Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Архив игры » По крылышку или по лапке? ©


По крылышку или по лапке? ©

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

Акио подался вперед и, поставив локти на стол, в задумчивости скрестил длинные пальцы. Он уже почти перестал ощущать незримую стену, выросшую между ним и Акемикой, когда они встретились впервые, и да, за долгое время он наконец-то почувствовал в сестре родственную душу. Это ощущение альбиносу было в новинку, и он пытался к нему привыкнуть, смакуя каждую минуту, проведенную в обществе своей прекрасной спутницы. Аясегаве хотелось надеяться, что это она так действует на него, хоть и не был уверен в том, что для него это было полезно. Раскрой Акио свои чувства, и боль, которую он скрывает где-то в глубине своей души, вырвется наружу, и черт его знает, к чему это может его привести.
- Из меня повар тоже не ахти, - улыбнулся шинигами, стараясь отвлечься от своих мыслей, - Будем надеяться, что наше кулинарное мастерство не поставит крест на Обществе Душ.
Они оба рассмеялись, рассеивая унылую тишину кафетерия, однако строгий взгляд официантки заставил их замолчать и вновь сосредоточиться на заказе. Акио уткнулся лицом в меню и суетливо бегал глазами по списку, а Акемика разглядывала свои ногти, делая вид, что ничего интереснее в жизни не видела. Наконец, шинигами оторвался от листков и повернулся к женщине, вид которой, честно говоря, пугал его многим больше, чем даже Пустые или Меносы, однако, решив, что он больше не в силах терпеть ее присутствие у их столика, повторил заказ и сделал мах рукой, отпуская несчастную с миром. Официантка за пол секунды занесла слова Акио в блокнот и, что-то буркнув напоследок, в припрыжку унеслась в сторону кухни.
Альбинос проводил ее взглядом и звучно усмехнулся, а затем повернулся к окну, чтобы проверить, не пропустили ли они салют. Наверное, еще было слишком рано, несмотря на то, что все уже почти собрались, и главная площадь была заполнена больше чем на три четверти, однако в угольно-черном небе уже начали зажигаться яркие оранжевые точки. Приглядевшись, Аясегава понял, что это были воздушные фонарики и, осторожно коснувшись рукой ладони сестры, показал ей на расцветающие в воздухе огненные цветы. Он никогда прежде не видел ничего подобного, и потому, чуть ли не прижавшись лицом к стеклу, с наслаждением наблюдал за тем, как фонарики поднимались в воздух и, качаясь на ветру, улетали прочь, растворяясь в ночной сини. 
- Ты бывала когда-нибудь на таких праздниках? Не в Обществе Душ, а здесь, в Генсее? - он перевел взгляд на Акемику, завороженно глядящую на огненные звезды, и попытался вспомнить, когда он сам в последний раз появлялся в Каракуре - не по приказу Готея, а по собственному желанию, но ничего не вспомнил и, вздохнув, выжидающе посмотрел на сестру. - Похоже, что в этой жизни я тут впервые.
Они переглянулись и снова улыбнулись друг другу, так, будто их не разделяла огромная пропасть амнезии и несколько десятков лет, канувших в лету. Странно было чувствовать себя таким умиротворенным после стольких лет абсолютного беспокойства, сидящего в сердце Аясегавы прокаженным червяком; как будто все снова вернулось на круги своя, и он, Акио, наконец обрел семью, которую давно потерял. Он не мог свыкнуться с этим, ведь с момента потери памяти считал, что он остался один, а все прежде близкие ему люди стали чужими. Благодаря Акемике шинигами, к счастью, осознал, что это не так и подумал даже, что можно попробовать наладить отношения с отцом, если он, конечно, теперь этого захочет. Возможно, если больше не пытаться отмахиваться от своего прошлого, оно, наконец, к нему вернется, и все снова станет так, как прежде. Память вернется, и Акио больше не придется притворяться, что ему все до лампочки; он станет таким, каким его знали его родные и близкие, разве может что-то быть лучше?
Воодушевленный, Аясегава почти решился на осуществление своих планов, но слова вдруг застряли у него в горле, а внутренности сжались в тугой ком, как будто кто-то внутри него сжал огромный кулак. Рука автоматически легла на рукоять катаны, а глаза забегали по кафе, отыскивая источник враждебной реяцу. Но она исчезла также быстро, как и появилась, оставив после себя лишь неприятный осадок. Шинигами повернулся к Акемике и, увидев на ее лице недоумение, поспешил все объяснить.
- Где-то рядом был Пустой... кажется, - он озадаченно осмотрелся по сторонам, словно убеждаясь, что противника нет нигде на горизонте, - Ты ничего не почувствовала?

0

22

Если у ее брата создалось ощущение стены, которое было между ними когда-то, то у Акемики было сравнение скорее с прозрачной занавеской. Помнится в Сейретей приезжали актеры и ставили некоторое подобие мюзикла на исторические темы. Их туда отправила преподавательница по предмету созвучному тематике этого выступления. Эти отчаянные ставили нечто о событиях тридцатилетней давности. Сюдя по выражению лица сенсея, было видно, что та никак не ожидала на именно это. Самое забавное заключалось в том, что каждый день они показывали совершенно разные отрывки из истории, а вот их классу "повезло" попасть на Зимнюю войну. Трудно передать в словах в каком почти что бешенстве была сенсей, которая даже на занятиях редко касалась этой темы, а когда той задавали прямые вопросы, то пыталась всячески от них уйти. Так вот как раз там парочка актеров взяли на себя смелость отыграть Матсумото и Ичимару Гина. Как известно всему Обществу душ, эти двое давно сыграли свадьбу. Кто знает, входило ли в задачи труппы постебаться над ними или нет, но песней к этому они выбрали как раз о прозрачной занавеси, которая их разделяет. Если целью было сделать что-то на посмеяться, то у них не вышло, так как в итоге это было нечто романтичное. Что же до ситуации сейчас, то в голове Акеми мелькнула мысль о том, что надо будет сделать такие вот выходы в Генсей традицией.
- Если мы, конечно, не решим откармливать всем этим главнокомандующего, - поддержала шутку брата девушка, а что касается девушки рядом, то было очевидно, что та их слышит, но не понимает. Аясегава не очень-то желала встречаться взглядом с официанткой поэтому стала  рассматривать свой маникюр, спрятавшись в так называемом "домике" и скинув на брата разборки с заказом. Боковым зрением она видела то, как он махнул рукой. Если памяти у самого парня не было о своей жизни, то вот механическая сохранилась. Этот жест был знаком давно, с детства, еще когда они так же играли в подобие кафе и один исполнял роль официанта, а второй посетителя. Если временами они позволяли себе посмеиваться над этикетом, то когда рядом отца не было, то могли наоборот поизображать чересчур чопорных или манерных особ. Да настолько, что им носить фамилию Кучики надо было. Кто знает, может, на самом деле Юмичика - один из благородного дома, к которому принадлежал Бьякуя? Только вот тот мог ошибиться и его изгнали и именно потому он оказался в Руконгае. На самом деле отец мало рассказывал о своей жизни, а особенно о том моменте,когда они только познакомились с Иккаку, но будь там что-то такое, то вряд ли бы стал скрывать. Наверное, это просто их семейное желание быть благородными, но являться просто красивыми.
Насмотревшись на свои ухоженные пальчики, а так же пропустив мимо ушей высказывание официантки, девушка убедилась в том, что там все в порядке и можно не устраивать истерики по поводу сломанного ногтя. Уже отведя взгляд от рук та переключилась на Акио, сейчас было интересно поделится ли альбинос когда-нибудь своими проблемами. Ведь кому как не собственной сестре можно доверять? У Акеми было много вопросов к тому, но она посчитала что сейчас не время и не место для них. Затем мысли ушли в другое русло - какое первое впечатление сложилось у брата о ней. От размышлений ее оторвал Акио, который хотел ей показать что-то в небе, присмотревшись Акемика увидела воздушные фонарики они заворожили девушку своей красотой. - Никогда не бывала, это первый раз когда я решилась провести его не с отцом и не в родном мире.
Отведя взгляд от фонариков в небе, девушка улыбнулась в ответ брату. Ей было интересно, что его глушит, и почему он отвернулся от всех, но сейчас он вряд ли ей что-нибудь расскажет. Было еще слишком рано для таких разговоров, ведь они только наладили контакт между друг другом. К удивлению шинигами, тот открыл рот и произнес кое-что, что могло вызвать беспокойство и у нее самой, только это не касалось его амнезии.
"Пустой? Как я могла это упустить?" - ответ бы ей дал любой старшекурсник. Во-первых, она слишком юна, чтобы появление подобной твари заметить моментально. Да и до этого с настоящими Пустыми не встречалась. Предчувствуя нехорошее, брюнетка молча кивнула, с лица улыбку словно стерли и на нем нарисовалось нечто больше похожее на вышеупомянутое беспокойство.

0

23

Акио непроизвольно подался вперед и прищурился, всматриваясь в темное ночное небо. Оно было сплошь и рядом испещрено золотыми крапинками, должно быть, звездами, - решил шинигами, но не обнаружил никаких новых признаков Пустого. Может, показалось? Но ведь Акемика тоже почувствовала его, значит, совпадения быть не может. Он посмотрел на сестру. Она сидела напряженная, крепко стиснув маленькие ручки в кулачки и, в пример брату, старательно выглядывала в небе опасного врага. Маленькая и беззащитная - такой Акио видел ее и всегда будет видеть, даже когда ей исполнится двадцать, а то и все двести двадцать, как это зачастую бывает в мире Общества Душ. И всегда будет считать себя ее защитником, который несет огромную ответственность за нее саму и за ее жизнь.
Может, я не совсем потерян, - с тоской подумал Аясегава, позволяя себе вновь расслабиться и приветствовать улыбкой официантку, в руках которой был поднос с их заказом. Поставив кексы перед ними, женщина без особой радости ответила альбиносу чем-то вроде: приятного аппетита, а затем удалилась, быстро семеня толстыми ножками по блестящей черно-белой плитке. Акио проводил ее глазами, а затем вновь повернулся к сестре и ободряюще ей подмигнул. Серьезное личико сестры тут же разгладилось, а ее губы вновь изогнулись в приветливой полуулыбке, приятным теплом согрев душу брата. Стоило ли говорить, что очерствевшему за долгие годы Аясегаве все это время нужно было именно это?
- Похоже, показалось, - пожал плечами парень и закинул в рот горячий капкейк. Тесто было свежим и безумно мягким, Акио даже не заметил, как проглотил свою порцию. В Готее такими пирожными не полакомишься, а в Генсей им крайне редко позволяли выбираться по собственной прихоти, а если и позволяли, то лишь на службу, где и без того особо не нагуляешься. Поэтому единственным утешением Аясегавы были праздники, как, скажем, сегодня, или некоторые другие, на которые ему удавалось проскочить в Каракуру незаметно. Как правило, это были самые уязвимые дни в году, тогда все Общество Душ как правило теряло бдительность и, если какому-нибудь врагу захотелось бы пробраться внутрь, ему почти наверняка удалось бы это сделать. Все любят отдыхать, думал альбинос, глядя на свою маленькую сестру, и даже нет разницы в том, что праздновать.
Он скрестил на груди руки и откинулся на спинку кресла, чувствуя, как горячий капкейк медленно опускается в его желудок. Музыка, тихо игравшая на заднем фоне, почти его усыпила, но нараставшая тревога по-прежнему не давала Акио покоя. Он думал о том, что тот Пустой мог оказаться Локи. Но ведь ее реяцу он все еще отчетливо помнил, и она разительно отличалась от той, что он почувствовал сейчас. А, может, она просто изменилась, в конце концов, прошло так много лет, что им впору стать совсем чужими людьми. Шинигами долго об этом думал, придумывал себе оправдания и пытался понять, что чувствует к девушке сейчас - прежнюю любовь или желание вырезать ей сердце? Он так задумался над этим, что едва не забыл об Акемике, и, виновато моргнув, озадаченно посмотрел на сестру. Ему казалось, она даже не заметила, что Аясегава отключился, но, быть может, ему это только кажется. Чего только не придумаешь, чтобы обеспечить себе оправдание.
- Прости, Акеми-тян, - он взял в руки чашку с кофе и сделал большой глоток, не обращая внимания на то, как горячий напиток обжигает ему горло. - Я задумался.
Он положил локти на стол и, не выпуская кружку из рук, внимательно уставился в изумрудные глаза своей сестры.
- В Академии, вы уже встречались с Пустыми?
Пусть это не самый приятный разговор для такого замечательного вечера, но если чувства Акио его не обманули, лучше всего быть уверенным в том, что сестра не наделает глупостей, когда им придется столкнуться с чудовищем лицом к лицу.

+1

24

Глаза парня так и забегали, словно он ожидал увидеть Пустого, который сидит на крыше какого-то дома и машет ему лапкой. И невольно брюнетка сама стала выискивать его в той же стороне, куда смотрел брат. Только ей приходилось не очень удобно вертеть головой. Но продолжалось это недолго - Аясегава, сказал, что еще не факт, что это и правда Пустой.
- Да?.. - если брат так говорит, то, может, и показалось. У нее так и не получилось действительно почувствовать этого самого "Пустого", о котором первым заговорил брат. Если, конечно, не принимать в расчет само ее желание это сделать. И тут дело даже не в том, что Акемике прямо горело подраться с кем-то, но не хотелось быть последней, отставшей, то, что не может даже просто заметить приближение противника. И тут либо действительно Акио ошибся, либо Пустой не просто появился здесь, но еще умеет и скрывать реяцу. А ведь подобным владеет далеко не каждый, если верить тому, что она слышала. Да и так, чтобы ее не было вообще заметно, сама Акеми не могла спрятать свою духовную силу. А ведь она не была обладательницей огромного запаса, который просто трудно контролировать. И пусть старший из присутствующих здесь членов семьи Аясегава сказал, что мог быть не прав, волнение не торопилось покинуть ее насовсем.
- Аккуратно, горячий... - девушка все же не успела со своим предупреждением, так как брат все-таки глотнул из кружки. Все же Акемика слишком была занята собственными размышлениями о том, что же делать, если враг ходит рядом и как же она сплоховала и действительно ли брату не показалось. Такое что последний упомянутый не глядя тянет в рот что-то, что не стоит, бывало и раньше, в минуты рассеянности. А пар, поднимающийся от напитка, намекал, что тот далеко не холодный. Но это мало волновало сейчас Акио, так как он задал ей вопрос про Пустых, на который девушка решила ответить тоже сразу же, не обостряя проблемы на невнимательности брата. - Ты же знаешь, что я только на подготовительном году сейчас. И настоящего, живого Пустого ни разу не видела. С ними я встречалась только в теории, преподаватели говорили, что главное - это бить по маске. Что если ее сломать, то они "рассеиваются" и задание можно считать выполненным. Ну и вкратце объясняли про то, какие виды Пустых существуют и как они выглядят внешне, чем отличаются друг от друга.
Потом шинигами задумалась о том, что будет, если все же брат правильно понял источник реяцу и им угрожает опасность, равно как и остальным невинным, присутствующим на празднестве. Если так, то обещается бой с Пустым.
- Акио, я зампакто с собой не взяла, - она сказала это тише, чем все, что произносила до этого, пусть даже если бы их кто и услышал, то все равно не понял о чем же идет речь. Ведь обычные люди ничего не знают о шинигами. Да и тут надо волноваться не только за отсутствие катаны, а еще то, что делать, чтобы не напали на обычных людей. - Ведь должен же рядом быть патрульный?
Да, они всегда есть в городе, оберегают невинных от монстров, но не всегда успевают вовремя, что не радует. А учитывая, что они с братом думали расслабиться, то она сомневалась, что он поступил совсем не так. как она, и где-то держит при себе своего духовного напарника. А если они оба безоружны, то придется пробовать кидо, если им не оставят иных способов. Осталось лишь попытаться вспомнить именно то, которым можно раскрошить маску Пустого, да такое, каким она владеет. Ну или не быть обузой, не вертеться под ногами, не мешать Акио и он сам справится. Или хотя бы подскажет, что ей стоит делать. Ведь братик не кинет ее один на один с чудовищем и не умчится, говоря о том, что у него дела. Пусть даже в последнее время они не были довольно близки, это совершенно не в его духе. Кроме того, он шинигами до мозга костей - и приказы Готея выполнит без лишних вопросов, и сам ринется бороться с любым видом Пустого, дабы поддержать баланс между мирами, который те нарушают.

+1

25

Акио покачал головой.
- В жизни важно не выполнить задание, а выжить. Когда ты сражаешься с Пустым, важно помнить о том, что ты делаешь: выполняешь задание или искренне желаешь спасти чью-то жизнь, убивая своего врага. Если ты убиваешь только ради убийства (читать: "задания"), то ты ничем не лучше их. Но если ты выходишь на бой из чувства долга чести, то ты должна сделать все возможное, чтобы сохранить других и спастись самой. - Он продолжал смотреть в небо и искать глазами противника, но сам мысленно все время думал о Локи. Когда они впервые встретились и почувствовали реяцу друг друга, то даже зная о том, что их расы враждуют, они не подняли друг на друга мечи. Разве что только Койот, но и она скоро сдалась, поддавшись улыбке безоружного альбиноса. Тогда никто не мог пострадать, да и не было похоже, что она была способна причинить кому-либо вред, несмотря на свою родословную. Впрочем, как и Акио был не способен поднять руку на женщину, особенно, такую прекрасную и милую. Помнится, в тот день они вместе победили Пустого, совместными усилиями побороли опасность, которая грозила им обоим, а затем разошлись, и больше Аясегава о ней ничего не слышал, несмотря на то, что с тех пор достаточно часто патрулировал в Генсее. Все это к чему. На поле боя важно понять для себя одно - чего ты хочешь добиться в схватке: смерти своего соперника, или остановить войну, которая не придет их ни к чему хорошему.
- Не бойся, Акемика. - Ободряюще ответил Акио и улыбнулся сестре одними уголками губ. - Мой Джокер всегда со мной. "Но надеюсь, он нам не понадобится."
Парень откинулся на спинку кресла и, прикрыв глаза, снова сделал глоток кофе. Горячая жидкость приятно обожгла горло, а по телу распространилось живительное тепло. Странно, что находясь так часто в Каракуре, альбинос так редко заходил в кафетерии и выпивал чашку кофе; он почти и забыл его вкус, хотя, признаться, после сладостей он любил его больше всего на свете. Сейчас сладкое давно ушло на второй план, а коробке тянучек пылились в углу его комнаты, но кофе сводил Аясегаву с ума до сих пор.
Но где же патрульный?
Шинигами бросил короткий взгляд за окно. Если бы поблизости был кто-то из Готея, он наверняка почувствовал бы его. Но сейчас и на милю вокруг не было чужой реяцу, кроме его и его сестры. Куда же все подевались? Акио хотел бы верить, что все они отлынивают от работы и веселятся на празднике в другом конце города, однако неприятное, сосущее внизу живота чувство говорило ему об обратном. Хорошо бы сейчас иметь при себе Джокера, но он далеко - спрятан в одном из переулков, замаскированный под обычную палку. Не было даже никаких духовных признаков присутствия занпакто, казалось, что он начисто обрубил все контакты с хоязином.
Допив свою чашку с кофе, альбинос встал со своего места и, бросив на стол деньги, которые, по его расчетам, должны были покрыть расходы, осторожно коснулся пальцами раскрытой ладони сестры. Поймав на себе ее удивленный взгляд, шинигами молча кивнул на дверь и вышел на улицу, в самую гущу веселящегося народу. Здесь было душно и слишком людно; в небе взрывался салют и горели маленькие огоньки сорвавшихся с общей нити фонариков; гул голосов эхом проносился по всей площади, и кое-где через него до их ушей доносилась какая-то музыка. Акио улыбнулся. Он давно не был на таких мероприятиях и с удовольствием бы остался, но он не мог позволить, чтобы все это празднество закончилось кровопролитием. Он - солдат Общества Душ. Он должен защитить людей, даже если его предчувствия были всего лишь предчувствиями. Акемика вышла следом, звенькнув висевшими на двери колокольчиками, и Акио осторожно взял ее за крохотную ручку.
- Я не совсем так представлял себе наш отдых, - виновато произнес альбинос, пробиваясь сквозь толпу и ведя за собой сестренку. - Но мы с тобой будущие воины, и наш долг охранять людей и Души+. Но ты должна меня слушаться и выполнять все, что я попрошу. Я не хочу, чтобы ты поранилась, а свой опыт в битвах - если он, конечно, сейчас будет - ты еще успеешь наработать. Идет?

+1

26

Определенно выделяется из толпы. Не только одеждой, но и духовной силой. По первому - одета не в традиционную одежду, как чуть ли не 90% присутствующих. По второму - пусть даже и не является обладателем чего-то огроменного, подобному запасу Куросаки, но среди тех немногих, что называются "квинси". Большинству шинигами этот термин сейчас, может быть даже не известен. Те же немногие, что слышали его, знают, что они были истреблены. И лишь меньшая часть этих осведомленных отличит квинси от всего остального. Айяме же, как эксперт по живому материалу, да и как ученый, который на то, чтобы отличать реяцу одного от другого, потратил огромное количество времени, опознала объект. Как же начать диалог или что там следует, если это тебя интересует? И это притом, что уровень общения с разными личностями у тебя такой, что ты готов подозревать что кто-то может скинуть самого себя с крыши дома, услышав, что рабочий внизу пьет кофе с двойной пенкой. О да, с таким знанием психологии можно далеко продвинуться.
Что же до интересующего ее объекта, то та даже не задумалась о том, чтобы помочь ей встать. Равно как и большинство остальных, которые, кажется, были слишком увлечены праздником. При таком большом скоплении, кажется, велик быть шанс затоптанной ногами насмерть и быть найденной только наутро, когда все уже будут мирно спать дома. Подобная возможность нисколько ее не радовала, а ноги окружающих, перемещающихся рядом настораживали. Особенно когда чья-то пара чуть не наступила на одну из ее сумок, что заставило Хинамори издать странный возглас, подтянуть свои вещи к себе поближе и потихоньку подняться, глядя на людей так, словно сейчас они были для нее реальной угрозой, а не простыми прохожими.
- Я знаю, что ты квинси, - в лоб начала ученая. Да, в чувстве такта ее еще никто не обвинял. Правда, вот это самое "приветствие" вряд ли можно было счесть чем-то дружелюбным, а ведь это не является преступлением - быть квинси. Если, конечно, объект не планирует восстание против всего Готея, что мало бы заинтересовало девушку. Не так сильно как возможность заполучить эту девчонку к себе в качестве подопытного кролика. Вот только как можно ее уговорить на нечто подобное? Вряд ли кто-то в своем уме разрешить вкалывать ему странные жидкости с неизвестным составом или резать его на куски. А ведь чаще всего именно это подразумевают опыты на живых существах. Конечно, можно обойтись и обычным наблюдением, да сбором информации с него, но это даст куда меньше данных. Да и рано или поздно, но даже маленькая квинси заметит, что за ней наблюдают. - Могла бы помочь подняться, раз сбила меня с ног.

Отредактировано Hinamori Aiame (17-08-2014 01:18:24)

0

27

Она не спрашивала его. Но Акио словно прочел то, о чем она задумывалась не раз. Но, кажется, она успела найти ответ на этот вопрос еще тогда, когда посещала лекции.
- Мы ведь не убиваем их на самом деле, к тому же, - кивнула девушка. - Мы защищаем тех невинных, что могут пострадать от их рук, пытаемся избежать потерь, потом стираем грехи Пустого и отправляем душу в Общество. Это долг каждого шинигами. Но что меня тревожит: ведь Готей - это военная организация. Ты, моя мать, наш отец - мы должны служить ей и подчиняться приказам. Действительно ли мы можем позволить себе роскошь задумываться о каждом отданном нам приказе и о том, действительно ли надо нам его исполнять? Я к тому, что если мы не выполним порученное нам, то это грозит от какого-то наказания, до полного изгнания, в зависимости от тяжести проступка. Скажи, когда ты получаешь прямой приказ от начальства, ты действительно задумываешься о том, какую пользу это приносит? А если ты сам не до конца понимаешь, к чему это приведет или частью чего это является?
Ведь те, кто разрабатывали оружие, не всегда знали над чем они на самом деле работают. Они могли полагать, что пытаются сделать лекарство, а не наоборот, изобрести новую болезнь. Говорят даже, чем чаще кто-либо находит решение на какой-то вопрос, тем больше новых возникает. Это как в сказке про дракона, которому отрубают одну голову, а на ее месте возникают три новых. Так же излечивая какую-то болезнь, разработав на нее вакцину, человечество умудряется натолкнуться на новое заболевание, которое страшнее и опаснее предыдущего.
Краем глаза девушка заметила шевеление, подняла глаза от своей кружки, в которой почти ничего не осталось, и увидела, как брат поднимается с места. Ей казалось, что они посидят здесь подольше, но возможная угроза, видимо, заставила Акио забеспокоиться, отчего тот решил покинуть помещение и перепроверить все самостоятельно. Шинигами бросила на него вопросительный взгляд, которым пыталась передать все то, что сейчас спорило друг с другом в голове, просила каких-то пояснений. Аясегава дал ей знак следовать за ним, что та покорно выполнила, а сам альбинос пояснил ей происходящее и чуть ли не извинился за то, в чем виноват не был. Не мог же тот знать, что Пустой объявится еще и здесь, да и то еще точно не известно действительно ли противник поблизости.
- Души+? - захлопала глазами девушка, припоминая лекцию о них, которую им прочли на подготовительных курсах к Академии. - Насколько я помню, их почти все уничтожили. А те, которые до сих пор остались, близко знакомы с Куросаки-саном и Урахарой-саном и потому их оставили в живых. Ведь эти двое в свое время оказали неоценимую услугу Готею-13. А из этих душ+ мы знаем Кона, Ририн, Нова и Клода. А они обладают такими способностями, что сейчас скорее они защитят меня, нежели я их...
Потом Акеми улыбнулась, посмотрела на брата и добавила:
- Или ты защитишь меня и их в придачу, - да, она верила в то, что Акио способен на это, что он уже достаточно силен, и что он, как никто другой, уже успел понять к чему стремиться и что же тот на самом деле хочет защищать. - Ты и твой Джокер, потому я постараюсь не быть вам обузой и не получать травм, если что-то сейчас начнется.
Да, в свое время она уже успела уйти от матери как раз потому, что та решила за нее, что ей не следует принимать участия в сражениях, что она не должна становиться частью Готея-13, что лучше ей расти как совершенно обычному ребенку. Сейчас Акио почти что попросил ее не вмешиваться. Но в чем было главное отличие от того, что случилось между ней и Сой Фонг, так в том, что брат не говорил ей не драться, не защищать то, что дорого. Он советовал ей не пораниться, следить, не мешать, а не просил уйти, не сказал укрыться где-то и ждать того момента, когда он вернется. И, конечно же, он рассчитывал на то, что однажды и она станет достаточно сильной чтобы постоять за себя и дорогих ей шинигами или людей.

0

28

- Мы ведь не убиваем их на самом деле, к тому же, - кивнула девушка. - Мы защищаем тех невинных, что могут пострадать от их рук, пытаемся избежать потерь, потом стираем грехи Пустого и отправляем душу в Общество. Это долг каждого шинигами.
"Так тебе говорят в Академии, чтобы ты не чувствовала вины за то, что совершаешь на самом деле." - чуть было не сказал Акио, но промолчал, заметив на лице сестры испуг. Она была не готова к правде, как и он когда-то не был, и как не готов сейчас, хотя ему пришлось узнать обо всех мрачных тайнах Готея. "В каждом Пустом живет дух человека," - продолжал про себя парень, стараясь как можно незаметнее скрыть от Акемики свое отношение по этому поводу, "человека, которого мы не успели забрать в Сейретей, которого мы пропустили и позволили его душе слишком долго скитаться в мире людей. Из-за этого его душа становится черной, наполняется злобой, и он становится Пустым. Злобным, отвратительным существом, убивающим других людей и поглощающим их души. Даже когда мы освобождаем его и отправляем в Сейретей, не многие из них надолго там задерживаются."
Многие всегда удивлялись, откуда в Готее появляются Пустые, ведь не у многих из них есть способность к открытию Гарганты. Некоторые грешат на Айяме с ее экспериментами, и да, это было бы вполне логично, учитывая, как много времени девушка проводит в своих лабораториях и какие, порой, ужасные и прекрасные одновременно вещи оттуда выходят. Но Акио лично в это не верил. Он знал, что какой бы странной она ни была, у Айяме никогда не было особых причин, чтобы причинять вред мирному населению Сейретея. Дело было в другом, и все, кто хоть раз об этом задумывался, наверняка однажды приходили к правильному ответу. Только не всякий мог его озвучить, на это нужна недюжинная смелость и чистая совесть, потому как иначе, потерять придется слишком много.
Акио переключился на вопрос сестры, чтобы не мучить себя дурацкими признаниями. Однако и слова Акемики не принесли ему должного успокоения. Аясегава замедлил шаг и повернулся к девочке, пытаясь понять, она ли говорит все это. Столь мудрые речи были не свойственны для детей ее возраста, будь она хоть первокурсницей в Академии, хоть простым ребенком из Сейретея, хоть даже дочерью Сой Фонг. И все же нельзя было сказать, что Акио не гордился ей. Несмотря на свой юный возраст и, должно быть, непонимание многих аспектов жизни солдата Готей-13, она, тем не менее, видела всю суть вещей, того сама не осознавая. Альбинос мог поклясться, что сам он едва ли мог похвастаться тем же в ее годы, отец всегда говорил, что его сын никогда не отличался особым умом и сообразительностью. И все же слова Акемики сильно задели парня; он вспомнил Локи, и то, как много раз он нарушал правила ради нее, вспомнил, как впервые в жизни ослушался приказа, когда был совсем еще мальчишкой, тогда они с Койот только познакомились. Им было по одинаковому числу лет, совсем маленькие и глупые. И все же даже это не было отговоркой для того, чтобы не выполнить приказ. Он должен был убить Локи, но вместо этого, попросту в нее влюбился.
- Иногда действительно стоит задуматься над тем, что ты исполняешь, - сухо ответил шинигами, положив руку на темную головку сестры, - мы солдаты, это правда, и нам велено слушаться наших командиров, чего бы они не пожелали от нас. И все же они такие же как мы, и им свойственно ошибаться. Порой, для того, чтобы спасти множество жизней, необходимо сохранить ту жизнь, которую тебе велели отнять. В этом и есть суть каждого офицера - четко осознавать, к чему, в конце концов, приведут твои действия, и насколько объективны приказы, которые тебе отдает твой капитан. - Акио замолчал, позволяя сестре все хорошо обдумать и взвесить, и только тогда уже мягко добавил: - Но не забывай о цене, которую тебе придется за это заплатить. У всего в этой жизни есть цена, помни это.
Альбинос замолчал и вновь прислушался к своим чувствам. Пустой был близко, но его духовная энергия была слишком нестабильна, и ему не удавалось отследить ее. Зато удалось отследить чью-то другую. Он попытался вспомнить, где мог ее ощущать, и вдруг совершенно неожиданно понял, что это была реяцу его давней знакомой - Хинамори Айяме. Давненько они не виделись, интересно, что ученая забыла здесь? Тоже пришла на праздник, или этот Пустой - ее рук дело?
- Ты не обуза, Акемика, - отвлекаясь от мыслей об одногруппнице, укоряюще произнес Аясегава, - однако ты еще слишком мало знаешь о Пустых и о том, как они себя ведут, ты только начала учиться, и я хочу тебе показать, как лучше с ними справляться. Практика - хороший учитель, но наблюдение - еще лучший. Зная повадки противника, ты сможешь легко его одолеть. В Академии вам не дадут этого, потому что по большей части вас учат просто сражаться. И все же, если до боя дойдет дело, просто постарайся не поранится, это все, о чем я прошу.
Он улыбнулся сестренке и потрепал ее по волосам, после чего осторожно взял за руку и повел сквозь толпу людей туда, где, как ему казалось, он чувствовал духовную энергию Айяме.

+1

29

Слава богам, Акио не озвучил то, что думал, вслух. Вот правда, услышь та что-то такое, то начала бы сомневаться в каждом слове, сказанном кем-то из преподавателей Академии. И, даже больше, может, начала переспрашивать их о том, правда ли это так и уверены ли те сами в своих словах. Нет, конечно Акемика знала, что когда попадает душа в Общество душ, то жизнь ее ждет разная. Чаще всего суровая, где-то в одном из районов Руконгая, где приходится трудиться то в качестве земледельца, то торговца, то еще кем-то. А вот про Пустых в ОД она как-то не размышляла. Видимо дело в том, что большую часть времени находясь в Сейрейтее, она не сталкивалась с ними часто. Все же только самые дерзкие или сбежавшие из лабораторий 12-го могли найтись на территории, принадлежащей Готею-13. Да и последнее событие приключалось очень и очень редко, да и ни разу за всю свою жизнь Акемика подобного собственными глазами не видела.
Прикосновение Акио было неожиданным. Все же за всю их сегодняшнюю встречу он старательно избегал физического контакта. Он не тянул ее за руку в кафе, они не обнимались едва увидели друг друга... Можно было сказать, что девушка была рада, что брат наконец-то хоть как-то стал ближе. Не столько в физическом плане (хотя, прикосновение именно к такому и относится), сколько исключительно касательно их отношения друг другу. Потеря памяти была жесткой проверкой. В конце-концов, не будучи кровными родственниками, Аясегава мог послать ее сказать, что ничего не помнит и ничего ей не должен. Но тот не стал этого делать, за что Акеми была благодарна. Ведь она прекрасно помнила все эти годы и случись подобное, это бы нанесло душевную рану и ей. Более того, он продолжал приглядывать и наставлять. Он терпеливо отвечал на ее вопросы, рассказывал что-то новое, хоть, и не был болтлив или чрезмерно дружелюбен.
- То есть выполняя приказ все же нужно думать головой и в случае, когда отказываешься его исполнить, то четко сформулировать причину и объяснить все начальству, доказывая, что это вовсе не было необходимо? Или же я должна умолчать о том, что ослушалась? - сама девушка и не подозревала о том, что вопрос ну очень сложный и что на него с затруднением мог бы ответить и более опытный шинигами, чем Акио. - Я не хочу отнимать чьих-то жизней. Вообще я думаю пойти в какой-то отряд для борьбы с Пустыми, но мы ведь их не убиваем, а смывая грехи возвращаем к той форме, которая у них была до этого. Хотя, я знаю что помимо этого есть шинигами-предатели, которых могут попросить тоже уничтожить. Равно как помню, что говорили, что когда-то давно была война с людьми, которых называли "квинси". Я пока мало о них знаю, на подготовительных говорили в основном поверхностно. Если честно, то я почти надеялась, что мне не придется участвовать в подобной войне, все же та была так давно, что даже наш отец не принимал в ней участия. Я у него интересовалась, думала он расскажет что-то, чего не сказали на курсах. Конечно, можно было бы пойти в четвертый, но у меня не лечащего типа зампакто, да и меня бы туда не взяли с таким. И сама я не думаю, что могла бы так помогать. Я вряд ли бы смогла вынести стенаниях больных или их отчаянные взгляды, это тяжело.
Во время этого небольшого монолога девушка заметила, что что-то продолжало отвлекать брата и вновь задумалась о Пустом рядом. Может, продолжает его искать и ей стоит прислушаться к своим чувствам и как-то помочь ему? Акеми замолкла и попробовала это сделать, но не нашла ничего, что могло бы как-то быть полезным. Только духовная сила многих людей, собравшихся здесь. Маленькие такие огонечки во тьме, скопившиеся в одном месте. Какие-то чуть ярче, какие-то - тусклее. Кажется, пара "светлячков" были чуть иного цвета. От соглядения этой картины ее отвлек брат, который, видимо, закончил занимать собственными поисками. Опять дотронулся, ободрил и куда-то повел. Наверное, нашел, то что хотел? Это заставило ее немного заволноваться, так как есть это Пустой, то это будет первый, которого она увит.
- Брат, спасибо, что веришь в меня, - где-то по пути не очень громко сказала девушка, улыбаясь тому в спину и послушно следуя.

0

30

Акио смотрел на свою сестру и не уставал задавать себе вопрос: когда она стала такой взрослой? Несмотря на свой совсем юный возраст, Акемика очень четко улавливала суть слов альбиноса и задавала вопросы, которые ни за что не пришли бы в голову обычному ребенку. В какой-то степени эта ее "взрослость" вводила Аясегаву в ступор, но с другой - преисполняла гордости за отличительные таланты девочки. Он не сомневался, что Акемика сможет достичь немалых высот, когда повзрослеет, это было заложено в ней с самого детства - что удивительно, при такой-то генетике. Но Акио откинул дурные мысли - к чему сожаления, если они все равно не помогут.
- В первую очередь всегда думай своей головой, - сказал Аясегава. - Но никогда не забывай, что каждое твое решение имеет цену.
На эту тему альбинос мог полемизировать бесконечно. Хотите верьте, хотите - нет, но шинигами был самым настоящим профаном в области, где нужно "думать головой", и подтверждением тому можно считать событие, которое бесповоротно разбило надежды парня на счастливое будущее. Единственная женщина, которой не суждено было дожить до сегодняшних дней, сейчас здравствовала на просторах Лас Ночес и счастливо проводила время вместе со своим братом и сворой его арранкар. Вопрос, где же были мозги Акио в тот момент, когда ему следовало занести клинок над спящей девушкой и пронзить ее сердце, остается открытым и по сей день. Минутная слабость, вызванная детской глупостью или первой юношеской любовью, стоила так много, что Аясегава был готов продать свою душу, лишь бы вновь вернуться в тот злополучный день. Хотя кого он обманывает: даже тогда он ни за что не смог бы поднять руку на спящую Локи.
"Да уж, из тебя вышел бы превосходный советчик", - злился на себя Акио, - "Разобрался бы сначала со своими проблемами."
- Что касается отряда, - поспешил переменит тему Аясегава, - То у тебя еще куча времени чтобы определиться. Сейчас ты еще очень юна и слабо представляешь как устроен мир... Хотя, по правде, я и сам-то с трудом представляю. Но ты должна понимать, что, поступив в академию, ты становишься шинигами, а шинигами обязаны делать то, что предписывает им закон Готей-13, нравится тебе то или нет. - Альбинос на минуту замолчал, прислушиваясь к своим ощущениям, и немного погодя добавил: - Некоторые жизни приходится отнимать, чтобы выжить самому: такова жизнь. Арранкары, квинси, Пустые - ни один из них не станет колебаться чтобы напасть, как не должна колебаться и ты. В противном случае - погибнешь. "Или будешь страдать как я".
Акио тряхнул головой. Нет, не время погружаться в депрессивные мысли, в конце концов, сегодня праздник, да и Акемика едва ли обрадуется, если их долгожданная встреча пойдет в таком русле. Чтобы исправить положение, альбинос улыбнулся, и хотя улыбка оказалась немного натянутой, парень постарался добавить в нее как можно больше дружелюбия.
- Ты же моя сестра, верно? - Альбинос провел рукой по щеке Акемики, - Что бы ни случилось, я всегда буду в тебя верить. И поддерживать.
Внезапно стало неловко, и парень отстранился. Он уже давно ни к кому не проявлял нежности и не испытывал такой палитры эмоций, как сейчас. Это одновременно и пугало, и завораживало, но невозможно было определиться, что именно из этого волновало Аясегаву больше.
- Ладно, пойдем найдем этого Пустого и надерем ему... Ээ... Разберемся с ним.
Шинигами снова сдержано улыбнулся и, осторожно взяв девочку за руку, повел ее за собой.

0

31

Брат не дал ей ответа, который бы решил проблему выбора, если Акемика окажется на перепутье. Тот просто посоветовал нечто общее, тем более что у них не было какой-то конкретной ситуации для обсуждения. Что же до его слов, то Аясегава-младшая, несмотря на возраст, старалась сначала думать, а потом делать, а не как большинство ее однокурсников, поступающие наоборот. Трудно непредвзято оценивать саму себя, но без этого нельзя заявить, что и так пытаешься пользоваться головой на плечах.
"Изначально я решила стать шинигами вопреки. Вопреки словам своей матери и ее желанию сделать из меня что-то вроде обычной знатной девочки, которую потом должны выдать замуж за богатого и такого же знатного, но совершенно незнакомого ей," - Акеми не удержала вздоха, пытаясь решить что из двух зол должно было быть меньше. - "Такая жизнь больше похожа на то, если бы я была домашним любимцем или растением. За тебя решают что ты, где ты, как должен себя вести, время от времени учат какому-нибудь новому трюку. У тебя нет своих собственных проблем, есть только те, что возникают у твоего хозяина и способны повлиять на твою жизнь. Ты не зарабатываешь сам себе на пропитание, просто сидя на шее кого-то, кого даже не знаешь толком".
Может быть, на самом деле у Сой Фонг был свой план относительно того, как нужно выращивать девочек и поэтому та внушила Акемике мысль о том, что не хочет чтобы та участвовала в сражениях? Скажем, дочь должна доказать, что она так же крута как мать и готова идти против слов любого, даже самого близкого человека. Да кто, кроме той, вообще знает, о чем думает капитан второго...
- Но... квинси? Брат, насколько я знаю, пара квинси помогали нашим в Зимней войне и если бы мы вернулись назад во времени лет на тридцать, то мы точно так же должны были бы нападать на вайзардов. А сейчас они уже часть нашей организации. Стоит ли нападать на тех, кто не собирается нападать на тебя? Скажем, если они не являются прямыми врагами Готея-13, если они просто принадлежат какой-то иной расе, которую мы просто не знаем. Разумно ли их атаковать? Вдруг это только спровоцирует конфликт между нашими расами? - как шестнадцатилетка, Аясегава явно не готова была определять чью-то судьбу, особенно нападая на неизвестных созданий первой. От таких не знаешь и чего ждать, и чем подобные действия потом аукнутся. - Да и мне кажется, что если бездумно нападать на каждого встречного, кто может показаться тебе врагом, то в итоге погибнешь только потому, что встретил противника сильнее тебя. Быть самым сильным невозможно, всегда найдется кто-то умнее тебя, проворнее или, опять же, сильнее. Да и вдруг я сегодня нападу на арранкара, а завтра Готей и какая-нибудь арранкарская организация - у них есть название какое-нибудь? - заключат пакт о ненападении и станут лучшими друзьями. Я же буду так мучаться в присутствии того, на кого нападу, что поступила так нехорошо и не смогу постоянно ссылаться на свой шинигамский долг. И не говори что такого никогда не будет, мы не можем знать точно, если у тебя нет машины времени.
Так и хотелось поклониться и сказать что-то вроде "для меня будет честью наблюдать за вашим боем", но сейчас было не до этого. Промедление может много стоить не только в бою, но и в выслеживании Пустого и попытках ему помешать. Ведь пока они стоят и разговаривают он может убить невинных празднующих и ни о чем не подозревающих людей.

0

32

Акемика завалила Акио вопросами, на которые он попросту не мог дать вразумительного ответа. Устав Готей-13 обязывал шинигами подчиняться приказам капитана или вышестоящего по должности лица вопреки морально-этическим нормам. Иными словами, правила таковы, что если тебе приказали устранить угрозу, следовательно, хочешь ты того или нет, тебе придется ее устранить, пусть даже для этого придется убить того, кто и не думал на тебя нападать. В чем-то Акемика была права - есть ряд исключений, которым Готей-13 вынужден подчиняться сам, как то принятие доверия к вайзардам или квинси с целью добиться общей цели. В прошлый раз это была Зимняя битва, а что объединяло их теперь... Акио догадывался смутно. Но слова сестры отчетливо вырисовывались у него в подсознании, ведь кому как не ему понимать, что не все враги желают тебе зла, как и не любой друг подаст руку помощи, когда это будет необходимо.
- Ты задаешь вопросы, которые могут меня компрометировать, - недовольно пробурчал альбинос, теряясь в ответах. - У того, о чем ты говоришь, есть очень тонкие границы, которые ты сможешь различить только когда станешь старше. Не в упрек твоему возрасту - ты умна и талантлива, я вижу в тебе огромный потенциал, Акемика, но есть вещи, которые невозможно понять, пока не окунешься в них с головой. Со временем, когда ты пойдешь на службу в Готей-13, ты сможешь разобраться в этих вопросах и принять свою веру - ту, что будет ближе тебе, а не мне или кому-либо еще.
Аясегава выдержал небольшую паузу, задумчиво оглядывая расстилавшуюся перед ним площадь и толпу людей, бурные потоки которого проносились мимо, словно настоящее подводное течение. Реяцу пустого пропала окончательно, и теперь сложно было определить, куда он двинулся дальше. Парень лишь надеялся, что патрули шинигами найдут его раньше, чем он успеет кого-нибудь покалечить, но был рад, что демон покинул место большого скопления невинных людей. Теперь хотя бы можно было расслабиться и вдохнуть полной грудью атмосферу праздника.
- Никогда нельзя быть на сто процентов уверенным в том, что ты сильнее, - эхом откликнулся Акио. - То, что перед тобой стоит противник, сила и реяцу которого намного ниже, чем твои, еще не значит, что ты определенно победишь. Вполне возможно, что вера этого человека сильна, подобно стали, а сила духа намного превосходит твою собственную, и тогда ваши шансы, по крайней мере, уравняются. Но это тоже палка о двух концах. - Неохотно признал Аясегава, хмурясь. - Иногда не будет трусостью и покинуть поле битвы; не каждый бой делает тебе честь, равно как и не каждое отступление лишает тебя чести.
Сказать такое про себя шинигами, увы, не мог. Он прекрасно знал, что нарушил с десяток правил и пренебрег сотнями приказов ради тех людей, что могли принести в этот мир одно лишь горе и боль. Если правда об этом вскроется, то он попадет под трибунал, а Совет 46 не станет размениваться на административные наказания, и в лучшем случае, они подарят Акио легкую смерть. Куда больнее было осознавать то, что маленькая сестренка, Акемика, разочаруется в своем брате, и все те советы, что он ей дал, могут пойти ей только во вред. Юмичика не одобрил бы этого их разговора и наверняка заставил бы сына прийти к ответу за то, что он прямо сейчас втолковывал в маленькую головку его дочери.
- Эспада. - Сказал Аясегава, словно бы ничего не произошло. - Арранкарская организация, о которой ты говорила, называется Эспада.
"И, боже, не спрашивай меня рассказать о ней больше", - взмолился Акио.

0

33

- Братец, у нас приватный разговор и что бы ты мне ни сказал, об этом никто не узнает, - она подмигнула Акио, после чего ответила уже на его наставление, чуть покраснев от комплиментов, которые промелькнули в словах альбиноса как бы между прочим: - Будет нелегко, если то мнение, которое у меня сложится, будет противоречить правилам Готея, ты так не думаешь? Мне было бы комфортнее знать, что я не одна не согласна со всем, что прописано в уставе. Кроме того, братец, ты сам-то не сильно страше меня.
Пусть Акио и служит уже в отряде, но это не означает что тот мгновенно начал считаться взрослым.
Брат не торопился с ответом, вытянув шею и бегая глазами по головам в толпе. Девушка смотрела за тем как метаются его глаза в поисках источника той духовной силы, что вытащила их обоих из кафе. Тот хранил молчание какое-то время, не слишком торопясь с ответом и продолжая искать. Наверное, ей стоило бы присоединиться к этому занятию, но она не могла себя заставить. Пусть по японским меркам она достаточно высокая, но альбинос был выше. Он видел больше. Пусть даже когда речь идет о Пустом, тот долен быть приличных размеров, но если они его не заметили сразу и Акио не видел никого подобного теперь, то вряд ли она сможет что-то сделать. К тому же Акемика находила для себя трудным в этот самый момент оторвать взгляд от белой шеи другого Аясегавы, глядя на то как он сглатывает, затем поворачивает голову в ее сторону и пытается ей сказать хоть что-то в ответ на все то, что ее интересовало, пусть даже пока и не должно было. Верно, слишком рано тревожиться о долге служащего Готея-13, когда еще не закончил Академию. Но если не осознавать того, что будет впереди сейчас, то потом может быть уже поздно. Акемика была явно из тех, кто не просто использует голову для того чтобы поразмыслить над своими последующими действиями, которые надо совершить через минуту-пять, но и личностью, которая заглядывает на несколько лет вперед и даже пытается строить какие-то планы.
Новый совет брата она восприняла с легким разочарованием. Она сама затронула тему с боями, но вовсе не ожидала, что брат вместо того, чтобы искать нечто более подходящее под "что делать, если я не уверен убивать мне противника или нет", даст ей совет о том, что делать, если не ощущаешь себя достаточно сильным для того, чтобы скрестить клинки с врагом. Да, при желании можно понять это как "не хочешь марать руки в крови - беги и докладывай другим", но на практике все обычно так, что никто не может сматываться вечно. Да и как можно исполнять свой долг как шинигами, если постоянно пытаться переложить его на плечи кого-то другого?
Девушка замолчала, чувствуя, что так и не получит никакого прямого ответа на такие вопросы, пусть даже она и сказала брату, что никто не узнает об их диалоге. Акио может быть просто не в состоянии дать ответ, который ей нужен, даже если будет говорить свободно. В мире может не найтись мудреца, который вообще способен на это. У нее нет никакой конкретной ситуации, ее просто мучает нечто абстрактное, сама неуверенность в своих будущих решениях, которые когда-нибудь придется принять. Или не придется, если жизнь ее будет спокойная и размеренная, среди бумаг ее отряда, в который ее направят или она выберет сама.
- Акио!.. - пока ее глаза шныряли в районе все той же многострадальной шеи брата, девушка заметила как что-то темное мелькнуло за его спиной. - Я кажется видела что-то с того угла этого здания.

+1


Вы здесь » Bleach. New generation » Архив игры » По крылышку или по лапке? ©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC