Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Архив игры » По крылышку или по лапке? ©


По крылышку или по лапке? ©

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

Название: По крылышку или по лапке? ©
Описание: Генсей. Танабата. Вечер. Кейко и Такума гуляют в парке, братья Комамуры на самом празднике, как и сестры Маширо, Акемика решила пообщаться с братом, о котором много слышала, но ранее не видела. Айяме просто заходила к Урахаре по делам и случайно забрела на праздник, где встретила Масао. Ито ищет Айяме. Тамеказе мирно лунатит. Ко всему прочему еще и огромное количество Пустых 'решают' испортить праздник.
Действующие лица: Урахара Такума, Иноуэ Кейко, Аясегава Акио, Аясегава Акемика, Хинамори Айяме, Комамура Риото, Комамура Итару, Ито Катсуо, Исида Масао, Хитсугайя Тамеказе, Маширо Санаэ, Маширо Кото
Место действия: Генсей, Центр города и прилегающие улицы, Парк
Статус: активен

0

2

Иногда очень хочется праздника. А особенно хорошо, когда это желание совпадает с реальностью. Сейчас было именно так - праздник в мире живых привлек внимание и шинигами, особенно тех, для кого этот мир во многом родной. Например, Урахара Такума в  этом мире родился и вырос, как и его подруга детства Иноуэ Кейко. И ничего удивительного не было в том, что они привыкли к местным праздникам, равно как и в том, что на праздник они пошли вместе. Праздник лучше провести со своими близкими, а для Такумы Кейко была ближе, чем остальные.

Впрочем, они догадывались, что на празднике могут встретить и других своих знакомых, как из мира живых, так  и из Общества Душ... Но искать они их вряд ли собирались. По одной простой причине: им и так было хорошо. Такума очень любил такие моменты, когда не надо лишних слов, и все понятно. Они шли по парку, и, вспомнив об одном из обычаев праздника (на некоторых деревьях уже висели танзаку с пожеланиями), Такума с улыбкой спросил Кейко:

- А ты будешь писать желание?

0

3

6 июля. Этот день был особенным для Кейко еще и потому что маму у нее звали Орихиме... и можно было сказать что это еще и ее праздник в каком-то смысле.. Что-то наподобие именин. Как бы то ни было, и Кейко и ее папа всегда дарили маме небольшой подарок в этот день. Этакая небольшая семейная традиция. А вообще девушка любила праздники, а еще больше и лучше проводить их с теми кто тебе действительно дорог... Днем она можно сказать справила его с родственниками, а вечером ее отпустили с Такумой на фейерверк. Сегодня можно было гулять чуть ли не всю ночь, ведь не спать будет весь город.
-Я его уже написала,-Кейко продемонстрировала блондину заранее заготовленную светло-розового цвета танзаку в форме сердечка на котором аккуратненько было написано пожелание за этот год.
Девушка проследила за взглядом Такумы. Листочки с пожеланиями, все разного цвета слегка "трепыхались" на ветру и были будто живые. Как кусочки сердца с самым сокровенным и все-все бьются, доказывая что они живы, что имеют право на существование... Это было так хорошо, так приятно. Ведь пусть им и хорошо вдвоем, а ее сердечко учащенно бьется каждый раз когда они остаются наедине, но не только они должны жить. Это было бы слишком грустно..
-Я не достаю до ветки... ты не мог бы повесить его?..-взгляд Кейко остановился на бумажечке на земле что должна была вот-вот унесена ветром, несколько шажков и своей ручкой она смогла поймать ее.-И это тоже.
Кейко протянула оба танзаку Такуму и обворожительно улыбнулась при этом же еще безмолвно спрашивая будет ли он писать желание.
-Тебе нравится мое юката?-слегка покрутившись с лукавой улыбкой произнесла девушка. Кейко очень много времени потратила не только на выбор того какое кимоно одеть, но и на заплетение волос в довольно-таки причудливую прическу.

0

4

Рио шел по улице смотря перед собой и глубоко внутри себя злился на брата. Вокруг все веселились и радовались, ведь сегодня был какой-то странный праздник и почему-то иногда, люди смотрели на него как-то странно, ведь он единственной, кто в радиусе пожалуй пары миль не разу не улыбнулся и сохранял серьезное, каменное выражение лица. Два гигая, которые Риото еле-еле получил от Куротсучи были в самый раз, однако в ближайшие пару месяцев Рио должен приносить капитану 12го отряда новых подопытных пустых, ну или не пустых, это уже зависит от просьб Маюри.
- Итару, скажи пожалуйста, что мы тут делаем? Я не вижу здесь ничего стоящего, лишь людей которые попросту тратят свое время, когда могли бы сделать что-нибудь полезное... Проще говоря, здесь творится какой-то беспредел... Что сейчас за праздник? - монотонно произнес Рио, смотря так же перед собой. Он не понимал смысла праздника, в честь чего этот праздник и вообще какого черта он тут делает. А ведь все началось как всегда, с неугомонности Итару. Впрочем как и следовало ожидать, он сам был втянут в авантюру брата, что отчасти неудивительно, ведь он не хотел отпускать его в Генсей, а отговорить того было практически невозможно. Медленно идя по парку, Рио обратил внимание на деревья стоящие вдоль дороги. Большинство деревьев были украшены странными листками бумаги, на которых были написаны разные фразы. Присмотревшись, Риото понял, что на каждом листке бумаги написано нечто вроде желания, немного прикрыв глаза и вновь открыв, он с некотором презрением двинулся дальше.
"- Люди до сих пор полагаются на желания. Хотя желания и наши мечты зависят только от нас и сколько бы листков бумаги не навесили они на деревья, если они не приложат усилия, они никогда не получат желаемого... Интересно, а что было бы, если бы люди знали, от чего мы их защищаем, что в мире есть шинигами, пустые и другие существа... Люди никогда ничему не научатся... По моему даже если будут знать все на свете..." - подумал Рио и продолжил изучать все, что было впереди него и попадало в радиус его зрения.
- Тут есть место, где нет шума? Я не прочь заняться медитацией, весь этот шум и гам меня немного нервирует... - произнес он, обращаясь к брату.

0

5

Итару шел по парку рядом со своим братом Рио, с удовольствием и наслаждением разглядывая все, что творилось вокруг. Местный праздник ему очень нравился, особенно в плане размаха. Ему все хотелось посмотреть и как можно больше узнать, ведь не каждый день выпадает шанс выбраться в Генсей и отдохнуть как следует. Особенно если учесть то, что Риото все-таки смог раздобыть у Маюри пару гигаев, ведь когда Итару просил их у Куротсучи, он был чуть ли не выставлен за дверь.
- Итару, скажи пожалуйста, что мы тут делаем? Я не вижу здесь ничего стоящего, лишь людей которые попросту тратят свое время, когда могли бы сделать что-нибудь полезное... Проще говоря, здесь творится какой-то беспредел... Что сейчас за праздник? - неожиданно произнес брат, на что Итару лишь угрюмо посмотрел на него и произнес:
- Я не знаю, что это за праздник, знаю лишь то, что он называется Танабата. Но главное тут интересно и весело! И многое можно узнать! Отец конечно в своем репертуаре, считает меня еще ребенком... Ну раз он попросил тебя присматривать за мной, значит мы отдохнем вместе! Тем более тебе надо отдохнуть, а то ты на этом празднике похож на дерево со своим лицом... На дуб... - проговорил Итару и начал рассматривать деревья на которых были навешаны листочки. Прочитав парочку он понял, что на них написаны желания, так же он увидел, что множество людей эти листочки вешает на деревья. Ему сразу же захотелось сделать так же, увидев человека, раздающего чистые разноцветный листы бумаги, он подошел к нему пока брат был занят своими мыслями. Попросив один листок, он взял тот, что был голубоватого цвета, там же Итару написал на нем свое желание и подойдя к одному из деревьев, повесил листок на ветку. Довольный собой и с хорошим настроением, он догнал брата и вновь пошел рядом с ним.
- Тут есть место, где нет шума? Я не прочь заняться медитацией, весь этот шум и гам меня немного нервирует... - - вновь произнес Рио, отчего Итару немного разозлился. Напрыгнув на брата сзади, он обхватил его за шею и свободной рукой начал тянуть его за щеку, заставляя не произвольно улыбнуться или же скорчить рожицу похожую на улыбку.
- Слушай ты достал! А ну улыбайся засранец, ты что? Вообще не знаешь слова отдых и веселье! От тебя скоро люди на любом празднике в депрессию впадать будут, одна твоя рожа заставляет пустого покончить жизнь самоубийством! Гррр.... - прохрипел Итару пытаясь справиться с братом. Прохожие люди смотрели на них немного странно и старались обойти стороной.

0

6

Пхах! Шум бесит, но ничего не поделаешь. Фейерверки не интересуют уже давно. Фонарики светящиеся в темноте - тупость десу. Почему-то логика этой девушки всегда сводилась лишь к тому что ей нравится что-то может только при хорошем настроении. Но и с этим было куча проблем. Почему? О, все просто, товарищи. Во-первых, даже пребывая в более-менее нормальном настроении нравилось ей ограниченное количество вещей. Ну и, ка известно, хорошее настроение у нее только одно, тогда как плохих - бездонный колодец. Пытаться угодить ей? Бесполезно. Б-же, не задавайте кучу лишних вопросов. Характер у автора сего бреда ничуть не лучше~...
А вообще, по делу. Хинамори Айяме, носящая еще две известных всем фамилии, и одну, о которой она тогда еще не была в курсе, только что навестила Урахару Киске. Чисто деловая встреча. Он ученый, она тоже, а причина всегда найдется. Вот что-что, а поспорить с Киске дело интересное. Изворачиваться и ловчить в разговоре он умеет очень и очень даже... Слово за словом и Айяме засиделась до темноты. Конечно же, Урахара изредка отвлекался на что-либо, но все ненадолго. Через какое-то время, оба пришли к небольшому соглашению. Подобные споры для них были неким спортом, который обычно начинался с традиционного "Урахара-сан, вы не продадите мне инструкцию по созданию Хоу Геоку?". Далее следовал традиционный отказ и ученые переходили к делу.
Итак, просидев приличное количество времени в магазинчике, девушка была рада чисто покинуть помещение. При этом она имела при себе пару новых баночек-скляночек (естественно, не пустых), да и избавилась от парочки тяжелых приборов. Вздох... вдох. Первое чтобы саму себя несколько "поутешить", второе - почувствовать разницу. Через какое-то время, Айяме вышла на довольно-таки оживленную улицу. Не смотря на всю свою нелюбовь к тому что надо лишний раз куда-то сходить, что-то сделать и поговорить, ну а так же не очень-то любя места массового скопления народу, шинигами туда все же "направила свои стопы". Ибо ее увлечение парусниками всегда напоминало о себе каждый раз в Генсее. Хинамори и знать-не знала что в праздники найти что-то из того что ее интересует - проблема, но в заблуждении она оставалась недолго. Поняв, что все это бесполезно, та стала искать способ побыстрее выбраться из толпы и завернуть куда-то туда откуда можно будет нормально переместиться в Общество Душ. А все это надо сделать не привлекая лишнего внимания.
"Знай я что все так будет, то всенепременно бы отправилась в дом-милый дом прямо от Урахары. Тут еще что-то слишком много разного реяцу. Я знаю, что Каракура этим прямо отличается от других городов, но у меня еще и такое ощущение будто тут собралось пол-Академии. Вот и лишняя причина чтобы уйти побыстрее," - не особо ловкая обычно Айяме, сейчас продиралась довольно-таки неплохо, но приходилось еще постоянно проверять не потеряла ли она что из образцов, да и делать все это аккуратнее - мало ли что можно из них повредить. А "уйти побыстрее" как-то не выходило...
Потом кто-то ее толкнул, она сама споткнулась, через пару мгновений "вылетела" из общего потока и озираясь пыталась понять что же произошло. Настроение упало настолько низко, что разглядеть планочку на этой шкале было невозможно даже под микроскопом. Руку запустила в короткие волосы и слегка разворошила их. В уме перебрав несколько проклятий, Хинамори первым делом не поднялась на ноги, а в очередной раз обеспокоилась состоянием любимых пробирочек, и еще пары кристалликов, предназначение которых было известно лишь ей и самому Киске. Если бы одна из них пострадала, то "братская могила" всем кто есть на празднике. Специально будет искать того кто повредил, как бы глупо это не было. На радость, счастье и подобную чушь, всех окружающих ничто не пострадало. Уже успокаиваясь, девушка в очередной раз потрепала прическу свободной рукой.

0

7

Почему? Это как минимум нечестно и несправедливо, а еще и жестоко. Отец... у него всегда столько дел. Настолько что он даже сегодняшний праздник не может провести с ней. И не только его. Сейчас, когда она уже и говорит и ходит, отец не проводит столько времени с ней как раньше. Но и быть на него в обиде, девочка не могла. Руюкен и без того многое для нее сделал, а требовать больше она не имеет права.

Исида шла по улице. На ней не было юката, как на подавляющем количестве девушек и девочек на празднике. У нее сегодня самый обычный день. Так она решила воспринимать его. Тогда и думать о том что отец не празднует вместе с ней не надо - ведь ничего и нет. Конечно, и знание того что сегодня все же за день, а особенно учитывая то, что об этом на каждом шагу напоминают, так просто не зароешь. Но с ним не легче. Одета она в самую обычную свою одежду - белая блузка, черная юбка, чулки. Сегодняшнее одеяние, определенно, говорило о том какой у нее праздник. Никакой. Все изредка обманывают самих себя - ничего с этим не поделаешь. Просто так легче, проще. Но и проблемы не решает. Масао это знала, прекрасно знала.

"А ведь это сборище прекрасный способ... Таким образом я смогу выяснить кое-что. Вряд ли кто-то из них не пошел бы на праздник. Пусть празднуют и по всему городу, но далеко не везде прекрасно видно фейерверки. Я примерно знаю места, потому для начала надо будет проверить их. Чем больше я встречу - тем яснее будет ситуация. Отличить просто праздно шатающихся от остальных будет не так-то трудно по сути," - кто-то толкнул задумавшуюся девочку так что она чуть не потеряла равновесие. И только спустя пару мгновений до нее дошло какой запах был у этого некто. Шинигами, от которого просто тянуло им. Вела она себя довольно странно. Вполне можно бы было воспользоваться ситуацией и напасть со спины, но это было не в ее правилах. Тем более что оставалась маленькая доля за то что неизвестный не следить подослан, а сам жертва экспериментов. А тот сидел на земле спиной к Масао, и сначала что-то проверял, а затем потрепал собственные волосы. - "Странно что он не поторопился встать. Или попросту не может?"

Была некоторая вероятность того что паренек повредил себе ногу и не может подняться. Но Исида была не такой всей доброй и приветливой девочкой, что помогает подскользнувшимся прохожим подняться на ноги, а старушек переводит через дорогу. Сейчас девочка просто следила со спины за неизвестным, который в любое мгновение мог почувствовать ее реяцу. Хотя, если учесть количество личностей с приличным уровнем реяцу, что присутствовали здесь, то они вполне могли "перекрыть" ее и оставить незамеченной.

0

8

Сегодня в Каракуре было очень людно. Вероятно, это было связано с праздником, который проходил в городе. Салюты, радостные крики, громкая музыка… Со всех сторон слышались смех и вдохновляющий гул. Аясегава мирно сидел на скамеечке в парке и с любопытством взирал на всё происходящее. Разумеется, ему, как человеку, лишившегося всех приятных воспоминаний, подобного рода мероприятие было в новинку. Он с восторгом рассматривал прохожих, от возбуждения тоннами поедая конфеты и кусочки сахара, который тот по привычке взял с собой из Общества Душ. Его глаза буквально светились счастьем, ведь ничего подобного он прежде не видел. Вернее, наверняка нечто такое с ним случалось, но по «счастливой» случайности всё забыл.
Уже темнело, а он всё ещё не мог оторваться от скамейки (и от сладкого, которое, несмотря на столь активное поедание, всё не кончалось), с каждой секундой получая всё больше удовольствия от картины, развернувшейся перед ним. В небо летели десятки шариков вместе с конфетти, выбрасываемое хлопушками, кто-то дудел в дешёвые дудки, кто-то вообще уже пел песни, не попадая в ноты и меняя местами слова. В общем, Каракура была полностью поглощена праздником, в котором каждый не поленился принять участие. Хотя, кажется, многие шинигами из Академии тоже почтили город своим присутствием, во всяком случае, об этом Акио только слышал, но пока никого из них не видел. Да и сложно было бы узнать кого-либо в этой пёстрой массе людей, тем более что она [масса] постоянно двигалась, восхищая Аясегаву всё больше и больше.
Наконец, в небо взмыл новый залп фейверка, которые на время заглушили гул, который создавали люди. Сын Юмичики не удержался от восторженного восклицания, после чего наряду со всеми громко зааплодировал. За всё то время, что он отучился в Академии, ему ещё ни разу так весело не было…Вот так просто, по настоящему весело. 
Пока парень развлекался, он чуть не забыл о том, что тут, собственно, ждал свою сестру, Аясегаву Акемику. Вообще, это была их первая встреча, поэтому шинигами немного волновался, хоть и боялся себе в этом признаться и именно поэтому старался думать больше о празднике, чем о предстоящей встрече. Честно говоря, несмотря на то, что парень, казалось бы, был увлечён происходящим вокруг, он постоянно думал о девушке. Пытался представить её внешность, «услышать» её голос и вообще быть готовым ко всему. Но как бы Аясегава не старался, больших успехов он не достиг, поэтому, внезапно встрепенувшись, Акио стал вертеть головой в поисках сестры.

0

9

Девушка знала, что опаздывала, но не могла ничего с этим поделать. Сегодня праздник в Каракуре и её первая встреча со своим братом по отцу, и она должна была выглядеть идеально. Праздник ученицу Ячиру не очень заботил, нежели встреча с Акио. У Акемики было два старших брата. Первый - Шики Фонг, брат по матери, с ним молодая особа не часто виделась, точней пару раз мальком, да и то никакого особого интереса он не представлял для неё. А второго брата – Акио Аясегаву девушка и вовсе ни разу встречала, и только сегодня ей предстояло предстать перед ним во всей красе.
Акемика знала, что природа и без того наделила её красотой, но именно сегодня собственный вид её не устраивал. Дочь Умичики провела перед зеркалом три часа, накладывая идеальный макияж и делая достойную укладку для сегодняшнего вечера. В животе летали бабочки, и было такое ощущение, что она идет на первое свидание, хотя откуда её знать. Акеми никогда ещё не была на свидании, и её это не очень то и заботило.
Ничего лучше как надеть светло-голубое платье на бретельках, Акемика не нашла. Сегодня это было не корсетного типа платье, а простое свободное. Да и в корсете девушка особо не нуждалась, у неё и без того была хорошая фигура. Само по себе платье было не длинное, облегающие фигуру, к краям немного расходящиеся. Вырез на платье был обделан белыми оборочками, как и низ. Утруждать себя какими-то тяжёлыми прическами сегодня дочь Умичики не стала. Девушка просто сделала зачес назад и приподняла волосы. В целом это все выглядело неплохо.
Мимо проносились люди в самых разнообразных нарядах, разноцветные шарики, ярко горящие фонари, влюбленные парочки, лавочки с игрушками... повсюду стоял гул и шум. Все было поглощено праздником. Но для Акемики как будто отключили звук, девушка ничего не слышала, в ушах стояла просто тишина. Сейчас её заботило только одно: добраться как можно скорей до нужного места, иначе брат может её не дождаться. И тогда все старания будут насмарку, да и ещё её будут считать безнадежно безответственной. Сил бежать уже не было, но ученица Ячиру настойчиво продолжала двигаться вперед. Волосы слегка растрепались, щеки покрылись легким румянцем от долгого бега. Добежав, до нужного места, девушка остановилась и начала озираться вокруг. "Неужто не дождался," - с тревогой пронеслось в голове. Был ещё и проблематичен тот факт, что Акемика ни разу не видела брата и только лишь примерно представляла по описаниям отца. Тот часто с гордостью упоминал об Акио, но кроме тех фактов, что у её брата светлые волосы и красивая внешность, достойная их семьи, девушке больше ничего не удалось узнать. Аясегава просто растерянно стояла в центре празднества, взволновано озираясь вокруг с надежной, что братец сам её узнает и подойдет первым.

0

10

Такума знал, что для семьи Кейко это особый праздник. Вот и сейчас она провела его дневную часть с семьей и это его совсем не беспокоило - он свою семью любил не меньше. Однако ночь - совсем особое время. Сложно сказать, причастна ли была к этому мама-кошка Йоруичи, но ночь Такума любил. Тем более такую, когда все  не так, как обычно, и люди отказываются от привычного распорядка дня, чтобы отпраздновать этот день и отдохнуть от повседневных забот. Нарушать  правила - это не просто весело, это необходимо иногда. Иначе устаешь от жизни, а она у шинигами долгая...

Читать чужие пожелания неправильно, но Такума отметил про себя, что танзаку вполне в стиле Кейко. Такое же милое, как и она сама. Желание... Такума был все-таки романтик и ему нравились такие вещи. Доверять свои желания и мечты высшим силам, надеяться, что они сбудутся... Не это ли делает возможным их осуществление - уверенность в том, что все возможно, если верить? Кейко верит. И умеет этим заразить. У Такумы тоже было желание, но сначала, отвечая на ее улыбку, он взял у нее танзаку - и ее, и упавшее:

- Конечно. - Такуме не составило труда повесить оба танзаку на ветки и на этот  раз как можно надежнее. Выглядело так, словно Кейко доверяла свое желание ему... Сможет ли он справиться? Сможет. Дорогие для него люди - самое важное в мире. И он никогда их не подведет, несмотря на свою кажущуюся несерьезность. Затем он подмигнул Кейко и повесил на дерево и свое пожелание - более простое по исполнению. но довольно красивое. Исполнится ли? Он верил, что исполнится.

А потом он, как и много раз раньше, залюбовался ей. Из девочки, с которой они вместе играли, выросла настоящая красавица и кимоно ей очень шло:

- Ты в нем очаровательна. - Улыбнулся он.

0

11

Торопливо озираясь по сторонам и усердно пробираясь сквозь шумящую толпу веселившихся людей, Акио старательно выискивал рубиновыми глазами ту, ради которой в Генсее, собственно, и оказался. Его сестра – Аясегава Акемика – по рассказам отца была прекрасной яркой девушкой, горделивой и такой же самовлюблённой, как и любой другой член их семьи по мужской линии (такова генетика, а против неё, как известно, ворочаться глупо и бессмысленно). Впрочем, в данный момент шинигами был вынужден довольствоваться лишь нескладным, невнятным описанием сестры, что сделать было не просто трудно, а практически невозможно, в особенности учитывая то количество людей, что пришли в этот вечер на площадь. Однако, даже не смотря на возникшие трудности (чем же он думал, когда сюда шёл?), альбинос наивно следовал за своими сформировавшимися представлениями Акемики как человека превосходного во всех отношениях: красивую внешне, красивую внутри, по существу своему – идеальную. Иными словами, круг вероятных ‘сестёр’ всего за четверть часа сократился в десятки раз, благодаря чему выбор стал уже не таким разнообразным и постепенно ограничивался хоть какими-то рамками. Теперь же дело оставалось за малым – исходя из ранее оговоренных с отцом характерных качеств девушки - вычислить, кто в действительности мог бы претендовать на звание его родственницы или хотя бы выглядеть так, как подобает ей. Но, увы, врождённое чувство лени просто не позволило Аясегаве воплотить задуманное в жизнь, так что впредь он даже и не пытался ничего анализировать, а, с трудом выбираясь из бурлящего потока толпы, двигался только в ту сторону, где скопление людей, так или иначе, сводилось на нет.
Выбравшись и облегчением втянув носом свежий вечерний воздух Генсея, Аясегава вдруг торопливо и почти вскачь ринулся прочь в сторону одиноко покачивающегося на ветру дерева, боясь вновь быть затянутым в обезображенную шевелящуюся кучу из людей. Сейчас, вместо господствующего прежде над ним восторга перед открывшимся его глазам празднеством, Акио с трудом подавлял в себе накатившую усталость и толику раздражения перемешанного с искренним непониманием. Но к счастью, в силу своего ветреного характера, альбинос быстро отбросил в сторону минутную слабость и, вновь предавшись всеобщему настроению, продолжил поиски должно быть давно ожидавшей где-то его Акемики. Заедая волнение конфетами и леденцами, парень неспешно двигался по уже изученной территории и, о чудо! наконец-то заметил её. Среди вечного двигателя толпы, в самом центре площади, стояла одинокая, хрупкая фигурка, со стороны больше напоминающая фарфоровую куклу, нежели настоящего человека. Одета она была не броско, однако не остановить взгляд на ней было просто не возможно, и отчасти виной тому был притягательный цвет её глаз, светлая нежная кожа, красиво мерцающая на слабом свету угасающего солнца, просто уложенные светлые волосы и тонкие руки, нервно теребящие аккуратными пальчиками подол короткого платья. Пробежавшись по ней взглядом ещё раз, Аясегава едва слышно хмыкнул и, широко улыбнувшись, быстро, прыжками, заторопился к ней.
-Акемика-тян, полагаю? – едва заметно растягивая слова, поинтересовался альбинос. Плевать даже, если он ошибся, но с девушкой, обладающей такой превосходной внешностью, он обязан был быть знаком. –Акио-кун рад встрече!
Выкинув за спину палочку от доеденного леденца, шинигами почтительно склонил перед ней голову и, взяв маленькую ладошку предполагаемой сестры в свою руку, осторожно её пожал.

0

12

И надежды девушки вполне оправдались. Еда, она успела подумать о том, что брат мог перепутать место встречи или вообще решил не придти, как за спиной девушки появился молодой человек, внешне соответствующий рассказу отца. Почувствовав на себе пристальный изучающий взгляд, белокурая особа резко обернулась, в надежде узнать, кого она так заинтересовала.
- Акемика-тян, полагаю? - протянул предполагаемый брат. Акемика пока ещё не спешила делать окончательные выводы, но то что незнакомец знает её имя и как две капли воды очень похож на неё саму говорило очень о многом. Хотя бы присмотреться к ярко-рубиновому цвету глаз, такой оттенок довольно редко встречался, из всех знакомых дочери Умичики только Акеми могла похвастаться необычным окрасом радужки.
- Да, - коротко и ясно ответила ученица Ячиру, с интересом разглядывая нового знакомого и стараясь ничего не упустить. Самая мелкая деталь всегда могла многое рассказать о человеке, и Аясегава это прекрасно помнила и хорошо умела пользоваться этим приемом. Схож был не только цвет волос и глаз, но черты лица юноши напоминали девушке себя. Да что тут говорить, всё в молодом человеке внешне копировала облик Акемики.
Сдержанно улыбнувшись, светловолосая красавица в ответ пожала руку парня и решила не тянуть и гадать, а спросить напрямую.
- А я так полагаю, Акио-кун? - чуть склонив аккуратную головку, молодая особа вопросительно посмотрела на юношу. На самом деле сейчас девушка была рада увидеть кого угодно, лишь бы этот кто-то поскорее увёл её отсюда. Акеми не очень любила настолько людные и шумные места, хотя частенько в мире людей посещала раскошенные празднества. Просто девушке очень прельстило, когда ей уделяли столько внимание, а особенно новому красивому наряду, к выбору которого дочь Сой Фонг очень тщательно подходила.
"Неплохо было бы сейчас посетить какой-нибудь небольшой и тихий ресторанчик", - пронеслось в голове сестры Акио. Там можно было бы спокойно всё обсудить и получше узнать друг друга, если это и есть её брат.

0

13

Шумное празднество в городе с каждой минутой все больше и больше набирало обороты. На главной площади уже почти не осталось свободного места и люди, одержимые всеобщим настроением, скучковавшись, уходили прочь на улицы Каракуры, заполняя и их полубезумными от восторга жителями. Множество раз пожалев, что согласился встретиться с сестрой именно здесь и именно сегодня, Аясегава шумно выдохнул, но подавил язвительный смешок в сторону действа. Упрек есть упрек, но все же толерантность должна быть даже тогда, когда она была совсем ни к месту, особенно, если учитывать, что количество бунташных голов во много раз превосходят твои собственные (имеется в виду не змей Горыныч, а численность союзников). Вскользь пробежавшись глазами по надвигающейся на них с Акемикой туче гуляющих, Акио принял, пожалуй, самое верное для него на сегодняшний день решение – слинять. И побег вовсе не удел слабых, скорее бережливых, таких как Аясегава, например и этим он, пожалуй, весь пошел в отца (разумеется, если дело касается таких мелочей как это).
- Верно, Акио-кун, - широко улыбнулся парень, чуть опустив голову в поклоне. – К вашим услугам, сестра. Одна неприятность… Думаю, здесь познакомиться будет очень трудно. Что если мы зайдем куда-нибудь выпить кофе?
И, не дожидаясь ответа, альбинос быстро прошмыгнул в тесный проулок, соединяющий городскую улицу и площадь, осторожно потянув за собой Акемику. Выбравшись на свежий воздух, парень облегченно вздохнул и, расправив плечи, неуверенно обернулся к сестре. Вежливо улыбнувшись ей, все также, не говоря ни слова, шинигами пошел вдоль дороги, разыскивая уютное кафе, где они могли бы спокойно поговорить. Вопросов за долгое время накопилось немало, и Акио в первую очередь особенно интересовался ранней жизнью сестры: ее учеба, оценки, отношения с учителями, однокурсниками, впрочем, вполне нормальные повседневные бытовые мелочи, которые, могли сказать о человеке гораздо больше, чем дотошно выковырянные из недр души глубинные и скрытые от ненужных глаз факты. Еще одна причина поверхностного расспроса заключалась и в том, что Аясегава попросту растерялся и придумать более откровенные вопросы не смог. Впрочем, и этой незначительной глупостью наградил его Юмичика (а больше и некому), за что ему низкий поклон.
- Акио надеется, что Акемика-тян простит брата за то, что он так внезапно вырвал ее с торжества. В качестве компенсации, Акио отведет ее куда-нибудь в более спокойное место и оплатит ужин, - обратился к девушке Аясегава, не снимая с лица довольного выражения и, не останавливаясь, бредя вдоль улицы, разыскивая то самое «удобное место». Однако из всех кофейных заведений наиболее свободным оказалось самое дальнее и наименее привлекательное на вид. К несчастью выбирать им особо не приходилось, посему парень решил ограничить свои поиски здесь, тайно надеясь, что и в этом сестра простит ему глупую оплошность.
Открыв перед Акемикой дверь, Акио жестом пригласил ее войти и, чуть потоптавшись у порога, скользнул в кафе за ней следом. Оказалось, внутри помещение выглядело гораздо симпатичней и уютней, чем снаружи, как в плане обстановки, так и в плане обслуживания. Доверие к заведению хоть и не резко, но все же на долю возросло, что благоприятно сказалось и на общем настроении.
- Ну вот, пришли, - улыбнувшись, сказал сестре альбинос, стоило им занять свободные места. – Как, по-твоему, у них здесь хороший кофе?
Неважное начало разговора. Совсем нелепое, скомканное, вязкое. Обычно, так говорят неуверенные в себе люди, сконфуженные, неловкие, что наверняка отразилось и на лице самого Акио. Постепенно разыгралось презрение к себе, но совсем не на долго, через пару минут шинигами вновь заблистал своей открытой доброй улыбкой и, не сводя глаз с Акемики, терпеливо ждал от нее контрольного вердикта.

0

14

Акемика обрадовалась что братец предложил уйти подальше от этого столпотворения в какое-нибудь уютное кафе или ресторанчик. Акио не дав Акеми согласится потащил ее за собой.
- Я не против, Акио-кун, – сказала Акеми тащась за братцем по тесному переулку, выбравшись из того девушка вздохнула свежим воздухом. Увидев что "братец" улыбнулся ей шинигами улыбнулась в ответ. Затем они пошли вместе вдоль улицы в поисках приличного ресторанчика, где могли бы оказаться не заоблачные цены или тихой и уютной кафешки (где просто не могло быть заоблачных цен, потому что это кафе). На ходу Акио попросил прощения у "сестры".
- Все хорошо, Акио-кун, звучит заманчиво, - улыбнулась Акемика тому. Они все шли и шли, альбинос пытался выискать более-менее свободное заведения, ведь все были набиты как консервные банки или маршрутки в час пик. Все из-за этого праздника. Было даже немного забавно наблюдать за тем, как братец уже думает бежать к одному, а потом понимает что они дальше входа не пройдут. Кажется, они пришли. В самом конце улицы, когда уже дальше просто некуда было идти, а где-то впереди начинались обувные магазины. Акио повел ее, на первый взгяд, к не очень привлекательному кафе. Глубоко в душе девушка понадеялась, что внешний вид обманчив и внутри все будет хотя бы чуточку лучше.
– Спасибо, - улыбнувшись поблагодарила Акемика и зашла внутрь. Помещение заведения приятно удивило шинигами. Оно оказалось освещенным тускло, лишь потому что в этот день те решили что свечи и различные канделябры на стена (которые были выполнены как свечи), подходят празднику как ничто другое. Сами сидения были выполнены в бардовом цвете и темном дереве, названия которого девушка просто не могла знать. Столы были из того же дерева и сверху накрыты скатерками с какими-то узорчиками. Усевшись за свободый столик, которых тут было достаточно много (видимо, народ не рисковал заходить в здиние, которое так выглядело снаружи). – Надеюсь, что да.
Акеми в очередной раз улыбнулась своему спутнику.
"Надо будет попробовать заказать пирожные которые нам в детстве отец приносил~. Если они, тут есть, конечно," - подумала брюнетка.
- Слушай, Акио-кун, не помнишь как отец называл те пирожные, которыми часто угощал в детстве? Название просто из головы вылетело, - руками Акемика стала кружить по скатерти и ее витиеватым узорам, которые должны были во что-то складываться. Решив, наконец, заказать что-то Акеми подозвала официантку. Та подплыла к ним, улыбнулась фирменной улыбкой любого заведения и произнесла что-то о том, что недавно открылись и здание раньше принадлежало какому-то вообще не кафе (наверно, этот вопрос читался на лице любого посетителя и она все время это поясняла), но шанс отравиться у них минамальный, ведь к ним уже приходил инспектор, отвечающий за саннадзор. Решив как-то прервать это, несомненно, хороший рассказ о жизни в Генсее и различных проверяющих, брюнетка произнесла: – Можно нам две чашки кофе, пожалуйста? Ты ведь будешь, Акио-кун?

0

15

Пока его спутница изучала располагающую к себе обстановку заведения, Акио, тем временем, изучал людей, сидящих за соседними столиками. Их было совсем немного, что, в целом, делало это место привлекательнее вдвое, и поражался, насколько разными они могут быть. В Готее все было несколько иначе: все студенты и члены отрядов носили стандартную форму шинигами, выдержанную строго в черно-белых тонах и не допускающих почти никаких изменений, так, что ярких цветов и пестрящих разнообразием красок на территории Общества Душ, можно сказать, и не было. А здесь улицы буквально изобиловали яркими платьями, цветными лентами, пятнистыми кофтами - всем тем, чего замыленному глазу Аясегавы казалось практически диким. Он смотрел на цветастые шарики, трепыхающиеся на ветру в руках у маленькой девочки, проходящей мимо, яркие гирлянды, развешанные по ту сторону витрины, да и на совершенно невиданную одежду посетителей, на лицах которых играли веселые улыбки. Раньше он никогда не замечал этого, хотя всегда, когда ему удавалось посещать Генсей, парню казалось, что тут и трава зеленее, и люди приятнее, и солнце светит ярче. Что все здесь было совсем по-другому, хоть и, конечно, это было не так.
Насмотревшись вдоволь, Акио перевел взгляд на "сестру", которая тоже к тому времени налюбовалась внутренним убранством кафе. Она улыбалась, и ее улыбка приятно грела ему сердце. Значит, он не ошибся с тем, что привел ее сюда, и вечер не был испорчен.
На вопрос о кофе Акемика ответила согласием, и Аясегава, коротко кивнув, подозвал к себе официантку, помня, что именно так в Генсее люди заказывали себе еду. Получив от женщины теплое приветствие и какую-то огромную картонную книжку, он также приветливо ее поблагодарил и с любопытством открыл первую страницу. На желтом листе бумаги, очевидно, сделанном таким специально, был представлен список блюд и какими-то цифрами, смысл которых парень не слишком понимал. «Да и какая разница! Где у них тут кофе?» Не заставляя Акемику ждать, альбинос принялся листать страницы дальше в поисках графы с напитками и нашел ее в самом конце, когда уже почти отчаялся и едва ли не бросил это занятие. К счастью, вовремя остановился и, выбрав из списка два любимых сорта, оставил их себе на заметку.
- Пирожные? Это те, которые с кремом и вишней? - Аясегава вспомнил восхитительный вкус любимых с детства пирожных и мечтательно закатил глаза. Вспомнить бы теперь их название. Особенно сейчас, когда официантка, сменившая милость на гнев, стояла у них над душой и сверлила взглядом его спину. - По-моему, они назывались капкейками. Если мне не изменяет память.
Ирония иронией, но забыть вкус любимых сладостей, подаваемые отцом на праздники, было бы просто кощунством. Несмотря на амнезию и испортившиеся отношения с Умичикой, почему-то именно эти капкейки всегда вызывали у парня чувство ностальгии и тоски по забытому прошлому. «У всех было детство, а у меня ничего не осталось, кроме глухой стены и пары вишневых пирожных, которые никак не могут выйти из моей головы», - горько успехнулся альбинос и коротко кивнул, ответив согласием на вопрос Акемики. О своем выборе кофе он уже успел и позабыть, но даже когда вспомнил, не придал этому никакого значения. Сегодня он украл "сестру" с празднования, а, значит, сейчас она здесь правила бал. Да и видеть на ее лице улыбку всегда было приятно, даже столь угрюмому и изменившемуся после потери памяти Акио.
- Итак, - прерывая наступившую тишину, начал Аясегава. - Что ты хочешь загадать?
Традиция развешивать на бамбуковых палочках цветные бумажки с написанными на них желаниями зародилась в Японии уже давно, но альбинос, так редко появляющийся в Генсее, еще никогда этим не промышлял. Ему было интересно, чем живут люди, и какие желания они таят в своем сердце, о чем думают и чего хотят больше всего. Но, конечно, главной целью вылазки было понять, что нужно ему самому. С тех пор, как он очнулся в бараках четвертого отряда, не помня ничего, даже собственного имени, минуло уже несколько лет, но до сих пор парень не мог понять, была ли у него какая-то цель в жизни или же он просто влачил свое существование, не задумываясь о том, что ждет его впереди. В отличие от Акемики, которая, похоже, всегда знала в чем состоит ее предназначение, он никак не мог определиться, и это буквально начинало сводить его с ума. Но сегодня Акио надеялся, что все изменится, или хотя бы станет ясным направление, в котором ему следует двигаться. В этом шинигами целиком и полностью полагался на свою "сестру", с которой ему предстоит провести целый вечер, и, к тому же придется заново строить отношения.

0

16

I am Painis Cupcake
Наблюдая как братец листает страницы в поисках чего-то среди списка сортов кофе, девушка решила тоже времени зря не терять. Открыв меню, быстро пролистала до конца, принялась изучать содержимое. Пока брюнетка была занята этим невероятно увлекательным чтивом, альбинос вспомнил как называются пирожные, которые им детстве приносил отец.
"Странно, как он умудряется помнить такую подробность, которую я забыла, но при этом не помнить то, что из головы так просто не вылетает. Ведь собственное детство это не молоко, которое не купил из всего списка, написанного родителями," - кажется, вдох так и должен был вырваться у нее из груди. Грустный такой, продолжительный, только он умудрился застрять где-то по дороге и так и не материлизовался. - "Хотя, я должна радоваться, что он хоть что-то помнит или только что вспомнил. Это может послужить ниточкой к разгадке всего, как путеводная звезда. Главное, подтолкнуть в правильном направлении".
- Да-да, это именно они, – радуясь тому, что светловолосому удалось вспомнить название этого лакомства, брюнетка мечтательно подняла взор вверх и вспоминала вкус тех самых пирожных, которые если верить альбиносу называются капкейками. - Давай их закажем?
Предложила Акемика и не дожидаясь ответа Акио, девушка обратилась к официантке:
– Можно нам два капкейка, пожалуйста? Если они у вас, конечно, есть.
Появившееся было сомнение в голосе Аясегавы, было рассеяно. Девушка, работающая здесь, утвердительно кивнула, с серьезным видом, принявшись записывать очередное пожелание посетительницы, но видимо, ждала еще каких-то указаний и от ее брата. Ну да, ведь каких-то две чашки кофе и пара пирожных все равно что ничто. Ради них многие, даже не попытаются найти кафешку в праздник. Вон им с каким трудом удалось это сделать.
- Хочу чтобы брату вернулась память, - Не думая ответила Акеми, отвечая на вопрос парня. – А что ты хочешь загадать?
Спустя мгновение девушка осознала какой глупый вопрос она только что задала. Всем известно чего хотят те, кто потерял память. Шинигами не могла представить каково это проснутся и не помнить ни своего имени, ни друзей и не помнить цели в жизни. Дабы как-то избежать неловкой тишины, Акемика решила заполнить пространство между ними, поддерживая диалог более живо:
- Акио-кун, может ты хочешь поговорить о чем-нибудь? - ведь они воспитывались вместе с самого детства и столько всего общего происходило. Те же шалости, нагоняи от Юмичики, которому они нередко досаждали, совместные попытки рисовать лицо капитана Зараки. Ну и изображение лица капитана Зараки, который увидел картину с лицом капитана Зараки (ну то есть самого себя глазами мелких). - Да и смотри какая здесь прекрасная обстановка, сколько свечей, мы прямо как на свидании.
Брюнетка кокетливо поправила волосы, подыгрывая собственной фразе, краем глаза замечая, что что-то не так. Кажется, волосы начинали сечься. Это же какое-то проклятие, хорошо хоть на данном этапе это не было проблемой, стоило лишь чуть-чуть подровнять волосы и все было бы прекрасно. Так же красиво, как и ее имя.

0

17

Акио поставил локти на стол и скрестил тонкие пальцы, сквозь которые с интересом наблюдал за сестрой. Если не знать ее предысторию, то вполне может статься, что она полноправный член семьи Аясегавы: такая же красивая, такая же харизматичная и такая же милая. У нее с Юмичикой, пожалуй, было даже больше сходств, чем у него с отцом, и это, честно говоря, несколько настораживало альбиноса. Нет, он вовсе не был против Акемики, напротив, она была очень даже ему симпатична и, если бы не новый угрюмый нрав, возможно, он больше проводил с ней времени вместе. Но пока у него были проблемы с собственной головой и душевным спокойствием, единственный, с кем парень мог позволить себе быть рядом - это, конечно Джокер. Пусть этот паскудный клоун и не обращал внимания на хозяина, но он хотя бы никуда не мог от него деться. А Акемика, Локи и многие другие близкие Аясегаве люди - еще как.
Тем временем, на лице сестры расцвела веселая улыбка, и она, звонким от восторга голоса, предложила Акио купить любимых с детства пирожных. Ее глаза заблестели от внезапного желания, и альбинос попросту не мог ей отказать, да и не хотел в общем-то, поэтому он повернулся к ожидавшей от него заказа официантке и коротко кивнул, подтверждая сделанный заказ. В конце концов, кто знает, может, воспроизведение домашних уютных посиделок вернет ему хоть частичку утерянной памяти, и этот вечер станет еще немного лучше? Надеяться, конечно, было глупо, но сегодня же ведь был праздник, разве нет? Когда как не сейчас творить глупости и развлекаться на полную катушку. Тем более, что в Готее такого уже точно не будет.
Акио улыбнулся ответу Акемики. Он предполагал, что девушка могла такое сказать и ничуть не удивился, когда его догадки подтвердились. В конце концов, сестра была добрейшей души шинигами, и что еще она могла сказать такого, когда перед ней сидел покалеченный судьбой брат. Можно даже сказать, что у нее фактически не было выхода, поэтому в данном случае ответ, как посчитал альбинос, не был до конца засчитан.
- Хорошо, но... Что бы ты хотела пожелать для себя? - Акио действительно было любопытно, о чем могла желать прекрасная, умная девушка в самом расцвете лет и сил. С мужчинами все было гораздо проще: ничего высокого и прекрасного, их жизнь была намного прозаична. А вот девушки всегда казались шинигами чем-то недоступным, и понять их всегда ему было сложно.
На вопрос Акеми, парень не ответил. Не потому, что не хотел, а просто потому, что действительно не знал, чего сам хочет. У него был дом, хорошая работа, пара верных друзей и одна девушка, любить которую ему было запрещено. Не хватало только памяти, которую ему так страстно желает сестра, но и к ней он сейчас, пожалуй, равнодушен. Еще пару лет назад Аясегава сделал бы все, что угодно, лишь бы вспомнить свое прошлое, но сейчас он понимал, что она тянула бы его вниз лишним грузом. Он такой, как он есть, этого не изменить, а прошлое должно остаться в прошлом, даже если ты его совсем не помнишь.
- Что ж, давай начнем с того, как тебе учится в Академии? - вопрос об учебе был самым банальным, но подходить к основной теме разговора следовало осторожно, огибая всевозможные подводные камни. Поэтому, предупреждая все вопросы сестры, парень торопливо добавил: - Интересуюсь только потому, что мне нужно восстанавливать потерянные годы братского контроля.
Он улыбнулся и заговорщески подмигнул Акемике. Она была еще такой юной, хоть и казалось, всего на семь лет его младше. Но одновременно такой прекрасной и беззаботной, что он по-настоящему испугался ее испортить. В конце концов, кто он ей сейчас? Угрюмый парень без эмоций, без прошлого - трудоголик, от которого прок есть только на поле боя и нигде больше. Хотя девушка едва ли была так проста, как кажется, от Юмичики она набралась многих полезных штучек и стала сильной, упрямой и даже умной. Порой Акио сам поражался, насколько смышленой была его сестренка и внутренне гордился ей, желая, чтобы она превзошла все его ожидания, ожидания отца и даже преподавателей АШ.
- Действительно, - очнувшись от своих размышлений, альбинос не без удивления осмотрелся по сторонам. Вокруг в невероятном количестве были расставлены свечи всяких разных форм и размеров. Даже цвета у них были разные - вот уж чего прежде Аясегава не мог нигде видеть. - По-моему, очень празднично. Поднимает настроение и греет душу. Да и создает благоприятную атмосферу для нашего разговора. - парень улыбнулся и вынул из кармана конфетку, которые прежде, очевидно, просто до невозможности любил (выяснилось это после того, как в комнате были обнаружены десять огромных коробок доверху заполненных разными сластями). - Вот, еще одна частичка из прошлого. Возьми.
И, протянув девушке конфету, он с удовольствием отметил, что не зря согласился выбраться в Генсей с сестрой. Ему этого не хватало и было нужно, жаль только, что он никогда не сможет в этом себе признаться.

0

18

Акемика смотрела на Акио и на то, как тот решил водрузить локти на стол. Это его действие вызвало у нее ухмылку, так как она вспомнила их детскую игру. Смысл той (правила придумали они вместе, это не было чем-то распространенным в Сейрентее) в том, чтобы нарушать правила этикета, но делать это красиво. 11 отряд, в котором служил их отец никогда не отличался поеданием пищи с "сохранением при этом лица". Аясегава-старший научил деток правилам этикета, они сами же, глядя на дядю Иккаку и дядю Кена переиначили все в нарушение того, что придумал отец. Иногда так хочется противоречить даже самому близкому человеку. Какова же была "радость" пятого офицера одиннадцатого, когда тот увидел как ребятишки кладут специально локти на стол, делают странные вещи с приборами для еды (вплоть до удерживания палочек носом) и подобное. Наверное, часто проклятий все же полетела в адрес Мадараме, но мы этого точно никогда не узнаем. Что же до Акемики и Акио им нравилось даже переиначивать само слово "этикет", думая, что могут сделать его красивее. Вспоминая все это, глядя на жест парня, нельзя было не повеселеть. Кроме того, тот сам, наверное, сделал это, потому как тело привыкло, а не память подсказала.
- Знаешь что я только что вспомнила? - поинтересовалась у альбиноса шинигами. И вкратце поведала об этой игре, пытаясь как-то освежить его воспоминания.Парень же устроил своего рода перекрестный допрос с пристрастием, пытаясь выведать чего же она хочет для себя. Акемика задумалась чего ей желать? Она красивая, молодая, глупой ее не назовешь и вломить надоедливым ухажерам может (сам себя не похвалишь...). Думая, чего же она хочет, девушка вспомнила, что она практически не умела готовить. Брюнетка могла приготовить самое элементарное - картошку, яичницу и рис. – Хочу научиться хорошо готовить, странное желание да?
Даже улыбка переросла в вид какой-то неловкой, настолько это казалось детским что ли? Хотя, они вдвоем максимум что и пытались сделать в играх, так это куличики из песка и салат из травы под ногами. Пару раз им оставляли кухню, но то, что они там вытворяли даже готовкой назвать сложно. А за тренировками, сама Акеми не находила времени этому учиться.
Брат не стал отвечать чего желает, может он просто не знает чего хочет, или его все устраивает в жизни и ничего он не хочет (второе бывает крайне редко).
– Как учится в Академии? По мне так, пока легко, дальше наверное будет намного сложнее. Ну, еще ухажеры откровенно достали, им слово "отвали" как Моисею море, – скорчив гримасу ответила девушка. - Готов спасать меня от толп поклонников по-братски? Я чувствую себя словно какая-нибудь генсеевская супер звезда.
Смотря как Акио озирается и осматривает  свечи, девушка согласилась с тем что они создают приятную атмосферу для разговора. Акемика приняла от брата конфету, которой он придал какое-то свое значение. Такое общее для них обоих, которое сможет понять только тот, кто провел с ним все эти годы.
– Спасибо, а какие конфеты тебе больше всего нравятся? – спрятав конфету в карман "на потом" так сказать, девушка лишь надеялась, что Акио не обидится на нее. – Будем что-нибудь еще заказывать?
Эта парочка, наверное, уже конкретно достала официантку - заказывают по три года, еще и конфеты собираются есть, по правилам ведь запрещено употреблять принесенное с собой (только они-то не ежедневно по кафешкам в мире живых расхаживают и этого не знают).

0

19

Откинувшись на спинку мягкого кресла, Акио оценивающе осмотрел свою сестру. Румяные щечки, горящие задорным блеском изумрудные глаза, пухлые красные губки, тонкий носик, пышные ресницы. Ее длинные черные волосы обрамляли прекрасное лицо и ниспадали на хрупкие плечи густыми тяжелыми локонами. Осиная талия, которую отсюда парню было видно только наполовину, а руки и ноги изумительно тонкие, словно кукольные. Между тем, ее отточенная фигурка отнюдь не казалась столь слабой, какой выглядела на первый взгляд. В ее глазах читалась решимость, умело сочетаемая с состраданием и нежностью, а те же самые руки, которые готов расцеловать любой мужчина, с легкостью вонзят Лию в сердце любого врага. Хрупкость сестры была ее оружием, которое девушка уже сейчас использовала слишком умело для своего возраста, но точно также могла стать и ее ахиллесовой пятой, если однажды не сумеет удержать баланс двух противоречивых сил, скрывавшихся внутри ее души. Этого Акио боялся больше всего. И пусть до сих пор Акеми была все еще наполовину чужим ему человеком, он не мог позволить ни себе, ни кому-либо еще позволить ей навредить.
Он долго об этом думал, позволяя времени медленно утекать сквозь его пальцы, а сестренка неперестанно говорила, рассказывая ему очередную историю из их прошлого. Почему же она от него не отвернулась, как многие другие? Ведь он сейчас совсем другой человек, если верить рассказам Юмичики, и ничем не связан с тем прежним Акио, которого они все знали. Тем не менее, он видел, что Акемика к нему тянулась, и эта ее тяга была вполне добровольной и желанной, в отличие от остальных, кому волей-не волей приходится с ним общаться. Но это и не важно. Сейчас он уже вряд ли найдет ответ на свои вопросы, поэтому единственное, что ему стоит сделать - не испортить то, что у него осталось хотя бы сейчас. Решив это, шинигами мотнул головой, и копна белоснежных густых волос мотнулась вместе с ней, скрыв рубиновые глаза альбиноса от глаз его сестры. Пора бы привести их в порядок. подумал он, убирая с лица растрепавшуюся челку.
- Похоже, мы в детстве любили доставать Юмичику, - одними уголками губ улыбнулся Аясегава. - И твоя история кажется мне смутно знакомой. Спасибо, что рассказала мне ее.
На самом деле, он не вспомнил ничего, но он слишком не хотел расстраивать сестру, чтобы говорить ей об этом. Тем более, что может и не сейчас, но чуть позже, память вернется, и уже через несколько недель он будет рассказывать Акемике что-нибудь свое, тогда они лишь посмеются над тем, что с ним произошло, а пока он наблюдал прекрасную улыбку Акеми, и радовался, что до сих пор еще ничего не испортил.
- Готовить? - удивленно вскинув белые брови, Акио уставился на свою сестру с искренним непониманием. Он мог ожидать чего угодно, но только не этого ответа. Ему казалось, что красивым и обаятельным девушкам нет нужды совать нос на кухню, свои роскошные блюда они могут получить и без этого: вильнув бедром в короткой юбке, улыбнувшись белоснежной улыбкой или подмигнув противоположному полу своими чудесными глазами. Он уже и забыл, когда девушки проявляли вообще хоть какое-то желание поработать на кухне. - Ну, я конечно не шеф-повар, но тоже кое-что умею. Мы можем приготовить как-нибудь клубничные капкейки или пожарить лосося с рисом. Или сделать собу. - мечтательно закатив глаза, шинигами вдруг вспомнил, что неплохо умеет готовить. Где он этому научился и когда - оставалось загадкой, но в том, что он способен приготовить любое из названных блюд, он вообще не сомневался.
Тем временем, разговор вновь вернулся к Академии, и альбинос внимательно прислушался, не желая упустить и малейшей детали. Слушать сестру, в конце концов, стало вообще почти что его хобби, потому что говорила она красиво, а ее голос звучал лучше всякой музыки, лаская его нежный и неизбалованный слух.
- Ну, насколько я знаю, старшие братья должны отгонять ухажеров своих сестер, - улыбнулся Акио, разводя руками в стороны. - Так что передай им там, что если что - я готов за тебя постоять.
Акемика кивнула ему в ответ и тоже улыбнулась, обнажая ровный ряд белоснежных зубов. Подаренную им конфетку, девушка спрятала в карман, как он когда-то, и виновато потупила взгляд. Очевидно, девушка боялась, что он обидится, раз она не съела лакомство сразу, но Аясегава ободряюще посмотрел на нее и улыбнулся еще шире прежнего, молчаливо успокаивая сестру.
- Очевидно, вот эти, - альбинос выудил из нагрудного кармашка еще одну конфету и попытался прочитать ее название, но не сумел. Белые буквы плясали у него перед глазами, отказываясь складываться в слова, а сам он невольно испугался, как бы и со зрением у него не начались проблемы. - Их у меня дома целые коробки стоят. Забегай как-нибудь, забери парочку, а то мне свои вещи уже ставить некуда. 
Под "своими вещами" Акио подразумевал форму пятого отряда и катану, но вслух говорить этого не стал, чтобы Акемика не подумала про него ничего дурного. Другим имуществом парень не располагал, но оно ему было и не нужно. Большую часть времени он проводил в отряде, а если выдавался выходной, то непременно выбирался в Генсей, чтобы снова увидеть Локи...
- Я не хочу есть, Акеми-тян, но ты заказывай себе все, что душе угодно. Я заплачу, - торопливо ответил альбинос, нарочно игнорируя сердитый взгляд уже порядком взбешенной официантки. В конце концов, зачем провоцировать ее еще больше?

0

20

Девушка никак не отреагировала на оценивающий взгляд Акио - пусть себе смотрит, если хочет, ей не жалко. Тем более что это брат, а не какой-нибудь помешенный ее фанат. Акемика сидела с прямой спиной, которую давным-давно приучила себя держать, положив руки на колени, и непринужденно в ответ осматривала брата. Посмотрев на волосы, девушка подумала, что альбиносу пора бы уже постричься (ведь челка его так и лезла в глаза и в бою могла сильно помешать) и чтобы не скучать стала представлять парня с разными прическами. Надолго этого развлечения брюнетке, к сожалению, не хватило. Пусть даже та успела вообразить брата с короткой стрижкой, как у каких-нибудь генсейских морпехов и чуть не покатилась со смеху от этой картины.
– Ага, как такого помешанного на прекрасном папашу можно не доставать, - улыбнувшись ответила Аясегава. Она этого говорила вовсе не потому, что не любила Юмичику, нет. Просто на определенной стадии развития хочется быть или вообще не согласным с тем, что все это время поглощал, либо отнести к этому несколько саркастически. – Это ведь хорошо, рада помочь Акио-кун.
Девушке было приятно знать что она чем-то помогла брату с его проблемой. Все-таки родной для нее, не по крови, а в несколько иной области, которую трудно объяснить словами. Что же до Акио, то он удивленно отреагировал на желание сестры научится готовить. Что здесь такого? Или это уже стереотип красивые девушки не должны уметь готовить? Шинигами радостно отреагировала на желание брата помочь ей с готовкой:
– Правда? Было бы здорово! – Легонько хлопнув в ладоши произнесла та. - Ты только сильно не ругайся когда я буду портить блюда и кухню. А то я ведь от неумения чего только ни натворю.
Все это она произносила с радостной улыбкой, которая вполне соответствовала ситуации.
– Да должны, - со смешком подтвердила девушка повторяя жест брата. – Обязательно передам при очередной их попытке назначить мне свидание, с которыми они меня достают чуть ли не постоянно.
Альибнос протянул еще одну сладость. Она не думая приняла конфету и решила в этот раз пренебречь правилами этого кафе. Ну и, в конце концов, испытать нервы их официантке - интересно на сколько ее хватит прежде чем та начнет рвать и метать и пошлет их куда подальше? Брюнетка стала медленно открывать подаренную братом конфету, она была покрыта шоколадной глазурью. Акемика откусила кусочек, внутри сладость была с шоколадной помадкой и миндалем. По-быстрому прожевав и проглотив кусочек девушка решила не тянуть и закинула оставшуюся часть в рот, доев сладость. Поблагодарив брата за угощения, девушке вдруг стало интересно, а какие у него любимые конфеты:
– Зачем тебе столько конфет? Обязательно зайду и захвачу пару коробок. Правда, главное не забыть про фигуру, если увлечься сладостями то можно и в собственную форму в будущем не влезть. Я тоже больше ничего не буду Акио-кун. Давай лучше напополам заплатим? – игнорируя официантку спросила девушка. Той, наверное, должно быть крайне неприятно - мало того, что все эти фразы не были обращены к ней (то есть ей не дали четкого указания их покинуть), так она тут ела конфету, а теперь принялась обсуждать с братом кто же и как именно они должны оплатить счет.

0


Вы здесь » Bleach. New generation » Архив игры » По крылышку или по лапке? ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC