь с ног на голову перевернулась. Наверное, твоё воскрешение – это чуть ли не единственная хорошая новость.– она болезненно усмехнулась. – Впрочем, еще статичность Амайи, конечно же. Она на месте Кварты еще всех нас переживет.
Взгляд уперся в шкаф, что стоял у стены перед ней.
— К слову, твои вещи еще целы. Ну, по крайней мере, те, что не были порваны на куски и хаотично разбросаны покрываться коркой пыли к моменту, когда я пришла. Конечно, меня могут завтра выгнать, и ты сможешь оставить все как есть, но побудем оптимистами – забери, то что нужно, а то я все выкину. Ты, кстати, куда? Надеюсь, не обратно в свою кладовку?
Как приятно было говорить о том, что она найдет в себе силы выкинуть все его барахло с осознанием, что она правда сможет. Хотя не так. Ей было приятно знать, что он жив, и тут уж ничего не попишешь. Пусть и странный, пусть и рассмеялся ей в лицо в ответ на откровения, но все же у Койот было слишком мало друзей, чтобы так просто сказать «нет, ты уже явно не тот, да и вообще прошло 11 лет, я с тобой больше не дружу!». Она испытала облегчение, увидев Шиффер неделю назад целой и невредимой еще до того, как та тепло её приняла. И точно также она испытывала облегчение от того, что Ригард все же жив. Пусть и говорила, что рада этому, лишь вскользь и вообще больше на него рычала весь этот вечер. 

Отредактировано Sherrigan Coyote (05-08-2018 01:42:40)

+2

22

Хоть и хотелось, не прекращая, грустно вздыхать на ответ Шерриган, Ригард нашел в себе силы этого не делать. Конечно, на ее вспышки гнева было смотреть забавно, но он никогда не был садистом, который получает от этого несказанное удовольствие. Да и запускать всю беседу по кругу, было той еще морокой. Все что он хотел узнать, он узнал. Понял, что Койот мало чем изменилась, и хватит. А что до ее лесных похождений, ее любимого Короля и всей той ситуации, в которой они оказались в итоге, из-за ее возвращения, на все воля Судьбы. Фактически, его возвращение тоже нельзя было назвать простым. А учитывая разговор в ателье Корво, и все что там произошло, у самого Ригарда проблем было достаточно. Потому, отповедь девушки, он выслушал со слабой улыбкой, лишь в моменты ее вспышек, делая ее чуть шире, невольно умиляясь тому, как трудно его подруге детства держать себя в руках даже когда она явно этого хочет. А эти оправдания своей вины, скидывая ее на пострадавших. О Пустыня, она даже извинилась. Неожиданно, брат Короля порадовался, что избежал желания добавить новых комментариев, раз в итоге его ждала такая сцена.
- Ну, вот не знаю, я вот за Амаю волнуюсь. Если она все так же апатична и пассивна, как бы ее не ждали проблемы, - пользуясь предложением новой хозяйки комнаты, он встал и принялся рыться в шкафу, надеясь, что искомая вещь пережила годы и чужие варварские лапы, - Впереди куча дел, и немало драк, и ее безразличие ко всему, кроме сна, может бы фатальным. Я понимаю, что эта ее черта тебя напоминает об отце, от того Шиффер потеряет для тебя часть шарма, избавившись от нее. Но сам же Старк доказал, что слишком беззаботное отношение к битве, чревато проигрышем. Конечно, я не говорю, что давайте выдадим ее в лабораторию, чтобы они ее там обкололи стимуляторами. Но как по мне, немного энтузиазма ей не помешало бы.
На самом деле, большой проблемы он не видел, и даже завидовал умению сестры Кичарта не относится ни к чему с должной серьезностью, точнее, плевать на все. Но не мог не озвучить слова себя же самого, из прошлого. Так сказать отдать должное прозорливости бывшего Примеры, и указать на его же ошибку. Еще тогда было очевидно, что Амая не подходит для Эспады, не в плане силы, ее у той было достаточно, но в плане активности. Случись что, и ее вряд ли удалось бы расшевелить, не вломись враг прямо в ее опочивальню. Но врагов не было, ведь мир был заключен, а Лес не имел больших сил. Тогда как сговорчивый Меч, для планов молодого правителя был нужен. Тот, кто на вопрос – «Есть возражения?», полениться поднять руку. Потому, Кварта была Квартой. Сейчас же правила игры изменились, и кто-то должен был донести эту мысль до Лофта, что, сам того не подозревая, имел резерв среди нумеросов, более активный, и, куда реже, более сильный. Он и Корво, были тому примерами. Но, так как лезть в дела замка напрямую, было нежелательно, беловолосый предпринял слабую попытку воздействовать на нового правителя замка, через его сестру. Хоть и понимал, что, скорее всего, он просто услышит претензии к его неверию в Аму, и все сказанное не выйдет за стены этой комнаты.
«Я пытаюсь манипулировать, при этом, не проявляя особого рвения. Если подумать, теперь, я мало чем от нее отличаюсь. Разве что я хотя бы пытаюсь.»
- Хотя, с другой стороны, в Эспаде и без нее есть куда более проблемные ребята, и я не о Диего, - он остановил поиски, и распрямившись поглядел на Койот, - Что ты думаешь о Корво? Мне одному он напоминает смесь Заэля и Ичимару? И я не об интеллектуальных способностях. Как вообще вышло, что Лофт взял в Десятку того, кто и не скрывает, что предаст нас при первой же возможности, лишь бы ему самому было хорошо? Пока мы разговаривали, он только и делал, что показывал какой он язвительный и смешной.
Одноглазый невольно усмехнулся, вспомнив потуги сына Ильфорте в презрительный сарказм, и свои мысли о том, что бы он сделал, выполни Лофт его просьбу. И опять по телу пробежала волна воодушевления. Он был всего в шаге от того, чтобы отправиться следом за Кичартом. И ничуть об этом не жалел. Кто знает, может быть Судьба привела его в замок как раз для того, чтобы дать понять лидеру Эспады, что выполнять нелогичные, и явно провокационные, просьбы не пристало тому, кто должен думать о будущем своего народа. И даже такая мелочь, была отличным поводом, чтобы умереть. К тому же, кто знает, может быть бой освободил место Второго. Что, бесспорно было бы еще лучше. Хотя, роль оружия Рока, созданного для убийства кого-то особого, виделась Ригарду слишком великой, для кого-то вроде него. Так что мысленно отмахнувшись, одноглазый продолжил поиски в шкафу.
- Что, в самом деле, этот шут решил жениться? Я, если честно, от удивления чуть не сел на пол, когда узнал. У Гранца что ли есть компромат какой на твоего брата, или может Эстелла у него в заложниках? Иной причины, почему, далеко не глупый Лофт, просто задумывается о возможности исполнить такие идиотские просьбы, я не вижу. Нет, я конечно всегда был за то, чтобы наша раса плодилась и размножалась. Можно сказать, ради этого трудился и шел на жертвы, тебе вон насолил. Но в этом случае, ничего хорошего я не вижу.
А в это время, из глубин шкафа был извлечен белый френч, слегка пыльноватый, но все еще вполне пригодный для ношения, особенно учитывая новые физиологические специфики тела Ригарда. Так что тот не скрывая радости, тут же его нацепил, с удовольствием ощущая, что тот сидит на нем отлично, не сковывая движений.
- Как тебе? Как то прихватил его у наших портных, еще в бытность Сегундой, но так и не пришлось поносить. Все думал, что плащи мне идут лучше. Но, как выходит, что покороче, тоже вполне в моем стиле. Ты так не думаешь?

Отредактировано Rigard (05-08-2018 06:43:52)

+1

23

— Ну, знаешь, – спокойно и повседневно начала Койот, наблюдая, как Ригард роется в шкафу, – мы вот с тобой что-то делали и были, как ты говоришь, «активны» каждый в своем деле, и что сейчас? Не думаю, что твое положение очень завидно. Что уж говорить о моем. А Амайя, при том, что и в эспаде-то она раньше нас обоих появилась, занимает своё место, кажется, дольше всех остальных. Ты, кстати, знаешь, что место Примеро изначально было предложено ей? Это говорит о какой-никакой ее значимости в Замке. Она, быть может, и не вылезает из своих покоев днями, если этого не требует ситуация, но и проблем да врагов себе тем самым тоже не наживает. В общем, есть над чем задуматься. Да и ты перегибаешь палку, как мне кажется. Шиффер никогда не относилась «беззаботно» к битвам. Она знает, что после удачного исхода боя сможет пойти и снова поспать. Для нее это отличная мотивация. К слову, доказательством тому является и тот факт, что убийство претендентки в эспаду, из-за которой посыпался твой союз с шинигами, легло на плечи Кварты. Она пусть и делает что-то, чтобы от нее отстали, но делает же. – Койот усмехнулась. – Впрочем, в твоих словах есть доля истины. Тем более, что Лофт говорил мне нечто похожее недавно. Но кто знает, может я здесь в том числе для того, чтобы заставить Аму лишний раз подниматься с кровати. 
Шерриган и правда видела в Шиффер нотки характера Старка. Но вместе с этим она прекрасно знала, что нет в замке никого, кто смог бы расшевелить Амайю лучше неё. В конце концов, у нее с самого детства такой опыт борьбы с отцовской ленью и столь прекрасный пример перед глазами, как тетушка Лилинетт. Нет, определенно, останься Шерр в замке, и у Кварты прибавится причин подниматься с кровати чаще. Но да сейчас не об этом, ведь Ригард задал весьма интересный вопрос о Сегундо.
— Корво~, – задумчиво протянула Шерр и слегка откинулась назад, смотря в потолок да поджимая губы, – быть может, ты вновь слишком предвзят? Видимо, ты не знал его до своей смерти, так что не делаешь ли поспешных выводов? Я сама не могу судить о нем конкретно в амплуа помощника Примеро, но Шиффер, объективности которой я уж точно доверяю, говорила мне, что Грантц, несмотря на его поведение, все же достоин уважения, как Сегундо. Ни одно его решение еще не повлияло на замок отрицательно. В общем, не думала, что я буду говорить о подобном тебе, но может и правда стоит не судить лишний раз по обложке? Вернее по словам. Обложка-то у него очень даже ничего. Твой костюм ведь, наверное, тоже из его ателье.
А что? Шерр была довольна результатом работы Грантца и правда отдавала ему должное в занятии столь странным делом, как шитье формы. В коем-то веке не пришлось тащиться в мир людей за одеждой.
— Что же до моего личного мнения... – экс Сегундо сделала паузу, опять раздумывая, – он тот еще ублюдок. Мне стоило больших усилий не врезать по его ехидной физиономии в момент наших встреч. Но я бы сказала, что он настолько расчетливая мразь, что невольно не желаешь стоять с ним по разные стороны. Знаешь, я ведь не собиралась приводить сюда Ибби до однозначного ответа на совете. Но ему понадобилось три дня, чтобы найти только ему известными способами мою главную слабость и хорошенько на нее надавить. Он просто отыскал ее в чертовой бескрайней пустыне и привел сюда. Вышел крайне однозначный намек. В общем, да, он определенно меня раздражает. Серпьенте давече сказала, что он хуже Ннойторы. С ее стороны это уже можно назвать выдвинутым диагнозом, она слишком не любила старика Джиругу.
От вести о женитьбе Корво Шерриган как-то неестественно поморщилась, словно эта новость задевала ее лично. Впрочем, так и было. Не в плане чувств, конечно. Просто это могло сулить некоторые проблемы.
— Свадьба? – чуть ли не прошипела Койот, всем своим видом выказывая одно сплошное отвращение. – Не Лас Ночем, а притон человечности. Впрочем, чему я удивляюсь. – она вздохнула. – Обидно, обидно. «С женатыми мужиками я еще не спала… наверное, стоит уточнить у Серпьенте» – о чем речь, она имен-то многих не помнила.
Конечно же, она не собиралась прямо рассказывать Ригарду о том, что переспала с Корво. Чай не подружки-сплетницы, чтобы подобное обсуждать. Впрочем, её реакция вполне явно говорила о чем-то не самом лучезарном, но это вполне можно было списать на очередной камень в сторону все той же противной замковой человечности.  «Будем надеяться, его невеста не придет устраивать разборок... словно у меня и без этого проблем не хватает». Она и правда даже на секунду опечалилась от мысли, что, возможно, ей придется искать другую замену Ннойторе. Ведь сколько бы Койот не куксила своё бледное личико, а брак для нее был не пустым словом. Самым ярким примером в этом служили ее родители. И пусть они разошлись не лучшим образом, но Шерр всегда видела в их браке пример здоровых и правильных отношений. Поэтому просто махнуть на эту новость рукой у нее пока не получалось. Да, даже  у Палачей есть свой моральный кодекс. А вот чего она хочет больше – соблюдать его или Корво – это уже вопрос второстепенный.
Но от грустных мыслей о том, что у нее из под носа увели хорошую секс-игрушку отвлекли примерки Ригарда. Шерр, наконец, вновь взглянула на него, и ее бровь скептично поползла вверх.
— Вот уж не думала, что ты когда-нибудь будешь передо мной крутиться в новом наряде, да спрашивать идет ли тебе. Право, такого даже Амайя не делала, когда все же приходилось отправлять в людские магазины за одеждой.
Койот, конечно же, засмеялась. Без лишнего ехидства, просто в очередной раз с некой доброжелательностью признала, что её бывший друг на редкость изменился.
— Выглядишь неплохо, – все же вставила она сквозь смех, а затем резко стала слишком серьезной. – А теперь развернись обратно и поправь в шкафу все как было. – ситуацию бы прекрасно описало: «Здраствуйте, я Шерри, и я домашний тиран». Но все же после столь строго сказанной фразы было добавлено: «Пожалуйста»

Отредактировано Sherrigan Coyote (05-08-2018 14:50:22)

+2

24

Ну что можно было сказать, Шерри была самой собой. Она всегда умела найти оправдания для тех, кто был ей дорого, и обвинить в самых ужасных грехах тех, кто был ней не по душе. Да, у нее прибавилось объективности в речах, но то, как она старательно искала оправдания для лени и пассивности Амаи, невольно вызывало улыбку, как и откровенные заявления в адрес Корво. Причем слушая ее размышления в его адрес, голос в голове Ригарда тонко пискнул о том, что тут что-то личное, и не только в приемной дочери дело.
"О, так ее Ибби зовут. Забавное имя, но, зато, легко запомнить."
Но, лезть в эту пучину с головой, беловолосый не спешил. В первую очередь от того, что мелькавшие то тут, то там слухи, довольно фривольного характера, о том, как обычно старшая дочь Старка общаться с мужским полом, и в каком положении, давали понять, что ответы могут быть весьма интересными, и разочаровывающими. Лучше уж оставаться в зоне приличия, когда все все обо всех знаю, но никто ни о чем не говорит. Тем более, даже если эти слухи верны, что тут такого? Неприятно, да. Но ему ли судить о чем то таком, когда сам имел довольно бурные похождения, пусть и скрытые за пеленой иной истории. Она хотя бы с себе подобными дело имеет. Да и, если верить одному личному разговору, вреда это не причинит, раз Судьба избавила ее от проблемы плодить бастардов, расположив дыру пустоты в нужном месте. Правда тут все было спорно, так как пример того же Нойторы, без шуток о его тупости, показывает что функция органа пронзенного дырой, не не прекращается, лишь создавая незначительные дефекты. Впрочем, да если это так, значит такова ее роль в судьбе Уэко Мундо.
"Это тот путь что она выбрала. Можно долго шутить, или обвинять, но изменить уже ничего не дано. Остается только верить, что у Фортуны на ее куда более важные планы, чем роль матери нового поколения. И уж тем более, поколения рожденного от бракованного наследия."
Куда интереснее было бы узнать о том, как Корво нашел эту самую Ибби. Нет, не из страха за себя. Так как бояться было не за кого, Риграда Луизенбарна не было, а новый Ригард только начал возобновлять связи предшественника. Пусть и используя память первого. Дело было в том, что ребенка из пустыни, могли выследить только жители пустыни. И тут вставал вопрос, параноидального типа. Ну и беловолосому просто хотелось думать в этом ключе. Но так ли предан замку Корво, раз имеет такие связи? Хотя, если быть объективным, его главный конкурент по шпионскому делу, мог бы провернуть такое же, но у того были его экзекиасы, и их было немало. Так что, все что оставалось, так это верить, что у Лофта хватит ума не полагаться на советы и решения его ближайшего по цифре товарища. И смириться с ощущением, что Корво нужен, что появилось после окончания разговора с ним.
- Ну может я и предвзят. Трудно быть объективным, когда собеседник не скрывает того, что хочет тебя поиметь, причем в прямом смысле, - пожал он плечами, иронически улыбаясь, и приступая к приведению шкафа в порядок, - Я знал, что среди живых деятелей моды немало сторонников свободных отношений, без предпочтений в поле партнера. Так что столкнуться с таким у нас, было неожиданно. Возможно, я более консервативен, чем хотел бы. Но, это лучше, чем вообще не иметь хоть каких то границ своим предпочтениям.
Повесив и положив все как нужно, и даже осмотрев результат критическим взглядом, беловолосый довольно кивнул и вернулся на прежнее место.
- Ну а остальное можешь и выкинуть, не думаю что там есть что-то ценное. Несмотря на твое колкое замечание, я и в самом деле был заинтересован твоим ответом. Все же в этом мне теперь ходить постоянно, дабы не волновать глаза эстетов моей эффектной серой аурой.
Он махнул рукой, показывая что через плотную ткань, прах проходит не так успешно.

- Так что оставим тему моды и стиля Гранцам. И поднимем другой вопрос. Более насущный. Чего ты ждешь от скорого совета? Лично я, хотя бы возможности быть в замке. Признаться, я уже не так цепляюсь за титулы, так что решение приму любое. Кроме самых бессмысленных.
Конечно, просьба Сегундо вызвала у Ригарда негативные чувства, да и как бы не вызвало, когда было ясно, что делал он это лишь ради демонстрации такой возможности. Но смысл в ней был. И в самом деле, как бывший Примеро Эспада, он должен требовать себе место по важнее, и этого будут ждать от него многие. И стань он фракцией, это сильно бы сбавило градус возможного напряжения. Да и ему самому, было бы куда приятнее иметь меньше долга перед Замком, будучи не самой важной фигурой в предстоящем конфликте. Хотя, мысль стать Приварон Эспадой, была еще заманчивее, но менее достижимой. Такой свободы действий ему никто бы не дал.

+1

25

— Ох, ну не знаю, – устало пролепетала Шерр в ответ на рассуждения Примы об его излишней консервативности, – мне вот кажется, что проявись у меня влечение к девушкам и жить стало бы определенно проще. Но как-то природа распорядилась иначе. А жаль. Такое чувство, что очень многое упускаю. Может личную жизнь в коем-то веке наладила.
Еще бы ей думать о женщинах, когда с самого детства росла под одним большим комплексом папиной дочки.
— Ты же меня знаешь, я всегда хочу слишком многого. Возможно, даже неоправданно многого. – вместе с Ригардом и Шерр вернулась на своё прежнее место, дабы он не разговаривал с её спиной. – Так что да, я настолько нагла, чтобы претендовать на место в эспаде. Мы тут с Квартой вспомнили, что у нас почему-то было упразднено место Зеро эспады. Большая потеря. – она неоднозначно заулыбалась, всем своим видом демонстрируя серьезность своих намерений. – В конце концов, от того, что я на что-то там претендую – хуже не станет. Не получится сразу с собранием разобраться в этом вопросе – грустно. Придется заново проходить весь этот путь от нумероса. Не идти же во фракцию, в конце концов. – она даже засмеялась, представляя себя в подобном амплуа, настолько это выглядело нелепо. – Впрочем, знаешь, в случае последнего я могла бы прийти к Амайе и сказать что-то в духе: «Двигайся, с этого дня я буду спать здесь с тобой и вообще, теперь на одного Койота в твоем подчинении стало больше», но даже этот вариант не особо-то мне симпатизирует. Во мне пусть и течет кровь Старка, но СТОЛЬКО спать не смогу даже я.
Она сделала паузу, вновь смотря на своего собеседника, а затем продолжила уже куда более строгим тоном:
— На самом деле, если серьезно, мне нужно место в эспаде, дабы сделать Ибби своим франсьоном. В Лесу хватало слуха о том, что она моя родная дочь, чтобы ее лишний раз не трогали. Здесь же я вернувшаяся предательница, а не королевский Палач, так что нужно обезопасить ее хотя бы подобным образом. К тому же, законы Замка не будут мешать мне наказывать обидчиков своего франсьона.
Она вздохнула, слегка разминая шею. Видимо, на ту давили родительские обязательства.
— А с твоим положением что за сложности? Ты, конечно, отсутствовал эти  два года и тебя вполне могут обвинить в непонятных отношениях с Лесом, учитывая ваше родство с Королем, но подобные слухи развенчать куда проще, чем выбираться из моей грязи. Так что не понимаю вашей пассивности, господин экс Примера эспада. – ох, сколько же ядовитости было в последнем обращении. Но она правда считала, что это лишь «дружеская» колкость. По крайней мере, для нее. – Законам Замка ты не изменял. С Лесом отношений не имел, иначе бы я точно знала об этом. Более чем уверена, что до поедания себе подобных не доходило. В чем твоя проблема? Занять место в эспаде будет не так уж сложно. Если ты, конечно, не растерял былой хватки, о великий и всесильный. – ох и зря он все-таки произнес ту пафосную фразу, рассказывая о Кичарте, её же теперь не остановить будет на язвительность.
— А если не эспада, то куда? Хочешь в роли приваронов ходить?
Бровь ее с неким скепсисом поднялась вверх. Не очень-то в ее сознании вязалась мысль «Ригард Луизенбарн, Приварон эспада». Впрочем, она все же рассуждала о том Приме, которого знала, не подозревая лишний раз, насколько тот изменился.
— Кстати, – она ткнула пальцем чуть ниже своего левого глаза, – только не говори, что ходишь с той дрянью, что я тебе оставила все одиннадцать лет? Иначе я до конца дней буду напоминать о твоей излишней сентиментальности.
Только после сказанного, Койот потянулась вперед, оставаясь еще впрочем на кровати и просто активно наклоняясь корпусом и вытягивая руку, явно желая снять повязку с лица Луизенбарна.
— Покажешь? – это только звучало вопросом. На деле же это было приказное «Покажи», уж сомневаться не стоило.

+2

26

Было трудно сказать, провоцирует его Шерриган, или просто решила развить тему, явно подводящую к скользкому вопросу ее сексуальных предпочтений, и карьерных амбиций. Так что все что сделал беловолосый, это усмехнулся, глядя как девушка протягивает к нему руку, желая заглянуть под повязку, тем самым предпочтя ответить на второй вопрос, оставляя скабрезности на потом.
-Так я же говорил, мне свойственна излишняя сентиментальность, благодаря которой, мы сейчас общаемся. Так что не надо смеяться над моими положительными чертами, - сказал он, плавно отводя ладонь подруги, - Даже мы, великие и всемогущие имеем слабости. Иначе не жили бы среди тех кто проще и слабее. Надо иметь пару напоминай о том, что некоторые ошибки стоят больше, простого чувства неловкости и стыда.
Ну да, ход мыслей Койот было не трудно понять, уж с ее то склонностью все воспринимать на свой счёт, происхождение раны она могла предположить только одно. Ну а одноглазый арранкар, немог не дать двусмысленного намека. Тем более, что мысли о том, что плата именно этого глаза, могла быть именно очередной волей Судьбы. Все же за всю свою жизнь, по крайней мере до того момента, Ригард Луизенбарн никогда не давал ранить себя в столь слабое место, и лишь единожды пропустил удар, тем самым определив свой дальнейший путь. Так что, кроме вполне конкретной функции, обозначать границы того возраста, за который состояние тела возвращать нельзя, рана и в самом деле несла в себе символический смысл. Пусть и не столько как память об уходе Шерриган, сколько о том, что он усвоил преподанный ему урок, и готов жить дальше, отбросив прошлое.
- Это же касается и того, что я не хочу в Эспаду. Зачем мне снова ломать голову и думать над тем, как вытащить Лас Ночес из болота, когда я мог бы просто делать то что хочу? Точнее я не против думать, но когда ты умираешь, невольно понимаешь как мало ты сделал и как много тратил времени обдумывая эти малые дела. Нет, это не значит что я сожалею о том что сделал, о чем уже было сказано. Это значит, что я не против уступить дальнейшие дела другим, - он пожал плечами, беззаботно улыбнувшись, - У вас нас теперь есть умненький Лофт, и невероятно полезный Корво. Так зачем мне влезать в их великие свершения? Куда приятнее быть игроком в запасе, исполняя роль наблюдателя, лишь периодически влезая со своими советами. И главное, в таком случае больше моих бесценных органов останутся при мне. А то даже одного-двух, уже не слишком удобно.
Быстрым движением он приподнял повязку, показывая затянувшеюся рваную рану, закрывшую всю глазницу и часть брови и скулы. При этом позволяя проступить в усмешке немного горькой иронии, то ли над собой, то ли над не сбывшимися ожиданиями подруги детства. Правда, зная навыки самообмана Шерриган, могло быть и далеко от истины. Но так или иначе, прошла секунда и разрушенная обитель левого глаза, опять скрылась за плотной тканью.
- Впрочем, что обо мне, да обо мне. Как тебя то угораздило додуматься до Нуля? Сама то понимаешь как это глупо? - теперь насмешка в выражении его лица стала куда явнее, - Сам этот номер не значит ничего, кроме статуса самого сильного, в разрушительном смысле. Причем, уважения это тебе даже не добавит. Ямми никто не считал чем-то особенным, так как любой номер от четвертого до первого, мог размазать того по песку без особого труда. Да и что тогда с Десятой? Кстати она жива, или тоже новые лица? Ведь на то эти две цифры и были, что без сеанса обжорства, папаша Диего был слабее любого из Мечей. Великая десятка, вдруг станет одинннадцаткой?
Сам Ригард мало чем был связан с воплощением гнева Эспады, но учитывая память других, включая нынешнего Пятого, тот был явно не из тех, с кого можно было брать пример. Ни умом, ни силой, не считая всей мощи рессурекшена, тот не отличался. Разве что был отличным буфером для довольно замкнутого Улькиорры, своей дикостью, вынуждая того чаще действовать, а не стоять в стороне. Так что считать ноль не самой великой цифрой, у беловолосого повод был, хоть ранее он и думал, что поставить на это место кого-то все же надо.
- К тому же, кажется я догадываюсь от чего Квинта решил чуть разукрасить твое лицо. По крайней мере если ты сказала о своих планах. Зная как он не любит вспоминать об отце, я вообще удивлен что вы не подрались в итоге, - качая головой он старательно сдерживал смех, - Ну и да, о слабостях. Как тебя вообще угораздило обзавестись приемышем? Не обижайся, но я никогда не видел тебя в роли родителя. Слишком вспыльчивая, слишком эгоцентричная, слишком непостоянная. Конечно, все мы меняемся и становимся чуточку мудрее, но как свершилось столь знаковое преображение с тобой? Кровавые меносики перед глазами Палача Короля, пробудили в ней жажду о ком то заботиться?
И как только речь опять зашла об Ибби, мысли в голове вновь поплыли в сторону того, что этот ребенок очень опасен. Почему, как, зачем? Беловолосый не знал. Но точно понимал, что ему еще предстоит сделать выбор, который может кое кому не понравиться. Если только что-то не измениться в ближайшем будущем.

+1

27

Ладно. Её руку не отрубить решили и даже не сломать, а просто плавно убрали. Оттого Койот вернулась в исходное положение, решив не рваться до повязки на глазу, а просто подождать, пока Луизенбарн сам ее поднимет. А уж если не поднимет – попробует еще раз. Они вроде никуда не торопились, учитывая, что надежду выспаться сегодня Шерри отпустила, как только его увидела. Ну что поделать, не каждый день друзья воскресают из мертвых. Хотя лучше делали бы это не в ночь перед столь важным днем!
Он снова задвигает речь о том, какой он важный и великий, а она театрально закатывает глаза. Заметил? Понял намек? Нет. Продолжает разглагольствовать.
— Сбавь обороты, великий и всемогущий, – приходится перебивать и опять начинать язвить, – я все еще помню, как в детстве на тренировке ты пострадал от собственного серо.
Она важно ухмыляется. Да и смотрит на него все еще сверху-вниз. Хорошо хоть так. Тогда-то она смеялась над ним весь следующий час, не слушая никаких оправданий.
Его рассуждения про эспаду Шерри было хотела прервать чем-то в духе: «повязку уже с глаза сними, надоел болтать!», но сдержалась и решила молча послушать. В конце концов, Ригард Луизенбарн рассказывает о том, что он не хочет в эспаду, дабы не забивать себе голову и, только послушайте, «делать то, что хочет»! Музыка для ушей, да вот только:
— О, правда? – не выдерживает и вставляет со скепсисом арранкарша. – А как же это твое «не надо быть эгоистами»? Как-то не очень вяжется с решением пожить для себя.
А чего он ждал? Что после всех лекций да нравоучений в духе «Какая же ты, Шерри, эгоцентричная, только "я", да "хочу"! Пора подумать о своей расе!» она похлопает его дружелюбно по плечу, да скажет: «ох, ну наконец, ты все понял, нужно было всего-то умереть». Ладно, черт с ним… В конце концов, вот он уже и повязку поднял. Палач взглянула, скривила слегка губы, да и произнесла разве что: «Дерьмово выглядит» - хотя скорее из лишней вредности. Уж её-то мужские шрамы точно не смущали. Спросите у Диего, так сказать.
— Слишком рассуждаю цифрами, – пожала плечами Койот на обвинения в глупости своих суждений (конечно, она по-женски выловила только это из всего речевого потока), – в эспаде тут, кажется, сила уже не является показателем для номера. К слову, эту вакханалию, думаю, развел ты… – она неодобрительно взглянула на бывшего Примеро, – Но тем не менее, более низкий номер воспринимается как… понижение что ли.
Шерри упала на спину, да вновь уставила в потолок, размышляя. Ничего особенного, она всегда любила надумывать, да гнаться за какими-то собственными рамками. Что стоит её «я не пойду во франсьоны» в своё время.
— А за уважением я и не гонюсь. Глупость какая, пытаться его восстанавливать после того, как одиннадцать лет жрал здесь живущих. Я вполне готова, что меня будут величать предательницей до конца моей вечной жизни. Пусть просто делают это не при мне. Да и вообще. Что у меня осталось, кроме фактора силы? Только и могу надеяться, что до здесь присутствующих, наконец, дойдет, что положение дел абсолютно дерьмовое. Если раньше был просто холодный конфликт с Лесом, то теперь в любую минуту могут нагрянуть шинигами. И вот уж и правда время воротить носом от одного из сильнейших своих собратов! Так что зеро – более чем подходящий для меня номер и клеймо одновременно. К тому же, из оставшихся есть только Трес, разве что. И у меня он все еще ассоциируется с Халибелл. Так что нет, увольте.
Вот глупый ребенок, лежит и жалуется на плохие воспоминания да конфликты с родителем, который её любил, тому, кто никогда не знал ничего подобного. Впрочем, в этом была вся Шерри. Как в детстве, когда рассказывала ему обо всех проблемах с матерью, так и сейчас – вообще не задумывалась о его собственном положении в этом вопросе.
— А с десятой я не встречалась. Она куда-то пропала. Но, говорят, для нее это не впервой. Всегда пропадает, а потом возвращается. И нет, Квинта не из-за этого взбесился. Да и вообще, это не он что-то там мне поцарапал, а я об него поцарапалась! Не надо лишних заблуждений. – Койот многозначительно усмехнулась и перелегла так, чтобы можно было смотреть вновь на собеседника, повернув слегка голову на бок. - Но ты прав. Я сама удивляюсь, почему мы не подрались. Ибо я наговорила ему много куда более неприятных вещей, чем просто "я думаю о номере твоего папашки". И это при том, что мы даже виделись дважды за неделю.
А после Ригард задал вопрос об Ибби. Вопрос ожидаемый. Странно, что он сделал это первый, учитывая, что Амайя и Лофт уже знали о факте наличия у Койот ребенка. В итоге Шерри с пару секунд молчала, смотря на Приму с этакой задумчивостью, в которой явно проскальзывали нотки сомнений и некой тоски. В голове звучал логичный ответ: «Потому что мне было страшно остаться в Лесу совсем одной, когда я ушла от всех вас». Но озвучь она это вслух и впору будет разве что разрыдаться у него на плече. Нет уж. Чай не перед Лофтом.
— Ну смотри, – бодренько так начала она после этой странноватой паузы и перевела взгляд обратно в потолок, – у подобного есть масса плюсов.
Экс Сегундо подняла кулак вверх и начала показушно разгибать пальцы, вместе со своими следующими словами, по одному на каждый пункт: 
— Первое – у меня есть ребенок, и я удовлетворяю свои материнские инстинкты. Пусть даже не сейчас, но должны же они когда-то появиться. Второе – мне не нужно обременять себя всем этим сложным процессом деторождения. Третье – она сразу была взрослая и довольно смышленая, а главное сущий ангел. А что бы я делала, передайся моему ребенку мой скверный характер? Не понимаю вообще, как Тиа терпела все это раньше. Но я отвлеклась. Четвертое, что не мало важно, мне не нужно задумываться о поиске постоянного мужика. Это ведь так сложно, наверное, заводить общих детей. От одной мысли вздрагиваю. Я к такому дерьму явно еще не готова. Ну и пятое… – Пауза. Шерр вздохнула, понимая, что пятым как раз должно было быть что-то, о чем она думала ранее. – Впрочем, и четырех хватит.

+2

28

«Ох уж эта Шерри!», так и хотелось развести руками и пожать плечами, глядя на воображаемую публику, в стиле генсеевских шоу. Даже в таких непростых темах, она искала упрощения. Будь то тема детей, или слова ее собеседника. Впрочем, такой она всегда была, так что, как и прежде, все что сделал Ригард, это улыбнулся, разбивая об свое веселье и колкость ее слов, и циничность заявлений. И, как и она, не стесняясь, улегся на пол, разглядывая высокий потолок своей бывшей опочивальни.
- Вот что я всегда в тебе любил, милая моя Койот, - он не мог ввернуть обращение по фамилии, отвечая ей ее же монетой, -  Так что твое умение все видеть, или заявлять что видишь, в простом свете. Как забавно было слушать, как ты коверкаешь смысл чужих фраз, под свое восприятие, и смотреть на последствия этого. Особенно, когда мы были куда моложе. Хотя, не скрываю, порой это раздражало. Но я вообще был довольно раздражительным, раньше. Впрочем, о чем я? Ах да.  Тебе пора научиться быть более усидчивой. Все же четвертый десяток за спиной.
На самом деле он и сам понимал, что в адрес живущих почти вечно арранкар, слова про возраст звучать не совсем уместно, но фраза сама просилась на язык, и была в тему. Так что, хмыкнув мысленно, он продолжил изливать суть своей мысли.
- То, что я не хочу входить в Эспаду, с радостью заняв место поскромнее, не то же самое, что обычное для нашей расы, «Я самый великий и правый, и срал я на то, что там у других, главное чтобы мне было хорошо», и всех иных интерпретаций  подобного изложения жизненной позиции. Даже более того, то что меня не будет на месте одного из Мечей, даст куда больше возможностей для работы ради спасения нашей пропащей расы. Ведь теперь никто не скажет, что я тяну одеяло на себя. Эспада будет решать, а я, что я, скромный Приварон или фрасьен, только выражаю свою скромную позицию. Ну а порой делаю что-то в рамках своих скромных сил. Ну, может, порой, решительно решаю то, над чем наши великие лидеры только думают.
От собственных слов, беловолосый сам же чуть не лопался от смеха, осознавая, как забавно звучит подобная речь из уст того, кто не так давно хотел держать все под контролем, и всегда решал дела за кулисами, и, часто, чужими руками. Но еще больше, ему было смешно от оттого, что он понимал, что и эти слова, его подруга может воспринять двусмысленно.
- Может, быть тебе кажется, что роль одного из десятки, самая важная в замке, но это не так. И один наш общий знакомый, это отлично доказал, когда собрал вокруг себя менее сильных нумеросов, и восстановил экзекиасов. Слабые стали силой. И даже самый незначительный член этой группы, теперь может сделать многое. И все потому, что в отличие от Эспады, кругом сильной и важной, эти слабаки никому не интересны. Вот и я, внезапно, понял, что лучше быть не на виду, делая дела, а не сидя и думая, как их сделать, опасаясь сделать что-то не так. А то в прошлый раз я так долго думал, что меня успели предать два раза, и один из них меня чуть не убил, с концами.
Приподняв голову, он посмотрел на собеседницу, все так же усмехаясь, но убедившись что она никак не показывает нежелание слушать дальше, с глухим стуком вернул затылок в горизонтальное положение.
- Тоже касается и твоего желания стать Эспадой. Хоть ты и говоришь о том, что тебе плевать на чужое мнение, именно оно тебя и волнует. Дочь Старка и Тии, сестра нынешнего Примы, и не в Эспаде, тогда как раньше носила второй номер! Невиданно, поразительно, сенсационно! Номер в Эспаде значит статус, так почему бы не мне стать Нулем, выше только Бесконечность! – последнюю фразу он произнес в меру возможностей имитируя голос и интонации хозяйки комнаты, - Ведь, как и в моем случае, силу у тебя никто не отнимает, и даже со статусом обычного нумероса, ты все еще будешь собой. А уж если бы ты хотела защитить дочь, то куда проще и менее провокационно, стать фракцией Лофта. Уж его-то подчиненных, никто не тронет. Но нет, ты решила щелкнуть Лас Ночес по носу, и показать что ты настолько важная для брата и боевой мощи замка, что даже после предательства смогла вернуть место на вершине, и даже выбила «особенный» номер. Мол, глотайте грязь, ничтожества.
И тут он не выдержал, и все же разрядил атмосферу короткой партией смеха, настолько беззаботного и дружелюбного, что обвинить его в сарказме и грубой иронии, было трудно. Тем более, что так оно и было. Может он и высказал свое отрицательное мнение о ее мотивах, но мешать Шерриган или обвинять ее в чем то, у него не было никакого желания. Это был ее путь, ее судьба и ее решения. Просто это уже стало привычкой, внезапно вернувшейся спустя десяток лет, объяснять подруге, что не все что она считает истиной, таковой является. Плохая привычка, но имеющая свою забавную сторону. По крайней мере, для одноглазого.
- И все же, на мой последний вопрос ты ответа не дала. Как так вышло, что ты взяла под крыло незнакомого ребенка? Твои причины, явно придуманные по итогу, для успокоения своей гордости и желания не совершать ошибок, я учел. Но, в Лесу Меносов, тогда, когда ты ее впервые увидела, ты тоже думала о том же? Если да, что же, аплодирую лежа, - он и в самом деле похлопал, вяло, но ритмично, -  Ты стала куда большим прагматичной, хладнокровно просчитывая каждый шаг, чем даже был я, на посту Примеры.

+2

29

Колко-приторное обращение прошло мимо ушей. Знаете, после «сладкой черешенки» Корво – уже особо ничего не трогало в подобном плане. Ох, не неделя, а прям сборник новых прозвищ. Где Серпьенте? Почему она не записывает? К тому же, в отличие от Луизенбарна, Шерр гордилась своей фамилией. Так что на посыл как-то даже не обратила внимание. Зато от последующих слов скривила губы, а в конце чуть громко вклинила:
— Третий десяток! Четвертый только пошел. – словно это было важно. Они же арранкары…
Однако продолжила дальше спокойно лежать и слушать. В какой-то момент нахмурилась, когда он принялся вновь разжевывать свои взгляды на иерархию замка и своё место в ней.
— Я не понимаю. – строго вставила Койот. Однако, кажется, конкретно тема о том, какое место займет бывший Примеро – уже не интересовала. – Как-то у меня не очень вяжется в голове, что ты так радикально поменял свои взгляды. Да и вообще… изменился. Даже учитывая саму смерть. – как глупо прозвучало, она даже нахмурилась сильнее. – Не знаю. Расскажи мне кто-нибудь, что ты будешь говорить мне подобные вещи, я бы никогда не поверила. Даже если бы мне это объяснили чем-то в духе «после смерти все меняются».
Впрочем, если честно, это были просто рассуждения вслух. Она не ждала, чтобы ей заново начали рассказывать, как же дерьмово умирать. Вряд ли Койот сможет это понять. Но она все равно повернула на несколько мгновений голову и осмотрела его тем самым хмурым и даже  подозрительным взглядом. Как бы лишний раз себя убеждая, что это точно тот самый Ригард Луизенбарн. Ну что сказать. Внешне-то похож. А общается словно совершенно не с ним.
А вот на словах о «том самом общем знакомом» Шерриган и вовсе скривила своё бледное личико так, словно в одно мгновение её схватила судорога.
— Вот уж давай Матосу, мать его, петь дифирамбы не будем! – рычащее отреагировала она, всем своим видом выказывая одно сплошное отвращение к упомянутой фигуре.
Матос. Ох, Матос. Не то чтобы он сделал Шерри что-то плохое в далеком прошлом. Все рассуждения на его счёт были завязаны лишь на одном эмоциональном уровне без толики в них разума. Просто в какой-то момент от него начало тошнить, если Ригард находился в обществе Леро. Она бы, наверное, возненавидела также кого угодно, кто решил бы прицепиться к Шиффер. Её друзья – только её друзья. Вот прям так. А Луизенбарн вместо тренировок с ней закопался в своих бумажках вместе с этим Матосом. Наверное, именно в его лицо она вложила все отражение долга Примеро, что пал на долю друга. Дабы было проще ненавидеть. Впрочем, никогда ни с кем этим не делилась. Ибо в свои 20 уже понимала, как это глупо. Просто огрызалась на словах о главе экзекиасов, да нос воротила. И вот уже места Примеро нет, да и с дружбой как таковой все явно сложно, но неприязнь к Матосу, видимо, будет жить в её пустом сердечке вечно.
Что же до слов Ригарда об её собственных желаниях, Койот нервно поджала губы. Самое отвратительное в их отношениях всегда было понимать, что Луизенбарн прав. Почему-то в моменты его правоты хотелось запустить в него что-то посерьезнее бутылки. Парадокс.
— Может быть ты и прав. – о, фраза, которую он слышал каждый раз в такие моменты. Вот только сам Прима мог знать лучше Шерри, что на самом деле это звучит как: «Может ты и прав, но я хочу!».  До смешного эгоистично. Но она задумалась. Правда. Возможно, он не зря воскрес до собрания, а не после, когда все решится, да утихнет?
— Но, в Лесу Меносов, тогда, когда ты ее впервые увидела, ты тоже думала о том же?
— Когда я впервые её встретила, я собиралась её сожрать, – каким-то могильным шепотом произнесла в итоге Койот, обрывая всякие забавные, да язвительные аплодисменты.
Надо было замолчать и просто кивнуть, подтверждая, что в ней говорили в тот момент исключительно родительские чувства и прагматизм. Да только от этих воспоминания настолько морально тошнило, что врать по этому поводу она не могла. Впрочем, Шерри вообще особо не умела врать.
— Это все Серпьенте. – в конце концов, отмахнулась она от какой-то неловкости, что повисла в воздухе, по крайней мере, для нее. – Она остановила меня тогда и показала, что ребенок не так уж и плох. К тому же Сер тяжело переживала расставание с Эстеллой и Лофтом. Поэтому я согласилась взять Ибби под своё крыло. А уже после поняла, что не прогадала. – да, врать не умела, но пытаться ей никто не запрещал.
К тому же вряд ли кто-то расскажет Ригарду об обратном. Самой змеи-то здесь не было.

+1

30

-О, вот оно как, любопытно, - изобразив на лице крайнюю степень удивления и покивав в уважительном ключе, произнес беловолосый, - Что же, я недооценивал змейку, это надо признать. Убедить тебя не просто не есть кого-то, да еще и взять под опеку. Эх, определенно стоит извиниться перед ней за тот раз, когда я ее чуть не спалил серо. Она этого заслуживает.
Конечно, Ригард не сильно то верил словам дочери Старка. Уж очень хорошо он знал, что если та его-то хочет, даже ее собственный осколок души, в виде змеи, не смогла бы ее переубедить. Так что дело было не только в словах Серпенте, если они вообще были, а в том, что кто-то начала меняется и без смертей и длительных заключений. Хотя, в каком-то смысле, ее лесные похождения таковыми были, если верить сказанному ранее. Ведь там, ее капризам не сильно-то потворствовали, вынудив бороться, а значит и пробуждать те части себя, что  она старательно скрывала и подавляла. Хотя, все же, кто мог подумать, что человечность расцветет там, где ей нет никакого места. Очередная ирония Судьбы, и очередной урок, тому кто понял его суть.
- И все же, узнаю старую добрую Шерриган. Никакой жалости к кому-либо, будь то раненый, больной или ребенок,- уже куда оживленнее сказал одноглазый, опять приподнимая голову, и глядя на собеседницу, - Всегда верна своим желаниям и цели. И лишь слова немногих могут поколебать такую решительность. Даже завидно.
Легким усилием, он поднял верхнюю часть туловища, переводя себя в сидячее положение, и изображая на лице наигранную печаль.
- Я вот таки изменился. Так что никто не верит что это возможно. Даже не знаю, хорошо это или плохо, с одной стороны, это показывает вашу верю в мой сильный дух, а с другой, это что выходит, меня никто за нормальное разумное существо не считал? Я ведь тоже не железный, и вполне мог пересмотреть свои взгляды, перед ликом смерти.
Впрочем, ухмылка очень быстро пробилась через маску, и чуть было не смеясь, беловолосый хмыкнул, и протяжно выдохнув.
- Это Тому-О-Ком-Нельзя-Говорить все по боку, и его хоть режь, хоть топи, не измениться, ибо эмоций, и в самом деле, мизер. А вот мне дали понять, что все это напускное безразличие и хладнокровие, дело пустое. Свою роль они сыграли, удержав меня и Лас Ночес на грани падения. Сделав меня Примеро Эспада, а затем, дав возможность исправить ошибки предшественника и привести наши ряды в приличный вид. А когда роль сыграна, и актер сходит со сцены, разве маску не надлежит снять? - экспрессивным движением он сделал вид, что сдергивать с себя невидимую личину, и выкидывает ее в сторону, тогда как другой рукой, надевает другую, - Впрочем, кто знает, может и в этот раз, актер всего лишь сменил роль, и даже этот «Я», ложная личность. Созданная дабы пережить тот стресс, что довелось пережить на границе великого Ничто. Время покажет.
Пожимая плечами, Ригард невольно задумался, а является ли эта шутка, такой уж шуткой? Ведь, если подумать, хоть урок показанный ему Госпожой, в том вечном дне, был предназначен для освобождения от груза долга, это не значило, что тот был последним. Вполне вероятно, ему еще предстояло снять с себя шелуху и этой показной беззаботности, являя миру еще одного Ригарда, отличного от двух предыдущих. И сколько еще, таких перемен могло его ждать, знала лишь Она, и те тихие шепчущие голоса, что несли ее волю в его разум.
- Все же, тебе никогда не оказалось, что мы все часть какой-то пьесы, или книги.  Что все наши роли и задачи давно определены, и есть лишь несколько возможных вариантов, по которым мы можем двигаться, развивая сюжет, придуманный кем-то куда более могущественным? Возможно, история борьбы наших родителей и шинигами, была лишь первым актом, в которой главную роль играл Куросаки Ичиго? А что, он попадает под всех пункты. Молодой, решительный юноша, в центре противостояния двух могущественных сил, влетевший на арену событий как ракета, сметая все преграды, и побеждая даже того, кого, по всем законам логики, победить не смог бы никогда. Мир Живых полнится такими историями, в различных исполнениях.
Зачем он решил поделиться с подругой этой мыслью, развивая тему, что поднялась в самом начале их беседы? Наверно ради забавы. Все же, хоть это и было истиной, и Куросаки оказался избранником Судьбы, орудием, созданным для победы над Айзеном, идея была весьма забавной, особенно для того, кто не был посвящен в тонкости закулисных манипуляций Судьбы. Так что, в дружеской беседе, можно было и поиграть на грани фола, рискуя выставить себя психопатом. Коим, он, естественно, не являлся.

+1

31

— И все же, узнаю старую добрую Шерриган.
«А я вот тебя совсем не узнаю», – в очередной раз проскользнула мысль в голове Койот. Ей придется долго ко всему этому привыкать.
— Там все было очень сложно. Так что не берись меня судить. – обычным строгим тоном отметила она, в ответ на рассуждения о всяком «отсутствие жалости даже к детям». Не то чтобы это не было правдой… просто после появления в её жизни Ибби эта самая правда как-то неприятно кололась внутри.
— Я ведь тоже не железный, и вполне мог пересмотреть свои взгляды, перед ликом смерти.
— А казался более чем железным, уж поверь мне. Хотя я бы скорее назвала деревянным, но все же. – усмехнувшись, ответила Койот, а уже в дальнейшем слушала молча. За всеми этими странными жестами в духе снятия воображаемой маски, она наблюдала, будучи все в том же лежачем положении. При этом бровь её скептично изогнулась вверх. Ригард явно выбрал не ту слушательницу для своих философских рассуждений. Странно, что он этого не понимает.
— Жизнь – это книга? – в конце концов, с легким смехом переспросила она. – Тогда понятно, почему я все еще не умею читать. – смотрите, Шерри пытается в метафоры. Так пытается, что аж сама поморщилась.
После чего Койот рывком поднялась и села на край кровати, упирая локти в колени и нагибая вперед, дабы быть ближе к своему собеседнику. Ладонь подперла щеку, а губы арранкарши расплылись в ехидной ухмылке.
— Твои слова звучат, как глупые речи смертных.
Шерриган имела очень смутное представление о религии и прочем. Но знала, что люди «выдумывают себе некоторую личность и верят в ее силу». Кажется, еще просят у нее помощи и молятся, вместо того, чтобы рассчитывать только на себя. К подобным бредням Койот относилась, как к слабости. Такой противной, человеческой слабости.
— Может, расскажешь мне еще и о том, что уверовал в какого-нибудь людского бога, пока умирал?
По её голосу было заметно, что подобное дерьмо точно не найдет одобрения у такой, как Шерри. По крайней мере, в той оболочке, в какой оно сидело в её голове. Уж арранкары должны быть выше такого бреда, как вера в какие бы то ни было высшие силы. Если честно, Койот вряд ли сможет принять мысль, что её жизнью управляет не она сама, а кто-то другой. Что выбор её не так значим, как ей кажется. А если подобное и вобьется резко ей в голову, то не факт, что Палач не закроется где-нибудь в замке, да не сопьется подобно Диего. Может прямо здесь это и сделает.
— Мир Живых полнится такими историями, в различных исполнениях.
— Поэтому и не стоит шастать в людской мир просто так, набираясь всякой человечной гадости. – Койот поморщилась. Её отношение к смертным осталось все тем же. – Впрочем, даже я в последнее время из-за Ибби хожу туда не только за едой, одеждой, да шампунем. Но тем не менее.
Последнее она добавила, скорее потому что решила сгладить углы своей реакции. Ригард слишком сильно изменился, так что у нее в конце проскочила мысль, что он все-таки мог заразиться этой религиозной ересью. Вдруг эти бредни стали для него чем-то важным. И пусть Шерри во всю показывает своё логичное «фи», к которому одноглазый должен был быть готов, а все же серьезно обижать она его не хотела. Прежде чем понять, что и на эту тему можно спокойно шутить да иронизировать, надо прощупать почву что ли. А то вдруг сейчас встанет, да как обиженная фанатичная девочка уйдет, потому что она над ним смеется. Нет, ну знаете, она уже ничему не удивится за этот-то вечер.

Отредактировано Sherrigan Coyote (14-08-2018 03:27:24)

+1

32

Даже странно было слышать от Шерриган те же слова, что когда-то она ему уже говорила. Нигде и никогда, учитывая этот временной поток. И все же, Ригард когда то уже их слышал, и потому, как и тогда, лишь сменил веселую улыбку, на более меланхоличную. И вновь провел рукой по волосам, опять пробуя поправить торчащие волосы.
- Я, поверил в бога? Забавное предположение, - заговорил он с удивлением в голосе, не скрывая иронии, - Но какой смысл? Если подумать, кто есть бог? Существо что стоит над другими, являя собой высшую грань мироздания? Ну так тогда нет смысла в него верить, он и так есть. Это Король Душ.
Не сдержав эмоций, беловолосый рассмеялся, в очередной раз, и в очередной раз лишь на пару секунд. И лишь потому, что когда то, ту же фразу, о том, что Король Душ - бог их мира, и трех других, он услышал именно от дочери Койота, после длинной беседы о сути мироздания и роли арранкаров в нем. И те же слова о том, что если у них такой бог, то нет ничего отвратительнее чем осознавать это, тоже принадлежали ей. И было невероятно забавно, контр аргументировать первое, вторым. Тем более, что и тогда, и сейчас, к озвучиванию этих тезисов, провел невинный вопрос о том, не думала ли она, что весь мир, это чья то история, где все они лишь персонажи. Впрочем, тогда он долго подводил ее к этой мысли, теперь же, получил ответ куда более свойственный натуре бывшей подруги.
- Как бы это не было печально, именно он подходит под этот термин как никто. Ну, или Айзен, хотя, если думать, он больше подходит под понятие Дьявола. Слуга божий, из числа его верных сторонников, что обратил против него оружие, и был низвергнут, предварительно создав существ противоположных своим собратьям. Хотя, ты же не читала человеческую книгу об одной из их религий, - изобразив наигранное сожаление, - Пора бы уже научиться, а то ты многое потеряла. Чтиво весьма забавное, хоть и не лишенное здравой идеи о том, что дети не в ответе за грехи родителей, и трогать их есть большой грех. Ах, да. Это же глупые речи смертных. Тех самых смертных, что стали источником всех наших обществ. И шинигами и Пустых. Ну да, что могут сказать те, кто совместил в себе все то, что у нас и шинигами, лишь по частям. А ведь, например, наши способности носят имена на одном из их языков. Проклятье, ведь даже язык, на котором мы говорим, тоже от людей. И мысли, и эмоции и даже физиология, за некоторыми отличиями, свойственными духам. Ой, что же это выходит, даже понятие правителей, уважения и верности, тоже человеческие. Это что выходит, ты не так давно говорила что-то похожее на глупые слова людей?
Он удивленно поглядел на Шерриган, изображая крайнюю степень шокированности. Но не выдержал и опять рассмеялся, при этом, с места сделав кувырок назад, уходя из зоны поражения возможного пинка или пощечины. И лишь когда оказался на ногах, придал лицу куда более серьезный вид, и заговорил куда спокойнее и дружелюбнее.
- Ты не обижайся. Я просто хотел показать, что мы не так уж сильно отличаемся от Живых. Да, у нас есть дырки в телах, не мешающие жить дальше, а наши тела требуют порой закусывать душонкой-другой, и то это исправимо. Но в остальном, мы не так уж сильно от них отличаемся, мышлением. Так что презирать их лишь потому, что они слабее и не знают тягот жизни Пустого, глупо. Тем более нам с тобой, тем кто даже не знает, что такое быть диким зверем, медленно развивающимся до человекоподобных форм. Мы родились уже такими, в отличие от наших родителей. Или твоего друга Рейланда, пусть все еще боящегося со своей сутью, но прошедшего долгий путь прежде чем смог хотя бы мыслить разумно. Как по мне, мы очень глупо выглядим, когда с высокомерной миной презрительно говорим "человек", при этом используя то, что нам досталась от них.
Он пожал плечами, и опять пригладил волосы, и сделал выдох, будто пытаясь отдышаться после долгого бега, или большой нагрузки на тело.
- Впрочем, я тебя явно уже утомил. Так что, если ты не против, я пойду. Не буду испытывать твое терпение еще больше. Искренне надеюсь что на собрании ты получишь то, чего так желаешь. И не забудешь скромного Приварон Эспаду или фракцию, который, теперь, сможет уделить общению с друзьями столько времени, сколько потребуется.
Глядя прямо в глаза Койот, он опять улыбнулся так радушно, как только мог, показывая, что в его словах нет ни доли фальши и иронии.

+2

33

Опять он завел свою старую шарманку о людях и отношении к ним. Столько лет прошло, а некоторые вещи так и не поменялись. Пусть теперь ей обо всем этом рассказывают с улыбкой на устах, а не серьезной миной и холодным строгим взглядом. На самом деле, весьма забавно. Будь перед ней сейчас Старк, он бы, наверное, говорил то же самое, в привычной для него манере стараясь показать дочери, что они не особо-то отличаются от людей. Ах, точно. Ноги у её отношения к смертным же росли как раз от момента ухода бывшего Примеро из замка. Так разве можно было решить все это лишними объяснениями?
На моменте о её собственных рассуждения по поводу Короля, которые Луизенбарн посмел сравнить с человеческими, Койот, действительно, не удержалась от выпада в его сторону. Без излишеств в этот раз. Её нога просто резко вытянулась вперед. Они сидели не так уж далеко друг от друга, так что Шерр попросту рассчитывала оставить отпечаток своего сапога на подбородке Ригарда. Впрочем, ладно, многого хочет. Это было уже слишком, дважды вот так съездить ему по лицу за один вечер и остаться с целыми конечностями. Поняв, что мужчина более чем ловко ушел от удара, попросту предсказав, что проследует что-то подобное, Палач театрально закатила глаза и вернулась на место, в недовольном жесте скрестив руки на груди и слышно хмыкнув.
— Сколько же можно. Мы уже неоднократно обсуждали что-то подобное. Неужели ты правда думаешь, что если бы арранкары прошли такой же путь развития с теми же временными рамками, у нас не образовалось бы собственного языка и всего прочего? Сейчас мы заимствуем что-то от людей, просто потому что это куда продуктивнее, чем начинать развитие с самых основ. И не более. Они смертные и слабые. Не только физически, но зачастую и морально. Глупо относиться с таким неоправданным уважением к своей еде. Полагаю, наше положение в отношении них весьма удачно можно сравнить с тем, как люди относятся к животным своего мира. Кажется, когда-то давно их повадки и основы быта прорастали именно от животных? Тем не менее, сейчас это не мешает им спокойно жрать тех и держать в клетках ради своего развлечения. – на самом деле, Шерри просто жалко пушистых больших котиков в загонах зоопарков.  (Нет)
Койот раздражительно поморщилась и отмахнулась, всем своим видом говоря, что Прима и правда чертовски надоел размышлениями на эту тему и слушать она их не желает. Они вряд ли придут к соглашению в этом вопросе.
— Что же до грамотности – вот осяду в этом притоне человечности, так может со скуки не только читать, но и вышивать начну. – она усмехнулась, представляя себя за столь миловидным хобби. Днем ты кровавый убийца, а ночью вышиваешь цветочки крестиком на салфетках – ну не прелесть? А все сшитое будет отправлять в Лес Королю…
Луизенбарн собрался уходить, а Шерр не видела причин удерживать его здесь и дальше. Не то чтобы темы для обсуждения, которые могли накопиться за одиннадцать-то лет, закончились, однако углубляться в то прошлое друга, где её не было по понятным причинам - сегодня особо не хотелось. Так что она кивнула и поднялась с кровати, направляясь к шкафу. У нее даже оставались лишние пара часов для сна - это не могло не радовать. Когда же прозвучало последнее предложение, которое словно бы говорило, что Ригард продолжает считать «предательницу, что выколола ему глаз и вообще сделала много всего отвратительного» своим другом (по крайней мере, сама Шерр поняла это именно так) Койот сильно сдерживалась, чтобы не выдать слишком очевидную искреннюю улыбку. В их отношениях было много разного дерьма, однако, чёрт возьми, из близких вне семьи у нее всегда был только он и Шиффер. И отверни от неё Луизенбарн свою помятую физиономию, это бы буквально проредило ряды друзей Шерр аж на половину.
Она снова достала из шкафа его же рубашку, дабы все-таки переодеться ко сну, по ходу сразу же комментируя это, дабы не дать лишней возможности для колкостей:
— Иди к черту, не нести же мне было с собой из леса чемодан с пижамами.
А после сдержала некоторую задумчивую паузу, смотря на эту самую белую ткань в своих руках, которая, наконец, с воскрешением бывшего Примеро стала просто тряпкой без всяких там сентиментальных выдумок. Ей всегда было сложно выражать свои положительные чувства к кому бы то ни было (кроме отца, разве что). Так что пауза показалась явно затянувшейся, прежде чем Койот все же разомкнула губы, дабы с искренней такой улыбкой, какой улыбалась ему еще при первой встрече более двадцати лет назад, произнося своё имя, сказать, наконец обычное, но, кажется, важное:
— Ригард, я правда рада, что ты жив. - при этом даже вновь смотря на друга.
Вот только после она тут же отвернулась обратно, дабы сделать вид, что активно ищет что-то в шкафу. Хотя что еще оттуда могло сейчас понадобиться? Но это  неважно, ибо подтираем радужные сопли и продолжаем шутить про отрезанные конечности, а то ей даже от такого вот простого жеста было как обычно неловко.

Отредактировано Sherrigan Coyote (17-08-2018 06:55:28)

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » Завершенные эпизоды » The Walking Dead


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC