Bleach. New generation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach. New generation » Архив игры » Медпункт


Медпункт

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

...

0

2

Подумать только, месяц назад творились такие события, столько студентов пали жертвами разрушений, болезни и прочего, да и он сам умудрился пару дней поваляться в коме, по словам сослуживцев, едва выкарабкавшись с того света. Временное общежитие закрыто, обучение в Генсее остановлено, все переведены обратно в Академию, масштабы произошедшего сложно описать словами, а учебный год начинается по расписанию. Все-таки, ему нравилось работать медбратом. Что бы ни случилось, механизм обучения молодого поколения шинигами не могло сбить ничто. Кроме полномасштабной войны. И это было как раз то, что ему нужно. Обязанности, куча документации и работы. Самое то для трудоголика. А еще Даичи был под боком, и кабинет так удобно закрывался. Этот медпункт был больше, чем во временном общежитии, лучше оснащен, расширял возможности. Что тоже шло только в плюс. А это удобнейшее кресло, которое он подбирал лично, а Сасакибе, окрыленный вернувшимся из комы семпаем тащил его на собственном горбу.
Кьеширо был готов приходить сюда ранним утром и уходить за полночь, собственно, он и являлся здесь в семь утра, вот только оставаться допоздна ему не позволяли. Все занятия заканчивались максимум в четыре-пять вечера, он уходил в шесть, наводя порядок и проверяя отчетность. Все-таки, в Академии все было по-другому, хоть и похоже.
Сегодня он был не совсем в духе. Ровно семь утра, медик на рабочем месте, вот только видок был такой, будто "поднять подняли, а разбудить забыли". Хорошо еще, что хоть оделся нормально и причесался, иначе бы только распугал всех студентов. Кабинет встретил противной прохладой и спертым воздухом. Широко зевая и на ходу накидывая халат, Укитаке медленно проследовал к окну. Со стороны он больше напоминал тяжелобольного, у которого забрали капельницу, а передвигался он по привычке медленно и с трудом. Ну, или зомби в поиске порции мозгов. И сам брюнет это не только представлял, но и будто бы видел себя со стороны. Проблему надо было исправлять. Поэтому буквально спустя десять минут, на столе стояла дымящаяся кружка с кофе, а сам Хио, умывшийся ледяной водой в раковине в углу, уселся в свое "офисное" кресло с почти бодрым видом.
Для пущей картины оставалось только достать из верхнего ящика очки, водрузить их на переносицу и выпить свою ежедневную порцию таблеток. Набор витаминов и прочей чуши, которая должна поддерживать его после перенесенной болезни. Собственно, он именно это и сделал. После решив заняться непосредственно своей работой. Помимо приема и помощи всем нуждающимся он должен был составить перепись всех имеющихся в кабинете лекарств, чтобы в ближайшее время подать ее в виде отчета в четвертый отряд. После чего он бы получил недостающие таблетки и бутылочки. Муторно, скучно, но необходимо к проведению хотя бы раз в месяц. И срок проведения обязательной процедуры как раз подходил. Но это он решил оставить на вторую половину дня, а пока пробежался взглядом по оставленным на столе листам. Список нужных справок для первокурсника. Он, что, собирался переехать в другую страну или участвовать в качестве подопытного для двенадцатого отряда? С этими первокурсниками всегда было слишком много проблем. Затем пара рекомендаций по поводу его собственного здоровья, что они вообще делали на столе в свободном доступе. Напоминание самому себе проверить порядок размещения папок по курсам и классам, рассортировать личные карточки по алфавиту. Неужели он сам себе это написал? В такие моменты Кьеширо казалось, что он себя ненавидит. Это извращение было отложено на потом. Вдруг опять придется ночевать в медпункте или захочется завалить себя работой по самую шею. Хотя, если и дальше все пойдет так же гладко, как и до сих пор с момента "свадьбы", придется разбирать папки потихоньку просто так.

Отредактировано Ukitake Kiyoshiro (07-05-2014 01:35:20)

+1

3

4 отряд <<

20 число какого-то месяца. Ах да, сентябрь, ведь начало учебного года, только это и помогало помнить который из двенадцати сейчас. Не то что ноябрь и октябрь, которые она постоянно путала из-за их расположения где-то посередине начала учебного и конца обычного годов. Шинигами поправляла волосы, те продолжали ложиться не так, как она хотела, пришлось вынуть расческу и собрать их в высокий хвост. Всяко лучше, чем если бы продолжали делать то, что делали. Волосы не отчитаешь в не послушности, иначе тебя примут за ненормальную. А она не зря славилась своей красотой, сбалансированной с неплохим умом. Просто симпатичных пустышек - хоть отбавляй, а таких как она - можно по пальцам пересчитать. Сегодня должно было быть занятие по кидо, которое ей удавалось вполне себе неплохо и которое та жаждала пропустить. Во-первых, если все и так идет неплохо, то почему бы не дать себе немного расслабится? Во-вторых, это занятие вела Хинамори Момо, которая заменяла Мидорикаву, а своего постоянного учителя Акеми уважала. Хотя бы потому, что все говорили, что она гений в своем деле. И убеждаться лишний раз в том, насколько плоха бывший лейтенант пятого девушка не хотела. Ей вполне хватало веры в то, что если ту выгнали обратно в Академию, значит, та не очень-то хороша. А вера Аясегавы была в том, что никто другой, как она - заслуживает самого хорошего.
Ей пришлось изобразить трагедию с подвернутой ногой, для того чтобы ее отпустили, а не та сама якобы прогуляла занятие. Первое само по себе даже звучит уважительно, второе же обещает какие-либо неприятности в будущем. Кто знает, может преподаватели-кидошники ладят между собой. А это равноценно тому, что если чем-то не угодишь одному, то он нашепчет на ушко другому о том, какой ты нехороший и убедит ненавидеть тебя аж до старости лет.
Учительница скептически посмотрела на ее "подвернутую" ногу, но не стала сама щупать ее, настояв на том, чтобы шинигами немедленно обратилась в медпункт. И Акемика бы покивала, даже изобразила самую преданную ее ученицу и пошла бы в сторону, противоположную месту назначения, но будто бы туда, куда надо, вот только случилось непредвиденное. Один из ее однокурсников вызвался помочь страдалице, отнести ее в медицинское отделение, чтобы та, пока будет до туда добираться, не переломала себе все кости и не поцарапала личико. Момо, вздохнув, отпустила его, дав студенту не больше каких десяти минут, так чтобы он и не вздумал сам пропустить ее занятие, сославшись на свою благотворительность. Однокурсник легко подхватил ее стройное тельце и понес туда, куда она вовсе не собиралась идти. Пару раз Акеми предложила тому поставить ее там, где они находились, обещая, что все не так плохо, как кажется и она доберется сама. Но поклонничек был непреклонен и, кажется, получал удовольствие от переноса ее из одной точки в другую. Хотелось ударить его чем-то по голове, для того, чтобы он вырубился, а Аясегава смоталась под шумок. Но тогда бы Хинамори отправила за ним других учащихся на поиски, ведь он бы не вернулся в обозначенные десять минут. И тогда бы раскрылась неприятная история ее побега с занятия.
Парень постучался в дверь медпункта, а девушка, немного нервничая, закусила губу. Кто там сейчас в качестве медика? Хотелось надеяться, что не та старушенция, что в прошлом году, которая постоянно твердила о полезности огурцов. Или наоборот хотелось мечтать о том, чтобы это оказалась именно она. Ведь ты мог сказать, что у тебя нет головы и пожилая женщина выдала бы тебе справку о том, что это действительно так, лишь бы ты выслушал весь тот бред, что она будет нести после этого. О том, что кефирчик бы помог вернуть утерянную "конечность" на место. Будто голова - не жизненно важная часть тела.
Отрапортовав о том, что важный груз доставлен на место в целости и сохранности, парень поклонился медику, который оказался внутри и попытался поцеловать ее, но девушке удалось остановить его пошлые губищи своими пальцами и тем самым дать понять, что у него нет ни шанса. Тот скрылся и остались они наедине с медбратом в одном из помещений Академии.

+1

4

Спокойное раннее утро, блаженная прохлада и чудный горячий кофе в кружке? Все эти мечты разбились о суровую реальность, стоило открыться двери медицинского кабинета, ввалился какой-то парнишка, несущий на руках девушку. Он не хотел даже спрашивать, что произошло и как можно покалечиться с самого утра, хотя все же позволил себе тихий вздох, отставляя кружку и внимательно смотря на происходящую перед ним сцену. Парнишка пытался поцеловать леди, но встретил холодный отпор, после чего, слава всем богам, ушел без напоминаний. Кьеширо хотя бы не пришлось просить лишних людей покинуть кабинет.
- За что ж вы так жестоко с парнем? - Он даже умудрился сдержанно улыбнуться, сцепив пальцы в замок и положив на них подбородок. Девушка выглядела хорошо. И слишком спокойно для того, кому нужна помощь. Он видел разных студентов. Кто-то приходил, еле держась на ногах, но стеснялся даже позвать медика. Кто-то влетал с порезом на пальце и переворачивал все вверх дном, требуя спасти его от потери крови. Кто-то приходил для плановой проверки, которая нужна была для каких-то собственных целей. Кто-то приходил с головокружением, выпивал витамины и уходил радостный. А кто-то просто приходил и сидел, пропуская пары и составляя Укитаке компанию. Эта девушка по всем параметрам, кроме одного, подходила под последний тип. Кроме какого? Она выглядела на курс 1-2. Такие обычно не позволяли себе прогуливать, они учились со всем рвением, присущим новичкам. Потом уже, курса с 4 можно было пропускать занятия, приходить, строить глазки Хио, получать справочку и нестись устраивать личную жизнь, спать, есть, или что там делают студенты, сбегая из Академии?
- Ну что, рассказывайте. - Кьеширо даже выдал доброжелательную улыбку, которая почти не покидала его лицо во время работы. Кроме тех моментов, когда он оставался в одиночестве, конечно. Длинные черные волосы, завязаны в высокий хвост, оставлены только две пряди, привычно обрамляющие худое лицо, даже при том, что выспаться совершенно не получилось, Укитаке старался выглядеть свежо и собрано. Привычка еще со студенческих лет: "неважно, что было вчера, сегодня ты должен быть огурцом", или первое правило Кьеширо, которое спасало его во многих ситуациях. Или наоборот досаждало. Когда постоянно выглядишь хорошо, нельзя расслабиться и позволить себе небрежность, разница будет сразу заметна. Так же и наоборот.
Как ни странно, но "заболевшая" выглядела не хуже самого медика. Темные волосы, высокий хвост и уверенный отказ тому, кто тащил ее на руках. Если бы она оказалась еще и умной, Кье был бы просто сражен. Вот она, замена его красоте. Хотя, что тут заменять, если она была девушкой. Аккуратно поделить сферы влияния. Еще пару лет, и это бы точно пришлось сделать.
"Что за чушь у тебя в голове крутится, ты вообще замужний, забудь о всем, что было прежде."
Ни один мускул на лице шинигами даже не дрогнул, а мысленно он был сокрушен и сморкался в платочек. Это же надо. Вернуться на работу с молодежью, сверкать личиком направо и налево, а делать ничего нельзя, и домой в 6 вечера. Иногда даже грустно от этого становилось. В своих внутренних страданиях он почти забыл о том, что у него вообще-то студентка. Хотя все равно стояла на своих двоих, крутиться вокруг нее он был не обязан, значит, можно было немного погрустить и даже сделать пару глотков остывшего кофе, ожидая полноценного рассказа и конкретных требований.

+2

5

Не беспокойтесь, девушка могла размышлять не только о старушке, которую видела, обучаясь на подготовительном к Академии. Точно так же она могла думать и о том, что успела услышать об нынешнем медике. Раньше она его не лицезрела воочию. Да и вообще как-то странно попасть в медпункт в первые дни учебы. Она ж к тому же и первокурсница. Хотя, это ее не особо смутило, ведь где-то там, в ее голове была мысль о том, что пропуск уроков Хинамори Момо - вещь приемлемая.
- Думаю, он это переживет, - хотела бы она посмотреть на того, шинигами, который после того, как она так сделает пойдет и будет резать себе вены, да топиться в кислоте. Хотя, первое, возможно, и не убьет кого-то с достаточно высоким уровнем реяцу. Или сидеть и резать он будет довольно долго. - Тем более что я его вижу вообще в первый раз.
Говорили, что этот медик позволяет себе некоторые отношения с пациентами. То есть с пациентками. Ведь не зря же его какая-то девица с пятого курса обвиняла в том, что от него беремена. Правда, Кьеширо не был бы медиком если бы не сумел доказать на научном уровне, что та залетела не от него. Но сам факт того, что у них что-то было это не отменяет. Говорят разве что, в последнее время он якобы стал гулять меньше. В любом случае, если бы Акемике дали на него взглянуть, то она не задумываясь сказала, что тот для нее староват. Сами подумайте, когда ей будет каких 20, ему уже все пятьдесят. Нет уж. Ах да, она же и так на него смотрит. Все равно, пусть мордашкой и получился, но староват. И сколько бы юных фанаточек у него не было, она в их клуб поклонения Кьеширо вступать не собиралась. Из того, что сейчас входило в ее планы, было пропустить занятие по кидо.
- Ну так вы медик, вы мне и скажите, что со мной, - Акемика устроила свою пятую точку поудобнее, не перемещаясь с того места, где ее "сгрузили". - Я чувствую такую усталость... И нежелание находиться лишний раз со всеми этими баранами, таращащихся с вожделением на меня. Кроме того, вы в курсе, что у нашей группы сейчас на замене стоит Хинамори-сан?
Интересно, как часть Кьеширо доводилось слышать подобное? Про усталость и ленивость на кончиках пальцев. Оставалось только сделать молебный взгляд, поднять свои глазки на парня, да поинтересоваться наигранно грустным голосом "это лечится, доктор?", только она вовсе не собиралась с ним заигрывать. Напоминаем, высшей целью было не попасть на занятие по кидо. Она вполне вместо этого могла бы провести время в своей комнате, читая учебник по истории Общества душ или что-то в этом роде. Иногда самообучение намного действеннее того, что вам пытаются преподнести в группе, которая то и дело тебя отвлекает без причин. И все настолько бесполезно, что даже просто принимать ванну и ничего не делать - более познавательно.

+3

6

А за словом она в карман не лезла, это уж точно. Медик внимательно слушал, периодически изображая крайнюю заинтересованность, даже отставив кружку обратно на ее законное место на краю стола. Только мысленно, где-то там он последний раз трагично высморкался в воображаемый платок, решив больше не думать на эту тему, а то так и до депрессии себя довести легко. Тем более, что работу никто не отменял. Он за нее вообще-то получает жалованье и живет в общежитии. Так что отрабатывать надо было. А что отрабатывать, если девчушка выглядела бодро, рассуждала здраво. Рановато, конечно, с первого курса сразу вот так топтать дорожку к прогулам. Но ей было позволительно. По крайней мере, парню так казалось. А как там на самом деле - не его забота.
Конечно, как исполнительный и ответственный сотрудник он должен был провести осмотр, позадавать вопросы, убедиться, что первокурсница (была ли она действительно первокурсницей?) здорова и отправить ее обратно на занятия. А еще лучше для начала следовало покашлять в кулак пару раз, сделать строгое лицо и грозно так сверкнуть очками. Он бы раньше так и сделал. Года два-три назад. Или с субъектом внешне отвратительным, молчаливым или наоборот слишком наглым. А эта студентка вызывала какой-то интерес. Из-за внешности ли, из-за голоса, самих слов или еще чего, но обходиться с ней жестоко не хотелось.
- Нет, не в курсе. - Он мысленно прокрутил в памяти расписание, увиденное вчера мельком, кажется, Момо ставили на замену довольно часто, и она даже попыталась возмутиться, что ей тоже нужно отдыхать хоть иногда. Тем более, что ее отправляют к первокурсникам. Чего только постоянная работа в Академии не делает с несчастными шинигами. Даже самые смирные и милые начнут ворчать. Бинго. Первый курс. Только какой из двух классов. Тут уж дело было сложнее. Да и какая разница.
- Кидо, зна-ачит. Мне кажется, у Вас просто упало давление, - слабо кивнув и поднимаясь из-за стола, Кье почти проплыл к чайнику, который еще не успел толком остыть. - Как насчет чашечки кофе для его поднятия? - Во временном общежитии со всем этим было проще. Он с легкостью привык к электрическому чайнику и вернувшись к обычным даже испытывал поначалу некие затруднения. Хотя, если подумать, хорошо, что он вообще был, пусть даже в небольшом "придатке" - комнатке сбоку от самого кабинета. Она больше напоминала кладовку, чем комнату, но там удачно помещалась аккуратная плита, подобие столешницы и даже небольшой столик. Зачем это все рядом со стерильным, казалось бы, медицинским кабинетом? А вы часто видите врачей или медсестер, спокойно гуляющих по Академии? Или радостно обедающих со всеми? То-то же. Непросто находиться 8-9 часов без возможности даже чай попить. Поэтому было решено выделить кладовку для сего действа. Чем нынешний медик активно пользовался, в данный момент взяв одну из кружек с полки над столиком (да простит его Даичи, притащивший в свое время их всех) и собиравшийся на полном серьезе сделать чашечку кофе первокурснице, которая не просто решила прогулять, но еще и прямым текстом об этом заявила. Смелость была налицо.
Нет, он не собирался к ней подкатывать (упаси господи, не совсем еще педофил) или флиртовать. Отношение, скорее, сложилось как к младшей сестре, какой бы он хотел ту видеть. Красивой, юной, смелой и черноволосой. Хотя почти все из этого списка было у его настоящей сестры, отношения у них не сложились. Возможно, отчасти и из-за этого хотелось как-то помочь девчушке, что ли. Поддержать. Справку выпишет, от занятий сегодня отмажет, это не проблема. А вот поговорить было действительно интересно.
- Утомительно, верно, пользоваться такой популярностью и быть при этом довольно хрупкой? - Укитаке кивнул на дверь, намекая на парня, судя по всему, против ее воли принесший девушку в медпункт. Сам же медик как раз вернулся с кружкой горячего кофе и небольшой стеклянной сахарницей. - Зеленого чая нет, как и любого другого. Молока к кофе тоже. Угощайтесь.

Отредактировано Ukitake Kiyoshiro (19-05-2014 01:28:58)

+3

7

К размышлениям о возрасте добавилось то, что лет 5-10 на самом деле ничего не значат для шинигами, но девушка тут же отмахнулась от них, считая что это уже разница и приличная. Ведь отец не зря же учил ее что ее избранник должен быть не просто красив. А прекрасен, прямо почти как он сам, все же Аясегава-старший всегда был склонен любить нечто мифическое. Кьеширо был, определенно не плох, тем более в сравнении с общей массой, но что-то подсказывало что это не то. Да и лунный свет на него не падал днем, да и сам солнечного блеска тот ночью не создавал. Правда, насчет последнего девушка точно знать не могла. Как вариант можно было дождаться тут ночи, изобразить умирающую. Кстати о лечении - медик нашел какие-то воображаемые болячки, что дало Акемике знак, что тот не так прост и смекнул что к чему. Но если это обещало ей освобождение от занятия кидо, то все просто прекрасно. Лучше чем можно было ожидать. Право, за сговорчивость стоит давать медаль столь прелестным шинигами, как этот. Это ведь не акт соглашения наугад, пальцем в небо, когда ты делаешь это просто потому что можешь, но и потому что понимаешь, что никакого вреда это никому не нанесет. Это подтверждало протянутое им слово кидо, невольно вызывая легкую улыбку благодарности на лице девушки. Открыто говорить "спасибо" не стоило, все же не надо на жест доброй воли отплачивать медвежьей услугой, но просто продолжить игру можно.
- Не откажусь, - кивнула на предложение шинигами, следя за тем как медик после этого скрывается в подсобке, где, видимо. держал все необходимые принадлежности. Да и выделение подобной казалось девушке более чем логичным. Все же неудобно на перерывы бегать может в столовую, а есть надо. Мало ли кто-то решит подраться кружками во время обеда и потребуется срочная реанимация? Определенно, медик просто должен находится в подобный момент на своем рабочем месте, пусть даже и с бутербродом в зубах. Акеми сразу же представила это и почти что порадовалась, что подобное ей не грозит - ведь зампакто не предназначенный для лечения и в четвертый ее точно не отправят. Правда, могут послать и к матери, во второй, ведь так удобно подойдет под специализацию разведывательного. Что ее тоже не особо радовало, ведь мать сама не хотела чтобы она там была.
Уже принимая чашку из рук Кьеширо, та склонила голову, четко произнесла полную форму благодарности, хотя бы потому что они не были достаточно знакомы чтобы позволить себе меньшее, и потому что Юмичика пытался обучить этикету в его понимании. Все надо делать красиво, даже принимать чушку кофе. Что касается этого напитка, то Акеми не имела против него ничего. разве что он был крепче сам по себе, чем чаи, которые обычно та распивала с братом. заедая их чем-то сладеньким. Глядя на поднимающийся от жидкости пар, шинигами подумала о том, что чайник в медпункте хорошо не только для прогуливающих и медика, но и для тех, кому в лечении помет понадобится горячая вода. Хотя, она не знала, для чего обычно ту используют. Вроде как при тех же родах требуют кипятка и нож, но ведь и зачем-то еще могут?
- Вы и сахар принесли, какое счастье, не привыкла пить кофе или чай без него, - она бы сказала "спасибо" еще раз, но тогда можно было переборщить с благодарностями и быстро ему ими надоесть. - У меня есть брат, он старается по мере возможности разбираться с теми, кто особо надоедлив. Он же и пристрастил меня ко всему сладкому. Правда, когда его нет приходится разбираться самой, но я справляюсь.
Аясегава улыбнулась опять, думая о том, стоит ли пояснять кто есть ее спаситель в подобных ситуациях или Укитаке может быть с ним уже знаком.

+2

8

- Как удачно я угадал, - Посмотрите на него, ну просто ангел. Всех поймет, всем поможет, улыбнется и поддержит. И сахар принесет, и кофе чашечку нальет, и освобождение напишет, от свечения его нимба все поголовно должны слепнуть, от голоса его глохнуть, а от прикосновения сгорать. В общем, он должен нести страдания и погибель. Но он нес свою кружку, наполненную крепким кофе, отдающим горечью жареного сахара. По сути, иногда ему было здесь ужасно одиноко. Во временном общежитии это все решалось на раз-два смс-кой Даичи и неожиданным приступом головокружения у последнего. Здесь же Укитаке был связан по рукам и ногам, даже без призрачных надежд на обретение свободы. Кабинет, отчеты и студенты, изредка заходящие. Еще пару месяцев, и он начнет выть, просясь обратно в отряд. Там хотя бы было подобие активности. Ну и, по крайней мере, была возможность лясы поточить с сослуживцами. А здесь он был один, запертый в четырех стенах. Перспектива не ахти. Особенно при учете, что тот, ради кого он так старался попасть обратно, его игнорирует. Просто класс.
- Заботливый у Вас брат. - Кьеширо опустился на стул напротив девушки, поскорее поставив обжигающую кружку на стол. Его прохладная кожа всегда чувствовала любой жар сильнее. Это было привычно, но не так уж приятно. Не замечая за собой машинальных и естественных движений, он подул на свой кофе. Смешная привычка. Хвост темных волос качнулся, когда он кивнул брюнетке несколько раз. Подчеркивая смысл своей фразы, прозвучавшей одобрительно: замечательно, когда есть брат, который может о тебе позаботиться. Вообще, конечно, уже неплохо, когда брат может позаботиться хотя бы о себе, а не сидит сутками в лаборатории, появляясь оттуда еще в худшем виде, чем ты сам - из медпункта. Кажется, близнецы Укитаке соревновались в том, кто быстрее убьет себя работой, забывая есть, спать и гулять дальше, чем до окна. Так что заботился о медике совсем другой шинигами. Не брат, да и не сестра. - Сладкоежки, значит? Балует, наверное, любимую сестру.
Его фразы почти ничего не значили. Он просто соблюдал вежливость, пока обводил пальцем край своей кружки и изучал первокурсницу. На самом деле, он мог бы удивиться тому, что традиции постепенно исчезали из общества. Даже в таких мелочах и пустяках, как сахар, вдруг появившийся в чае. Но ему не хотелось удивляться.
Офицер с неохотой вспомнил о том, что ему нужно было на днях сдавать отчет. И, значит, отчет надо было заканчивать. Молодой человек погрузился, так сказать, в свои мысли. И замолчал, чтобы не отвлекать девушку от напитка. Пусть наслаждается своим кофе, если поперхнется за разговором – придется спасать от удушья. Однако, чтобы приступить к отчету, нужно было все-таки разобраться с «больной».
- Итак. - Хио отодвинул от себя кружку и притянул к себе ладонью очередную бумажку, которой позже, заполненной, студентке предстояло трясти перед носом преподавателя. - Всего лишь пара вопросов, и после кофе Вам следует полежать в Вашей комнате. И не перенапрягаться сегодня. - Читать следовало между строк: «Делайте, девушка, что хотите. Можете гулять, только не попадайтесь преподавателю на глаза». Укитаке постучал ручкой по столу. Хорошо, что тушь для письма использовать уже было необязательно. - Начнем с главного: Ваше имя?
Брюнет приготовился записывать под диктовку. Действительно, дружелюбно болтая с медиком, пациентка до сих пор не сообщила своего имени. А парень, в общем-то, и не интересовался. Но теперь все-таки нужно было, для справки и журнала посещений.
- Курс, как я понял, первый. Класс какой? - Он заранее писал шаблонными фразами ровные строчки на бумаге. О том, что у девушки были причины для недомогания. И о том, что ей было просто необходимо пропустить занятия. - И под каким предлогом Вы ко мне отпрашивались?
Кьеширо, конечно, мог написать про то самое выдуманное давление. Но, если несчастная отпрашивалась к нему из-за рези в глазах или чесотки (что только ни придумывали студенты, поверьте), то это могло показаться несколько неубедительным.

Отредактировано Ukitake Kiyoshiro (12-08-2014 21:08:40)

+3

9

Как-то тема разговора перешла с нее и сумасшедших фанатов на ее брата и оставалось лишь надеяться, что где-то на службе, икота не достанет того настолько, что это повредит карьере. Подобная напасть не понравилась бы никому, а тут Акио еще ж и с Пустыми бороться будет, совсем не вовремя. Не то чтобы по ее представлениям члены отряда ежедневно сражались с теми, просто неприятности имеют свойство обрушиваться одновременно, заставляя обращать на них внимание и думать о том, что сегодня неудачный день. Что же касается того, что сейчас происходит с ней, то все складывается более чем благоприятно.
- Раньше - да, но... - девушка помедлила, думая как бы получше это сказать. Все же произошедшее с ее братом, касалось большей частью их самих. Что-то такое, что обсуждается в основном внутри семьи, да рассказывается паре-тройке учителей, если надо, а не повествуется направо и налево всем встречным. Единственное что прямо подсказывало. что медику это можно рассказать, так его принадлежность к лечащему отряду. Кто знает, может, у него могут быть какие-то ответы. - Дело в том, что мой брат потерял память и отношения после того инцидента пришлось налаживать заново. Не могу себе представить как я бы я чувствовала саму себя, очнись в один день и не узнай никого, включая отца.
Общая картина, да и сам медик был несколько, кажется, погружен в свои мысли. Но, к его чести, давал разумные ответы, словно бы действительно внимательно ее слушал или ему и правда было бы интересно. А ведь у каждого свои проблемы. Может, не стоило и вовсе начинать рассказывать про брата, да грузить малознакомого шинигами? Наверное, стоило бы извиниться. Или поинтересоваться, а все ли хорошо в жизни собеседника. Но это уже может показаться так, словно она навязывается. Потому Акеми выдавила улыбку, которая должна была заменить извинения, да дать понять, что и в мыслях не было лишний раз докучать, тем более когда ее выручают.
- Хорошо, - кивнула девушка. Уж сказано отдохнуть, так стоит выполнить пожелания, все равно сама думала почитать те же учебники, да поделать задания на завтра. - Ах да, где же мои манеры. Аясегава Акемика. Приятно познакомиться.
Для полноты картины не хватало только вскочить, да поклониться, но от подобных телодвижений ее ограждала кружка с кофе в руке, которую непонятно куда можно было поставить, потому она просто чуть наклонила голову, еще раз улыбнулась, отхлебнула напитка, да ответила на последующий вопрос медика:
- Да, первый курс, первый класс. Я сказала преподавательнице, что мне нездоровиться, кружиться голова, а ногу, кажется, еще и подвернула, - девушка опустила глаза вниз, словно проверяя на месте ли ее нижние конечности, да думая о том, стоит ли напоминать, что ее сюда принесли на руках. - Но диагноз, опять же, ставить вам.
Девушка определенно недостаточно хорошо разбиралась в медицине для того, чтобы определить что вообще можно было бы написать туда, да и что правильнее говорить учителю, отпрашиваясь с занятий.

+3

10

- Он ведь посещал четвертый по причине потери памяти? - Отвлеченный вопрос, пока медик занимался заполнением побочных полей в справке вроде даты, номера, который нужно также занести и в два журнала, имя, подпись и печать лица, выдавшего документ, отправка на амбулаторное лечение и прочее, что было обязательным к заполнению, но, по сути, таким бессмысленным. Собственно, его мало волновали причины посещения, ровно как и то, что случилось с девушки хотя бы потому, что, скорее всего, его уже обследовали с ног до головы. И если ничего не выявили и допустили к службе в отряде (поскольку студентов, подходящих под описание не было), то и ему делать нечего. Зачем пытаться вернуть память тому, кто и без нее прекрасно живет?
Конечно, подсознательно хотелось еще немного потянуть этот разговор, хотя бы потому, что по его окончанию обязательно найдутся дела более скучные и еще менее содержательные. Хотя бы та проклятая вакцинация. Сначала указ прививать всех студентов, потому что они учатся и проживают в мире живых, и совершенно не приспособлены к болезням, которые могли бы там приобрести. Это можно понять. Но колоть всех, кто уже вернулся обратно в Общество Душ и не пострадал от инцидента с пустой, было похоже на злую шутку. Да, профилактика, да, "на всякий случай", но какова вероятность того, что кто-то из студентов неожиданно заразится той самой инфекцией, будучи в родных стенах, без возможности контакта с местом, где она появилась? Судя по всему, студенты думали так же. Поэтому практически все написали отказ от вакцинации. А у него план, за который сердобольное начальство готово три шкуры содрать. Любая провинность означает, что он просто не готов к обязанностям офицера, что он слишком молод и куча других безусловно важных причин для понижения его в должности. Кому это надо? Явно не Укитаке, который жил только на жалованье.
"А, Аясегава, неудивительно, что она уже щеголяет внешностью."
Едва достигнув ушей брюнета, имя было практически на автомате записано в справку, как и курс с номером класса. В диагноз же все-таки было вписано пониженное артериальное давление с выдуманными показаниями, конечно. Плюс травматическое повреждение мышечных волокон ноги, а попросту - растяжение. Обеспечен покой как минимум до завтра, чтобы не вызвать лишних вопросов. Минимум информативности, максимум пользы. Диагностируемые только на момент поступления, без возможности проверить через сутки или хотя бы несколько часов. Идеальный вариант, отработанный до автоматизма.
- Я его и поставил. Пониженное давление, которое и вызвало головокружение. Небольшое растяжение, что не нужно объяснять. Вот и все, до завтра свободны. - Закончив перенос номера справки в оба журнала, заполнив соответствующие графы и оставив в них свою подпись, брюнет наконец поднял глаза на девушку перед ним, даже готов был отдать ей готовую справку и отпустить восвояси, только одно "но". Вспомним же о неумолимом плане, сроки сдачи которого поджимали и не сулили ничего хорошего при его невыполнении. - Вот только давайте договоримся. Услуга за услугу. Я даю вам эту справку и отпускаю после того, как сделаю прививку. Ничего серьезного, не пугайтесь. Просто профилактика после случившегося во временном общежитии, не более.

+2

11

Акемика кивнула и не стала озвучивать то, что она думает. что ее братец увильнул от половины тестов, либо же сделал на них вид, что все в порядке или частично что-то помнит. Все же ему рассказали о нем самом достаточно для того, чтобы он мог потом сам что-то о себе поведать, да изобразить, что все хорошо, еще тогда, на празднике, на Танабате летом, когда она с ним встретилась, у нее были огромные сомнения на тот счет, что когда он ей поддакивает и говорит, что помнит, то действительно помнит. Нет, они появились не совсем тогда, а чуть позже. По сравнению с тем братом, которого она знала до этого, этот был несколько отстранен, словно плавал временами в облаках, думая о чем-то своем. У девушки были сомнения насчет того, что Аясегава этот в порядке. Но она не могла так просто заявиться в медпункт и рассказать почти незнакомому шинигами, хоть и медику, все проблемы, даже несмотря на уютность его компании. Это было бы слишком странно и неосмотрительно. Все же Акио - член ее семьи, а сор из избы так просто не выносят.
Тем временем Укитаке совершенно спокойно занес ее фамилию в бланк и чиркнул что-то в графе с диагнозом. Приглядываться и вчитываться пока что девушка не стала, решив перепроверить справку при получении, с которым несколько помедлил сам Кьеширо. Тому, видимо, в голову пришла какая-то мысль. Ею оказалась предложение "услуга за услугу", на которое девушка кивнула, еще даже не дослушав что он нее хочет медик. Почему-то та просто была уверена в том, что ничего серьезного. Потом уже, услышав про прививку, поморщила носик, ибо их не любила, а вид собственной крови не радовал, потому тут же поинтересовалась:
- А витаминки у вас есть? Такие маленькие, желтенькие, кисленькие? Просто не люблю уколы, меня в прошлом году когда на подготовительных была и кололи чем-то, то угощали такими витаминками, нет, можно и так, но с витаминками как-то проще будет, - ее боязнь уколом, может быть даже когда-нибудь стала фобией и докторам пришлось бы удерживать несчастную каждый раз, когда тем взбредало сделать ей прививку, но подобное происходило не так часто, да и она предпочитала отворачиваться, отчего почти ничего не видела, просто испытывала не очень приятное проникновение иглы под кожу. - Слышала у людей в Генсее давно появился какой-то безболезненный способ укола...
Как бы так между прочим, желая поинтересоваться не появилось ли еще что-то такое и у шинигами. Ведь не одни же люди должны были озаботиться подобной проблемой, все хотят комфортно жить, включая и их расу, и тех же арранкаров, которые разумны.

+2

12

Как же хотелось тяжело вздохнуть и, сверкнув очками, прочитать длинную лекцию о том, что сначала нужно дослушать до конца, все осознать, взвесить "за" и "против", и уж только потом соглашаться. Вот всему этих первокурсников учить нужно. А потом "подростки исчезли", "девочку похитили", да потому что не нужно соглашаться на все подряд. Какая разница, халат на нем или нет. И врач может оказаться редкостным извращенцем, ему ли не знать. Чему только детей теперь родители учат, как же "с незнакомцами не разговаривай", "предложения не принимай" и "конфетки не бери". Милейшая Акемика нарушила сразу три из трех пунктов. И это бы даже вызвало улыбку у кого-то другого, мол, такая хорошенькая, зачем ей думать. Но уж Укитаке-то понимал, что думать хорошеньким как раз нужно в несколько раз лучше и напряженнее, чем страшным. Потому как последние, так сказать, с детства защищены от попыток изнасилований, темной дорожки в проституцию, стриптиз и прочие "гадости".
- Чем-то кололи? Вам следует быть осмотрительнее и не доверять слепо всем, кто носит халат, - все-таки с бледных губ сорвался едва слышный вздох. Возмущению его просто предела не было. Но план выполнять тоже нужно. Поэтому справка осталась одиноко лежать на столе, пока медик готовил все. Ну, знаете, эти отвратительные одноразовые шприцы, иглы - набрать, воздух выпустить, чтобы не убить случайно. - Витаминки выдам сразу после, даже весь пузырек отдам. - Разговор во время процедуры был отличным решением. Во-первых, он отвлекал пациента от неприятной процедуры, помогал успокоиться, ну а во-вторых, совершенно не мешал медику, даже наоборот. Когда еще выдастся возможность просто так поболтать с тем, кто по глупости или любезности согласился помочь с выполнением такой пренеприятнейшей вещи как норма вакцинации. - Методы в Генсее не так уж сильно отличаются от наших, тем более сейчас, когда даже студентов обучали практически среди людей, - Спокойный тон и даже мягкая улыбка, пока парень закатывал рукав формы и протирал место укола смоченной в спирте ваткой. - У меня легкая рука, не переживайте, - проверить самому не приходилось, конечно, но пока никто не жаловался, что уколы он ставит слишком болезненные. Раз, два, три, протереть еще раз место укола и прижать ватку, передавая возможность ее держать девушке. - Вот и все, Аясегава-сан, - Вежливость превыше всего, как говорится. Выбросив шприц вместе с ампулой в урну, Кьеширо вернулся к своему столу и практически с самым доброжелательным видом протянул студентке ее справку и пузырек с аскорбинками. Не полный, конечно, но не насыпать же ей в руку, в конце концов, сам обещал отдать все имеющееся. - И помните - отдых. Если вдруг почувствуете недомогание, мигом ко мне. Я сегодня работаю до шести. - С формальностями было покончено, так что с чувством выполненного долга и серьезным лицом медик вернулся за свой стол, доставая очередной журнал из стола и заполняя графу о проведенной вакцинации. Ему еще не хватало как минимум двух-трех человек, но срок был до конца этой недели, а желающих "откосить" хоть отбавляй, так что можно было наконец выдохнуть с облегчением. Если не считать, конечно, тонны никому ненужной бумажной работы, которую ему приходилось выполнять изо дня в день. Странно, но за семь лет парень настолько к этому привык, что очередные указы "сверху" принимал практически с улыбкой. Все-таки, это только начало его бесконечной службы в отряде, что уж поделать.

+1

13

- Нам тогда всему классу прививки делали, сразу по пять человек приглашали, - чуть улыбнулась девушка, заметив подобие легкого укора в речи медика. Все же вряд ли можно подозревать добродушного вида старушку, делающую укольчики против какой-то болезни, особенно когда это происходит с одобрения завуча, который и погнал их на эту процедуру. Вряд ли те бы решили в один день внезапно стереть с лица земли сразу столько народа. Да и если бы подобное произошло, то только бы с одобрения совета. Ну или если бы они были психами, но будь у них подобные проблемы, то и должности свои бы не получили. Если, конечно, не как в книжках и сериалах - идеально шифрующиеся маньяки. Иногда надо проще смотреть на мир. Что же касается угощений от незнакомцев, то Акемика сама попросила витаминов, а не Кьеширо их предложил. Вряд ли у него есть заранее расставленные в шкафчике версии отравленных и нормальных. - Ох спасибо. Люблю их. Кстати, а по сколько в день их принимать надо?
Кто-то говорил ей, вроде как раз та медсестра, что можно только сколько-то в день, иначе то ли моча яркой будет, что является показателем чего-то там или... Акемика не была уверена насчет того, что помнит это правильно и вообще что это говорила именно та женщина, а не кто-то из тех, кто вместе с ней занимался в подготовительной группе. Так или иначе, она поинтересовалась у того, кто в это как-то да разбирается, пусть освежит ей память.
- Ну старые методы и правда мало чем отличаются, - глядя на блестящую игру шприца произнесла Акемика. - Считайте, я уже молюсь о том, дне, когда вам завезут те новые приборы, даже несмотря на вашу легкую руку.
Конечно, это не должно было прозвучать как попытка обидеть какие-то профессиональные умения Укитаке, просто размышления вслух о том, что неплохо было бы все-таки переносить совершенно безболезненные вакцинации. Ведь тогда боящихся уколов станет меньше, те не будут дергаться, когда им делают прививки и всем будет хорошо. Разве что доктора-садисты будут ронять крокодильи слезы и рассказывать о том, что средств на подобные вещи не хватает, а едва те будут появляться, так сразу же чудесным образом ломаться. Ведь повредить можно все что угодно, особенно чувствительную аппаратуру.
Прикосновение ватки с холодной жидкостью заставило ее чуть вздрогнуть, но морально подготовиться к тому, что сейчас будет еще и иголка, думая о том, что это всего лишь комарик, как ее учили, девушка отвернулась для того чтобы не видеть, как игла проникает под кожу. Это было и правда не так больно, как могло думаться, да Акеми была даже благодарна. Все же пусть это и надо медику для отчета (ну а зачем же еще просить о подобном?), но это же еще и вакцина от какой-то болезни. Теперь ею точно не заразиться. Знала бы Аясегава, что это работает только против того, что осталось во временном общежитии, может, бы не так радовалась. Но до тех пор пока думаешь, что все хорошо, все и правда может быть так.
Перед тем как покинуть кабинет, шинигами получила обещанные витаминки, поклонилась медику, лишний раз поблагодарив за все (включая укол) и сказала, что если вдруг станет плохо, то обязательно заглянет еще.
- Или если вдруг вам станет скучно, можете найти меня в перемены между занятиями или в общежитии. В каком классе и на каком курсе учусь - знаете, - мало ли что случится.

>> Kyouraku Naoto & Ayasegawa Akemika

+2

14

Даже оправдание не спасло девушку от внутреннего возмущения медика. "Ох уж эти дети", хотелось ему вздохнуть. Им ведь все равно, что за прививки делают в учебных учреждениях, если это обговорено с родителями. А если родителям все равно? Но это была уже совсем другая история. - По 1-2 штучки в день, если будете употреблять постоянно. Но можно принимать и до 10 штук, только обязательно после еды и не все сразу, - а то и до аллергии недалеко. Сам Укитаке несмотря на профессию и собственную болезненность довольно беспечно относился к дозировке многих препаратов. Он спокойно мог выпить сразу дневную норму или даже больше, если почувствует себя нехорошо. Может и вообще отказаться лечиться. Но подобная халатность относилась исключительно к собственному здоровью, остальных же парень заставлял четко соблюдать все предписания. Так что Даичи очень даже повезло, что тот не болел, иначе через пару дней он бы просто начал лезть на стенку и просить отдать его матери на лечение (а Исане всегда была дотошной во всем, что касалось здоровья единственного сына).
- Смотря насколько старые методы, - девушка была одарена очередной доброжелательной улыбкой, не хотелось вдаваться в подробности медицины пару сотен лет назад не только в Сейретее, но и в Генсее. - Боюсь, что к тому моменту Вы уже закончите обучение. А после желаю не попадать в четвертый лишний раз, - И снова чертова вежливость. Если бы девушка не была столь милой и разговорчивой, Кьеширо бы наверняка отпустил шутку насчет того, что у нее еще будет много возможностей убедиться. И что они еще увидятся множество раз. Но кому нужно запугивание молодежи? Конечно, это бы неплохо подняло настроение медику, он всегда был любителем черного юмора, но, как говорилось выше, не в этот раз. Как-то располагала к себе девчушка, так что Укитаке старался вылить на нее все свое обаяние сразу. Нет, не в целях соблазнения, упаси господи, так, для галочки. Хорошему студенту хороший медик, плохому соответственно. И снова все его мысли уходили в одном направлении. Он даже едва не допустил ошибку в заполнении, что считал для себя абсолютно непростительным действием. Заметив это, даже застыл с каменным лицом, тщательно вглядываясь в графу и едва не пропустив уход Акемики, которую он почему-то посчитал уже давно покинувшей пределы кабинета. - Непременно. - Если вдуматься, он даже догадывался, в какой именно комнате живет эта фея. Вот только само ее прощание выглядело, мягко говоря, странно. "Если вдруг станет скучно", девочка, ему пожизненно скучно. Иначе бы он не встречался со всеми подряд, а потом не пожинал плоды собственных усилий, выясняя отношения с одним взбалмошным типом и слушая его крики. Но, нужно было признать, это заметно оживляло его будни. Поэтому последние пару лет жизнь Хио была похожа на черно-белую романтическую комедию. Это даже начало бы угнетать, если бы две недели назад не случился некий курьезный момент с неожиданной встречей и обидой блондина. Честно, Кьеширо не собирался мириться. Неделю назад. Пять дней назад он всерьез разозлился на идиота, который, по его мнению, уже давно должен был приползти. Три дня назад заметил за собой рассеянность и отвлеченность на мысли вроде "и где он шляется". Сегодня утром он был просто уверен, что больше двух недель Сасакибе не выдержит и максимум завтра-послезавтра прибежит и будет, криво изъясняясь, предлагать перемирие. Поэтому он был готов подождать еще пару дней. Но для этого нужно было взять себя в руки и сделать вид, что ничего не случилось. И он постарался.
Когда с журналами было покончено, все они дружным скопом отправились обратно в ящик стола, очищая тот и позволяя медику наконец расслабиться в кресле и допить свой несчастный кофе. Чашку девушки он так и оставил на столе, обещая себе, что уберет вместе со своей минут через десять.

0

15

Кабинет директора, коридор и классы рядом <<

типичное появление Наоки
Казалось бы у Наоки в руках был почти труп, которому он сам прописал скорое прихождение в себя, отчего состояние девушки его особо не беспокоило. То есть он честно-честно понес ее в медпункт, но сам не видел особой надобности в подобном. Нет, можно было и в четвертый понести, да рассказать там всем что это была инопланетная атака, повлекшая за собой такие последствия. А можно было положить в какое-то место поудобнее тушку и полапать ту, но поскольку Сакишима об этом бы не узнала, скорее всего, то это было не интересно. Совершенно другое дело, когда ты по привычке хватаешься за женскую грудь, а потом рассказываешь, что думал, что это плечо. Тогда это обещает тебе занимательную беседу или экшен.
Постучал в дверь, а затем, не дожидаясь ответа, распахнул ее и ввалился внутрь:
- Доктор! Доктор? Девушка? - Наоки внимательно присмотрелся к волосам медицинского сотрудника и продолжил: - В любом случае, я привел, точнее принес вам нового пациента. сразу вынужден предупредить, что она очень ранимая и как ее личный телохранитель, как ангел-хранитель и как адвокат я просто вынужден присутствовать при вскрытии, дабы удостовериться в том, что вы не сделаете ничего, нарушающего правила нашего вероисповедания. О-о!..
Блондин увидал баночки-скляночки и прямо ринулся к ним, предварительно чуть ли не бросив пациентку в руки медика словно мячик. Протягивая свои шаловливые ручки, случайно свозя с одной из коек то, чем она была накрыта (клееночка, на случай если пациент сделает пи-пи?), Омаеда, как ни в чем ни бывало, продолжал болтать.
- Я сначала принял тебя за девушку, а потом вспомнил, что ты же этот самый Укитаке Кьеширо. Про тебя и моего однокурсника Даичи всякое рассказывают. Говорят, вы однажды перебудили все общежитие треснувшей ножкой кровати, это правда? Кстати, ты, как шинигами, напрямую связанный с медициной, должен, ну просто обязан оценить мой метод. Дело в том, что вот наша общая знакомая, та что у вас в руках, заявила, что ей-де не нравятся мои способы лечения. Но ведь, у нее были все признаки болезни Сейрейтея, - не стоило кому-то однажды рассказывать Наоки про болезнь пустынь. Он вечно ее припоминал, правда, как всегда, по-своему. - Говорю: надо замотать тебя в сырые простыни, иначе будешь болеть, а она как начнет отнекиваться. Вот сами посмотрите ее, доктор, знаю, ведь что пропишите то же самое, что и я! Хотя, у вас есть выбор. Все же тут есть всякие приборчики...
Наоки не сидит на месте, а любопытство  того не дремлет. За ощупыванием обычного пинцета последовала попытка обследовать стол Укитаке.
- Знаю-знаю, - покивал блондин. - Вам нужна помощь? Будем оперировать? Я как раз сегодня вставал с мыслью, что сегодня случиться нечто особенное. Думаю, у вас найдется пара запасных перчаток для того, чтобы провести необходимую операцию. Более того! Я позволю вам мне ассистировать.
Размахивая карандашом в воздухе, Омаеда, как ни в чем ни бывало, продолжал сотрясать воздух. Кажется, разговора с Сайей было недостаточно для того чтобы наобщаться на сегодня, а так удачно оказавшийся на месте своей работы медик показался ему достойным если не собеседником, так слушателем.

Отредактировано Omaeda Naoki (06-12-2015 05:20:22)

+2

16

Спокойный и скучный рабочий день. Куча ненужной бумажной работы и одиночество. Томительное ожидание вечера со вкусом обиды на весь мир и робкой надежды на то, что все изменится именно сегодня. И вот прям сидит парень и не знает, чем заняться. То документы доделает, то список подправит, то кофе опять нальет, то повздыхает, мысленно убивая Сасакибе всеми известными изощренными методами. И все хорошо, но деться некуда. И чувствует себя говном в проруби, которое плавает от стенки к стенке. И так грустно становится. Представили? Так вот, ничего подобного не предвиделось. Не прошло и получаса с того момента, как он отправил восвояси милую и беспечную девчушку, надеясь послушать тишину, порадоваться жизни и вообще заняться чем-нибудь "безумно полезным" в рамках своего нового кабинета. Но стук в дверь разрушил все эти хрупкие мечты. Опять кто-то с головокружением и тошнотой от предмета или тона преподавателя - можно было бы подумать. Собственно, Укитаке так и сделал, приводя стол в порядок и стоя спиной к двери, он даже дал одобрение на открытие той как раз в то время, когда стало понятно, что одобрение никому и не нужно, и в кабинет ввалилось нечто.
На голову медика обрушился такой словесный поток, что он тут же захлебнулся, с искренним удивлением поворачиваясь и встречая галдящее существо мертвым молчанием. На самом деле, была б его воля, он бы и сам претворился мертвым, вдруг бы сработало. Но это сложно, когда с порога тебе в руки летит девушка без сознания, причем летит так чудесно, что, поймав ее, ты едва ли не летишь по той же траектории.
Путают с девушкой? Ничего, бывает. Не первый и не последний, все-таки самообладанию Кьеширо можно было только завидовать. Притащить бессознательную девушку и кинуть в руки? Он встречал варианты и похуже. В любом случае это было гораздо полезнее, чем если бы парень паниковал, рвал на себе волосы и требовал спасти девушку от неизвестно какой болезни. Студент, как слон в посудной лавке, полез смотреть все, что блестит и выглядит таинственно? В любом учебном заведении не без идиотов, нужно просто попросить. Про него что-то рассказывают? Ну, слухами не только земля, но и Сейретей полнится, бывает всяко... стоп. - МОЛЧАТЬ. - У Укитаке не было плохой привычки повышать голос, но это была просто крайняя мера. Иначе даже слово вставить не получится. Это же Омаэда. О нем слышали и побаивались даже первокурсники, да что уж там, Кьеширо, будучи довольно хрупким шинигами, в плане психики особенно, предпочел бы встретиться в темной подворотне с каким-нибудь маньяком, нежели с этим ходячим недоразумением. Что, он называл Сасакибе идиотом, шумным и бесполезным? Он был неправ. Сотню, даже тысячу раз неправ. Даже, пожалуй, стоит извиниться перед Даичи за такое холодное обращение, ведь он просто подарок на фоне вот таких вот личностей. Интересно, а болтливость и отсутствие мозга прилагается к светлым волосам? Или это тенденция только в Академии?
- Как давно она без сознания? Убери руки от моего стола. Что случилось и как ее зовут? Не знаю я ничего о твоих однокурсниках.  Я сказал, не трогай ничего. Омаэда, твою мать! - Дотащить девушку до койки оказалось не таким уж сложным занятием, куда проблемнее было поднять незнакомку и уложить ее. Это даже заставило на секунду задуматься, что ему пора заниматься физическими упражнениями, иначе все будет очень плохо. - Не будешь ты никого оперировать. Положи карандаш и сядь, - Что уж говорить, Хио начинал медленно, но верно "закипать". Он ненавидел шум, ненавидел, когда трогали без спроса его вещи, ненавидел болтливых, ненавидел поспешные выводы и излишнюю беспечность. Да он много что на дух не переносил, но больше всего его раздражали шумные люди, которые трогают все, что видят. - Мне плевать, как ты собирался ее лечить, одноклеточное ты существо. Как девушка потеряла сознание? - Отходить от пациентки медик не хотел хотя бы потому, что мог не сдержаться и случайно задушить поганца своими тонкими пальчиками. И пусть проверка жизнеспособности безымянной представительницы прекрасного пола заняла не так много времени, но наличие ровного пульса, дыхания и реакции на свет успокаивало. Хотя это и означало, что работать все-таки придется, а не просто вызвать ребят, чтобы те увезли девчушку в морг и сами потом разбирались что, как и зачем. - Прекращай свой безумно информативный клекот и говори по существу. - Он даже руки на груди сложил, смерив очередную пустую и светлую голову суровым взглядом. Где доброжелательность? Нет доброжелательности. А ведь врачей обижать, это как как поругаться с укротителем зверей, а потом совать голову в пасть льву. Сказать зверушке "стоп" некому.

+2

17

- МОЛЧАТЬ.
Как вы думаете, было ли это слово в лексиконе Омаеды? Конечно же нет, потому блондин посмотрел на медика так, словно тот столько что попытался его заколдовать, потом изобразил ему распальцовку и крякнул что-то вроде "да свой я, братан, не кидайся".
- Тише-тише, матушку мою не приплетай, - автоматически отреагировал на знакомое слово Наоки. - Она у меня женщина уважаемая, строгая, ругаться мне запретила и тебе не советую. Мало ли она услышит...
Блондин уже даже готов был поделиться грустной историей детства о том, как больно было садиться на пятую точку и что бывает с теми кто ругается, но передумал. Если Кьеширо в тайне девушка, то ему нечего терять, а если в словах матушки была правда про уменьшение полового органа от нецензурных слов, то у него больше будет. Или стоит все же рассказать об этом? Взглянув на лицо Укитаке, шинигами понял, что не стоит.
- Зовут это чудное создание Сакишима Тихару. При ней, кажется, был белый носовой платочек, о нет, разрази меня гром, мы потеряли платочек. ПОТЕРЯЛИ ПЛАТОЧЕК... Как это произошло? - на мгновение лицо Наоки приняло задумчивое выражение, никогда не задерживавшееся там дольше пары секунд, через которые оно вновь его покинуло. Шаг правой ногой вправо, руку вверх, потом блондин издал стон, словно он был блондинкой увидевшей крысу, а потом не особо размышляя, завалился на пол. В тот момент когда его затылок встретил пол так близко, что, кажется, мозг в черепной коробке, который до этого был подвешен, покачнулся и чуть не отвалился, падая в горло, Омаеда немного пожалел, что не воспользовался своим обширным словесным запасом и не описал все это. Но ведь медик сам попросил его как можно меньше говорить. Не то, чтобы он сильно хотел следовать этому совету, но это же такая возможность показать свои актерские способности. Карандаш, схваченный им, и так и не выпущенный обратно на стол, во время этого "обморока" узрел свободу, вырвался из его пальцев, подлетел в воздух, а потом устремился прямо вниз, движимый силой притяжения. Шинигами решил, что это уже что-то личное и позови тот своего брата-карандаша, то они бы обязательно попытались вызвать у него лоботомию ударом об стол, потому тут же предпринял меры, выставляя ту же руку, что и посеяла пишущую принадлежность, пытаясь его ухватить. Пара движений пальцами и в его ладони покоились осколки того, а блондин улыбался так словно только что победил тролля. Вскакивая на ноги и потирая руками затылок, блондин, как ни в чем ни бывало, и словно на лишние разговоры только что не накладывали вето: - Мне кажется, я ранен. Доктор, моя рана требует немедленного осмотра. Я могу умереть, я слышал, был шинигами, который умер от дружеского хлопка по плечу. А вдруг со мной случится то же самое? А еще я часто размышлял над тем, что могу умереть пока сплю, поэтому я не могу спать с выключенным светом. А еще надо постоянно считать, даже во сне, чтобы быть точно уверенным в том, что еще жив, ведь если бы я умер, то не мог бы и считать овечек, прыгающих над моей головой. Знаешь, моя младшая сестра еще частенько так по ночам выходит и выкидывает тапки в коридор. Ей до сих пор кажется, что у нас по дому могут бродить воры или чудовища. Типа тех, что обычно прячутся в тени деревьев в странах, где много снега и ходят пингвины. Я умру, да?
Трагедии явно не были в репертуаре у Наоки, потому как этот умирающий тут же принялся складывать из остатков карандаша подобие карточного домика не из карт, а через пару секунду уже вновь принялся рыться среди медикаментов.
- Я так просто не сдамся! Я не умру, как трус, я буду бороться, изготовлю себе лекарство, - бормотание сменилось тем, что блондин стал напевать бинг бонг бинг.

Отредактировано Omaeda Naoki (06-12-2015 05:17:09)

+1

18

О, этот потрясающий момент, когда перспектива быть задавленным насмерть разъяренными родственниками Омаэды кажется не такой уж и плохой. По крайней мере, она была гораздо лучше того, каким образом издевались над зрительным и слуховым анализаторами несчастного медика. Он ведь не воспитатель детского сада, и даже не преподаватель Академии, да он вообще не педагог, поэтому его хрупкая душевная организация с трудом справлялась с натиском. Что уж там, жизнь не готовила его к таким индивидуумам. Оставалось только поднять руки к небу и бесконечно вопрошать кого-то там наверху "за что". - Так, Омаэда. Если у самого серого вещества не хватает, выполняй указания тех, у кого оно есть. Сколько времени прошло? Она не ударялась головой при падении? Ты с ней ничего не делал? - Брюнет даже удовлетворенно кивнул, услышав имя незнакомки и наивно надеясь, что процесс все-таки пошел, и к нему прислушались. Конечно, прямо сейчас. Сколько же сил ушло у офицера, чтобы сохранять спокойное лицо, он даже улыбнулся, что само по себе в такой ситуации было подвигом. Однако где-то внутри, в своем скромном таком и мрачном лесу Укитаке ломал сухие ветки, истошно вопил о том, что готов засунуть этот платочек в задницу блондину. А потом ныл и рыдал на плече у собственного занпакто. Если бы только сотрудникам Академии разрешалось бить студентов, как много это бы могло изменить. Но сей надоедливый и неконтролируемый элемент относился к богатой и влиятельной семье, да и уже вышел на финишную прямую, готовый покинуть учебное заведение и пропасть в одном из отрядов. Это к тому, что нельзя просто взять и покалечить сыночка богатых родителей и остаться целым самому. Хотя с каждой секундой эта мысль вызывала все больше сомнений.
Особенно когда Наоки так театрально изобразил падение девушки. Вот только карандаш портить было необязательно. Вдох-выдох. Это просто надо было перенести, сохраняя трезвость рассудка. Перед Кьеширо лежит девушка. Пульс, дыхание, реакция на месте, но не приходит в себя даже от такого шума. Температура нормальная, приток крови, судя по цвету лица, тоже. Дыхание не затруднено, но на всякий случай пришлось ослабить пояс формы. Конечно, следовало бы еще и как минимум расстегнуть верхнюю часть белья, но медику хватило визуально убедиться в том, что данный предмет не стесняет грудную клетку. А значит, самые распространенные причины отметались сами собой. А значит, ничего хорошего это не значит. Добиться объективных данных о том, как девушка потеряла сознание, не жаловалась ли на что-то, не ударялась ли, было просто невозможно, учитывая не слишком качественного свидетеля.
Мыслительный процесс брюнета был прерван "очнувшимся" актером, который, видно, быстро забыл о том, что его мягко попросили издавать как можно меньше звуков. В тот самый момент Укитаке осознал выражение своего наставника, когда только поступил в отряд. Потому что в его жизни наконец попался пациент, которого хотелось не вылечить, а добить. И списать всё на врачебную ошибку. Умирает? Тем лучше, меньше работы будет, когда он наконец откинет копытца.
- ...Я умру, да?
- К моему сожалению, нет. Но я бы предпочел ставить тебе диагноз посмертно, не поможешь мне с этим? - Он почти физически ощущал волны тупости, которые серьезно угрожали не только самообладанию медика, но и его собственному уровню интеллекта. Но он стойко отразил очередную атаку, все-таки отступив от койки с телом, благо не бездыханным, дабы взять нашатырный спирт и впоследствии убедиться в том, что реакции на него нет. Либо она просто спит таким глубоким сном, либо проблема была в голове. И второе гораздо вероятнее. - Эй, покойничек, может, ты... - Кьеширо хотел предложить белобрысику сбегать до четвертого, потому что оставлять его в кабинете со всякими бесполезными, но опасными штуками было глупо, но увидев того, напевающим нечто жуткое, медика даже  перекосило. - Впрочем, неважно. - На секунду ему даже показалось, что теперь он понимает тех служащих четвертого, кому достался уход за психически больными. То есть, он понял, почему они так просились перевестись хоть куда-нибудь. За этот безумно короткий промежуток времени Укитаке вообще много чего успел переосмыслить. Еще чуть-чуть и он решит оставить службу вовсе.
Тянуть с девушкой было опасно для ее же жизни, если дело действительно в голове. Поэтому, давя все порывы удушить поганца и оторвать ему руки, которые тот снова потянул к немногочисленным медикаментам, Хио отпер один из ящиков стола и извлек оттуда небольшую банку, в которой держал бабочку как раз для подобных случаев. Нечасто все-таки кто-то умирает во время обучения или просто не подает признаков сознания. Хотя в последнее время это стало какой-то тенденцией. Возможно, дело в самом медике?
Бабочка отправлена, и офицер очень надеялся, что в ближайшее время получит утвердительный ответ и парочку рук, которые увезут это тельце из Академии, дабы студентов не пугать. Конечно, он так же надеялся, что они заберут и мсье богача, но эта надежда была такой слабой и робкой, но ее можно было даже не озвучивать. - Дубль три. Жертва шизофазии, сядь хотя бы за мой стол и попробуй рассказать о том, что случилось, нормально. - К медику даже вернулся его спокойный тон. Просто немного терпения и самоубеждение, что разговаривает с дауном, вуаля, самообладание восстанавливается с поразительной скоростью.

+1

19

- Какого серого вещества? - с легким подозрением переспросил блондин. - Только не говори что принимаешь какие-то вещества! Иначе я буду вынужден держать тебя подальше от пациентки. А то вдруг у тебя руки трясутся? Или, может, ты встречался с иными и они дали тебе какое-то вещество, которого нет на нашей планете? Если так - то не зазнавайся, ты не особенный. Я уверен, они просто не успели раздать его всем, кому предначертано.
Конечно, ведь это Наоки - особенный, а не какой-то темный медик из маленького медпунктика в Академии. Потом взглянул в окно, словно ожидал, что там будут огромные часы, которые отсчитывают сколько населению Земли осталось до атомного взрыва, но вместо этого увидел самое обычное хмурое, прямо как собеседник, небо.
- Знаешь, один из моих учителей, что были у меня в поместье, учил меня устанавливать такой шест в землю и чертить полосы, дабы можно было определить по солнечным часам который час. К сожалению, мы с Сакишимой не успели их установить, но говорю тебе - прошло не больше получаса с того как она упала в обморок. Даже меньше, ведь я скор на руки и на ноги. Учителя всегда говорили, что я буду неплохим лейтенантом, а то дослужусь и до капитана. А возможно даже, чем прямо при выпуске из академии в этом году все поймут насколько я силен и сразу же сделают капитаном самого сильного отряда. Представь меня в хаори 11 отряда, таком оборванном, но столь же ценном, как мои гавайские рубашки. Или с клюкой главнокомандующего, - кажется, блондина больше сейчас заботило то, как он выкрадет у старика Генрюсая палку, нежели займет его место. Вряд ли только тот сильно обрадуется, если такое произойдет. А Яма-джи все же не беззащитный младенец, у которого можно безбоязненно отобрать сладость. Так что это будет даже подвигом.
- К моему сожалению, нет, - трясущиеся коленки перестали быть таковыми. Если вообще ими являлись. Рак, который так хитро подкрадывался сзади так и не добрался. Подскочившая было температура сообщила, что ошиблась и даже принесла извинения и нарисовала на лице неунывающего путешественника спокойную улыбку. Точнее радужную во все его 32 белоснежных зуба, которыми оставалось только ослепить кого-то дабы столь прелестное оружие не простаивало. Омаеда издал счастливое улюлюканье и прошелся колесом, чудом не сшибив медика или что-то другое в этом небольшом помещении.
- Я абсолютно здоров, - поставил себе окончательный диагноз блондин, внезапно решивший, что самолечение куда важнее излечения несчастной шинигами. Но он бы не был героем, если бы не хотел спасти всех. Потому его внимание почти тут же вернулось к настоящей жертве. Даже послушно сел за стол Кьеширо. - Может, у нее летаргический сон? Знаешь, у меня есть кузен, который все боялся, что если он однажды уснет, то может умереть во сне. Или что его могут похоронить заживо и он просыпался посреди ночи каждый час и считал до ста, проверяя что все еще жив. Может, нам стоит посчитать ей? Или засунуть под нос солей?
Блондин скорчил задумчивое лицо, потер пальцами подбородок, пожевал губы и выдал:
- Давай я принесу пирожков? Она почувствует, что у нас есть вкусняшки и обязательно проснется! - чтоб всех так лечили. - И что значит "нормально"? Я прекрасный рассказчик! Как ты на меня смотришь? И вообще за кого ты меня принимаешь? Я не какой-нибудь извращенец чтобы делать с ней что-то, пока она без сознания, - оскорбился достопочтенный господин Омаеда. - Но я применял на ней один из приемов, которому меня научили. Когда Сакишима упала, то мы положили ее ногами вверх. Чтобы восстановить приток крови к голове. К тому времени воды уже не было, потому поливать ее не стали.
Как именно той не стало парень рассказывать не стал. Ведь кидо - это так трудно, так зачем же Укитаке знать, что он использует его с закрытыми ушами? - И я бы даже поймал ее, но меня отвлекли. Но об стол головой она точно не ударялась, иначе я бы заметил. Я ведь все замечаю!
Блондин сузил один глаз, пристально уставившись медику прямо в лицо, словно пытался найти в порах на лице того сокровище.

Отредактировано Omaeda Naoki (06-12-2015 05:14:55)

+1

20

- Судя по тому, что ты сейчас передо мной, я принимаю тяжелые наркотические вещества. - Если судьба хотела посмеяться над брюнетом, заставляя сравнить все то, что раздражало его ранее, с Наоки, то у нее это прекрасно получилось. Да что уж там, Кьеширо уже готов был просить прощения у каждого несчастного, в чьих умственных способностях успел усомниться. А после этого стоило бы написать прошение на имя самого Генрюсая, в котором вынести предложение о пересмотре вступительных экзаменов в Академию, в частности, добавить туда IQ тест. Все-таки страшно становится, стоит только подумать о том, что такие личности стоят на страже миров. Хотя если нагрянет война, то они лягут первыми. Или не лягут, дуракам ведь везет.
Каждая новая фраза блондина действовала на мозг сильнее, чем предыдущая. Где-то в районе рассуждений о должности капитана или лейтенанта, Укитаке со всей присущей ему серьезностью хотел рыдать. От бессилия. Удушить нельзя, выгнать тоже получится вряд ли, не слушать он уже пытался, оставалось только не думать над значением произнесенных слов, иначе на оставшуюся часть дня можно было бы брать выходной. Ибо работать после такого он бы точно не мог. Стоит признать, Наоки - серьезное оружие, с легкостью разжижающее мозг всем в радиусе пяти-десяти метров. После получаса непрекращающейся ментальной атаки противник будет не то что небоеспособен, скорее всего, у него начнется эпилептический припадок. Кстати о припадках. Медик как раз собирался выдать что-то вроде "мы все умрем" или "не при моей жизни, пожалуйста", но вовремя представил Наоки в хаори 11 отряда, тем самым поразившись до такой степени, что подавился словами, закашлялся и вообще едва не умер вот так прямо на месте. Было бы смешно, если б не было так грустно, как говорится. Кое-как откашлявшись, похрипев пару раз и отдышавшись, брюнет смог разогнуться и почти с ужасом в глазах посмотреть на Омаэду. Стоило прекратить отвлекаться на некий раздражающий элемент и подумать, наконец, должным образом.
Девушка без сознания уже около получаса. На внешние раздражители не реагирует, при осмотре выглядит глубоко спящей, точнее без аппаратуры  и не сказать. Следовательно, студентку в Четвертый, идиота за дверь, а самому еще час восстанавливать душевное равновесие. Коротко и ясно. Не то, чтобы Укитаке было настолько все равно, все ли в порядке с девчушкой, но... Нет, все-таки ему было все равно. Его задача маленькая, следить, чтобы никто из недоучек не умер раньше времени, а если кто-то и попытается, то оказать первую помощь и вызвать "бригаду", которая оттащит смельчака в места не столь отдаленные. Ни больше, ни меньше. Собственно, этим он и занялся. Едва ли не скрипя зубами от одной мысли, что придется заходить в "зону поражения", которую он мысленно очертил вокруг блондина, но по-другому бабочку из шкафа не достать и не отправить. - Ммм, пирожки, отлично. Она наверняка проснется от одного их запаха. Беги. И мне захвати парочку. - Раз уж метод "покажи все свое презрение" не работал, следовало сменить тактику. Например, прикинуться хорошим и добрым доктором, который понимает и поддерживает. А разговаривает при этом с умственно отсталым ребенком. Это бы сильно облегчило моральную сторону несчастного офицера, не привыкшего к подобным словесным выбросам. Так что перед следующей фразой Кьеширо постарался сделать как можно более серьезное лицо, подходя к студенту вплотную и кладя ему руку на плечо.
- Наоки. От тебя зависит жизнь Сакишимы, спаси ее, принеси те волшебные пирожки. - "...а я пока вызову ребят и постараюсь исчезнуть отсюда вместе с ними."
Бабочка в отряд была отправлена, а сам медик изо всех сил изображал волнение за происходящее и жизнь девушки. Он даже на всякий случай сделал вид, что ищет какое-то супер лекарство. Хотя, по сути, толком в медпункте ничего особого не было, а девушке без нормального обследования помочь можно было вряд ли. Разве что действительно положить подушку под ноги, да окно открыть. Но это он сделал почти автоматически еще в самом начале. Поэтому оставалось только наводить суету. Ровно до того момента, как в открытое окно впорхнула бабочка. Отлично, ответ из четвертого, причем положительный. Хоть какие-то хорошие новости, прямо-таки луч света в бездне отчаянья.
А следом влетела еще одна. Вот это было действительно неожиданно. Как и послание, которое она принесла. Семейное собрание, важно, срочно, прихватить брата. Удивительно.
Но эта "удивительная неожиданность" сулила Укитаке как минимум спасение от общества Наоки, посредством взятого на оставшийся день отгула по семейным обстоятельствам. Оставалось только дождаться "бригады".

0


Вы здесь » Bleach. New generation » Архив игры » Медпункт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC