Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Настоящее » Trying in vain to silence your alarm clock for decades


Trying in vain to silence your alarm clock for decades

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Описание: когда ленятся двое
Действующие лица: Komamura Kameko, Kuchiki Osamu
Место действия: 5 отряд
Статус: активен

0

2

Сегодня солнце светило особенно ярко, отчего в тени очередных барак желал бы спрятаться кто угодно. Однако эти глупцы даже не предсталяют, каково истинное предназначение всех этих темных местечек. Камеко с совершенно неприсущим ей изяществом в скупе с обычной косолапой псевдо-ловкостью медленно перебиралась из одной тени в другую. «Все идеально вымерено. Все идеально высчитано. Нужно перемещаться с такой скоростью, чтобы не уставать, но при этом оставаться незамеченной». Она за кем-то следила? Или, быть может, уходила от погони? Было неясно. Однако напряженное выражение ее морадашки говорило само за себя – шинигами выполняет какую-то чрезвычайно важную миссию. Сосредоточенно и вымеренно, следя за каждым шагом своих мягких лап. Вот она прильнула спиной к стволу очередного дерева и стряхнула капельки пота со своих усов, подобно бравому солдату, от успешности действий которого зависит судьба всей его страны. «Нужно скорее искать укрытие, пока меня не раскрыли» Её голос в голове звучал серьезно и строго, как и подобает ситуации. Но вдруг девушка вздрогнула, уловив своим большим ухом приближение со спины. «Какой тяжелый шаг! Неужели меня раскрыли?» Её сосредоточенный взгляд с толикой сдерживаемой паники начал метаться из стороны в сторону в поисках нового укрытия. «Шаги затихли? Она заметила меня?» Её ухо начало нервно подергиваться, сопротивляясь что есть мочи волне панической атаки. «Что же делать?! Бежать! Да, пора бежать! Она близко!» По телу бежит дрожь, ведь со стороны вдруг опускается непонятная тень. Испуганный и шокированный взгляд поднимается вверх. «Слишком… поздно», – умиротворенно звучат слова в голове. Сознание готово принять свою судьбу. Она проиграла. Её расскрыли… «Все кончено…»
— Комамура-сан, опять от работы отлыниваете?! – вместе с этими словами на пушистую голову вываливается кипа бумажек, в которых, кажется, можно утонуть и задохнуться. По крайней мере в голове нашей героини точно проскочила мимолетная мысль притворится мертвой.
— Ннннаааа! – недовольно и испуганно заверещала Каме, махая лапами, словно на нее сыпали не бумажки, а плотоядных зубастых насекомых.
Те с шелестом полетели во все стороны и улеглись на мягкую траву, поскольку ветром сегодня «и не дуло». Камамура младшая замерла,  а затем свалилась на свою пушистую пятую точку прямо на все эти улёгшиеся бумажки и постаралась выдать морду посерьезнее, недовольно скрестив лапы на груди, чай ее обидели и задели прямо до глубины мягонькой души.
— Ничего я не отлыниваю! У меня важное задание от капитана!
«Чего ж пристала? Сдались кому-то эти отчеты. Вернее может и сдались кому. Но кто-то умрет? Неееет. Кому-то станет хуже? Неееет. Что-то сломается? Разве что вся эта устаревшая система отчетности, но она поляжет не под моими лапами!»
— Какое такое задание? – с явным логичным недоверием продолжала напирать один из офицеров четверого отряда, что каждый день тратила чертовски много времени, дабы хоть как-то пнуть пушистый Комамурий зад к рутинной работе.
— Яяя… – протянула Усаги и принялась осматриваться вокруг в поисках своего спасения. На глаза неожиданно попались бараки пятого отряда, в окнах которого было наредкость людно, – я иду туда! – уверенно высказалась Камамура и ткнула лапой в нужное направление.
— Туда? А что там? – голос стал несколько удивленным.
«Отлично, сработало!»
— Как это что там? – шокированно завопила Усаги и аж уши прижала к голове от удивления, – Ёсико, как можно быть офицером и не знать, что сегодня происходит в бараках пятого отряда?
Она продолжала смотреть на бедную девушку так, словно та забыла, как использовать лечащее кидо прямо в самый ответственный момент, когда её любимый товарищ умирает на руках! Та не выдержала и смутилась.
— Я… я правда не знаю. Простите, Комамура-сан, не могли бы вы об этом никому не говорить?
— Ннннааа, – задумчиво и со скрежетом на душе протянула Усаги, крутя между пальчиками свой длинный ус, – Ёсико, это последнее моё одолжение, которое я тебе делаю!
— Д-да, конечно!
Каме резво вскочила на ноги и тут же поспешила дать деру, пока её великолепный и быстро вылепленный план отступления не запалили.
— Ладно, я пошла! Документы придется собрать тебе, меня ждут!
Она уверенной походкой зашагала к баракам пятого отряда, по пути неловко стряхивая со своей лапы приставший кусок бумаги, изредка дрыгая ею в сторону.
«Пронесло…» – с этой мыслью в проходе показались два пушистых уха, что как локаторы начали изведывать местность. – «Идеальное место, чтобы укрыться от жестокой бумажной системы»
Камеко никогда не отлынивала от работы! Камеко экономила силы для того, чтобы спасти чью-то жизнь! По крайней мере, она сама четко верила в это.
«Хорошо, когда ты маленький и лапы у тебя тихие», – думала Усаги, медленно перемещаясь в толпе.
— Что, опять кто-то привёл с собой собаку?! – раздался чей-то недовольный голос сверху.
«Ой, да хоть горшком зовите, только в печь не ставьте,» – думала тем временем Каме, более чем довольная своим положением. «Оп, вкусняшка», – пушистая лапа появляется из неоткуда и ворует у какого-то бедняги его перекус. Уже после, жуя что-то похожее на пирожок, пушистая наглая задница усаживается где-то в углу.
«Ох, хорошооо~ Все думают, что мы в четвертом отряде балду гоняем. Но на самом-то деле  от нас ведь жизни зависят! Нам просто перенапрягаться нельзя! А то вдруг война, а медик за бумажками уснул» Кивая в такт своим мыслям и дожевывая пирожочек, Каме резко замерла, замечая, что народ стал «выплывать» наружу.
«Эй! Стоп! Куда!» Она вскочила на задние лапы, наблюдая, как вокруг начинает пустеть. Еще немного и её опять раскроют. «Ох, нет, нельзя так просто сдаваться» Хитрый взгляд прищуренных глазенок начинает исследовать территорию, пока не натыкается на дверь, расположенную рядом. «Ага!» Довольная своей гениальностью, Камеко хватает зубами недоеденный пирожок и тихо опускается на пушистое пузо, незаметно ползя к нужной двери так, что только хвост торчком предательски выдает ее местоположение, а затем скрывается за ней, даже и не подумав посмотреть, куда она там решила войти.
«Ох, все-таки как тяжела работа четвертого отряда!» – мысленно заключает она и начинает осматриваться. Пусто. Просторно. «Чашечки!» Резво давая ходу к блестящему да красивому чайному сервизу, Камеко, словно ворона, набирает себе много кружечек с тарелочками, где лежит какое-то печенье, да тащит все за высокий стол. И как ведь не разбила ничего по дороге. С трудом пропихивая поднос на край стола, потягиваясь при этом на носках вверх и снося с него какие-то там непонятные бумажки, Камеко подтягивается, чтобы залезть на такой же высокий стул. «Вот незадача…» Девушка понимает, что на уровне поверхности стола торчат только ее уши. «Ну что поделать» Камамура хватается лапками за край, потягивается с явным усилием, и садится прямо на стол, благо её маленькая тушка не занимает особого места. А уже после с довольной мордой победителя принимается разливать себе чай в те самые красивые кружечки.  «Все становится вкуснее, если пить из изящной посуды!» Она делает глоток и ухо слегка дергается. «Хотя нет, чай у них тут самый обычный». Вдруг Усаги словно озаряет неожиданная мысль, и она принимается осматриваться.
«А у кого это, у них, кстати?»

Отредактировано Komamura Kameko (23-07-2018 23:50:40)

+3

3

---------> Поместье "Вишневый сад" Кучики

Пока лейтенант в отпуске, обязанности исполнялись офицерами. И тут уж трудно догадаться или вычислить кто именно виноват в том, что так вышло, и очень даже возможно что именно второе лицо пятого отряда было виновником и сообразив что надвигается, покинуло место преступления. А шло нечто, чьи шаги пусть никто и не слышал за несколько километров и часов до появления, но когда оно появилось буквально у их ворот... Сказать что веселая жизнь у Осаму началась - не сказать ничего.
С завалом подобного масштаба приходилось разбираться буквально пятый день и никто кроме него не мог этим заниматься. Либо же все офицеры просто предпочли прикинуться вазами и статуэтками, лишь вспоминая о том что они шинигами тогда, когда он обращался к ним напрямую, но только для того, чтобы вспомнить что у них есть "неотложные дела, важные для отряда". Не то чтобы он как капитан не мог на них повлиять, просто понимал, что встречи все же были назначены ему.
Одни, другие, третьи, все хотят высказаться, попить его чаю или что покрепче, какой ж бизнес ведется без алкоголя. Пока что он стойко отказывался от предложений разделить подобные напитки, объясняя это тем, что находится на службе, но было ощущение того, что еще немного и можно будет закрываться с рюмками и бочкой.
Каждый раз когда возникало ощущение, что волна перед его кабинетом откатила и больше не вернется, наплывали новые гости и уносили его в неведомые дали самых поразительных жалоб или просьб. Если пять дней назад он верил в то, что это может быть чья-то неудачная шутка, то в настоящий момент уже смирился и плыл по течению, надеясь на то, что оно выкинет его к родному дому, где его ждет Кимико, а не в какие-нибудь воды, населенные пираньями или чем похуже. Осталось скрестить пальцы, надеясь на то, что впереди бултыхаются карпы.
- Ваше мнение очень важно для нас, - сухо произнес Осаму, выпроваживая гостей. Какое там, он начал даже покидать кабинет для того, чтобы не то чтобы показать насколько он был рад их видеть, сколько узнать много ли еще осталось. Тем ни менее, некоторые все равно воспринимали это в положительном ключе, улыбаясь и важно покидая территорию пятого. Хотелось верить, что они не оставались где-то там за воротами, переодеваясь в другие одежды и не подыскивая новый парик и все это ради того чтобы вернуться через пять минут и вновь порадовать его своим присутствием.
Капитан пятого собирался уже вернуться к себе и закрыться, с важным видом сообщаяя всем тем, кто остался, что возникли неотложные дела. На деле он скорее всего бы просто бухнулся на свое место, хватаясь за голову и уставившись взглядом в одну точку. Это было единственное чем Кучики хотел сейчас заняться.
Вместо этого он обнаружил у себя в кабинете пушистое существо, вовсю попивающее его чай и он задумался о том чтобы простонать "давайте сделаем это максимально быстро". Однако, не меняясь в лице, Осаму просто закрыл за собой двери, после чего отправился на место, куда обычно присаживались визитеры. Иначе бы он разговаривал со спиной этого существа.
- Добрый день, - он не обращался по имени, так как не знал того, несмотря на необычную внешность этого ушастого шинигами. В какой-то момент он перестал занть как кого называть если только не встречался с ними ранее. Подобная бесцеременность становилась до боли обычным делом. - Чем я могу вам помочь?
Несмотря на все желания, которые у него были, сын Бьякуи не смел говорить менее вежливо чем положено, выговаривая все это неторопливо и с ровной интонацией. Что до поведения златоглазого создания, то оно его не смущало. За все это время на этот столь разве что никто не садился. Но вот мы достигли этого, раунд аплодисментов и можно расходиться.

+1

4

Камеко вздрогнула, когда её ушастые радары уловили звук открывающей двери. Она так и замерла с чашкой у рта, отхлебывая чай, когда в дверном проёме показался мужчина. И кто бы угодно, наверное, почувствовал себя неловко или принялся оправдываться, тем более завидев серьезную физиономию капитана, но Комамура лишь облегченно выдохнула и сделала, наконец, нормальный глоток. «Все-таки отвратительный чай»
— Кучики-сан, здравствуйте! – весело и задорно поприветствовала она его и разве что свободной лапой махать не начала. А, нет, начала.
«Значит, это кабинет капитана пятого отряда. Отлично, здесь никто не будет меня искать». Да, Камеко нисколько не смущало, что она просиживает свой пушистый зад у самого сына Бьякуи на столе и пьет его чай. Она себе в рот еще и печенюшку успела сунуть, пока лапой ему махала. До тех пор, пока в дверном проеме не появится ее капитан или лейтенант, ну или еще кто из четвертого, кто решит пнуть её обратно к бумажкам – она не против и только рада. Да и Осаму явно не спешил взять ее за белы ухоньки да выкинуть в окно. А пока он этого не сделает, сама она и не подумает уйти.
— Чаю хотите? – да, она предлагала ему его же чай. Ей нормально. – Хотя он у вас – гадость редкостная. Но ничего, у меня есть с собой свежий!
С этими словами офицер резво, по-заячьи, спрыгнула со стола, взяв с собой чайничек, а затем без лишних раздумий вылила его содержимое в окно. «Увы, это судьба любого невкусного чая» Вернулась она довольно быстро, запрыгнула на стул, а затем и обратно на стол. Достала из-за пазухи термос с такими же длинными ушками на крышке, и перелила его ароматное содержимое в пустой чайничек. А уже после, как подобает, разлила тот по чашечкам и с довольной мордашкой подвинула одну Кучики.
Сделав глоток и расплывшись в удовлетворённой улыбке от вкуса и прекрасного аромата, она покивала, как бы хваля саму себя за очередной заваренный шедевр. Даже жалко делиться с капитаном. Но он все же не выгнал ее еще почему-то. Стоит проявить хоть капельку благодарности.
— А, да, зачем я здесь, – дошел, наконец, вопрос Осаму до больших ушей Комамуры.
«Чёрт, можно было и раньше об этом подумать». Быстро пытаясь сообразить, что ей вдруг могло понадобиться от Кучики, Усаги предпочла важно представиться, растягивая время:
— Комамура Камеко, четвертый офицер четвертого отряда! – пауза, она задумалась, а затем вспомнила, что краем уха уловила слово «жалобы», пока ползла в кабинет пушистым задом к верху.
«Жалоообы,» – мысленно протянула девушка. Ох, и не по части Камеко было на что-то там жаловаться. Обычно в какой-нибудь отвратительной ситуации, она наливала себе в термос чего-нибудь крепенького, да медленно потягивала, сидя где-то в углу и подергивая ушком от удовольствия. А потом спокойно себе «разруливала» ситуацию, не тратя лишний раз свои драгоценные нервы, чтобы с кем-то там идти ругаться.  Но делать было нечего, кажется, серьезный настрой Кучики просто требовал, чтобы ему на что-то пожаловались. «Вот ведь мазохист…»
— Я к вам по очень важному делу, – с серьезной мордой уверила его Комамура и даже отставила на секунду свою чашечку. Вот только с каким таким «серьезным» делом – она пока не придумала. Но тут уж здравствуй, матушка импровизация, – в нашем медицинском отделе с недавнего времени стали пропадать важные препараты, меня направили расследовать ситуацию. И так уж получилось, что ваш отряд остался последним в списке неопрошенных. Исследования в остальных отрядов результатов не принесли. Тут уж метод исключения, сами понимаете. Поэтому не могу не спросить, Кучики-сан, не замечали ли вы за своими офицерами каких-либо странностей или отклонений от повседневной нормы поведения?
Врала так чисто и с таким уверенным выражением морды, что и сама себе удивлялась. Вернее не врала, а недоговаривала! Никто ведь не сказал, что те самые «важные препараты» – это пара коробок бинтов, которые она сама где-то и недосчиталась во время составления очередного отчета. И Каме правда их искала! И правда побывала во всех бараках! А вот что она там делала – уже вопрос не самой большой важности, знаете ли. Ну и никто не отменял возможности того, что Осаму сейчас закивает, да скажет «да-да, мои офицеры давиче решили застелить полы в наших бараках бинтами». «В конце концов, это для вас какие-то бинты, а для четвертого отряда «важные препараааты», мы же шинигами серьезные, каждая мелочь может спасти чью-то жизнь», – рассуждала Камеко и совсем не корила себя за маааленькие недоговорки.
В то время её вопрос должен быть понятен, отчего она вновь с важным видом засунула в рот печенюшку и, взяв в обе лапы чашечку, сделала громкий глоток.

+1

5

Когда его радостно поприветствовали, что-то внутри Осаму умерло. Очень может быть, что это была важная часть для того, чтобы его мозг функционировал нормально. Казалось бы подобный жест должен был иметь положительный эффект, подобно ветерку, проникающему в комнату со спертым воздухом, которую не проветривали уже давно. Только тут капитан пятого засомневался происходил ли это все или же он уснул на своем месте и видит сны.
Кажется, вместо речи визитерши, Кучики слышал только птичек снаружи и журчание выливаемого за окно чая, оно же, наверно, и к лучшему. Все же чай он сам никогда не подбирал, доверяя это дело Кимико. А стоит услышать о том, что его жена выбрала редкостную гадость, как придется защищать гордость своей фамилии. Могло случиться и такое, что принесенные им листья приглянулись кому-то из подчиненных и чай ему давным-давно подменили.
- Прошу прощения, как еще раз, ваше имя? - он вроде как прослушал достаточно много, стоит быть внимательнее. - У вас... замечательный термос.
Женщина? Девушка? Девочка? принялась рассказывать ему о проблеме, приведшей ее в его офис, а он, кажется продолжал слышать щебетание птичек, пусть теперь уже и приглушенное голосом гостьи. Когда та закончила излагать проблему, он промолвил:
- Я буду рад оказать вам содействие в данном вопросе. Воровство, а тем более у 4-го отряда это дело серьезное. Не могли бы вы уточнить в какой промежуток времени это произошло, что именно было похищено и в каком объеме? Что же до моих подчиненных... Знаете, тут произошла такая интересная ситуация... - он заговорил вкрадчиво и тише, чуть наклонившись в сторону Комамуры. - Дело в том, что кто-то в нашем отряде, по какой-то причине перенес все мои встречи на 31-ое марта. Все встречи за последний год. Точнее даже, все гости уверяли меня в том, что многим из них пришлось ждать по полгода этого дня. Это 428 обращений, 429 если считать вас, некоторые из них от одних и тех же лиц, но все настаивают на отдельном рассмотрении всех их случаев. Вы только с кражей ко мне? - Осаму окинул взглядом пушистую гостью, как если бы ожидал, что из нее посыпятся бумаги с приглашением его на какой-нибудь званный ужин, уведомление о порче имущества его офицером и много всякой прочей гадости. - Не мог же быть этот некто, в своем уме, когда планировал эти встречи.
Рассказав этот жуткий страшный секрет, Осаму вернулся в исходное положение, пробуя поданный ему чай и ожидая реакции собеседницы. Что же до ее напитка, который по ее уверениям был лучше, то он мог бы отметить, что он теплый, а не горячий и пах чем-то не то фруктовым, не то цветочным. Кучики плохо различал запахи, даже те которые для большинства были очевидными. Когда способен перепутать персик с клубникой, лучше молчать и не показывать свои знания. Наверное оттого, подсунь кто-то вместо чая ему просто набор из трав, он бы их заваривал, удивляясь почему же так плохо кипяток их берет и где привычный цвет. А ведь его обучали чайной церемонии в свое время.

Отредактировано Kuchiki Osamu (25-07-2018 09:01:37)

+2

6

Чай, на самом деле, оставлял во рту какое-то персиковое послевкусие, но казалось, словно чуть горчил, возможно, Комамура все же перестаралась, когда заваривала его. Однако сама она почему-то этого момента нисколько не признавала и продолжала пить тот, всеми своими эмоциями показывая, словно все было правильно, чудесно и вкусно.
— Комамура Камеко, – еще раз все также уверенно и громко произнесла она, явно нисколько не обижаясь, что Кучики прослушал столь важную часть ее слов. Пусть хоть вообще не слушает, лишь бы не выгонял.
— А термос да, я без него как без лап, люблю всякие вкусные напитки пробовать, особенно когда дело касается чаев. Недавно, знаете, открыла для себя невероятно вкусный алкогольный напиток из мира живых, они их кажется зовут ликерами. Вооот, тот был с такой странной особенностью, на вкус, кажется, что-то фруктовое, а если принюхиваешься, ну явные цветочные нотки улавливаешь! – она прекрасно понимала, что Осаму вряд ли интересно слушать подобную информацию не по делу, но: во-первых, она часто бывала слишком болтлива; а во-вторых, когда врала, она говорила как можно больше, чтобы за всем большим объемом сказанного было легче спрятать маленькие враки. И только Саджин, когда слышал, что дочь начинает говорить и говорить без умолку в какой-то момент вставлял своё строгое: «Усаги, ну что ты опять натворила?»
А после всей этой ненужной речи, которую она тараторила так живо и эмоционально, что и слова не вставишь, офицер, наконец, замокла, но и то только для того, чтобы с довольным видом допить свой чай.
Когда же Осаму чуть наклонился к ней, дабы рассказать о столь странной ситуации, произошедшей с ним, Комамура с важным и заинтересованным видом последовала его примеру. Было даже заметно, как ее уши прям таки тоже наклонились вперед, желая не прослушать и слова.
— Ннннаааа, – задумчиво протянула она, когда рассказ мужчины был окончен и даже почесала лапой пушистый подбородок в порыве мысленных рассуждений.
— Какая незадача, однако. Сочувствую. У вас, должно быть, выдался тяжелый день, – вместе с этими словами она уже вновь наливала чай в свою пустую чашечку, а заодно потянулась и снова заполнила почти до краёв чашку Осаму с таким участливым видом, словно её чай может решить все его накопившиеся за сегодня проблемы и вообще жизненно ему необходим.
— Прошу прощения, я не могу рассказать вам о точном названии препаратов без разрешения своего капитана, – продолжала со спокойной мордой врать Комамура, – однако могу вас уверить, что они вполне могли вызвать подобные помутнения рассудка в голове вашего подчиненного, который решил перенести все эти встречи.
Камеко сделала глоток, а затем о чем-то явно задумалась.
— Вообще-то знаете, пропало несколько коробок, поэтому препаратов хватило бы и не на одного шинигами уж точно. Само хищение было нами обнаружено две недели назад, до этого, как я вам и сказала, мы расследовали, как обстоят дела в других отрядах, поэтому к вам я пришла уже столь поздно. Однако оно могло произойти и значительно раньше, потому что коробки были оставлены на нашем складе давно. Мы попросту не нуждались в большом количестве таких сильнодействующих препаратов, отчего обнаружили их пропажу, лишь когда начали сверять отчеты за последний год.
— Вы только с кражей ко мне?
Комамура явно задумалась. «Что ж ему еще-то нужно? Нет, ну точно мазохист. Тааак, о чем я еще могу пожаловаться?»
— Нет, знаете, проблема с кражей первостепенна для нас, остальные более мелкие неурядицы могут и подождать. К сожалению, несмотря на ваш загруженный день, мне придется попросить вас, Кучики-сан, взяться за расследование как можно скорее, – с серьезной мордашкой принялась настаивать Каме, словно от действий Осаму зависела сотня жизней!
— Только чай сначала давайте допьем, – все также строго продолжала она, словно и это действие было невероятно важной частью плана по спасению тех самых жизней. – С уверенностью вас заверяю, что этот сорт обладает невероятно ободряющим эффектом! После всего произошедшего, думаю, вам это необходимо для продуктивности нашего расследования.
Комамура закивала в унисон своим словам и сама сделала очередной большой глоток. И только ее ухо вдруг дернулось, отчего офицер пригладила то пушистой лапой.

Отредактировано Komamura Kameko (26-07-2018 19:20:35)

+3

7

Осаму слушал рассказ крольчонка молча. Многие из сегодняшних, да и вчерашних гостей, сходили с основной темы своего визита, то упоминая кого-то из родственников самого капитана пятого, то просто вспоминая какие-то истории, которые по их мнению могли быть ему интересны. Не будучи знакомым с самой Комамурой достаточно близко, чтобы знать при какие условиях подобная говорливость в ней просыпается, да и после всего произошедшего, Кучики счел это чем-то нормальным, обычным.
- Ликер? - переспросил он, не будучи сведующим в вопросах алкоголя. Да, те или иные сделки или встречи невозможно было бы заключить без спиртных напитков просто потому что это стало традицией, что не означало, что Осаму проявлял больше интереса чем надо или пытался пробовать что-то из мира людей, чего обычно не предлагали на тех же светских приемах здесь. Собеседница же расписывала напиток как какое-то лакомство. Или же ему показалось, но аппетит явно проснулся.
Несмотря на голод, напомнивший о себе, и усталось, о которой никто и не забывал, объяснение Камеко показалось капитану странным.
- Разве здесь вы не с полного согласия вашего капитана? Наверняка у нее были точные распоряжения на этот счет, - не слишком активно возразил он. - Было бы намного проще искать вашу пропажу, если бы мы знали о чем конкретно идет речь. Или же я у вас тоже под подозрением?
Медик сказала о том, что этот препарат способен вызвать некоторые помутнения рассудка. После рассказанной им истории та могла решить, что он не пострадавшая от всей этой путаницы сторона, а именно тот, кто и является источником своих неприятностей. В чем он не мог ее винить, ведь при раскрытии хищения стоит быть непредвзятым для того, чтобы быть способным рассмотреть все кандидатуры. Представив себя на месте подозреваемого, Кучики вынужден был отмести самого себя, как нонсенс. Представитель богатого и знатного рода слишком многим рисковал бы совершая что-то подобное, не говоря о его звании в Готее. Даже если предположить, что ему по каким-то причинам очень надо было, неужели это нечто такое, что нельзя было бы раздобыть иным способом, пусть и за определенную сумму денег? Все это начинает звучать так, словно набег был совершен на лабораторию Куротсучи, а не на склад четвертого. И если это нечто такое важное, разве тянули бы столько времени с визитом к нему?
Пока Осаму продолжал тонуть в догадках, выстраивающихся у него в голове, пушистик подала голос. Он уже упоминал, что некоторые из обращений были от одних и тех же шинигами или благородных лиц (или их представителей), а судя по ответу крольчонка, та решила, что капитан пятого ждет от нее больше всего, что было совсем не так. Кучики бы не отказался от того, чтобы все мировые проблемы, которые решили собраться в одном месте и постучаться к нему в дверь, взяли и испарились в воздухе. Настолько бы действительно стало легче дышать и шевелиться, не ощущая себя придавленным навалившимся. Оттого жест, который бы намекнул гостье на то, что можно не продолжать, был погребен под усталостью и все следующее об ободряющем эффекте чая звучало как бальзам на душу.
- Какая еще раз у вас должность в отряде? - он знал, что перед ним не капитан, и не лейтенант, так как их личности были ему известны, не говоря о том, что лица тех мелькают на собраниях с соответствующими шевронами. Так же очевидно, что это кто-то из офицерского состава. - Офицер Комамура, поделитесь секретом, это ведь что-то, не слишком важное для четвертого отряда? Не хочу вас обидеть, но обычно когда пропадает нечто ценное и опасное, то посылают не меньше чем лейтенанта, не говоря уже о достаточно странных указаниях скрывать о том, что представляет из себя предмет пропажи. Неужели капитан Унохана развязала расследование только чтобы пристыдить кого-то из своих для того, чтобы он или она сознались?
Было очень неловко делать подобные предположения, но это единственное к чему он мог придти. К тому же, если это все нужно больше для того, чтобы убедить настоящего виновника в том, что все перерывают вверх дном, то в их же интересах рассказать это ему, чтобы и шумихи было больше и он совершал меньше усилий в поисках злоумышленника, личность которого и так известна. Если же он ошибается...

0


Вы здесь » Bleach. New generation » Настоящее » Trying in vain to silence your alarm clock for decades


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC